Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станислав Краснов – российский агент или жертва противостояния украинских спецслужб?

Уже более двух месяцев Украина следит за делом лидера гражданского корпуса “Азов-Крым", одного из организаторов блокады оккупированного полуострова, 29-летнего крымчанина Станислава Краснова.

Служба безопасности Украины инкриминирует ему незаконное хранение оружия, терроризм и государственную измену, заявляя, что с 2013 года он работает на российские спецслужбы. Для подтверждения этого СБУ обнародовала несколько перехваченных телефонных разговоров. Подозреваемый не отрицает, что общался с представителями российских спецслужб, но утверждает, что делал это в интересах Украины.

По выдвинутым обвинениям Краснову может грозить минимум 15 лет лишения свободы. Объявивший голодовку в СИЗО “Азовец” настаивает, что дело против него сфабриковано и является местью сотрудников украинских спецслужб, которым он мешал еще в Крыму.

При этом друг Краснова, с которым он в свое время разоблачал торговцев девушками, а затем участвовал в революционных событиях на киевском Майдане, – крымчанин Александр Костенко, – сейчас сидит в российской тюрьме.

В этой истории недоверие возникает ко всем – и к Краснову, который путается в показаниях, и к СБУ, которая за последнее время бросила за решетку немало патриотов, воспринимаемых украинскими властями как угроза.

Задержание и обвинения

Станислава Краснова и его девушку, активистку Оксану Шелест, задержали в ночь на 28 февраля на автозаправке под Киевом при попытке извлечь из тайника более 30 килограммов взрывчатки – смесь пластида с гексогеном. Там же находились 5 боевых гранат, 6 механизмов минных взрывателей и 10 детонаторов. Бойцы спецподразделения "Альфа" утверждают, что Краснов пытался сбежать, оказывал сопротивление, из-за чего к нему вынуждены были применить силу. Последствия применения силы отчетливо были видны на лице Краснова в суде, где решался вопрос об избрании ему меры пресечения.

3 марта Краснову предъявили, кроме незаконного хранения оружия и взрывчатки, обвинения в государственной измене, терроризме и сотрудничестве с российскими спецслужбами. По версии следствия, он работал на врага за деньги и планировал совершить несколько террористических актов в Киеве возле государственных учреждений и убийство украинского активиста в Херсонской области на админгранице с оккупированным Крымом. Это убийство, утверждают в спецслужбе, призвано было "дестабилизировать ситуацию в этом регионе и фактически развязать руки Кремлю для возможного вторжения на территорию Херсонской области”.

Для подтверждения обвинений СБУ обнародовала перехваты телефонных разговоров, как сообщается, Краснова с российским куратором. Из них, в частности, следует, что весной 2014-го агент информировал куратора о перемещении в Славянск машин с вооруженными украинскими добровольцами и встречался в Киеве с его подопечной – гражданкой РФ Марией Колядой (ее задержали представители СБУ в Николаеве 8 апреля 2014 года по обвинению в шпионаже и диверсионной деятельности. – РС).

На допросах, зафиксированных на видео, Коляда опознала Краснова на одной из четырех предъявленных ей фотографий молодых людей, указав, что возле станции киевского метро “Шулявская” Станислав передал ей пистолет. Впоследствии Россия инициировала обмен Коляды на пятерых украинских военных, захваченных в Донбассе российскими спецслужбами.

СБУ уверяет, что Краснов (псевдоним Удод) с 2013 года был связан с сотрудником российского Главного разведывательного управления Генерального штаба Министерства обороны РФ, причастным к организации диверсионно-подрывных акций на территории Украины. Речь идет о Константине Голоскокове, одном из комиссаров общероссийского молодежного движения "Наши". Эта структура, как отмечается в материалах уголовного дела, была создана советником президента Российской Федерации Владиславом Сурковым в ответ на происходившие на Украине политические события, когда в 2004 году началась "оранжевая революция".

2 марта Краснов ненадолго оказался на свободе, так как на протяжении 72 часов после задержания из-за плохого самочувствия ему не успели предъявить обвинения. В тот день он провел пресс-конференцию, на которой заявил: "По поводу каких-то моих отношений со спецслужбами других государств – все такие факты я сразу безотлагательно сообщал соответствующим украинским спецслужбам. И ничьи, конечно, кроме Украины, интересы никогда не представлял".

Станислав Краснов на пресс-конференции в Национальном союзе журналистов Украины

Станислав Краснов на пресс-конференции в Национальном союзе журналистов Украины

Сразу после задержания в полку "Азов" Краснова назвали "политзаключенным нового режима", и его представители вышли на акции протеста. Несколько десятков демонстрантов – сторонников лидера “Азов-Крым” – пикетировали здание СБУ 28 апреля.

"У нас достаточно доказательств, чтобы говорить о том, что, к сожалению, этот человек имеет прямое отношение к спецслужбам РФ, – заявил, обращаясь к демонстрантам, советник главы Службы безопасности Украины Юрий Тандит. – Надо задавать вопрос: кому выгодно сейчас расшатывать ситуацию среди тех людей, кто действительно являются настоящими патриотами, в "Азове", в "Донбассе", в "Правом секторе" и других подразделениях? Арест Краснова не расшатывает этой ситуации, и честные патриоты, они знают цену тому, что сейчас может происходить дальше. Но сейчас эту ситуацию пытаются использовать для того, чтобы показать, что спецслужбы борются с патриотическими движениями”.

По словам председателя СБУ Василия Грицака, "азовцы" отмежевались от Краснова после того, как в их присутствии он ответил на вопросы с использованием детектора лжи. "Полученные ответы с вероятностью 98% говорят о том, что Краснов собирал и передавал информацию разведывательного характера кадрам российских спецслужб", – сказал журналистам Грицак.

Вот как описывает дело лидера гражданского корпуса “Азов-Крым" в интервью каналу "112.Украина" руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук: "В декабре 2015 года Краснов начал получать задания от Максима Перевалова – это еще один из российских активистов, который подозревается в причастности к российским спецслужбам... Средства передавались лицам, которые были связаны с российскими спецслужбами, и использовались для того, чтобы выполнять их задания на Украине. В тех телефонных переговорах, где мы слышим голос Краснова и голос Перевалова, говорится о планировании мести членам семей сотрудников правоохранительных органов нашего государства. Кроме того, речь идет о том, что Краснов должен был передать чистые бланки и печать организации "Азов" российскому представителю и должен был изготовить поддельные документы для использования россиянами, чтобы они могли беспрепятственно передвигаться по украинской территории. Встречи Краснова с Переваловым происходили в Запорожской области. После того, как Краснов был задержан под Киевом, конечно же, наша служба не оставляла его вне зоны нашего внимания. Но, к сожалению, Перевалов бежал в Россию... Сам Краснов заявлял и люди из его окружения заявляли о том, что он работает на Службу внешней разведки Украины. Это на самом деле не так, нам достоверно известно, в первую очередь, о том, что он работал и выполнял задание российских спецслужб. То, что он рассказывает, что это делалось ради блага Украины, не знаю, каким образом более 30 кг пластида могут принести благо нашему государству".

По данным источников “Украинской правды” в СБУ, Служба внешней разведки работала с Красновым с 2013-го до конца 2015 года, и сотрудничество прекратилось, когда он начал предоставлять недостоверную информацию.

Адвокаты: жертва противостояния украинских спецслужб

Адрей Мамалыга

Адрей Мамалыга

Адрей Мамалыга – один их трех адвокатов, защищающих Станислава Краснова по договору с ним, в интервью Радио Свобода, в частности, прокомментировал заявления Службы безопасности и высказал свои предположения о причинах преследования лидера гражданского корпуса “Азов-Крым”.

– 26 апреля Шевченковский районный суд Киева продлил срок ареста Станиславу Краснову до 24 июня. Каковы перспективы этого уголовного дела, когда, по вашему мнению, оно может быть передано в суд?

– Я такой перспективы пока не вижу. Даже судья Виталий Циктич, который рассматривал вопрос о продлении моему подзащитному меры пресечения, отметил в своем определении, что сторона обвинения не предоставила ему доказательств, подтверждающих подозрения Станислава Краснова в государственной измене. Защита считает, что именно обвинение в госизмене – ключевое в этом уголовном деле. Поэтому, пока мы не увидим веские доказательства, думаю, что представители прокуратуры и СБУ не будут готовы начать слушания этого дела в суде.

– Обвинения в государственной измене базируются на перехваченных СБУ телефонных разговорах якобы Краснова с российскими активистами, работающими на российские спецслужбы. Вы считаете, что эти записи неаутентичны?

– Что касается этих аудиозаписей: на сегодняшний день сторона обвинения предоставила некую фоноскопическую экспертизу. Утверждается, что на этой записи есть голос Станислава Краснова. Но возникает юридический и логический вопрос: если есть голос Станислава, то кто определил, что с другой стороны – голос гражданина Голоскокова? Кроме того, нет никаких доказательств, что Голоскоков – сотрудник иностранной спецслужбы. Если это так, то, по мнению защиты, и против Голоскокова должны были открыть уголовное дело как минимум за шпионаж. Еще один момент (мы об этом говорили в суде, и судья Шевченковского суда Циктич обратил на это внимание) – если сторона обвинения использует в уголовном производстве такие известные фамилии, как Путин, Сурков, если говорят, что эти граждане ведут какую-то подрывную деятельность против Украины, то, несомненно, принцип публичности предполагает, что эти граждане тоже должны быть привлечены к уголовной ответственности по украинскому законодательству.

– 2 марта на пресс-конференции Краснов сказал, что он действительно сотрудничал с российскими спецслужбами, но в интересах Украины. Как вы трактуете эти слова Станислава?

– В данном случае думаю, что речь идет не о сотрудничестве, а о контактах с представителями спецслужбы, возможно, российской. Но его позиция состоит в том, что все эти контакты осуществлялись под прикрытием, с ведома и под управлением украинских спецслужб. Называлась Служба внешней разведки Украины.

– Руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук не исключил, что Краснов мог работать на украинскую внешнюю разведку по заданию российских спецслужб.

– Мне сложно оценить, является ли Краснов двойным или тройным агентом иностранных спецслужб. В данном случае я как защитник Краснова вижу, что сторона обвинения не предоставила доказательств, подтверждающих слова представителя СБУ. Гипотетически, наверное, это может быть. Это дело вышло в плоскость публичности. И в этом есть проблема как для стороны обвинения, так и для стороны защиты. Защита ограничена в возможности получить какие-либо доказательства невиновности Станислава. Кстати, совсем недавно представитель Главного управления разведки Минобороны Украины сделал интересное заявление, что он не исключает, что Станислав мог действовать под эгидой украинских спецслужб, но при этом он сказал, что не может это ни опровергнуть, ни подтвердить. Такое вот странное заявление в духе разведки: и не вашим, и не нашим. Вот недавно была отставка главы Службы внешней разведки Украины (29 апреля президент Украины Петр Порошенко подписал указ об увольнении председателя Службы внешней разведки Виктора Гвоздя. – РС). И это подтверждает версию о том, что существует некая "война" между СБУ и СВРУ. Это лишь мое предположение, но между вот этими украинскими спецслужбами явно что-то происходит.

– То есть, по вашей версии, Краснов – жертва разборок между украинскими спецслужбами?

– На сегодняшний день именно в этом и состоит позиция защиты. Он является жертвой разборок между СБУ и СВРУ.

– А как вы расцениваете заявление руководителя СБУ Василия Грицака, который на одной из пресс-конференций сообщил, что Краснов, судя по обнаруженной в его телефоне записи разговора с российским куратором, планировал подорвать Верховную Раду, президентскую администрацию и киевское управление СБУ?

– При всем уважении к СБУ, к контрразведке Украины я полагаю, что в этом заявлении главы Службы безопасности есть элемент пиара. И если бы об этом заявил пресс-секретарь СБУ или хотя бы тот же Ткачук, то было бы более логичным. А использовать для таких заявлений доказательства, которые не имеют стопроцентной достоверности, не стоит. Если двигаться таким путем, то, наверное, можно исследовать социальные сети. Граждане Украины, преследуя свои цели, могут там писать все что угодно и даже то, что кажется СБУ не совсем в интересах Украины.

– Действительно ли Краснов, давая показания с использованием детектора лжи, ответил утвердительно на вопросы о его сотрудничестве и с ГРУ Генштаба ВС РФ, и СВРУ, и СБУ?

– Согласно украинскому законодательству, показания на детекторе лжи не могут быть использованы в качестве доказательства в суде. Поэтому любые заявления, основанием для которых является это исследование, не могут иметь какого-либо значения с точки зрения Уголовного процессуального кодекса Украины. Также хочу отметить, что исследования на детекторе лжи проходили в то время, когда Станислав находился в третьей клинической больнице Киева. При этом он принимал медпрепараты, в том числе и те, которые оказывают влияние на нервную систему.

– Но он добровольно согласился пройти проверку на полиграфе?

– Я могу утверждать, что согласие на это Станислав не давал. Его практически обманули, не уведомили меня как его защитника о таком исследовании. Когда я приехал в больницу, я не нашел Краснова в палате. Он был в другом месте, где проводилась проверка на полиграфе, и сотрудники СБУ пытались насильно вывести меня из этого помещения. Возник скандал, и дело доходило до рукоприкладства. Поэтому чистота этого исследования, если мы даже говорим только об этом, вызывает большие сомнения. Да, мы со Станиславом обсуждали возможность дачи показаний с использованием детектора лжи, но только после того, как его выпишут из больницы, и он будет в нормальном психологическом состоянии, когда не будет принимать никаких медпрепаратов. А эта проверка на полиграфе проводилась в спешке, с обманом, с прессингом психологическим, ну, и со скандалом.

– А соответствует ли действительности информация о том, что Станислав проходит сейчас в качестве обвиняемого и по делу, которое было возбуждено еще в 2014 году, после Майдана, когда он был арестован вместе со своим другом Александром Костенко? Тогда СБУ сообщала, что это диверсионная группа, и в киевской квартире, где проживали Краснов и Костенко, было обнаружено много оружия и взрывчатки. Этот эпизод Станиславу инкриминируют?

– В этом уголовном производстве я как защитник не принимаю участия. Несколько дней назад в СИЗО СБУ у меня была встреча со Станиславом, и он подтвердил, что к нему приходил следователь СБУ, который расследовал еще то старое дело и пытался вручить ему подозрение относительно незаконного обращения с оружием. Удивляет то, что данное процессуальное действие следователь пытался произвести без участия адвоката. То дело сейчас реанимировали, и в нем также фигурируют аудиозаписи телефонных разговоров, и они стали составной частью нового уголовного производства. Это лишь подтверждает версию о том, что доказательной базы вины Станислава недостаточно, поэтому следствие, сторона обвинения начали подтягивать какие-то материалы за минувшие годы.

– Много противоречивой информации о состоянии здоровья Краснова. В марте, когда решался вопрос в суде об избрании ему меры пресечения, он внезапно потерял сознание после того, как его соратник что-то шепнул ему на ухо. Это выглядело как инсценировка его падение по команде. В конце апреля Станислав объявлял голодовку и терял сознание в зале суда. На данный момент каково его состояние здоровья и что говорят медики?

– События, о которых вы говорите, происходили в помещении Шевченковского суда. Тогда моему подзащитному следователи пытались вручить подозрение по делу о государственной измене, и Станислав потерял сознание. У нас есть все медицинские документы, подтверждающие, что состояние здоровья после задержания Станислава сотрудниками СБУ было, мягко выражаясь, неудовлетворительное. Медики зафиксировали у него закрытую черепно-мозговую травму, переломы ребра, голеностопа и множественные гематомы. Поэтому я бы не стал голословно говорить, что упал он, потерял сознание в суде по команде. Все предпосылки были. У Станислава, во-первых, мог быть нервный срыв, а на фоне нервного перенапряжения мог потерять и сознание. Последнее судебное заседание, которое закончилось 26 апреля, длилось пять дней. В первый день Станислав был в здании СИЗО и принимал участие в заседании в режиме видеоконференции, а потом уже изъявил желание участвовать лично. По моей информации, он продолжает сейчас голодовку. Думаю, что потеря веса может иметь критическое значение, и в ближайшее время кто-то из адвокатов попадет к нему, чтобы узнать о его нынешнем состоянии здоровья.

По словам адвоката Андрея Мамалыги, у Станислава были напряженные отношения с Александром Костенко в последние дни до его исчезновения, и говорить на эту тему сейчас его подзащитный не хочет.

Друзья-милиционеры

О Станиславе Краснове и Александре Костенко украинские СМИ впервые рассказали летом 2013-го. Тогда сотрудники Киевского райотдела милиции Симферополя прибыли в украинскую столицу и провели пресс-конференцию.

На ней Краснов, в то время оперуполномоченный по делам несовершеннолетних, и Костенко, сотрудник отдела кадров, рассказали о похищении и продаже в сексуальное рабство в Россию двух девушек из Крыма. Одна из них – Наталия Шугальская. Ее похитили неизвестные в центре крымской столицы, а очнулась она уже в Москве. Там ее заставляли заниматься проституцией. В деле, уверяли милиционеры, замешаны владелец и главный редактор "Московского комсомольца", член Общественной палаты РФ Павел Гусев, а также спецслужбы.

Александр Костенко и Станислав Краснов на пресс-конференции в УНИАН

Александр Костенко и Станислав Краснов на пресс-конференции в УНИАН

Вскоре после пресс-конференции обоих уволили из милиции под предлогом регулярных жалоб граждан на превышение ими своих полномочий, а дело о похищении крымчанок закрыли "из-за отсутствия доказательств”. После того, как, по словам Краснова, его экс-коллеги начали ему угрожать, обещая посадить за якобы распространение наркотиков или сутенерство, он и Костенко перебрались в украинскую столицу, где исполняли обязанности помощников депутата Верховной Рады от всеукраинского объединения “Свобода” Эдуарда Леонова. Когда начались массовые протесты, вышли на Майдан и участвовали в захвате здания Киевской мэрии.

В мае 2014-го в квартире Леонова, где проживали крымчане, сотрудники СБУ обнаружили арсенал оружия и взрывных устройств, которые предназначались, по словам квартирантов, для силового освобождения Крыма.

Спецслужба не поверила в эту версию, объявив в СМИ о задержании двух членов диверсионной группы. Именно в материалах этого дела фигурирует аудиозапись телефонного разговора, из которого следует, что Краснов был связным россиянки Марии Коляды – одной из организаторов николаевского Антимайдана. Позиция защиты состояла тогда в том, что “участники Майдана запутались в контактах и к какой-либо организованной деятельности против Украины непричастны”.

Задержание Александра Костенко и Станислава Краснова. Фото: сайт СБУ

Задержание Александра Костенко и Станислава Краснова. Фото: сайт СБУ

Поскольку представители "Свободы" в то время входили во власть, помощников Леонова быстро освободили, но дело так и не закрыли.

После выхода из СИЗО Краснов занялся созданием батальона “Крым” (окончательно он так и не был сформирован. – РС), затем недолго воевал в Донбассе, был командиром одного из подразделений добровольческого батальона ОУН, а Костенко стал волонтером, возглавил созданный им благотворительный фонд “Украинский Крым. Возвращение”. Однако в ноябре 2014 года Костенко исчез в украинской столице и спустя некоторое время оказался под стражей в симферопольском СИЗО.

“Получилось так, что я был одним из последних, кто видел Александра Костенко в Киеве, – рассказал в интервью газете “Факты”, опубликованном 18 февраля 2015 года, Краснов. – На фронте осенью я получил ранение в руку. Операцию мне сделали в киевской больнице №18. Саша пришел меня навестить, обещал зайти на следующий день, но я больше его не видел. Позже выяснилось, что он исчез. И вот теперь оказалось: Саша в Крыму, в следственном изоляторе. Я убежден, что российские спецслужбы его похитили и переправили на оккупированный полуостров”.

В мае минувшего года Киевский районный суд Симферополя приговорил Костенко к 4 годам и 2 месяцам колонии общего режима. По версии следствия, 18 февраля 2014 года во время "массовых беспорядков" в Киеве Костенко бросил камень в сотрудника крымского спецподразделения "Беркут". Активист также, как утверждают крымские силовики, без предусмотренного законом разрешения хранил по месту жительства нарезной ствол.

Александр Костенко в симферопольском суде

Александр Костенко в симферопольском суде

Обвиняемый свою вину не признал. Спустя два месяца, после рассмотрения апелляции защиты, Костенко сократили срок до 3 лет и 11 месяцев лишения свободы. В настоящее время он отбывает наказание в исправительной колонии №5 города Кирово-Чепецк Кировской области и у него серьезные проблемы с рукой, которую ему сломали еще при похищении, а затем неудачно прооперировали. Каким образом крымчанина похитили в украинской столице и как удалось его переправить через пункты пропуска между Херсонской областью и Крымом, остается загадкой. Возможно, это была спецоперация российских спецслужб.

Между тем, не обошли вниманием российские правоохранительные органы и Краснова. За два года против него возбудили не менее трех уголовных дел. Например, 12 июня 2015 года сообщалось, что Следственный комитет Российской Федерации открыл дело против Краснова по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды по признакам отношения к социальной группе, совершенное с использованием средств массовой информации).

Накануне референдума о статусе Крыма в начале марта 2014 года местные СМИ распространяли вот такое сообщение: "На территорию Республики Крым прибыл Краснов Станислав Александрович (до марта 2012 года – фамилия Удот), 12.09.1986, уроженец Симферополя. С начала событий на Майдане – боевик, организатор пыточной камеры Евромайдана. Наркоман. Вооружен, особо опасен, способен на активные непредсказуемые действия. С ним может действовать Костенко Александр Федорович (кличка “Костыль”), 10.03.1986, уроженец Днепропетровской области. Так же, как и Краснов, бывший сотрудник крымской милиции. Боевик Евромайдана. Они могут захватить оружейную комнату Киевского РОВД Симферополя, чтобы совершить атаку на крымский парламент”.

Крымчанин Леонов о Костенко и Краснове

Член праворадикальной “Свободы”, бывший депутат Верховной Рады Эдуард Леонов в интервью Радио Свобода пояснил, почему он не верит, что Краснов – агент российских спецслужб и что он, как намекают украинские спецслужбы, мог предать своего друга Костенко:

Экс-депутат ВР Эдуард Леонов

Экс-депутат ВР Эдуард Леонов

– И Краснова, и Костенко знаю очень давно. Я – евпаториец, возглавлял крымскую организацию "Свободы". Они – симферопольцы. В свое время Краснов, если я не ошибаюсь, был лидером симферопольской "Свободы". Это абсолютно патриотичные и проукраинские парни. И предположения о том, что Костенко мог попасть в российскую тюрьму из-за предательства Краснова, – это для меня абсурд. Этого быть не может. Во всей этой истории удивляет роль СБУ. Сейчас и Краснов, и Костенко проходят в качестве подозреваемых по делу двухгодичной давности.

– А вы можете сказать, какие тогда точно обвинения были им выдвинуты?

– Многое, что сегодня инкриминируется Краснову, как раз связано с тем старым делом. Оба крымчанина тогда определенное время провели в СИЗО СБУ. Я как депутат Верховной Рады поручался за них, за них внесли денежный залог, и их выпустили. Это очень нелепая и абсурдная ситуация. Двое ярких активистов Майдана по просьбе руководителей государства помогали разоружить тех молодых людей, которые оставались в здании Киевской мэрии… Помните, была такая проблема: помещения мэрии отказывались покидать агрессивно настроенные лица, многие из которых позже поехали воевать в Донбасс. По просьбе занимавших в то время должности и.о. столичного градоначальника Владимира Бондаренко и главы президентской администрации Сергея Пашинского эти ребята, имевшие большой авторитет среди майдановцев, разоружали тех, кто оставался в мэрии, и именно это оружие фигурирует в уголовном деле против Костенко и Краснова. Их задержали в день инаугурации президента Украины Петра Порошенко 7 июня 2014 года. Думаю, что это была показуха со стороны СБУ для того, чтобы продемонстрировать, какая у нас отличная спецслужба, способная пресекать провокации. На тот момент и Краснов, и Костенко создавали добровольческий батальон "Крым". Однако в какой-то момент Костенко просто пропал. Затем выяснилось, что его похитили. В последний раз его видели в Киеве. Сейчас Краснову припомнили то старое дело. Из новых обвинений добавили хранение взрывчатки в тайнике. К сожалению, СБУ не предпринимает никаких действий для того, чтобы бороться с оккупацией Россией Крыма, и, наверное, электроопоры возле административной границы с полуостровом не сами падают, и не ветром сдувает, когда надо показать, кто хозяин в Крыму (предполагается, что Краснов принимал участие в подрыве опор высоковольтных линий электропередач минувшей осенью. В результате Крым был частично обесточен и на полуострове электричество подавалось в города и районы по графику. – РС). И, к сожалению, общественные активисты становятся заложниками того, что потом государство радостно использует. И слава Богу, что потом государство разорвало контракт на поставку электроэнергии, в котором было прописано, что Крым – это часть Российской Федерации, но если бы опоры не упали, то так бы тихо и поставляли по предательским контрактам электроэнергию. А тех людей, которые стояли на острие этих событий, их сейчас обвиняют.

– А как вы восприняли обнародованные СБУ фрагменты телефонных переговоров, как утверждается, Краснова с его российскими активистами, за которыми стоят российские спецслужбы?

– Я слышал аудиозаписи, на которых якобы Краснов разговаривает неизвестно с кем неизвестно о чем. После пыток его привезли в суд, и просят общественность поверить СБУ. Антитеррористический центр сейчас возглавляет предатель, сепаратист-регионал из Севастополя (с 23 июня 2015 года Виталий Маликов возглавил Антитеррористический центр СБУ. Согласно его биографии, в 2005 году, после 12 лет работы в МВД Украины, он ушел со службы в звании генерал-майора в бизнес. В 2010 году был избран депутатом Севастопольского городского совета, а в 2014-м ненадолго возглавил милицию Севастополя, работал в Крыму вместе с тогдашним представителем и.о. президента Украины Александра Турчинова Сергеем Куницыным. В интервью liga.net Маликов рассказал, что отказался от предложения оккупационных властей работать в их силовых структурах на полуострове и 2 марта 2014-го покинул Крым вместе с проукраинскими политиками и чиновниками и участвовал в АТО в Донбассе уже как сотрудник СБУ. – РС), и именно он инициировал преследование Краснова. Это тот самый предатель, против которого еще в Севастополе мы проводили акции протеста. Он предал Украину, оказался в Севастополе и, только когда не нашел себя там в формате путинского режима, переехал на материковую Украину и делает вид, что он полезен Украине. Если 40% руководства Минобороны провалили проверку на детекторе лжи, то у меня нет сомнений, что еще больше руководителей СБУ провалят такую проверку.

Станислав Краснов в Песках, недалеко от донецкого аэропорта, декабрь 2014 года.

Станислав Краснов в Песках, недалеко от донецкого аэропорта, декабрь 2014 года.

– И все же СБУ настаивает, что Краснов агент российских спецслужб, и продолжает предоставлять новые доказательства.

– Да, они показывают красивые картинки, делают манипуляционные месседжи. СБУ призывает поверить ей, что Краснов предал "Азов". Причем многие "азовцы" заступаются за Краснова. В этом театре абсурда, конечно же, должна быть установлена истина. Хочу напомнить, что в 2013-м Краснов и Костенко обвинили главного редактора "Московского комсомольца" в организации торговли крымчанками в целях проституции, а руководство крымских и севастопольских управлений СБУ и милиции они обвиняли в крышевании такой торговли. Тогда российские спецслужбы занимались, по крайней мере на территории Крыма, нелегальным бизнесом вместе с представителями крымских украинских спецслужб. Большинство из них предали Украину, а часть устроились на новые должности в разных регионах страны и сейчас сидят в кабинетах украинской власти. Нужно коренным образом чистить и проводить полную люстрацию наших спецслужб. Три последних праздника Нового года Краснов встретил сначала на Майдане, затем, когда он воевал, – рядом с донецким аэропортом и 2016-й – на админгранице Крыма, блокировал доступ к электропортам. По всем фактам в деле Краснова нужно провести тщательную проверку, но это, во-первых, нужно делать законно, а во-вторых, это должны делать те, кому доверяет общественность, а не те люди, против которых Костенко и Краснов боролись еще в Крыму, потом – на Майдане. Что касается нынешних обвинений Станислава, к сожалению, в обороте после Майдана и боев в Донбассе находится очень много нелегального оружия и взрывчатки. Но нужно учитывать, что именно при помощи нелегального оружия были остановлены и агрессия РФ в Донбассе, и блокированы энергопоставки в Крым, а легальное оружие очень часто используется для расправы над добровольцами.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG