Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Негуманитарные амбиции Москвы


Российско-сербский гуманитарный центр

Российско-сербский гуманитарный центр

На Балканах опасаются, что Россия попытается превратить спасательный центр на юге Сербии в военный объект

Работа российско-сербского гуманитарного центра (РСГЦ) в Нише на юге Сербии, созданного четыре года назад для реагирования на чрезвычайные ситуации, продолжает вызывать споры на Балканах. Противники укрепления российских позиций в регионе подозревают Москву в попытках создания военной базы в непосредственной близости от объектов НАТО. Центр в Нише не имеет боевой составляющей, но эксперты не исключают, что по мере обострения отношений с альянсом у России могут появиться и военные амбиции на этом пространстве.

Различные интерпретации и слухи вокруг гуманитарного центра в Нише объясняются тем фактом, что он находится менее чем в 100 километрах от базы НАТО Бондстил в Косово и в 140 километрах от румынского Девеселу, где строится американский противоракетный щит. Региональные амбиции этого центра и опора на опыт и потенциал российского Министерства по чрезвычайным ситуациям, чьи военные формирования превышают 7 тысяч человек, настораживают противников укрепления российского влияния в регионе. И хотя работа центра связана, прежде всего, с разминированием, тушением пожаров и преодолением последствий наводнений, его значение выходит за гуманитарные рамки и рассматривается в контексте геополитической борьбы.

Недобросовестные спекуляции о его якобы военном или даже "шпионском" характере злонамеренны

В России нервно реагируют на любые попытки придать центру в Нише негуманитарные черты и появляющиеся в прессе слухи о якобы имеющемся у Москвы намерении создать там военную базу – в качестве противовеса "американской экспансии". В официальных заявлениях центр в Нише представляют как административный объект со складом спасательного оборудования и предметов первой необходимости. "Недобросовестные спекуляции о его якобы военном или даже "шпионском" характере злонамеренны. РСГЦ полностью открыт для подключения всех заинтересованных государств. Он действует не на основании какой-либо блоковой схемы или исходя из какого-то блокового менталитета", – разъясняют в российском МИДе.

С такой оценкой согласен и министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич. "Шпионов отправляют туда, где есть за кем шпионить. Этот гуманитарный центр неоднократно помогал Сербии во время наводнений, землетрясений и пожаров", – сказал он сербским журналистам в недавней беседе.

В НАТО работу центра обсуждать отказываются, ссылаясь на "кампанию дезинформации"

Правовой основой для создания центра в Нише послужило соглашение между Россией и Сербией о сотрудничестве в области чрезвычайного гуманитарного реагирования от 2009 года. Центр является межправительственной некоммерческой организацией, пользующейся правами юридического лица. По мере присоединения к нему других участников он может наделяться международными координационными функциями. Работа центра финансируется из бюджетов стран-участниц, за счет средств третьих стран и международных организаций, грантов и денег, полученных от оказания услуг. Территориально центр и его филиалы размещаются на аэродроме Ниша, в самом городе и других согласованных с властями Сербии районах. Поисково-спасательные и другие формирования дислоцированы на национальных территориях и привлекаются к участию в совместных операциях в случае возникновения чрезвычайных ситуаций.

В активе гуманитарного центра – операции в Сербии, Албании, Боснии и Герцеговине, Греции и Словении. На сайте организации подробно рассказывается о текущих проектах, визитах и контактах, включая взаимодействие с местным Авто-мото союзом. В последнее время спасателей в Нише посетили представители ООН, Управления верховного комиссара по делам беженцев и Евросоюза. В НАТО работу центра обсуждать отказываются, ссылаясь на "кампанию дезинформации", которую российская сторона ведет в Сербии.

Белградский политический аналитик Никола Танасич обращает внимание на регулярность негативных слухов в СМИ по поводу работы центра в Нише. Несмотря на стремление значительной части сербского общества к союзническим отношениям с Россией, власти Сербии не заинтересованы в создании здесь военной базы, говорит он в интервью Радио Свобода.

Заинтересована ли сама Россия в укреплении своих военных позиций на Балканах – это спорный вопрос

– У России есть технические возможности для преобразования центра в военную базу, другой вопрос – есть ли у нее политическая воля. Нет сомнения, что часть сербской общественности, которая позитивно относится к России и негативно воспринимает сотрудничество с НАТО, поддержала бы такой сценарий, полагая, что присутствие российских военнослужащих укрепило бы положение Сербии и обеспечило ей гарантии безопасности от внешних интервенций и агрессивного давления. Но это лишь пожелания одной части сербской общественности. 60 процентов граждан Сербии выступают за союзнические отношения с Россией, но это не означает, что все они поддержали бы идею создания здесь военной базы. Кроме того, заинтересована ли сама Россия в укреплении своих военных позиций на Балканах – это спорный вопрос. До сих пор Москва пыталась политическими и дипломатическими методами ограничивать укрепление позиций НАТО в регионе, причем не только в странах, которые еще не стали членами НАТО (в Черногории, Боснии и Сербии), но и в таких государствах НАТО, как Румыния и Болгария. То есть Россия желает ограничить возможности навязанного присутствия НАТО, но я не уверен, что она хотела бы здесь создать какой-то военный противовес.

– Как в этом контексте выглядит политика властей Сербии?

– Сербские власти последние 15 лет проводят политику ползучей интеграции в НАТО, хотя здесь нет открытой евроатлантической политики, и официально Сербия придерживается нейтралитета. Время от времени часть проправительственных СМИ, которые продвигают тезис о том, что власти проводят пророссийскую политику, что само по себе спорно, запускают тезис о том, что в Сербии может быть создана российская военная база. На самом деле это лишь пропаганда, направленная на пророссийскую часть электората. Даже если бы Россия стремилась к этому, можно с уверенностью говорить о том, что у властей Сербии такого стремления нет.

Солдаты сербской армии во время подготовки к параду

Солдаты сербской армии во время подготовки к параду

– Что вы можете сказать по поводу утверждений, что центр в Нише не работает в соответствии с его официальным предназначением?

– Российская политика на Балканах до сих пор в основном сводилась к соблюдению международных договоров. Москва заранее сообщала о каких-то своих планах и шагах и ее организации в целом работали в соответствии с их предназначением. Гуманитарный центр участвовал в урегулировании ряда кризисов в Сербии и регионе, граждане хорошо помнят, как его сотрудники участвовали в ликвидации последствий наводнения два года назад. Нет свидетельств того, что они занимаются чем-то помимо гуманитарных операций, если не считать слухов и заголовков в желтой прессе. До сих пор не было никаких шпионских скандалов, которые можно было бы предъявить в качестве доказательства того, что Россия в чем-то замешана, – говорит политический аналитик Никола Танасич.

На мой взгляд, центр в Нише подрывает европейскую и региональную интеграцию Сербии

Ситуация вокруг центра в Нише дополнительно осложнилась после того, как в прошлом году сербское правительство подписало соглашение о присоединении к Механизму гражданской обороны Евросоюза. Казалось бы, Сербии, которая в последние годы неоднократно подвергалась природным бедствиям, выгодно иметь максимальное количество механизмов по оказанию помощи, однако возникают политические противоречия. В Брюсселе от Белграда требуют избегать дублирования. Евросоюз заявляет, что российско-сербский гуманитарный центр не помешает европейскому механизму, если будет оставаться в рамках двусторонних отношений и не будет иметь региональных амбиций. Между тем, согласно уставу центра, он создан как раз с целью гуманитарной деятельности во всем Балканском регионе.

Елена Милич, возглавляющая Центр евроатлантических исследований в Белграде, отмечает в интервью Радио Свобода, что Сербии придется следовать рекомендациям Евросоюза, если она хочет продолжать свой путь в ЕС.

Безвозмездную помощь Сербия получает главным образом от Евросоюза и западных стран

– Европейская комиссия заявила, что работа центра в Нише должна быть приведена в соответствие с европейской политикой, которую Сербия поддержала. Если Сербия хочет продолжать процесс интеграции с ЕС, то ей необходимо следовать этим рекомендациям. Интересно, что Сербия не приняла новый закон о реагировании на чрезвычайные ситуации, хотя он и прошел обсуждение. Этот закон предусматривает создание правительственного органа, который координировал бы политику в этой области с учетом европейского механизма. На мой взгляд, центр в Нише подрывает европейскую и региональную интеграцию Сербии. Он служит препятствием для создания адекватной государственной инфраструктуры и принятия закона о реагировании в чрезвычайных ситуациях. Напомню, что этой весной во время предвыборной кампании в Сербии персонал центра в Нише принимал представителей одной из политических сил, которая выступает за отказ от европейской интеграции.

– Как вы оцениваете работу гуманитарного центра в Нише по сравнению с помощью со стороны ЕС?

– Центр в Нише, конечно, оказывает поддержку в чрезвычайных ситуациях и сразу пришел на помощь во время наводнения два года назад. Однако если сравнивать его с вкладом Евросоюза, то последний был значительно больше, в особенности в вопросах реконструкции. У центра в Нише хорошо налажен пиар, но безвозмездную помощь Сербия получает главным образом от Евросоюза и западных стран.

– Обоснованы ли предположения, что центр в Нише может превратиться в военный объект?

– Я не могу этого сказать, но мне странно, что российская сторона требует предоставить сотрудникам гуманитарного центра такой же статус, каким обладают представители военно-политической организации НАТО. Учитывая крайне натянутые отношения между Россией и НАТО, я не исключаю, что это может быть политикой России в будущем, – полагает Елена Милич.

Вопрос о статусе персонала российско-сербского центра наблюдатели называют одним из ключевых

В последние месяцы на Балканах активизировались споры о том, может ли Россия рассчитывать на расширение гуманитарного центра в Нише и получит ли его персонал привилегированный статус. Известно, что соглашение об иммунитетах было разработано еще в 2014 году, однако его подписание постоянно откладывается. В последнее время это объяснялось досрочными парламентскими выборами в Сербии, которые состоялись 24 апреля. Между тем вопрос о статусе персонала российско-сербского центра наблюдатели называют одним из ключевых. Эта тема вновь вошла в политическую повестку после того, как сербский парламент ратифицировал в феврале соглашение о сотрудничестве с НАТО в области материально-технического обеспечения, которое вызвало в Москве серьезное недовольство. Это соглашение предусматривает предоставление представителям НАТО дипломатического иммунитета и свободы передвижения, при этом натовская собственность освобождается от налогов, таможенных пошлин и других сборов в Сербии, за исключением оплаты коммунальных услуг.

Владимир Путин и Дмитрий Рогозин

Владимир Путин и Дмитрий Рогозин

Подвергнув критике "попытки НАТО любым способом вовлечь максимальное число стран в орбиту своего геополитического влияния", Москва тут же заговорила об иммунитете для российского персонала в рамках подтверждения сербского военного нейтралитета. Станет ли новое правительство Сербии, которое пока еще не сформировано, заниматься в срочном порядке соглашением с Россией об иммунитетах, не известно. Однако вице-премьер Дмитрий Рогозин недавно обратился к сербским властям с призывом "ускорить" эту работу, назвав данный вопрос "проблемным".

В свою очередь сербские эксперты считают вопрос об иммунитетах чрезмерно раздутым в прессе и указывают на некорректность параллелей между работой гуманитарного центра в Нише и сотрудничеством Сербии с НАТО.

Предоставление статуса имело бы негативные последствия не только для Сербии, но и для Балкан в целом

– Я не знаю, есть ли законные основания для того, чтобы предоставить привилегированный статус сотрудникам центра, которые занимаются гуманитарно-спасательными работами, но я не вижу в этом проблемы. В любом случае нельзя говорить о каких-то параллелях с ситуацией с НАТО, потому что в гуманитарном центре в Нише нет военных сил и военной техники, которая должна была бы передвигаться по сербской территории. Однако эта тема постоянно поднимается, чтобы сербские власти могли продемонстрировать свою якобы пророссийскую или сбалансированную политику, – считает Никола Танасич.

Елена Милич полагает, что российскому персоналу все же не будет предоставлен привилегированный статус, если новое правительство Сербии решит остаться на европейском пути.

– Это не только вопрос российско-сербских двусторонних отношений. Особый статус для сотрудников центра в Нише дополнительно дестабилизировал бы ситуацию на Балканах. Здесь еще много открытых вопросов. Посмотрите, например, на политический кризис в Македонии или на то, как Республика Сербская блокирует продвижение Боснии и Герцеговины в Евросоюз. Думаю, что в этом контексте предоставление статуса имело бы негативные последствия не только для Сербии, но и для Балкан в целом, – говорит она.

Гуманитарный центр в Нише на сегодняшний день остается главным инструментом российской мягкой силы в Сербии на фоне появления в последние годы новых пророссийских факторов. Что будет означать для Сербии дальнейшее усиление российского влияния? Политический аналитик Никола Танасич так отвечает на этот вопрос:

Сербские власти были готовы ввести санкции против России, но они не смогли это сделать под давлением общественного мнения

– Сербские граждане воспринимают гуманитарный центр в Нише не как элемент имперской политики, а прежде всего как организацию, которая помогает в чрезвычайных ситуациях. И все же мягкая сила предполагает наличие более серьезного идеологического и финансового потенциала, чем тот, которым на сегодняшний день может похвастаться Россия. В этом смысле гораздо больше преуспели страны Запада. Но то, что можно назвать большим потенциалом, – это симпатии большого числа сербских граждан в отношении российской политики, включая ее внешнюю политику, и симпатию лично к Владимиру Путину, который в Сербии, возможно, является самым популярным политиком. Эти широкие симпатии подтверждаются в опросах общественного мнения по крайней последние десять лет, и это то, что Россия могла бы использовать в своих интересах. Вопрос об отношениях с Россией столь значим, что сербские власти, несмотря на их крепкие позиции, не способны продавить некоторые вопросы. Я уверен, что сербские власти были готовы ввести санкции против России, но они не смогли это сделать под давлением общественного мнения.

– На чем строится положительный образ России и поддержка российской политики?

В Сербии действуют более ста пророссийских политических и неполитических организаций

– Поддержка России и ее положительный образ во многом основаны на стереотипах и неинформированности. На самом деле существует не так много каналов реальной коммуникации, очень мало людей в Сербии говорят по-русски, российские фильмы, музыка и культура в целом плохо представлены на сербской сцене. Потенциал существует, но не ясно, как он будет использован. Примитивным образом с целью извлечения сиюминутной политической выгоды? Или же он послужит фундаментом для построения серьезного стратегического партнерства, чтобы без выворачивания рук, шантажа, давления и угроз увеличивать свое влияние на сербскую власть, чтобы она не предпринимала какие-то антироссийские шаги?

В свою очередь Елена Милич считает, что сербские власти находятся под серьезным давлением, и дальнейший рост российского влияния был бы опасен для Сербии.

– Когда я говорю об опасности российского влияния, я имею в виду негативное влияние на процессы демократизации и евроинтеграции. Разумеется, я не имею в виду изучение русского языка или распространение русской культуры. Недавно мы провели исследование по поводу российской мягкой силы, и выяснилось, что в Сербии действуют более ста пророссийских политических и неполитических организаций. Их общей характеристикой является то, что их финансирование абсолютно нетранспарентно, и все они выступают против евроинтеграции и демократических процессов. И я считаю, что это крайне опасно, – отмечает Елена Милич.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG