Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наблюдатели ООН заявляют об обострении ситуации на юго-востоке Украины

В ходе вооруженного конфликта на востоке Украины, начавшегося в апреле 2014 года, погибли 9333 человека и 21 396 были ранены. Эти цифры прозвучали на состоявшемся в четверг заседании Совета Безопасности ООН, посвященном ситуации на Украине, первом подобном заседании Совета с декабря прошлого года. Последний летальный инцидент произошел 27 апреля: во время артиллерийского обстрела в селении Оленовка Донецкой области были убиты четыре мирных жителя, восемь получили ранения.

Помощник генерального секретаря организации по политическим вопросам посланник Эфиопии Тайе-Брук Зерихун обвинил обе стороны конфликта в создании препятствий работе международной мониторинговой группы, учрежденной в соответствии с Минскими соглашениями, но добавил, что это чаще происходит в районах, контролируемых сепаратистами.

"Все, что происходит сегодня, – заявила на заседании Совбеза постоянный представитель США в ООН Саманта Паэур, – стало результатом нарушения Россией суверенитета и территориальной целостности соседнего государства, начавшегося с оккупации Крыма и затем переросшего в масштабную военную поддержку сепаратистов на востоке Украины".

Украинские войска занимают те позиции, которые согласно Минским соглашениям были закреплены за украинской стороной

Представитель России Виталий Чуркин в завязавшейся полемике заявил, что Украина, прикрываясь дискуссиями в Совете Безопасности, использует свою армию для занятия городов, находящихся в "нейтральной полосе", установленной Минскими соглашениями. "С самого начала конфликта Совбез, к сожалению, превратился в пропагандистскую платформу", – добавил Чуркин. Заместитель министра иностранных дел Украины Вадим Пристайко заявил в ответ: "Россия организовала и развернула на Донбассе гибридный воинский контингент, состоящий из 34 тысяч человек – регулярных российских военнослужащих, а также местных и иностранных бойцов. Российские офицеры управляют этим незаконным контингентом, лучше вооруженным, чем большинство членов НАТО. При этом Россия утверждает, что оружие это было приобретено в местных промтоварных магазинах. Я в этих магазинах не видел даже приличного ножа, не то что системы залпового огня или реактивных огнеметов".

Андрей Цаплиенко, журналист телеканала "1+1"

Андрей Цаплиенко, журналист телеканала "1+1"

Фронтовой корреспондент украинского телеканала "1+1" Андрей Цаплиенко не согласен с тем, что ситуация обострилась в последнее время. По его словам, она остается тяжелой уже очень долго, хотя интенсивность боев нельзя сравнивать с июлем 2014 года, когда конфликт достиг своего пика:

– Ситуация на востоке Украины постоянно находится в состоянии негативных прогнозов. Я не могу сказать, что она улучшилась или ухудшилась за последние 3 месяца. Бои идут примерно с одинаковой интенсивностью, с такой же, как они шли один-два месяца назад. Есть обострения в отдельных районах. Скажем, в районе промзоны Авдеевки, в районе Докучаевска, в районе Красногоровки. Но в целом ситуация сохраняется стабильно сложной.

– О боевых действиях в этих районах рассказывается очень мало. Почему?

– Во-первых, все-таки очень сложно сравнивать интенсивность боев нынешнего года с интенсивностью боев, скажем, в Дебальцеве, в районе аэропорта Донецка в прошлом году. Поэтому, наверное, и интерес мировых масс-медиа к ситуации на востоке Украины несколько уменьшился. К счастью, для одних людей, к сожалению, для других, но он, действительно, уменьшился. Что касается украинских медиа, то они постоянно там работают. Моя группа каждую неделю там находится. Отслеживаем ситуацию. Я не могу сказать, что внимание внутри страны резко снизилось. Просто есть некая усталость от войны, которая затягивается. Плюс нагрузки на население в связи с пробуксовкой реформ, в связи с падением уровня жизни. Это тоже влияет на интерес к военным событиям. Но в целом ситуация развивается в пользу Украины. Украинцы заняли несколько ключевых стратегических позиций. В частности, практически полностью окружен Докучаевск, с трех сторон. Фронт в районе Еленовки подвинулся местами на два километра. В районе Красногоровки наши позиции выдвинулись вперед на полтора километра. Уничтожена серьезная база боевиков в районе Марьинки, так называемый "конезавод" полностью сожжен. Это военные успехи последних двух-трех недель, о которых много не говорят, но которые и не скрывают. Так что, в какой-то степени, линия фронта подвинулась вперед. Ситуация сейчас ломается в пользу украинской стороны. Добавляет, наверное, оптимизма то, что среди боевиков очень большой рост дезертиров. Людей, которые подписывали контракты с 1-м, 2-м армейскими корпусами РФ, с силовыми структурами так называемой ДНР и понимают, что на фронте их могут убить. Поэтому они бросают оружие и уходят с фронта, оставляя свои позиции. Мы с этим постоянно имеем дело. О кризисе ситуации на той стороне говорит и тот факт, например, что боевики активно вербуют заключенных исправительных учреждений. Их там порядка 26 осталось. И вот всякими правдами и неправдами уговаривают людей "искупить вину кровью" и вербуют на фронт. Мы с такими людьми общались. Эти люди были задержаны украинскими силовиками. Они детально рассказали ситуацию с вербовкой заключенных.

Это можно назвать скорее активной обороной, чем наступлением

​– Судя по вашим словам, украинская армия ведет пусть не активные, но все-таки наступательные действия. Как это сочетается с перемирием, согласно Минским соглашениям, к которому все время призывают международные наблюдатели?

– Я бы не назвал это наступательными действиями. Украинские войска занимают так называемую "серую зону". Те территории, те позиции, которые согласно Минским соглашениям были закреплены за украинской стороной, но по разным причинам, из-за слабости украинской стороны в определенный момент, были заняты боевиками. Еще раз подчеркиваю: это позиции, которые по Минским соглашениям принадлежат Украине и должны контролироваться украинской стороной. Вот теперь украинская сторона нашла в себе силы их занять. Это можно назвать скорее активной обороной, чем наступлением.

– Несколько месяцев назад вы довольно критически высказывались по поводу действий наблюдателей ОБСЕ. Как-то изменилась ситуация в этом отношении?

– Честно говоря, зачастую мы сталкиваемся с тем, что отдельно взятые сотрудники этой организации проявляют, скажем так, двойные стандарты в оценке ситуации, избегают называть вещи своими именами. Что касается ситуации в Широкино, о которой мы тогда беседовали, то необходимость присутствия камеры там просто отпала, потому что боевики отступили от Широкино. У них не хватает сил удерживать сейчас этот населенный пункт. Он полностью контролируется Украиной. Очень часто наблюдатели ОБСЕ дают уклончивые ответы на прямые вопросы: наблюдают ли они технику боевиков в тех местах, где ведут наблюдение? Иногда их позиция становится более объективной. Но это происходит обычно тогда, когда они попадают под прямой обстрел со стороны боевиков. И вот тогда их риторика становится более объективной. Я, конечно, не желаю им переживать подобный военный опыт, но хотелось, чтобы их оценка ситуации была более адекватной.

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG