Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Странно, почему Россия до сих пор не надумала миновать стадию традиционной представительной демократии, с которой все равно толком ничего не получается, и сразу перейти к демократии прямой. Догнать и перегнать Швейцарию и Лихтенштейн, которые считаются мировыми лидерами по проведению референдумов и плебисцитов, часто решающих не самые крупные, но беспокоящие население проблемы национального бытия, не говоря уже о вопросах серьезных – изменениях конституции и так далее.

В России для начала можно было бы провести всенародный референдум об иммигрантах. Потом – о ценах на товары и услуги, о национализации, затем – о применении смертной казни, о цензуре, о свободе выездов за границу. Об отношениях с Украиной и НАТО и так далее. Президенту страны тогда будет что сказать своим зарубежным, да и внутренним критикам: вы что – против демократии? Вы смеете возражать против народного волеизъявления? Да какие же вы после этого демократы?

Большинство поддержит разрыв с Украиной и странами НАТО, выступит за закрытие границы по советскому образцу

По некоторым из этих проблем есть социологические исследования, показывающие отношение общества к ним, по другим я располагаю лишь собственными наблюдениями и слышу голоса, громче, увереннее других звучащие в соцсетях. Но на этих основаниях все же можно предположить, каков будет исход таких референдумов. Большинство выскажется за массовую высылку иммигрантов и поражение в правах тех, кто все же останется. За жесткий государственный контроль над ценами на потребительские товары. И, разумеется, за национализацию приватизированных предприятий. Что же касается отношений с внешним миром, то трудно сомневаться, что большинство поддержит разрыв с Украиной и странами НАТО. Выступит за закрытие границы по советскому образцу (ведь подавляющее большинство за рубежом никогда не бывало, да и не собирается, а езда "взад-вперед всяких там хлыщей" очень раздражает). Разумеется, народ России решительно выскажется за восстановление и максимально широкое применение смертной казни. Проголосует за введение цензуры в СМИ. Ну и вполне логично – за пожизненное президентство Владимира Путина и дальнейшее расширение его полномочий, например, в законодательной области. Ведь опросы показывают: никакого доверия к Думе у населения нет, оно с удовольствием от нее откажется. Пусть и законы принимает Путин, а при нем можно иметь какой-нибудь красиво названный консультативный орган.

То есть по совокупности решений это будет голосование за возвращение России к режиму абсолютной монархии и в позднее средневековье. Но ничего не поделаешь: глас народа – это глас божий, не так ли? Или все же не обязательно?

Западная политическая мысль в последнее время все более критически относится к идее референдумов. Очень часто они не только не решают проблемы, но и, наоборот, усугубляют их. Шотландский лишь отложил окончательное урегулирование вопроса о независимости. Общественное мнение переменчиво как ветер мая: в Дании и Исландии население то отвергало общеевропейские договоры, то принимало их при повторном голосовании. В той же Швейцарии референдум постановил огранить свободу въезда в страну из ЕС, сильно осложнив отношения с соседями, так что критически важные экономические интересы страны оказались под угрозой. В Калифорнии участники референдумов потребовали одновременно снижения налогов и увеличения расходов и, тем самым, поставили свой штат в невозможное положение. Как пишет журнал "Экономист", "прямая демократия не может волшебным образом отменить законы математики".

Но при этом мода на референдумы и плебисциты растет. В сравнении с семидесятыми годами их число в Европе выросло примерно в три раза. И это, конечно, не случайность, это один из симптомов почти повсеместного разочарования трудящихся масс в представительной демократии. И, кстати, в современной политологии и вообще во всяких логиях. Даже, рискну предположить, в аналитическом и рациональном мышлении вообще.

Удивительно, какие бывают совпадения. Россия и Запад существуют в разных исторических фазах, шли с разных сторон и разными путями, но пришли к чему-то похожему. По крайней мере, в одном важном отношении. Так или иначе, но народные массы везде оказались в состоянии болезненного возбуждения. Различие, правда, в том, что в России оно индуцировано сверху. А на Западе – есть продукт брожения в переломный момент истории, когда значительная часть общества нервничает, напуганная непонятными переменами.

Им безразличны цифры и факты, они отвергают с порога любые призывы проголосовать за то, чтобы страна осталась в ЕС

Ярчайшие примеры тому – взрывная, небывалая популярность аутсайдера Трампа в США и движение "Брезкзит" в Великобритании, добивающееся – любой ценой – выхода Соединенного Королевства из Европейского союза. Это ностальгия по былому величию, по стабильности и предсказуемости прошлой жизни, по исчезающей на глазах английской (именно английской, а не британской) "особости". Обаятельное своеобразие Альбиона оказывается все менее совместимо с экономикой глобальной деревни, с информационной революцией, с цифровым моделированием, все дальше заходящей автоматизацией и кибернетизацией. Да и с интернетом и тиранией соцсетей тоже. Хотя, парадоксальным образом, последние широко используются и для мобилизации сторонников "Брекзита". Наверное, большинству не по себе (мне и самому эти ощущения беспокойства и тоски по старой доброй Англии не чужды). Но просвещенная буржуазия и интеллигенция держат себя в руках. Не дают смутным эмоциям взять верх над рацио. Однако на правом фланге привилегированного, высшего класса точно желчный пузырь прорвался. У этих людей горят глаза, их точно лихорадка сотрясает. Никогда не думал, что увижу среди британских джентльменов такой оголтелый фанатизм. Впрочем, эти люди в численном отношении, наверное, не составят и процента от общей численности населения. И им не удалось бы увлечь за собой полстраны, если бы их клич не нашел бы живейшего отклика в нижнем, широком основании социальной пирамиды.

Не знаю, насколько можно судить по личному опыту, но английские рабочие, с которыми мне удается общаться, не желают слышать никаких аргументов, им безразличны цифры и факты, они отвергают с порога любые призывы проголосовать за то, чтобы страна осталась в ЕС. Они, как и другие убежденные евроскептики, глухи к увещеваниям лидеров практически всех дружественных Британии стран, считающих, что "Брекзит" будет катастрофой и для страны, и для ее союзников. Что обрадуются такому исходу только враги – так называемое "Исламское государство" и Кремль. Не действуют на тех, кто все для себя решил заранее, и пугающие цифры экономического эффекта от недружественного развода с Евросоюзом. 88 процентов признанных, уважаемых экономистов Британии не сомневаются в тяжелых последствиях "Брекзита" для страны и уровня жизни населения в краткосрочном плане. Чуть меньшее, но все равно явное большинство (72 процента) уверены и в негативном эффекте ухода из ЕС в перспективе долгосрочной. Удивительное, беспрецедентное единодушие представителей разных, обычно враждующих между собой, никогда ни о чем, казалось, не способных договориться направлений экономической мысли. Мало того, руководство британских профсоюзов (а вслед за ними и лидеры лейбористской партии) в основном тоже призывает своих членов голосовать против "Брекзита". Но, судя по всему, рабочие, особенно не обладающие высокой квалификацией, воспринимают такие призывы скептически. Их бунтарские настроения можно понять: новая экономика к ним беспощадна, их доходы не растут, а то и падают, их материальный и социальный статус все больше отстает от работников вездесущих информационных технологий, городской интеллигенции и среднего класса.

Точно известно из опросов вот что: чем образованнее и чем моложе человек, тем менее вероятно, что он поддержит уход страны из ЕС. Но обычно именно эти категории граждан не склонны ходить на участки для голосования. В отличие от пенсионеров и среднего класса (часть которого тоже прониклась идеей "восстановления суверенитета"). Кто окажется активнее на этот раз? От этого и зависит исход референдума.

Глас народа далеко не всегда – глас божий. Еще в VIII веке Алкуин Йоркский предупреждал против ложной убедительности этого эффектного изречения. "Возбужденная толпа всегда на грани безумия", – говорил он. Очень точная формулировка: именно в момент ненормального возбуждения массы начинают заниматься решением судеб общества, в нормальное же время нормальные люди поглощены своими будничными делами, в крайнем случае, решением местных вопросов, им дела нет до большой политики.

Читатели "Дейли телеграф" на сайте газеты отвечали на вопрос: как вы думаете, кто победит на референдуме: сторонники ухода из ЕС, те, кто хотели бы в союзе остаться, или… Сатана? Понятно, что "ДТ" – издание правого толка, довольно далеко отстоящее от политического центра. А потому мнение его аудитории не обязательно отражает общую картину. Но вот каковы результаты голосования: 68 процентов предрекли победу – евроскептикам, 24 – еврофилам, а восемь – Люциферу. Я проголосовал за высокую вероятность победы Сатаны. Не потому, что я ее желаю, вовсе нет, а потому, что уверен: референдум в любом случае оставит расколотое британское общество глубоко травмированным, и раны эти быстро не затянутся.

Если затянутся вообще.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG