Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кем мы станем, когда нас заменят роботы

Сергей Медведев: Одна из черт наступившего будущего, которая впечатлила меня совсем недавно: в Америке уже начинают брать роботов на место адвокатов, юристов. Все больше и больше профессий уже не чисто ручного труда, а вполне себе беловоротничковый интеллектуальный труд: юристы, консультационные услуги, я думаю, потенциально – преподаватели, журналисты, бухгалтеры – заменяются роботами. В этом смысле, конечно, очень тревожно становится за будущее детей – куда идти молодому человеку или девушке, "юноше, обдумывающему житье, решающему, делать жизнь с кого"? Что же, ему теперь делать жизнь с робота? Тем более что сейчас начинается сезон вступительных экзаменов, люди обдумывают, в какие вузы идти, какая профессия может быть востребована через четыре, пять, семь лет.

Об этом мы поговорим с нашей сегодняшней гостьей – это глава рекрутингового агентства Pruffi Алена Владимирская. Вы как-то чувствуете, или это пока еще не российская тема, что роботы и замещение людей машинами постепенно меняют структуру рынка?

Алена Владимирская: Я уже чувствую, потому что ко мне приходят клиенты с совершенно другими требованиями к кандидатам. Сами соискатели еще, конечно, не чувствуют, но почувствуют это через год-два. Пока меняются самые простые профессии – это все профессии, где есть понятный механический труд. Пока это не белые, а синие воротнички.

Ко мне приходят клиенты с совершенно другими требованиями к кандидатам

Например, в следующем году в Москве появится крупнейшая сеть, где практически все кассиры будут заменены автоматикой. Когда мы говорим про робота, мы отнюдь не имеем в виду железяки, как мы это представляли в детстве. Это будет некая машинка – вы подходите с продуктами, проводите через машинку каждый продукт, потом вставляете карточку, с вас списываются деньги, и только после этого открывается турникет.

Владелец этой сети – это такой шестидесятилетний дядечка, который ненавидит инновации, он не умеет даже отправлять смс, за него это делает секретарь. Но он умеет считать деньги, умеет считать бизнес, и он просчитал историю с кассирами. В Москве кассирами в основном работают мигранты, им нужно делать разрешение, потом кассиры где-то воруют деньги, где-то хамят клиентам, а в результате приходит трудовая инспекция, и человек попадает на штрафы. Кассира нужно держать целый день: поток клиентов идет, когда мы все едем с работы и покупаем продукты, но ты же не можешь его вывести на час, когда он не нужен, и в результате – избыточность смен.

В результате автоматизации ничего этого нет. Нет у тебя клиентов – ты выключил этот сканер, и он у тебя ничего не просит. В результате этот человек, совершенно не склонный к инновациям, внезапно сказал: хочу… Он вообще рассматривает это с точки зрения не инноваций, а бизнеса.

Приходят крупнейшие строительные компании и говорят: нам нужны инженеры, которые будут заниматься 3D-принтерами. В Китае уже есть дома, которые делают 3D-принтером.

В Америке уже начинают брать роботов на место юристов

Сергей Медведев: Уже печатают часть квартир.

Алена Владимирская: Они говорят: мы хотим такой же. То есть я это уже вижу. Мы почувствуем это на уровне больших городов через два-три года. Белые воротнички будут меняться, с одной стороны, позже, с другой, – не позже. Например, уже сейчас вымывается сегмент бухгалтеров для малого бизнеса. Любому бизнесу нужен бухгалтер – делать отчет в налоговую и прочее. Сейчас есть сервер для малого бизнеса. Ты платишь очень небольшую сумму, порядка семи тысяч рублей в месяц, и в результате какие-то удаленные бухгалтеры по общему скрипту – за ними следит крупный банк, у них есть порядковые документы, есть какой-то руководитель, обладающий хорошими знаниями, – делают вот такие проводки малого бизнеса: выставить счет, послать отчет в налоговую, какие-то простые вещи… Их сейчас заменяют люди из более дешевых городов. Но через несколько этапов их заменят бездушные железяки. Конечно, это уже реально.

Сергей Медведев: Пока заменяются исполнительские алгоритмические профессии.

В следующем году в Москве появится крупнейшая сеть, где практически все кассиры будут заменены автоматикой

Алена Владимирская: Есть такой простой алгоритм: если вашу профессию можно разбить, вычленить все операции, и они будут однотипные, понятные, пять-шесть одинаковых операций, то да, будь вы кассир или бухгалтер, вы в зоне риска, и в ближайшие пять лет вас съест бездушная железяка либо более дешевый человек из провинции.

Сергей Медведев: Это же касается и более простых консалтинговых и юридических услуг, потому что это абсолютно автоматизируемые процедуры – кейс за кейсом, абсолютно как блины.

Алена Владимирская

Алена Владимирская

Алена Владимирская: К нам чаще всего приходят с десятью запросами. Можно их автоматизировать? Да, конечно, можно. Но тут есть две вещи: либо надо переходить к профессиям будущего, либо второй вариант – вы можете оставаться в своей профессии. Например, я понимаю, что меня железяки не заменят очень долго, потому что это уже высокая экспертность. Если вы обладаете высокой экспертностью, неважно, юрист вы или журналист, то в этом случае вас не заменят.

В ближайшие два года простейших репортеров заменят дроны

История про журналистов: в ближайшие два года простейших репортеров заменят дроны по одной простой причине: тут есть морально-этический момент. Например, репортер в горячих точках – а вдруг что-то случится? Редакция несет большую и финансовую, и эмоциональную нагрузку, посылая вас в горячую точку. Дрон, прежде всего, подлетит ближе: дроны существуют разные – например, в виде летающих, плавающих змей, он подберется туда, куда человек просто физиологически не сможет подобраться, и снимет все это с разных ракурсов. В конце концов, даже если дрона застрелят, никакого морально-этического момента тут нет…

Сергей Медведев: Это же Пелевин, роман "СНАФФ", где есть летающие дроны, за тысячи километров сидят операторы, а они летают, как орки, бьются друг с другом, стреляют, снимают.

Алена Владимирская: Но заменит ли этот дрон, например, вас? Да нет, никогда. Потому что есть экспертная журналистика высокого уровня, где требуется не добежать первым, а история – подумал, проанализировал… Скорее, эта автоматика станет вам большим помощником, потому что вы будете видеть те закономерности, которые сейчас мозг не может вычленить, вы их интуитивно чувствуете, но не можете обработать такой объем данных.

Сергей Медведев: У человека, видимо, останется целеполагание, постановка задач, формулировка…

Мы не сможем победить любого робота, но можем возглавить это движение

Алена Владимирская: Я скажу так: мы не сможем победить любого робота, любой автомат, потому что он на низовом уровне работает лучше нас, он не капризничает, не болеет, не ест и так далее, но мы можем возглавить это движение. Потому что кто-то должен, во-первых, уметь их делать и, во-вторых, уметь их программировать, то есть задавать эти векторы, уметь снимать эти векторы, ставить новые векторы и так далее.

История будущего – это, прежде всего, бум робототехники. Робототехника перестает быть отдельной отраслью, становится платформой для всех областей, неважно, это робототехника в сельском хозяйстве, робототехника в медицине, робототехника в транспорте и так далее. Программирование перестало быть отраслью и стало востребовано во всех областях, то же самое станет и с робототехникой. Если сейчас думать, куда идти, что будет дико востребовано, то в первую очередь, конечно, эта сфера. Сейчас, в отличие от многих других профессий, робототехнике у нас учат, и учат хорошо.

Сергей Медведев: Это же чисто техническая специальность?

Алена Владимирская: Скажем так, в ближайшие годы возродится престиж инженеров, потому что робототехника – это не совсем техническая, а скорее инженерная история.

История будущего – это, прежде всего, бум робототехники

Открывается огромный пласт других профессий, у людей будет освобождаться время, люди начинают всерьез задумываться о своем здоровье и уровне жизни. Медицина предполагает, что мы живем дольше, и это не просто продолжение количества лет, а мы живем совокупно лучше. Как себя чувствовал человек в 50 лет в 30-е годы, и как он чувствует себя через век в 30-е годы? Это будет совершенно по-другому.

В результате появится другая медицина. Мы уже научаемся выращивать органы. Меня поразила история, которую опубликовали на днях: родился китайский ребенок с очень сложным пороком сердца, это очень трудно исправить хирургически.

3D-принтер Zinter pro на международной авиационно-космической выставке Dubai Airshow-2015

3D-принтер Zinter pro на международной авиационно-космической выставке Dubai Airshow-2015

Сергей Медведев: Ему напечатали клапан?

Алена Владимирская: Напечатали, вырастили пять сердец ровно с таким же дефектом, на них потренировались, четыре раза запороли, и только на пятом получилось. Тогда сделали операцию на ребенке, и ребенок отлично живет.

Сергей Медведев: Вы указываете две совершенно очевидные области: одна – это инженерия, робототехника и вторая – это медицина.

В ближайшие годы возродится престиж инженеров, потому что робототехника – это не совсем техническая, а скорее инженерная история

Алена Владимирская: Медицина и здоровый образ жизни, вот вся эта генная история. Сейчас мы пьем какую-нибудь таблетку, и она летит в наш организм по всем органам, каким-то образом дойдет и до больного органа (я не медик, я утрирую, но по сути механизм такой).

Любая генная вещь, которая сейчас происходит… Даже эти тесты, которые когда-то стоили дико дорого, а сейчас они и в России стоят копейки: ты их можешь пройти, и лекарства будут делаться под тебя конкретно, а не под ту мартышку, которую когда-то тестировали. Потом они будут доставляться конкретно к той точке, которая необходима.

Это и медицина, и фармакология, и здоровый образ жизни. Мы все ходим с гаджетами-браслетами, и сейчас это становится огромной индустрией, потому что страховые компании требуют этого от людей, которые болеют, например, диабетом: если ты не будешь носить гаджет, тебе не будет страховых выплат, ведь они должны контролировать, что ты вовремя принимаешь лекарства, правильно питаешься. В Европе и в Америке это уже стандарт.

Терапевты общего профиля будут не так нужны. Прием в поликлинике с компьютером – это проще всего

Сергей Медведев: С другой стороны, я думаю, терапевты общего профиля будут не так нужны. Прием в поликлинике с компьютером – это проще всего.

Алена Владимирская: Терапевт тебя первично диагностирует и дает логистический ход. В нынешнем виде, конечно, они будут вымирать. Но при этом будет огромный спрос на личного врача, семейного врача – это человек, который тебя ведет совокупно: как тебе жить, чтобы жить хорошо. Вообще, вся медицина в ближайшее время постепенно уйдет в диагностическую область, потому что диагностика легче, чем лечение уже запущенного заболевания.

Например, ваш унитаз по результатам каждого вашего с ним общения отсылает данные лечащему врачу. И в тот момент, когда что-то только начинается, вам звонит лечащий врач и говорит: зайди, пожалуйста. На уровне диагностики, на уровне первичности это вылечивается много легче, чем в запущенной стадии.

Интернет вещей: холодильник, который сам знает, что вам, например, в неделю нужно семь йогуртов, и он видит, если йогурт просрочен.

Сергей Медведев: Подсчитывает ваши калории.

Ваш унитаз по результатам каждого вашего с ним общения отсылает данные лечащему врачу. И в тот момент, когда что-то только начинается, вам звонит лечащий врач и говорит: зайди, пожалуйста

Алена Владимирская: Когда у вас заканчиваются йогурты, он за день до этого присылает вам на телефон сообщение: смотри, хозяин, у тебя заканчиваются йогурты – заказать новые? Если вы говорите "да", то он сам заказывает, он подключен к тому интернет-магазину, который вы выбрали, выбирает те йогурты, которые вы любите, у вас списываются деньги с карточки, в нужное время курьеры привозят йогурты или дрон с ними летает.

Кажется, что это далекое будущее, а на самом деле продвинутая Азия, Сингапур в этом уже живет. Заказ продуктов перестал быть частью компетенции человека. Курьеры начинают вымирать, потому что дроны это доставят лучше. Как следствие, интернет вещей ведет за собой огромное количество не только инженеров, но и гуманитарных специалистов, придумывающих креаторов, которые придумывают эти вещи.

Сергей Медведев: Они будут придумывать программы, цели?

Интернет вещей: холодильник, который сам знает, что вам, например, в неделю нужно семь йогуртов, и он видит, если йогурт просрочен

Алена Владимирская: Да все что угодно. У людей действительно освобождается время. Люди не просто хотят развлекаться, а любое государство должно развлекать людей, потому что незанятый человек представляет собой опасность, он начинает придумывать себе некие агрегатные сущности, которые в любом случае не очень радуют государство.

Сергей Медведев: Я как историк вспоминаю, что действительно раньше государство убирало людей с улиц, помещая их либо в сумасшедшие дома, либо в школы, либо в казармы, либо на фабрики. А сейчас государство убирает людей с улиц, придумывая разные, как мы видим в Москве, ивенты.

Алена Владимирская: Бесконечно занимать человека, не давая ему думать…

Сергей Медведев: У вас ивент-менеджер – одна из самых востребованных специальностей.

Любое государство должно развлекать людей, потому что незанятый человек представляет собой опасность

Алена Владимирская: Прежде всего, это история, связанная с киберспортом. Это огромная индустрия развлечений, которая в Азии уже растет, на нее тратятся миллиарды бюджета. Это не про спорт – это компьютерные игры, которые вышли на стадион. Строятся стадионы, где люди играют, смотрят команды, которые играют. Придумывать игры, которые будут востребованы, станут дико популярными для многих миллионов, – это огромная индустрия.

Сергей Медведев: Какая-то антиутопия из сериала "Черное зеркало"…

Алена Владимирская: Вторая история про порнографию.

Сергей Медведев: Мы уже говорили здесь с Кириллом Мартыновым на тему "Киберсекс как секс будущего".

Алена Владимирская: Появились эти очки, появилась новая реальность, соответственно, под нее надо создавать сущности – это, прежде всего, игры и порнография. Практика показывает, что это не просто смотрение, и плата идет не за дешевые игры и порно, а за какие-то условно интеллектуальные вещи, то есть требуется огромное количество придумок.

Изменится маркетинг как таковой

Вообще, изменится маркетинг как таковой. Что такое сейчас маркетинг? "Я художник, я так вижу, давай раздадим флайеры, покрасим все в зеленый цвет, и, может быть, к нам пойдут"… Один из крупнейших ритейлеров говорит так: "Я хочу от маркетолога, чтобы он привел ко мне человека, который шел в магазин к конкуренту, хотел потратить сто рублей, а пришел ко мне, потратил вместо ста рублей тысячу, вышел от меня с улыбкой и вернулся ко мне снова". Это обобщенные поступки и действия большого количества людей.

Сергей Медведев: Это связано с наблюдением за человеком и программированием его потребностей.

Алена Владимирская: Это история про то, что мы сначала это вычленяем и смотрим на паттерновое поведение, дальше мы с ним делаем некие алгоритмы, а дальше уже персонифицируем.

Простейший пример из жизни моей семьи, который меня потряс. Мы с мужем первый раз в жизни были в Сингапуре, мы идем по торговому центру, и вдруг Саше на телефон приходит СМС-сообщение: "Александр, мы знаем, что вы давно не покупали рубашки, а вы любите голубые льняные рубашки. В нашем магазине есть эти рубашки, вам скидка 15%, потому что вы туда идете первый раз". Когда ты начинаешь в этом разбираться, то понимаешь, что никакой мистики в этом нет, ты действительно покупал рубашки не в этой сети, но в той, которая дружественна этой, ты платил через карту, оставил локацию. Тут нет никакой магии, но в первый момент смотришь на это, как на магию.

Еще одна отрасль, которая будет дико расти, – это все, что связано с аграриями

Нужны будут те маркетологи, которые умеют считывать и понимать, а с другой стороны, те, которые умеют придумывать. Ведь нужно не просто прислать чего-нибудь, а придумать так, чтобы это работало.

Еще одна отрасль, которая будет дико расти, – это все, что связано с аграриями. Те, кто бывал в Израиле или в Нидерландах, понимают, что страны с плохим климатом… В Израиле пустыня, а в Амстердаме, я как ни приеду, вечно дождь... Нидерланды кормят клубникой огромное количество стран, там есть прекрасные вертикальные фермы.

А в нашей стране аграрный сектор остался единственным не переделанным серьезно сектором экономики. Сейчас туда придут технологии, придут большие деньги, потому что стало выясняться, что, особенно на разнице курса евро, доллара и рубля, наше зерно и нашу рыбу прекрасно покупают, наши овощи тоже стали востребованы. Вопрос только в том, что мы оказались в этом смысле абсолютно отсталыми, мы не можем ни правильно выращивать столько, сколько нужно, ни правильно транспортировать, ни правильно хранить продукцию.

В результате аграрии перестают быть такой историей: я в кирзовых сапогах хожу по этой глине, дою коров, а в остальное время пью. Это становится высокоинтеллектуальным бизнесом, где ты должен четко понимать и высчитывать, какие яблоки ты растишь, сколько ты их растишь, как ты их переправляешь. Это огромная история о том, чего у нас в стране фактически нет, а это большущие деньги.

В нашей стране аграрный сектор остался единственным не переделанным серьезно сектором экономики

Я рассказываю о сегментах, в которые сейчас надо идти. Мы сделали у себя большой курс "Профессии будущего" для детей – от 12 лет они учатся с родителями, от 14 лет учатся сами. Курс онлайновый, его можно изучить в интернете. Самое интересное: когда дети начинают учиться на этом курсе, выбирать профессии будущего, первое, что мы видим, это так называемое проклятье родителей. Мы все хотим своим детям только лучшего, но под лучшим мы все равно проецируем будущее от прошлого.

Сергей Медведев: "Как у нас, только лучше".

Алена Владимирская: Мы знаем, например, что стоматолог – это востребованная профессия: иди… А когда мы показываем, что, извините, через пять лет стоматология уйдет в 3D-принтер, причем это будет очень быстро, там очень большие деньги… И когда ребенок не хочет быть стоматологом, плачет, хлопает дверью, на это мы всегда реагируем так: делай то, что нужно. Когда ребенок начинает говорить языком цифр, языком будущего, с понятными аргументами, то родители начинают слушать, потому что мы же не враги собственным детям, мы не хотим сделать их безработными.

Сергей Медведев: То есть задача родителей – это уметь слушать своих детей.

Задача родителей – перестать мыслить от прошлого, перестать программировать своих детей от прошлого

Алена Владимирская: Задача родителей – перестать мыслить от прошлого, перестать программировать своих детей от прошлого.

Кто стал миллионером на программировании? Возможно, это были люди, которые рискнули, пошли, остались в этой профессии. Они просто были первыми. Почему сейчас надо идти в робототехнику, в аграрии, в интернет вещей, в новое здоровье? Потому что вы там окажетесь первыми, вам не придется толкаться, встраиваться во всю эту иерархию.

Сергей Медведев: А производство смыслов? Кто-то ведь должен придумать человеку новые потребности, новые цели жизни. Люди платят огромные деньги за новые познавательные туры, за пожизненное образование.

Алена Владимирская: Это не та профессия, которой надо учиться, по крайней мере, это не должно стать первым образованием. Но во всех областях: другой туризм, другое качество жизни, здоровье, – те люди, которые поведут тебя через это все, будут востребованы. Если везде это будет массово, то здесь это очень персональная история. Смыслы – это призвание для взрослых людей.

Главный ресурс, с которым столкнется общество в будущем, – это свободное время: освобождаются миллиарды людей, которых нечем занять

Сергей Медведев: Я здесь вижу очень большой рынок – придумывать людям новое, потому что главный ресурс, с которым столкнется общество в будущем, – это свободное время: освобождаются миллиарды людей, которых нечем занять.

Алена Владимирская: В этом смысле самое простое решение – это развлечения. Вся система развлечений будет очень сильно расти. И конечно, там новые виды порно, новые виды игр в виде киберспорта, бои роботов… Мы возвращаемся к гладиаторству, только без людей: они крушат друг друга со страшной силой.

При этом еще будет расти очень персонифицированный сегмент. Мы знаем, что вы в прошлом историк, сейчас занимаетесь тем-то, вы любите Тибет, и мы сделали для вас особый тур, где и это, и то, с учетом конкретно вас.

Сергей Медведев: Да еще вы можете проехать на горном велосипеде, да еще взять свою собаку...

Алена Владимирская: И вы же будете все это покупать.

Сергей Медведев: Ну что ж, прекрасное будущее.

Вся система развлечений будет очень сильно расти

Алена Владимирская: Я закончу призывом: дорогие родители, пожалуйста, перестаньте программировать своих детей, ведь мы живем во время технологической революции, и все очень сильно меняется. Ваш ребенок не будет жить в том мире, в котором жили вы, и в результате те вещи, которые вас спасали в тяжелые, голодные годы, не будут спасать.

Сергей Медведев: Очень полезный совет.

  • 16x9 Image

    Сергей Медведев

    Ведущий программ "Археология" и "Футурошок", историк и политолог. Автор книг и статей по теории политики и проблемам современной России, ведущий телеканала "Дождь", колумнист русского «Форбс». Сотрудничает с РС с 2015 года

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG