Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Лишние” деньги России


Упавший спрос на кредиты привел к "затовариванию" банков рублями, теперь они и сами способны кредитовать Центральный банк.

Упавший спрос на кредиты привел к "затовариванию" банков рублями, теперь они и сами способны кредитовать Центральный банк.

Их на рынке оказалось уже столько, что вмешался Центральный банк

Речь идет об избыточной ликвидности у банков, которая в нынешней ситуации кризиса в экономике не находит себе применения в традиционном банковском бизнесе. В апреле и мае Центральный банк (ЦБ) вновь начал продавать на рынке купленные им ранее российские гособлигации - такого не было уже пять лет. За счет этих продаж ЦБ пытается частично нейтрализовать “свободные” средства банков, которые способны и оказать давление на курс рубля, и ускорить инфляцию. Другой вопрос – коль скоро свободных рублей у банков появляется все больше, станут ли они доступнее для российских заемщиков, частных лиц и компаний?

О продаже им на рынке в апреле и мае части принадлежащих ему гособлигаций (облигаций федерального займа - ОФЗ), Центральный банк не только сообщил задним числом. Он не раскрыл и объем этих операций. Впрочем, по словам заместителя министра финансов Максима Орешкина, которого цитирует агентство “РБК”, этот объем и был согласован с Минфином, и почти весь уже реализован.

Неким стимулом, скорее, может стать рост уверенности населения “в завтрашнем дне”, если такое случится...

О том, что в банковской системе России нарастает избыток свободных рублей, эксперты говорят не первый месяц. Да и наблюдательный вкладчик вполне мог отметить, например, что ставки межбанковского рынка, то есть кредитов российских банков друг другу, уже оказываются ниже ключевой ставки ЦБ. Для самого Банка России это фактически означает частичную утрату влияния на денежный рынок одного из главных инструментов денежной политики. Ведь если один коммерческий банк может занять у другого дешевле, чем у Центрального банка, зачем ему вообще обращаться в ЦБ?..

А что могли видеть все, так это снижение ставок по банковским вкладам, напоминает руководитель аналитического управления российского отделения шведского банка Nordea Дмитрий Феденков:

- Мы видим, что и “Сбербанк”, и многие другие российские банки перешли к режиму постепенного снижения ставок по депозитам. Это означает, что банкам просто нет нужды привлекать дополнительные средства вкладчиков, тем более - переплачивать за них. И у самих банков нет потребности в активном погашении каких-то своих обязательств, да и нынешняя активность заемщиков не позволяет банкам достаточно выгодно размещать те дополнительные средства населения, которые бы они привлекли.

В ситуации избытка свободной ликвидности у банков снижение ими ставок и по вкладам, и по кредитам в теории - неизбежно. Но так ли это однозначно в нынешней ситуации в российской экономике?

- В части ставок по вкладам, думаю, нынешняя тенденция продолжится, тем более, если, как мы предполагаем, Центральный банк вернется к режиму снижения ключевой ставки. Ставки по вкладам тоже будут стремиться вниз. Что касается ставок по кредитам, здесь все будет зависеть от того, с каким именно “кредитным качеством” заемщиков будут сталкиваться банки? Ведь чем выше риски, тем больший процент по своим кредитам банки будут требовать от заемщика.

Не думаю, что снизятся ставки по вкладам и по кредитам до уровня инфляции… Ведь риски кредитования остаются высокими.

Снижение привлекательности рублевых частных вкладов за счет падения их доходности на фоне процентных ставок может стимулировать интерес населения к валюте - против чего, собственно, Центральный банк и направляет свои усилия…

- Сейчас мы наблюдаем параллельное снижение ставок по вкладам как в рублях, так и в валюте. Поэтому я не думаю, что валютные вклады будут представляться населению какой-то достойной альтернативой. Ведь ставки по ним остаются на чрезвычайно низком уровне. В привлечении новой валютной ликвидности, в том числе от населения, банки заинтересованы еще в меньшей степени, чем в рублях.

А если иметь в виду покупку валюты, которая потом будет храниться населением где-то “под матрасами”, а не на валютных счетах в банках?..

- Здесь зависит все от ожиданий населения по поводу курса рубля. В последние месяцы рубль укрепляется, хотя неизвестно, как долго это продлится. Но приведет ли эта тенденция к тому, что люди предпочтут валюту рублю? Не уверен…

Подобные заявления основываются в первую очередь на прогнозах роста неплатежей – как по потребительским кредитам, так и по корпоративным.

Продавая банкам гособлигации из своего портфеля, Центральный банк стремится избежать перетока их свободных средств на валютный рынок, что лишь усилило бы давление на рубль. Но сколь велик потенциал такого рода мер финансового регулятора? Ведь этих “свободных” средств у банков становится все больше… И в какой-то момент эти деньги, не исключено, могут пойти на валютный рынок, в некие рисковые активы или рисковые кредиты…

- Вряд ли такая ситуация возможна… И в первую очередь потому, что Центральный банк сегодня активно “отслеживает” возможные риски для банков - и кредитные, и валютные. Поэтому трудно представить сколько-нибудь массовый переток денежных средств банков на валютный рынок или в сегменты рисковых активов. Все-таки Центральный банк “держит руку на пульсе”…

Это означает, что банкам просто нет нужды привлекать дополнительные средства вкладчиков, тем более - переплачивать за них. И у самих банков нет потребности в активном погашении каких-то своих обязательств, да и нынешняя активность заемщиков не позволяет банкам достаточно выгодно размещать те дополнительные средства населения, которые бы они привлекли.

То, что эти “свободные” рубли не востребованы сегодня в России ни компаниями, ни населением, объясняется общей ситуацией в экономике. В кризис никто особо и не стремится наращивать свои долги по кредитам - скорее, наоборот. Но даже когда нынешняя рецессия в российской экономике, то есть ее спад, перейдет в стагнацию (экономический рост, близкий к нулевому), общий спрос в стране на кредиты – со стороны как частных лиц, так и компаний - вряд ли сильно изменится. Вспомним, за три первых месяца 2016 года, по данным ЦБ, общий объем кредитов в российской экономике сократился почти на 2,5%. Сохранение этой тенденции лишь углубит проблемы банковского сектора, так как его прибыли будут падать. По вашим представлениям, когда некоторые представители банковского сектора России говорят сегодня, что, мол, возможный кризис лишь впереди, именно такое развитие событий имеется в виду? Или речь, скорее, идет о нарастающей проблеме неплатежей по кредитам?..

- Думаю, подобные заявления основываются в первую очередь на прогнозах роста неплатежей – как по потребительским кредитам, так и по корпоративным. И в случае дальнейшего ухудшения ситуации в экономике, и в случае ее перехода к стаганции, доля “проблемных” кредитов будет возрастать, как предполагают многие участники банковского сообщества. Соответственно, банкам потребуется проводить дополнительное резервирование. А оно, в свою очередь, окажет дополнительное давление на капитал банков, которое невозможно будет компенсировать за счет расширения кредитования. Думаю, что в основном именно с этим связаны опасения.

В последние месяцы рубль укрепляется, хотя неизвестно, как долго это продлится. Но приведет ли эта тенденция к тому, что люди предпочтут валюту рублю?

Еще пару лет назад проблема избыточной рублевой ликвидности в банковской системе России “регулировалась” интервенциями Центрального банка на валютном рынке. Но больше года назад он от них, по сути, отказался. Кроме того, в банковской системе России вот-вот возникнет, если не уже, так называемый “структурный профицит” – когда банки и не нуждаются особо в новых кредитах от Центрального банка. Скорее, наоборот, они сами его фактически кредитуют, переводя свободные средства на свои счета в нем же. Нарастание такого профицита, на ваш взгляд, не вынудит ли ЦБ вернуться к практике валютных интервенций, чтобы снизить давление свободных средств банков на курс рубля?

- Я не думаю, что Центральный банк вернется к режиму регулирования курса рубля своими интервенциями на валютном рынке. В его приоритетах остается ныне таргетирование инфляции.

Сейчас мы наблюдаем параллельное снижение ставок по вкладам - как в рублях, так и в валюте.

По вашим представлениям, возможно ли, что уже к концу года в России процентные ставки и по частным вкладам в банках, и по потребительским кредитам снизились бы примерно до уровней годовой инфляции на тот момент или около того? По идее, это могло бы придать импульс восстановлению роста потребительского кредитования в целом, объемы которого пока лишь сокращаются… Или – не факт?

- Не думаю, что снизятся ставки по вкладам и по кредитам до уровня инфляции или даже ниже… Ведь риски рыночного кредитования остаются достаточно высокими, и банки, естественно, будут требовать определенный процент за эти риски. Поэтому ставки по розничным кредитам, видимо, останутся довольно высокими. Неким стимулом, скорее, может стать рост уверенности населения “в завтрашнем дне”, если такое случится, – в том, что экономический рост будет восстанавливаться и что текущие доходы позволят людям обслуживать свои новые кредиты.

Тем не менее, “ножницы” между ставками по частным вкладам и по кредитам могут не только сохраниться, но и еще больше расшириться?..

- Рынок - конкурентный. Да, эти “ножницы” могут расширяться, но здесь вопрос в кредитных доходах банков. Какие-то из них “держат” разницу между ставками по вкладам и по кредитам достаточно высокой. Другие, чтобы выстоять в конкурентной борьбе, могут частично этой кредитной маржой “пожертвовать” – чуть снизить ставки, но при этом заработать на объемах. Поэтому здесь ситуация не будет такой однозначной, - отметил в интервью Радио Свобода руководитель аналитического управления российского отделения шведского банка Nordea Дмитрий Феденков.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG