Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Предполагается, что образование будет давать отдачу с точки зрения последующей карьеры, то есть люди получают образование как экономическое благо"

Больше всего миллиардеров, по версии журнала Forbes этого года, учились в Московском институте стали и сплавов. Пять лет назад этот университет занимал третью строчку, на первом месте среди 200 богатейших бизнесменов России значились выпускники МГУ им. Ломоносова, затем - МГИМО.

МГИМО и МИСиС не первый год соревнуются за первое место в рейтинге самых богатых выпускников. Но если успех студентов-международников можно объяснить высокой мотивацией или влиятельной поддержкой родителей на старте, то устойчивое лидерство специалистов из института стали и сплавов заслуживает более пристального внимания. Нынешнее преимущество, правда, в пресс-службе самого вуза связывают с экономическим кризисом и обвалом нефтяных котировок.

Интересно, что в рейтинге Министерства образования, опубликованном в прошлом году, самый большой доход у выпускников, обучавшихся по специальности "экономика и управление" и получивших юридическая образование. Средняя зарплата выпускника Дипломатической академии МИД - 97,5 тыс. рублей, Академического правового института - 108 тыс. рублей. Здесь следует заметить, что именно по этим гуманитарным направлениям уже не первый год идет сокращение бюджетных мест.

На хорошие зарплаты могут также рассчитывать представители IT-отрасли. В министерском рейтинге лучшей в этой категории стала Высшая школа экономики, однако исследование рекрутингового портала "Superjob" этого года показало другой результат. Первое место занял Московский физико-технический институт (МФТИ), второе - Национальный исследовательский ядерный университет "МИФИ", третье - Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана. Правда, рейтинг строился на основе сравнения среднего уровня доходов выпускников российских вузов 2009-2014 года выпуска, и заработные платы выпускников вузов, проживающих не в Москве, были скорректированы с учетом региональных коэффициентов до уровня московского рынка труда.

Имеет ли смысл при выборе вуза ориентироваться на современный рынок труда, зарплаты молодых специалистов или число выпускников-миллионеров Радио Свобода рассказали директор Института информационных бизнес-систем НИТУ МИСиС Марина Нежурина, проректор НИУ ВШЭ Сергей Рощин, президент рекрутингового портала "Superjob" Алексей Захаров и руководитель исследовательской группы Национальный рейтинг университетов "Интерфакс" Алексей Чаплыгин.

Марина Нежурина, директор Института информационных бизнес-систем НИТУ МИСиС:

- Мне кажется, в первую очередь успешность и богатство зависят от личных амбиций человека и от его возможности эти амбиции реализовать. Но, конечно, очень важен бренд университета, поскольку помогает воплотить задуманное. И еще я бы отметила другой важный элемент – предпринимательскую, научную, образовательную среду, в которой "варится" студент, она тоже способствует формированию успешных людей.

Вышедшие из стен МИСиС миллиардеры занимаются самым разным бизнесом, не обязательно профильным. С другой стороны, в свое время, особенно в советское, металлургия - это было "наше всё". Металловедение, драгоценные металлы, цветные металлы и золото – по этим направления обучали в нашем университете. А теперь еще добавились информационные технологии, по которым мы в десятке лучших.

Стартовали в этом направлении в 2008 году, когда стали Национальным исследовательским университетом. Открыли Институт информационных бизнес-систем, который тогда был единственным корпоративным институтом российской компании. Сейчас этот проект уже мультипартнерский, но тогда это был прямо-таки вызов в отрасли IT. Но мы не ориентируемся на узкопрофильное образование, не мечемся по рынку, готовя то туда, то сюда специалистов. Просто закладываем фундамент, то, что требует работодатель.

Сергей Рощин, проректор ВШЭ:

- Министерство образования в прошлом году сделало очень важную вещь: опубликовало информацию о заработных платах выпускников в момент перехода учеба-работа. Причем, эти данные были очищены от тех, кто продолжил обучение, т. е. не считались бакалавры, которые пошли дальше учиться на магистров.

Когда мы начинаем сопоставлять какие-то количественные результаты и делать выводы, то надо понимать, что мы вообще измеряем. Первое - это разговор о стартовых заработных платах. Стартовая заработная плата - достаточно интересный феномен. Потому что стартовые заработные платы возникают тогда, когда работодатель практически не знает предысторию работника. Это ситуация, которую экономисты называют информационной асимметрией на рынке труда.

на 1 балл ЕГЭ при перекрестном сравнении идет 1,5% прибавки заработной платы

Из чего формируются стартовые заработные платы в течение первого года после окончания университета? Они формируются в ответ на некоторое представление о том, какого качества эти выпускники. Естественно, работодатель их тестирует с точки зрения определенного рабочего места, но работает то, что мы называем обычно - сигнал. Например, наименование вуза. Из чего, в свою очередь, складывается эффект вуза? Он складывается из качества образования, из качества тех, кто пришел в этот университет, из того, что называется совместные эффекты обучения, потому что сильные ученики взаимно вкладывают друг в друга и т. д.

Мы недавно сделали аналитическую работу, первую по России, где посмотрели, как связано качество университета, если мы его меряем через качество входа, т. е. меряем средним баллом ЕГЭ при поступлении. И каковы стартовые заработные платы выпускников. Мы получили, что на 1 балл ЕГЭ при перекрестном сравнении идет 1,5% прибавки заработной платы. То есть, если разрыв в качестве вуза составляет примерно 20 баллов ЕГЭ при поступлении, то соответственно разрыв в заработных платах выпускников будет около 30%.

Вопрос, зачем люди получают то или иное профессиональное образование - для потребительских целей, для удовольствия или как некоторое экономическое благо, уже вышел из формата дискуссии. Предполагается, что образование будет давать отдачу с точки зрения последующей карьеры, продвижения, то есть люди получают образование как экономическое благо. И правомерно поставить вопрос - какой вклад образование вносит в дальнейшую профессиональную жизнь на рынке труд и с точки зрения позиции, и с точки зрения заработной платы. Другое дело, что к этому надо подходить аккуратно, не просто все усреднять, а смотреть как соотносится вуз, личные способности, гендерные показатели в объявленной заработной плате.

Алексей Захаров,президент рекрутингового портала Superjob:

- Основная претензия работодателей к вузам, что те не научили молодого специалиста думать. Однако здесь есть некоторое непонимание между работодателем и университетом. Потому что после школы уже поздно учить человека учиться. Более того, уже в старших классах поздно, да и в средних классах тоже. Наконец-то физиологи состыковались с детскими психологами и выяснили, что в момент, когда тестостерон пошел в кровь, генетическая программа обучения выключается. С этого момента человека нельзя ничему научить, если до того в начальной школе и в раннем детстве родители не заложили каких-то установок на обучение, на творчество. Образовательная революция на самом деле начинается в школе, в первую очередь, в младших классах. И там должно поменяться абсолютно все в ближайшие 10 лет. Университеты еще будут похожи на университеты, а вот школа станет абсолютно другой.

университеты еще будут похожи на университеты, а вот школа станет абсолютно другой

Когда приходят два более-менее равных специалиста после окончания ВУЗа, они оба ничего не умеют, и мы смотрим на бренд университета, потому что есть некоторое предположение, на основе прошлого опыта, что вот этот будет быстрее, лучше, чем другой. Но когда прошло 5 лет после выпуска, диплом, не диплом - какая разница. Покажи, что ты сделал.

Более того, если человек подрабатывал во время учебы, скажем, на юриста в "Макдональдсе", премия к стартовой зарплате будет 20%. А если он работал курьером в юридической компании, и к 5-му курсу устраивается в суд уже не курьером, то премия будет 100-150% по сравнению с тем, кто вместе с ним заканчивал университет, но не работал.

Алексей Чаплыгин, руководитель исследовательской группы Национальный рейтинг университетов "Интерфакс":

- Хотя я не сторонник того, чтобы все университеты ранжировать по порядку, в том числе по зарплатам выпускников, рейтинги все же нужны. Есть замечательный европейский рейтинг, но университеты там не выстраиваются в затылок друг другу, а представлены как информационно-аналитическая система, которая позволяет именно выбрать образовательную программу, направление образования, специализацию и, соответственно, сам университет, колледж или высшую школу в этом университете. То же самое в США.

Там вообще засилье информационных систем, притом, что существуют еще и рейтинги университетов, факультетов, всего. Плюс громадная информационно-аналитическая система, которая позволяет выбрать, в т. ч. и по будущим доходам. И родители абитуриента, посидев несколько часов за компьютером, могут понять, что их ребенок, возможно, после 4 лет университета отобьет затраты на обучение в течение 10 лет, а потом в течение 20 лет станет если не миллиардером, то по крайней мере зажиточным человеком.

истории успеха не связаны с полученным высшим образованием

В России немного искаженное представление обо всем этом, и большая часть аудитории привыкла получать информацию в виде рейтингов. Кто основные потребители результатов университетских рейтингов? Это, конечно, потенциальные абитуриенты, т. е. семьи этих абитуриентов, академическое сообщество, а теперь уже и администрация университетов, особенно университетов, участвующих в программе "5 -100". Это, конечно, учредители университетов, регуляторы и наблюдательные советы, ну, и работодатели. Хотя последние ориентируются, скорее, на университетские бренды, на дипломы.

Что касается истории успехов выпускников университетов-лидеров. На мой взгляд, эти истории никаким образом не связаны с первым уровнем полученного высшего образования. Если мы вернемся к миллиардерам из МИСиС, то здесь имеет значение, во-первых, атмосфера творчества. В хороших университетах должны возникать предпринимательские инициативы, старт-апы и все, что развивает вокруг себя экосистемы инноваций.

Что касается советской и уже существующей истории, то это, скорее, приобретение социального капитала студентами этих университетов-лидеров. Социальный капитал в первую очередь складывается из неформальных, да и формальных связей. И они просто в силу своего таланта и, возможно, полученных в ходе образования компетенций начинают активно реализовывать этот социальный капитал. Но я хотел бы здесь привести слова Питера Диамандиса: "Если хочешь быть миллиардером, осчастливь миллиард людей".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG