Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Публицист Сесиль Вессье – о том, кто и за сколько поддерживает политику Кремля во Франции

Преданные и порой даже искренние друзья Кремля за рубежом готовы его поддерживать, защищать и отстаивать правоту российской политики на различных уровнях. Они представлены и в Европарламенте. Но способны ли они убедить в этом своих сограждан? Политолог, профессор университета города Ренн, специалист по России и СССР Сесиль Вессье в своей книге "Сети Кремля во Франции" приходит к выводу, что можно говорить о целенаправленном и зачастую оплаченном из России лоббировании интересов Кремля как об общеевропейском явлении.

– То, что я описываю во Франции, происходит и в других европейских странах. На днях в Германии вышла книга Бориса Райтшустера. То же самое происходит и в Чехии. Ондрей Кундра написал об этом книгу, а ваши коллеги сняли фильм "Чешские друзья Кремля". То есть это уже какая-то европейская политика, которая ведется из Кремля.

– Кто эти люди во Франции? Это идейные поклонники Кремля или те, кто готов поддерживать его политику, получая что-то взамен?

– Есть и те, и другие. Есть настоящие профессионалы, которые получают деньги за то, что они делают. По моему мнению, их не так много, как кажется. Просто они создают настоящие рекламные кампании и используют средства для того, чтобы организовать какие-то конференции, встречи, чтобы привлекать к себе людей, которые готовы абсолютно доверять тому, что говорит Кремль.

– Это политики, люди, которые принимают участие в каких-то крупных общественных организациях?

– Есть несколько групп. Одна группа – это эмиграция из русскоязычных стран или потомки бывших эмигрантов. Например, может быть, вы помните (об этом говорили в том числе на Радио Свобода), было письмо Дмитрия Шаховского и его жены Тамары о том, что потомки белой эмиграции поддерживают то, что делает Кремль. Они написали, что возмущены тем, что во Франции якобы очень сильно критикуют Путина. Многих из этих людей привлекают тем, что есть некая ностальгия по России, по стране, которая была потеряна. Это одна группа.

Нам абсолютно не нужно, чтобы какие-то партии во Франции финансировались из России

Есть еще политические партии. Марин Ле Пен и ее отец относительно недавно получили девять миллионов евро на проведение избирательной кампании, и сейчас они хотели бы получить еще 27 или 29 миллионов евро. Они готовы на многое ради получения денег. Якобы они должны вернуть их, но с этим не до конца все ясно. Они даже пытались скрыть тот факт, что деньги им дали российские банки. Есть и другие партии. Ультралевые во Франции, которые раньше поддерживали коммунизм и коммунистов, до сих пор очень серьезно поддерживают Путина. Например, Жан-Люк Меланшон, он как раз из ультралевых, он действительно поддерживает Путина во всем. Плюс надо понимать, что у этих людей есть общее неприятие США. Они искренне выступают против якобы американского влияния в Европе, они против единой Европы, против евро. И они объединяются друг с другом именно на почве этих своих воззрений. А именно эти пункты оказываются в центре политики Кремля. Поэтому они поддерживают Кремль якобы во имя настоящей Европы, настоящей Франции.

Я должна сказать, что в этих кругах есть очень много католиков, людей верующих, которые искренне были возмущены тем, что сейчас в некоторых странах Европы брак между людьми одного пола разрешается законом. Их религиозные чувства можно понять. Но дело в том, что Кремль устроил мощную кампанию пропаганды по поводу того, что якобы в России защищаются семейные, христианские ценности, а Европа – это "гейропа", это группа стран, которые потеряли всякие ценности. Конечно, достаточно просто посмотреть статистику, чтобы понять, что это не так. Но, к сожалению, это работает и влияет на тех католиков, которые в России никогда не были.

Плюс еще нужно добавить две группы. С одной стороны, есть бизнесмены, которые хотели бы вести бизнес с Россией. В свою очередь, среди них есть люди, которые просто хотят заниматься бизнесом, и есть люди, которые, скорее всего, находятся под влиянием организации "Франко-российский диалог", во главе которой стоит Владимир Якунин, один из близких друзей Путина. Есть еще пророссийские интеллектуалы, но их на самом деле очень мало.

– На канале France 24 в программе "Дебаты" принимал участие французский журналист Дмитрий Де Кошко. Речь шла о событиях в Донбассе. И господин Де Кошко обвинял во всем происходящем нынешние украинские власти. Интересно, что Де Кошко возглавлял и до сих пор возглавляет общественные организации, которые получают финансовую поддержку из России...

– И не только из России. Де Кошко – это очень хороший пример. Он действительно работал много лет журналистом, он из семьи, которая эмигрировала после революции, то есть он принадлежит, скажем, к той группе, о которой я уже говорила. В молодости он был троцкистом, коммунистом. Он очень не любит, чтобы об этом упоминали, но на самом деле это так. То есть он находится уже в двух группах. И здесь следует сделать небольшое отступление. В течение последних 10 лет Кремль создал понятие "соотечественники". Это означает, что если у тебя прадедушка имел какой-то российский, советский паспорт и ты все еще православный или немножко говоришь по-русски, тебя можно считать "соотечественником", как тех русских, которые родились в России и всю жизнь там жили. Это был один из способов развивать политику, дискурс Кремля среди потомков эмигрантов. Де Кошко был во главе "Координационного совета соотечественников", то есть он прямо зависел от российского посольства. И действительно, он организовывал мероприятия. Кроме того, у него были и есть до сих пор несколько ассоциаций, и он якобы, скажем так, развивает какие-то контакты, культурную политику. Не знаю насчет денег из России, но на Украине после бегства Януковича нашли документы, в которых содержались доказательства того, что партия Януковича заплатила Де Кошко пять тысяч евро за то, что он организовал прием украинских депутатов. Все как будто официально и нормально. Но это можно считать и каким-то подарком. Поэтому нам было неловко и неприятно слышать выступления Де Кошко по поводу Украины. Как может человек объективно судить о том, что происходит сейчас на Украине, когда, с одной стороны, он во главе организации, которая прямо зависит от российского посольства, а с другой стороны, у него были дела с Януковичем. То есть он один из тех, кто организовывал кампании для улучшения репутации Кремля во Франции.

– В вашей книге упоминаются имена политика Тьерри Мариани и бывшего президента Франции Николя Саркози. Каковы их связи с Кремлем?

– Это все-таки разные случаи. Что интересно, это совершенно не ультраправые. То есть они правые, и даже очень правые, но не ультраправые, не Марин Ле Пен. Именно поэтому мы, французы, были очень удивлены, когда услышали, что Мариани поехал в Крым с делегацией других депутатов, сенаторов, которые тоже члены нерадикальных партий. Всем было понятно, что они абсолютно незаконно едут в Крым через Москву. И французский МИД сказал: "Мы не можем, конечно, вам запретить, но нам бы не хотелось, чтобы вы туда ездили". И главы Национальной ассамблеи и Сената сказали то же самое. Но они все-таки поехали. Мариани поддерживает Кремль во всем. Он поехал в Крым, сказал, что там все замечательно, что людям очень нравится, что все было сделано по закону. Мариани постоянно ездит в Москву, он очень любит Россию, у него есть прекрасная российская жена. Плюс, видимо, у него есть интересы в одном инвестиционном фонде, который наполовину российский. Он это отрицает, но это было опубликовано в российских газетах, и в "Ведомостях", и даже в "Спутнике", что немного странно, поскольку "Спутник" – такой пропагандистский орган, который входит в информационное агентство "Россия сегодня". Но есть еще одна проблема. Мариани представляет французов, он депутат, один из тех, что живет за границей – в России, в Украине... На самом деле он сейчас не имеет права въезжать на территорию Украины в течение трех лет, поскольку нарушил закон Украины – это факт. И тут возникает вопрос: как он может работать, что это за депутат, который не соблюдает закон страны, с которой он должен работать?

Тьери Мариани, Сергей Меняйло и Олег Белавенцев Крым 2015 г.

Тьери Мариани, Сергей Меняйло и Олег Белавенцев Крым 2015 г.

По поводу Саркози другая и не совсем понятная история. До того как Саркози стал президентом Франции, он очень скептически относился к Путину, серьезно критиковал его политику в отношении Чечни и даже как-то достаточно грубо сказал, что он не понимает людей, которые готовы приветствовать Путина. И вдруг оказывается, что он стал самым лучшим другом Путина и поддерживает его во всем, говорит, что Крым всегда принадлежал России... Что произошло, никто на самом деле не знает. Сын диссидента Андрея Синявского – Егор Гран написал прекрасную статью, где он говорит, что, хотя он сам француз и французский писатель, ему никогда не было так стыдно за Францию, как после того, как Саркози высказывался по поводу Крыма, и было такое впечатление, что речь его написана в Кремле. Хотя, конечно, это не так.

Николя Саркози и Владимир Путин

Николя Саркози и Владимир Путин

Что же произошло? Здесь тонкий психологический вопрос, как мне кажется. Наблюдатели говорят, что якобы Саркози чувствует, что он такой крутой мужик, и что Путин тоже такой крутой мужик, и только он, Саркози, может понять Путина. Это уже из области психологии, но то, что Саркози поддерживает его во всем, это факт.

Тот факт, что Кремль финансирует партию Марин Ле Пен, означает, что он хочет иметь влияние на французскую политику

– Насколько сильно влияние этих людей на французское общество? Способны ли они изменить настроения французов по отношению к Кремлю?

– Я занималась этой темой достаточно долго, и было впечатление, что все поддерживают Путина! Тролли в интернете, прокремлевские и кремлевские СМИ работающие на имидж Кремля за рубежом... А потом посмотрела статистику и была удивлена. Оказывается, что по статистике 85 процентов французов относятся к Путину плохо или очень плохо. То есть, в принципе, вся эта пропаганда на самом деле не влияет на людей, они чувствуют, что что-то не так. Скорее всего, большинство людей во Франции знают о том, что происходит в России, что там экономический кризис, что права человека не соблюдаются и так далее. Но политики, которые являются поклонниками Путина, они все-таки влияют на настроения в Европарламенте.

Марин Ле Пен – это Марше сегодня

Тот уже известный факт, что Кремль финансирует в буквальном смысле слова партию Марин Ле Пен, значит, что он хочет иметь какое-то влияние на французскую политику. Нам это не нравится, нам абсолютно не нужно, чтобы какие-то партии во Франции финансировались из России. Пусть они используют эти деньги у себя, там в них больше нуждаются люди. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, пока я не думаю, что это влияет на общество, но в политике, к сожалению, играет свою роль.

– Вы упомянули, что Кремль фактически финансирует ультраправых. А что касается ультралевых?

– Ультралевых – нет, мы не нашли никаких доказательств. Ультралевые очень-очень любят Путина и Россию. Но нет никаких доказательств, что им дают какие-то деньги. Французские ультралевые были воспитаны на всех этих советских мифах о том, что Ленин самый лучший, что красный флаг – это прекрасно, и так далее. И каждый раз, когда они смотрят на какие-то картины, где есть вот эта советская символика, им приятно. И многих левых, не всех, наверное, шокирует тот факт, что разрушают памятники Ленину в Украине. В газете "Юманите", заметьте, очень не любят критиковать Путина, но они ведут себя потише, чем Жан-Люк Меланшон. Это Меланшон после убийства Бориса Немцова написал большую омерзительную статью о том, что Немцов ничего другого не заслужил, и что, скорее всего, это не Путин сделал, потому что Путину это невыгодно, и нельзя плакать о том, что убили Немцова. Отвратительная статья! Это просто не по-человечески! Был грандиозный скандал, очень многие люди ему говорили, что это политическая и нравственная ошибка. Зачем это было ему нужно? Просто из-за ностальгии по тому, как было прекрасно при коммунизме, скорее всего.

– В свое время глава французской компартии Жорж Марше приезжал на все съезды КПСС, и французские коммунисты достаточно неплохо финансировались из Советского Союза. Кто сегодня является их последователем?

– Это очень интересный вопрос. Французская Компартия получала огромные деньги со стороны СССР в течение почти всего существования Советского Союза. Еще во время Гражданской войны, когда не было никаких денег, Ленин начал финансировать компартии в разных странах мира. Потом, в 1991–92 годах, когда открылись архивы, были опубликованы доказательства, что Советский Союз платил миллионы этим партиям, а они поддерживали во всем Кремль. То, что было в 1968 году в Праге, большинство компартий поддерживало, и происходившее в 1956-м в Будапеште они поддерживали. Скорее всего, сейчас используются те же самые приемы, что и раньше. То есть ты финансируешь "свою" партию у чужих, и эта партия будет тебя поддерживать. Но только сейчас Кремль не финансирует Компартию, а финансирует ультраправых. Это единственная, как мне кажется, пока разница. Но принцип тот же самый.

– То есть можно сказать, что ультраправые во Франции в некотором роде являются наследниками Коммунистической партии?

– Да. Марин Ле Пен – это Марше сегодня.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG