Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В конце мая исполнилось 19 лет со времени подписания Основополагающего акта об отношениях России и НАТО. Это тот самый документ, на который постоянно ссылаются российские политики, дипломаты и журналисты, рассказывая нам об обязательстве Североатлантического блока не размещать на постоянной основе "существенные боевые силы" за пределами тех стран НАТО, что входили в альянс по состоянию на 1991 год. Понятно, что годовщину не мог обойти вниманием постоянный представитель России при НАТО Александр Грушко. Он и не обошел – сделал с перерывом в неделю сразу два важных заявления на этот счет.

Во-первых, по поводу начала эксплуатации противоракетного комплекса на румынской авиабазе Девеселу посол Грушко указал НАТО: "Размещение противоракетных баз в Румынии (и Польше) нельзя отделить от общей военной активности стран НАТО на "восточном фланге"... Очевидно, что указанные меры уже никак не получается оторвать от обязательств альянса о неразмещении в Восточной Европе дополнительных существенных боевых сил на постоянной основе, зафиксированных в Основополагающем акте об отношениях Россия – НАТО. Развертываемые в регионе стационарные и перманентно боеготовые комплексы ПРО полностью соответствуют критериям постоянности и военной значимости". Через восемь дней после обнаружения в Девеселу "существенных натовских боевых сил" российский посол попросил Североатлантический альянс отказаться от попыток "проецировать на Россию военную силу, используя непрерывные ротации, бесконечные учения, создание дополнительных группировок, повышение уровня военной активности в Балтийском море, в Черном море". Необходимо вернуться, так сказать, к истокам и заглянуть, если можно так выразиться, в анналы. Потому что оба заявления Грушко свидетельствовали либо об утрате послом профессионализма, либо о том, что в Министерстве иностранных дел перестали понимать, как вести себя в сложившейся ситуации.

Заявления российского представителя в НАТО грешат ошибками. Александр Грушко с 1995 по 2000 год (то есть как раз в пору подписания Основополагающего акта) работал начальником отдела Департамента МИДа по вопросам безопасности и разоружения, потом – главой российской делегации по вопросам военной безопасности и контроля над обычными вооружениями. По сути, он-то Основополагающий акт с российской стороны и писал. Грушко прекрасно известно, что именно написано в Основополагающем акте и что именно подразумевалось под словами "существенные боевые силы". В этом документе (в разделе IV) действительно содержатся слова "НАТО подтверждает, что в нынешних и обозримых условиях безопасности альянс будет осуществлять свою оборону... через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил". Раздел IV называется "Военно-политические вопросы", но целиком посвящен Договору об обычных вооруженных силах в Европе и применительно к условиям существования этого соглашения и написан. В преамбуле Акта содержатся золотые слова: "Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников" (вот прямо во втором параграфе и написаны, в самом его начале). И еще сказано (в разделе I, "Принципы"): "Для достижения целей настоящего Акта Россия и НАТО будут строить свои отношения на общей приверженности следующим принципам: отказ от применения силы или угрозы силой друг против друга или против другого государства, его территориальной целостности; уважение суверенитета, независимости и территориальной целостности всех государств".

Эта комбинация – Россия и НАТО являются участниками Договора об ОВСЕ, не рассматривают друг друга в качестве противников, отказываются от применения силы или угрозы силой друг против друга или третьих стран и уважают территориальную целостность всех и каждого – и именуется в Основополагающем акте "существующими и обозримыми условиями безопасности". Именно при этом наборе условий Североатлантический альянс как раз и обязывался осуществлять свою оборону интеграцией, а не дополнительным развертыванием существенных боевых сил. И уж кому, как не принимавшему участие в написании Основополагающего акта послу Грушко, об этом знать! Посол прекрасно осведомлен также и о том, что ни одно из этих условий на сегодня уже не существует. Закон № 276-ФЗ о приостановке (по сути – прекращении) участия России в Договоре об ОВСЕ Путин подписал еще в 2007 году, а весной 2015 года Россия вышла из соглашения окончательно. О том, что НАТО – главный противник России, не слышал сегодня на российских просторах, наверное, только глухой. Угрозы применить против стран НАТО что обычную силу, что ядерное оружие стали в кремлевской повестке дня уже просто общим местом (вот хоть про бомбежку Дании, Румынии и Польши). Ну, а насчет того, в какой степени Россия привержена уважению территориальной целостности отдельных европейских государств, после Крыма и Донбасса даже и напоминать неловко.

Кремль просит НАТО об односторонней сдержанности в условиях, когда другая сторона непрерывно заявляет о своем праве вести себя как захочется

Вот и спрашивается, почему посол Грушко не способен увидеть, что, в силу нарушения Россией предпосылок, сделавших возможным Основополагающий акт, у НАТО есть все формальные и сущностные поводы не исполнять обязательства, изложенные в этом документе? Методологически неверно акцентировать вопрос об исполнении твоим визави положений соглашения, которое ты сам же своими решениями уж девять лет как де-факто дезавуировал.

И – как, как вы говорите? "Речь, конечно, должна идти о качественном пересмотре в НАТО отношения к России, отказе от попыток ее сдерживания, от попыток проецировать на нас военную силу, используя... создание дополнительных группировок"? Произнося такие слова, представитель России при НАТО фактически обращается к НАТО с просьбой о том, что во времена поздней перестройки называлось на Западе "асимметричным вкладом" Горбачева в обеспечение европейской безопасности.

Посол Грушко (а его устами Кремль) просит НАТО об односторонней сдержанности, одностороннем следовании согласованным когда-то обязательствам по сокращению (или, если хотите, ненаращиванию) вооруженных сил в условиях, когда другая сторона непрерывно заявляет о своем праве вести себя как захочется – хоть танковую армию (сугубо оборонительную, как всегда!) создавать против НАТО, хоть ядерными ракетами грозить шведу и прочим румынам, полякам и датчанам. Это при том, что вообще-то Основополагающий акт говорит о том, что и "Россия будет проявлять соответствующую сдержанность в развертывании своих обычных вооружений в Европе". Сдержанность? А Первую танковую не хотите?

Понятно, что добиться сохранения ограничений, наложенных на НАТО, МИДу и Кремлю необходимо, иначе достичь хоть слабенького военно-политического равенства с НАТО будет крайне проблематично. Мне другое непонятно: а почему они там на Смоленской и Старой площадях ожидают, что Запад при таких обстоятельствах должен откликнуться на жалобную просьбу и ответить "асимметричным вкладом" в поощрение уж явно не слишком миролюбивой российской политики? Предпосылки-то для этого какие существуют? Только "Я хочу эту куклу! Хочу ее немедленно!", что ли? Как-то растерянно и одновременно непрофессионально смотрится подобный запрос в сложившихся условиях. Методологически неверно он выглядит, вот что я вам скажу.

Игорь Сутягин – лондонский военно-политический эксперт

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG