Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Transparency International опубликовала второе расследование о недвижимости, принадлежащей вице-премьеру РФ

Расследование Transparency International называется "Патриот офшорный" и раскрывает возможную схему приобретения/обмена с целью приобретения квартиры на улице Староволынской, 15, в Москве.

Согласно расследованию, эта квартира Дмитрия Рогозина ранее принадлежала офшорной компании Minimal Technology Ltd. Именно эта компания 16 января 2008 года приобрела квартиру площадью 346 кв. м на улице Староволынской, д.15, которая позднее стала принадлежать вице-премьеру Российской Федерации.

Minimal Technology, созданная в 1999 году со стартовым капиталом в две акции по одному фунту стерлингов, контролировалась структурами французского юриста Александра Гареза и депутата Госдумы Александра Бабакова, о чем газета "Ведомости" написала 13 апреля этого года. Transparency International отследила связь между поступлением денежных средств на счет Minimal Technology в долг от структур Гареза и Бабакова (декабрь 2005 года), несоблюдением срока возврата этого долга (март 2006 года) и временем избрания Александра Бабакова председателем партии "Родина", которую до этого создал и возглавлял Рогозин (27 марта 2006 года). В расследовании делается вывод, что, возможно, именно эти деньги и были использованы на покупку квартиры в Москве в феврале 2008 года.

В 2009 году директором Minimal Technology был назначен некто Павел Черенков. Как показывает расследование, Черенков довольно тесно связан с сыном Рогозина Алексеем. А юридическое сопровождение фирме Minimal Technology оказывал британский юрист Питер Левин, бывший супруг Надежды Серебряковой. Надежда Серебрякова – полная тезка сестры жены Дмитрия Рогозина Татьяны, то есть свояченица вице-премьера.

Схема передвижения средств и собственников компании Minimal Technology и квартиры в Москве, составленная Transparency International

Схема передвижения средств и собственников компании Minimal Technology и квартиры в Москве, составленная Transparency International

Transparency International нашла несколько организаций, в которых Алексей Рогозин и Павел Черенков фигурировали вместе, но после публикации первого расследования эти данные исчезли с сайтов организации.

До расследования сайт "Самообороны" содержал информацию о Павле Черенкове

До расследования сайт "Самообороны" содержал информацию о Павле Черенкове

После публикации расследования информация о Павле Черенкове с сайта "Самообороны" пропала

После публикации расследования информация о Павле Черенкове с сайта "Самообороны" пропала

Сайт Федерации практической стрельбы Московской области до и после расследования Transparency International

Сайт Федерации практической стрельбы Московской области до и после расследования Transparency International

"По российскому законодательству, приватизация служебной квартиры возможна только в том случае, если у чиновника отсутствует другая жилплощадь, и он признается нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Ливи Исаев

Ливи Исаев

Вполне возможно, что, контролируя квартиру через Питера Левина и Павла Черенкова, Рогозин не хотел раньше времени показывать ее, поскольку надеялся получить жилье от государства. Он приватизировал полученную квартиру в Большом Тишинском переулке 12 апреля 2013 года, а связанный с ним офшор Minimal Technology Ltd буквально через месяц после этого момента начал процедуру продажи квартиры на Староволынской Ливи Исаеву", – утверждается далее в расследовании Transparency International. А затем происходит обмен квартирами между Дмитрием Рогозиным и Ливи Исаевым. При этом, если бы Рогозин продавал приватизированную государственную квартиру в Большом Тишинском переулке, а не менял ее, то он должен был бы заплатить государству приблизительно 37 миллионов рублей. Что же касается Ливи Исаева, то, как написано в расследовании, если бы он "являлся реальным собственником квартиры на Староволынской, то от этого обмена он потерял бы около 225 миллионов рублей".

Схема обмена квартирами с Ливи Исаевым, составленная Transparency International

Схема обмена квартирами с Ливи Исаевым, составленная Transparency International

Заместитель директора Transparency International Russia Илья Шуманов в интервью Радио Свобода говорит, что мысль продолжить расследование имущества и собственности господина Рогозина появилась после интервью, которое Рогозин дал радиостанции "Эхо Москвы", где он дал саморазоблачающую информацию:

– Несостыковки, которые мы по горячим следам выяснили: кадастровая стоимость объектов недвижимости, которую он назвал в интервью Венедиктову, не совпадает с официальными данными, которые публиковал Росреестр, то есть они занижены более чем в 2 раза. Эта информация показалась нам странной. После этого мы начали анализировать, что же могло стать причиной занижения стоимости. Одновременно с этим мы попытались оценить причины появления первого собственника квартиры на Староволынской, которым был зарегистрированный в Великобритании офшор Minimal Technology. И там мы наткнулись на серию совпадений, которая нам показалась тоже странной. Мы решили проверить и выяснили, что эти люди тем или иным образом связаны с Рогозиным.

– Две квартиры, на Староволынской и в Большом Тишинском переулке, и множество связей: родственных, дружеских, офшорных, партийных. Давайте попробуем описать эту схему, которую вы раскрыли в своем расследовании. Например, как вам видится роль фирмы Minimal Technology в схеме, которую вы нарисовали?

– Я не могу утверждать на 100%, что те обстоятельства сделки, которые нам кажутся очевидными, таковыми и являются. Мы не знаем деталей, мы можем только оперировать фактами. Фактом является то, что господин Александр Гарез, который контролировал компанию Minimal Technology до прихода в нее господина Черенкова, был связан с господином Бабаковым, депутатом Государственной думы. Господин Бабаков был связан с господином Рогозиным. Это нам известно. В момент, когда компанию контролировал господин Гарез, в нее пришли некоторые денежные средства – несколько миллионов долларов. После чего контроль над компанией получил господин Черенков, а сопровождение юридически-бухгалтерское этой компании осуществляла компания, связанная с юристом Питером Левиным, который был свояком Дмитрия Рогозина, то есть он был женат на сестре его жены. Это цепочка событий, которые являются подтверждением того, что семья Рогозиных и семья Левиных были связана между собой не только родственными, но еще и деловыми связями. После этого мы начали анализировать, кто же такой Павел Черенков. И выяснилось, что Павел Черенков начал контролировать компанию, когда у нее уже было приобретено какое-то имущество, оно стояло на балансе этого британского юридического лица. После этого компания Minimal Technology приобрела на территории России вторую квартиру. Эти документы можно найти в открытом доступе. Через месяц после того, как Дмитрий Рогозин приватизировал квартиру на Тишинке, эта жилплощадь переходит к Ливи Исаеву, который стал временным держателем этих квартир. После этого происходит обмен квартиры на Тишинке на квартиру на Староволынке, из которых одна принадлежала Леви Исаеву, а вторая семье Рогозиных. На руках у Ливи Исаева остается одна квартира на Староволынской малой площади и квартира в Большом Тишинском переулке. А на руках у семьи Рогозиных остается большая квартира на Староволынской. Такая схема. Никаких выводов мы не предлагаем, мы только описываем события и говорим о том, что существуют признаки каких-то схем, которые напоминают, возможно, преступные схемы. С целью прояснения этих обстоятельств мы обратились в ряд правоохранительных и надзорных органов для того, чтобы они эти обстоятельства прояснили. Поскольку действия происходят в значительной части этих активов и имущества за пределами России, а именно в Великобритании, нами направлено обращение в надзорные правоохранительные органы британской юрисдикции и европейской юрисдикции. И соответственно, мы направили информацию в российские правоохранительные органы и руководителям вице-премьера, для того чтобы они дали оценку этим событиям.

– А что плохого во всем этом? Владел человек одной квартирой, которая раньше была госсобственностью и как-то к нему перешла. Потом он поменял ее с помощью посредника или какого-то представителя на другую квартиру. В чем, собственно, "криминал"?

– Наличие или отсутствие криминала мы предлагаем выяснить у правоохранительных органов, чтобы они дали оценку этим событиям на предмет криминала. Но однозначно связь должностного лица, который на тот момент курировал взаимодействие с НАТО, и появление у структур, близких ему, недвижимости или переход под контроль недвижимого имущества, и офшорные схемы – все это нам кажется важным показать публично для того, чтобы эти сведения стали достоянием широкой общественности. Например, занижение кадастровой стоимости для обмена квартир, соответственно, возможно, выпадающий подоходный налог за этот обмен, получение квартиры от государства при возможном положении вещей, когда чиновнику через контролируемых им лиц, возможно, принадлежит другая квартира.

– А в ситуации, когда чиновнику принадлежит другая квартира, хоть и не напрямую, он не имеет права приватизировать госсобственность?

– Да. Он должен быть признан лицом, нуждающимся в улучшении жилищных условий. Это обстоятельство должно стать основанием для получения квартиры. Второй вопрос – вопрос происхождения этих денежных средств. Нам не очень ясно, что стало причиной получения изначальных денежных средств: займы, которые выданы Minimal Technology компанией "Анаса холдинг групп", невозвратные. Они не вернулись. И эта схема напоминает схемы отмывания денежных средств. Являются они таковыми или нет, должны прояснить антиотмывочные органы, в том числе и в Великобритании.

– В чем именно нынешнее расследование развивает предыдущее "Рогозины и квартира за полмиллиарда"? Что добавилось к образу господина Рогозина?

– Во-первых, британское крыло его семьи, которая активно участвовала в деятельности, и историческая хроника, которая описывает взаимодействие его сына, его семьи, семьи его сестры, и как это все взаимосвязано. Мы выяснили информацию о второй квартире, которая принадлежала Minimal Technology. Учитывая, что эта информация о нынешнем собственнике из Росреестра была удалена, кто-то очень стесняется этой информации, или кто-то хочет, чтобы она была сокрыта. Это не ставит точку на этом расследовании. Я думаю, что правоохранительные органы должны эту информацию проанализировать на предмет причин удаления этой информации и на предмет происхождения денежных средств на приобретение этой квартиры.

– Ваше предыдущее расследование чем закончилось? Кроме того, что ваш сайт на сутки "лег" и подвергся страшной DDOS-атаке?

– Оно вызвало широкий резонанс. Были какие-то диффамационные высказывания в соцсетях относительно нашей организации со стороны ряда должностных лиц. Господин Рогозин или круги, близкие к нему, сообщили о том, что он переехал из квартиры на Староволынской, поскольку боится за свою собственную безопасность. Еще не прошло время для того, чтобы мы получили официальный ответ от правоохранительных органов по этому расследованию. Как только мы получим эту информацию, мы опубликуем эти сведения и представим широкой общественности ответы надзорных и правоохранительных органов, – сказал в интервью Радио Свобода заместитель директора Transparency International Russia Илья Шуманов.

Редакция Радио Свобода обратилась к Дмитрию Рогозину с просьбой прокомментировать информацию о его имуществе и расследование Transparency International Russia.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG