Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

11 мая на заседании Верховного суда Таджикистана по делу 13 членов запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения обвинение потребовало приговорить пятерых членов руководства партии к пожизненному заключению, а остальных к срокам от 8 до 20 лет лишения свободы. Среди осужденных – женщина, обвинения в адрес которой (как и обвинения против остальных участников дела) основаны на сомнительных фактах.

Так в Таджикистане обозначилось рождение новой диктатуры в Центральной Азии. Судебный процесс над "исламистами" вызывает много вопросов, поскольку обвинения в финансировании вооруженного мятежа, как и обвинения в террористической деятельности, изначально вызывали вопросы. В сентябре 2015 года в Душанбе произошли события, которые власти назвали попыткой государственного переворота, организованного заместителем министра обороны Таджикистана Абдухалимом Назарзодой. Его обвинили в нескольких вооруженных нападениях на сотрудников силовых структур Таджикистана, в результате погибли более 20 человек. Мятежный генерал с десятком сторонников скрылся в высокогорном Рамитском ущелье; после продлившейся несколько дней операции их всех ликвидировали. До сих про нет однозначного ответа на вопрос о причинах, вынудивших полевого командира времен гражданской войны в Таджикистане бежать с оружием в руках в горы и биться до последнего патрона. Однако очевидно, что этот инцидент дал власти повод усилить давление на своих оппонентов. Через несколько дней против руководства Партии исламского возрождения были выдвинуты обвинения в финансировании мятежа. Лидер партии Мухиддин Кабири, покинувший Таджикистан летом 2015 года после поражения на выборах в парламент, все обвинения отрицал.

Напомню, что впервые в истории современного Таджикистана эта партия не набрала достаточно голосов для преодоления избирательного парламентского барьера. Лидеры партии считают, что результаты голосования подтасованы властями. Кабири неоднократно называл абсурдными обвинения в связях партии с мятежным генералом. По его мнению, власти намеренно использовали попытку путча для дискредитации партии и объявления ее вне закона. В рамках расследования дела на допросы вызывали всех оставшихся в Таджикистане членов семьи Кибири, в том числе и его 90-летнего отца. Мухиддин Кабири, самый известный из критиков таджикского президента, по мнению аналитиков, не представляет реальной угрозы для режима Рахмона. Даже находясь за пределами Таджикистана, Кабири призывает своих сторонников соблюдать рахмоновские законы, не поддаваться на провокации, всегда выступает за политическую стабильность.

Правозащитные организации уверены, что Таджикистан стал авторитарным государством, расширив – вслед за Узбекистаном и Туркменистаном – список авторитарных центральноазиатских режимов

Международные правозащитные организации обвиняют власти Таджикистана в подавлении гражданских свобод, в частности, в том, что под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом идет расправа с оппозицией. К началу 2015 года Партия исламского возрождения с ее 40 тысячами членов считалась самой многочисленной оппозиционной партией религиозного характера в Таджикистане. Власти республики утверждают, что целью этой партии является радикализация общества при помощи спонсоров из Ирана и Саудовской Аравии. В Таджикистане подверглись давлению и преследованиям адвокаты, защищавшие в суде членов Партии исламского возрождения. Как минимум четверо адвокатов находятся под арестом, их обвинили в экстремизме. Одновременно подвергаются давлению общественные организации в Таджикистане – вот уже почти год их немилосердно "проверяют", требуя перерегистрации на основании аналогичного российскому закона "об иностранных агентах" – общественных организациях.

В конце 2015 года парламент Таджикистана принял закон "О лидере нации", вскоре подписанный президентом республики Эмомали Рахмоном. Суть закона сводится к тому, что действующий глава Таджикистана наделяется широкими политическими полномочиями, сохраняя власть даже после своего ухода с поста президента. На 22 мая этого года в стране намечен референдум по внесению изменений в Конституцию – относительно возраста главы государства. Действующая Конституция позволяет выдвигать свою кандидатуру на пост главы государства гражданам, достигшим 35-летнего возраста. Предложенный парламентариями новый возраст составляет 30 лет. Таким образом, в 2020 году сын президента Рустам Эмомали, нынешний директор Агентства по борьбе с коррупцией, достигнув 32-летнего возраста, сможет баллотироваться на пост главы государства.

Правозащитные организации уверены, что Таджикистан стал авторитарным государством, расширив – вслед за Узбекистаном и Туркменистаном – список авторитарных центральноазиатских режимов. Примечательно, что ни одно дипломатическое представительство в Душанбе, включая посольство США, публично не осудило таджикские власти. Лишь в отдельных заявлениях прозвучала озабоченность по поводу судьбы арестованных оппозиционеров. Многие аналитики считают, что Запад закрывает глаза на ситуацию в Таджикистане, поскольку заинтересован в сохранении сотрудничества со страной, имеющей 1400-километровую границу с Афганистаном. По заявлениям из Душанбе, на стороне "Исламского государства" в Сирии и Ираке воюет не менее 1000 граждан Таджикистана. Именно на это обстоятельство ссылаются таджикские власти, выстраивая свою стратегию по сворачиванию гражданских свобод. Однако заявления о глобальной исламской угрозе звучат неубедительно – на фоне укрепления авторитарных тенденций в Таджикистане и концентрации финансовых ресурсов в руках членов президентской семьи. Родственникам Рахмона принадлежат такие крупные предприятия и учреждения, как алюминиевый завод "ТалКо", "ОриёнБанк", авиакомпания "Сомон-Эйр". При этом семья так или иначе контролирует все финансовые потоки. Дочь Рахмона Озода только что назначена на пост вице-премьера правительства, главы администрации президента Таджикистана.

Согласно оценке международных военных исследовательских организаций, Таджикистан обладает самой слабой армией в Центральной Азии и в случае возникновения реальной угрозы безопасности страны вряд ли сможет справится с ней в одиночку. Кто придет на помощь президенту Таджикистана в случае опасности, догадаться совсем несложно: Рахмон постоянно славословит президента России Владимира Путина.

Ислам Текушев – пражский журналист

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG