Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В воскресный вечер пришла информация о возможной продаже под давлением Кремля Михаилом Прохоровым РБК в надежные руки – предположительно, "Национальной Медиагруппе" Юрия Ковальчука, а чуть позже – опровержение этой информации со стороны представителей Прохорова. В понедельник пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что "Кремль никогда не вмешивается в редакционную политику, тем более не вмешивается в права собственности". Никогда. Не вмешивается. Ну, окей, особенно если забыть истории типа ЮКОСа и Евтушенкова или свежую – про владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика. Или как и где в свое время подбиралась кандидатура нового владельца "Коммерсанта". Или как закрывали томское TV-2. Или историю смены команд в "Ленте.ру" и "Газете.ру".

Честное слово, больше всего хочется поверить опровержениям и выдохнуть: все будет в порядке. Но уже 25 апреля пошел слив о якобы неблагополучном финансовом положении РБК, о претензиях к менеджменту, об ошибках редакции. С фотокопиями обрывков документов, хотя отчетность РБК в последнее годы открыта и с финансовыми результатами может ознакомиться каждый. Правда, все это выложено на малоизвестном (я лично зашла впервые) интернет-ресурсе, но такая манера тоже известна. Плюс весь набор первичных признаков наезда в последнее дни: апрельские обыски в офисах Прохорова, уход шеф-редактора Елизаветы Осетинской в отпуск на четыре месяца раньше предполагавшегося срока (отпуск связан с ее учебой с Стэнфордском университете, начиная с сентября).

Второй год я начинаю день с сайта РБК. До прихода Осетинской и ее команды этот ресурс меня интересовал разве что пару раз в неделю по ссылкам в соцсетях. Ребята сделали качественный и функциональный продукт – оперативный, с хорошей аналитикой, отличными расследованиями и интервью. Для всех, кто интересуется новостями и для кого это профессия, новый РБК – естественная часть ежедневной жизни. Издание "Медуза" напомнило, что в феврале 2016 года сайт РБК занял первую строчку в рейтинге самых цитируемых российских интернет-ресурсов.

Новая команда менеджеров пришла в холдинг в 2013-2014 году и запустила реформы, новая журналистка команда начала формироваться с января 2014-го. Наследство они получили довольно тяжелое – Прохоров в свое время серьезно вложился в РБК, но предыдущий менеджмент результатами не радовал. Реформирование совпало с кризисом и падением рекламы, а почти половину дохода медиахолдинга приносит реклама. Тем не менее, чистый убыток компании в первом полугодии 2015 года уже был в 3,5 раза меньше, чем за тот же период 2014-го.

Полагаю, что Прохоров относится к РБК прагматично. Реформирование холдинга, привлечение новых менеджеров – поэтому. И без качественных текстов и картинки этот бизнес не будет зарабатывать. А если все составляющие работают как надо, то вдруг оказывается, что прагматичные интересы частного владельца вступают в противоречие с политическими интересами государства, то есть тех людей, которые "никогда не вмешиваются в права собственности". Таковы особенности владения и функционирования частных СМИ в стране, в которой граждане позволили власти привыкнуть к контролю над всем.

Эксперт, знакомый с ситуацией, на мой вопрос, намеревался ли Прохоров реформировать медиахолдинг, чтобы повысить его капитализацию и продать, ответил: "Вариантов несколько: либо улучшить показатели и начать возвращать деньги (до кризиса), либо улучшить показатели и продать, либо улучшить показатели, чтобы перестать дотировать, и не продавать. Любая из перечисленных ситуаций его устраивала. Альтернативой были потерянные вовсе деньги". Аналитики, с которыми я поговорила, не исключают давления на Прохорова – чтобы он отдал холдинг или как-то повлиял на редакционную политику. Отстранение Елизаветы Осетинской – очевидно, вынужденная жертва, чтобы немного успокоить страсти. Думаю, что если бы Прохорову предложили достойные деньги, то предприятие он продал бы. Отдавать он явно не хочет, а приличных денег, видимо, пока не предлагают. Да и зачем, если можно включить силовой фактор.

Если вокруг пятница, то в отдельно взятом месте четверга не будет. Не может быть

Когда начали зачищать интернет-поляну, убивая один за другим самые качественные новостные сайты, появление нового РБК казалось каким-то невозможным чудом. Ну, как оазис в пустыне. Вокруг песок, а тут все цветет, растет, прет и развивается. Парадокс нынешней российской журналистики заключается в том, что нормальный фактологический текст на любую тему, то есть без ограничения в тематике, теперь называется емким словом "нарываются". Знаменитый лозунг "Нью-Йорк таймс" All the News That's Fit to Print – "Все новости, достойные публикации", который, собственно, и есть основа журналистики, в нынешней искаженной российский реальности очерчивает зону риска: сплошное минное поле. Написали про дочку или мужа дочки российского президента – нарываются, написали о лондонских слушаниях по делу Литвиненко – снова нарываются, поучаствовали в расследовании "Панама-гейт" – тоже нарываются, написали об участии друзей высокопоставленных функционеров в чужом бизнесе – нарываются. И, как понимаете, потребители информации с одной стороны и смотрящие за СМИ с другой произносят это "нарывается" с совершенно разной интонацией. Нормальная профессиональная информационная работа стала в современной России рискованной – и для тех, кто ею занимается, и для владельцев изданий, которые не мешают журналистам нормально делать свое дело. Впрочем, и тех и других осталось очень немного.

В последние годы не раз возникала надежда: а вдруг вот этих не тронут, вдруг вот тем удастся продержаться. И ведь знаешь, что к выборам снова постараются зачистить информационное пространство, что шансов у независимых немного, что на них давят и будут давить всеми способами, доступными государству. И понимаешь: как только проект выходит на некий приличный качественный уровень, уровень охвата аудитории и цитируемости, тут же включаются рычаги самозащиты власти. Хорошо, что некоторые держатся. Но если вокруг пятница, то в отдельно взятом месте четверга не будет. Не может быть. Ну, или может, но совсем недолго. Или с разрешения власти, что, в общем, тоже вполне противно.

Нелепо, что качественная журналистика начинает приравниваться к подвигу, но есть такие места и такие времена, где и когда это именно так. Ребята в РБК и в немногих оставшихся в России приличных (с точки зрения профессии) изданиях и медийных проектах совершают поступок каждый день. Как потребитель я искренне им благодарна, а как коллега знаю и понимаю, как это все непросто. Без них российская журналистика окончательно приобретет очертания, лицо и звучание, устраивающее Кремль. То есть лицо и звучание Дмитрия Киселева.

Наталья Геворкян – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG