Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Джаз развивался, как танцевальная музыка. Музыка встреч, чарльстона, плясок вскачь и крепких объятий. Великая Депрессия, вторая Мировая – всё поменяли. Но с ранних пятидесятых началось возрождение. Бибоп соседствовал с кулом и свингом.

Нью-Йорк не сразу стал столицей джаза. До него были Новый Орлеан и Сент-Луис, Канзас Сити и Чикаго и даже, в меньшей степени, Филадельфия и Детройт. Но афроамериканцы стекались в Гарлем, а вместе с ними и их традиции. Возникали большие и малые клубы и театры.

Посетителями первых клубов были практически сами жители черных районов. Но экзотика притягивала белых в это, полное бурления жизни, гетто. И здесь конечно, корни «Хлопкового Клуба», «Cotton Club’a». Вместе с белыми слушателями в «Cotton Club» пришла и столь знакомая сегрегация. На сцене были афроамериканцы, музыканты и танцовщицы, а в зале белые. Исключением были знаменитости черного цвета кожи. Да и то их сажали куда-нибудь в темный уголок.

Вы привычно слушаете еженедельное «Время Джаза» - в прямой ретрансляции или же в подкасте с нашего сайта www.svoboda.org . У микрофона в Париже Дмитрий Савицкий.

Cab Calloway - Zaz Zuh Zaz – 3:29 (Cab Calloway - Zac Zuh Zaz - RCA)

«Zaz Zuh Zaz» - Кэба Кэллуэя. Кэб и его оркестр уже вне «Cotton Club’a», 1933 год.

В 1920 году боксер, чемпион в тяжелом весе с мировым именем, Джак Джонсон, арендовал верхний этаж здания на углу 142 улицы и авеню Леннокс. То есть в самом сердце Гарлема. Он открыл в ту эпоху сухого закона клуб, который сначала носил название «Club Deluxe». Знаменитый гангстер и бутлегер, контрабандист спиртного, Оуни Мэдден стал хозяином клуба в 1923 году, сохранив Джака Джонсона в роли управляющего. Операцию эту Оуни Мэден проделал из тюрьмы «Sing-Sing», переименовав клуб в «Cotton Club».

«Коттон Клуб» стал мощной стартовой площадкой для многих молодых оркестров. С 1923 года здесь выступает джаз-банд Флетчера Хендерсона. С 1927 по 1931 – в «Коттон Клубе» царит Дюк Эллингтон. К этому времени клуб радиофицирован и благодаря радиотрансляциям выступлений комбо Эллингтона становится известным на всю страну. Кэб Кэллоуэй заступил на вахту так же в 1931 году, а через три года здесь выступает Джимми Лансефорд. Ну и, конечно, в «Коттон Клубе» выступали такие звёзды, как Луис Армстронг, Этель Уотерс и Билл Робинсон. В клубе начинала свою карьеру — как танцовщица и певица -Лена Хорн.

Duke Ellington - Song of the Cotton Field – 3:00 (Duke Ellington - 1924 - 1927 - Ultimate Jazz Archive)

«Song of the Cotton Field», «Песня Хлопкового Поля» - Портэра Грэйнджера. Оркестр Дюка после переезда из Кентукки в Нью-Йорк, в «Cotton Club». Тот самый 31 год. Это всё антиквариат. И еще один пример ветеранов клуба:

Fletcher Henderson & His Orchestra - Blue Lou – 3:06 (Fletcher Henderson - 1934-1937 - Classics Records)

«Blue Lou» Сэмпсона и Миллса. Оркестр Флетчера Хендерсона уже на вольных хлебах, 27 марта 1936 года. Это лучшее, что сохранилось среди скрипа граммофонных пластинок!

В эпоху великой депрессии большие джазовые клубы были скорее танцевальными залами. Чтобы хоть как-то уравновесить тяготы, серость и угрюмость тех лет, американцы ходили танцевать. Не тайна, что поиск общения, чисто физическое понижение стресса, поиск интимных отношений были и целью и содержанием танцевальных вечеров. Но в начале Второй Мировой размеры этих танцевальных площадок, как и количество музыкантов – сократились. Традиции 10-х годов, традиции дельты Миссисипи, всех этих заведений, притонов и хонки-тонк, начали съеживаться. Да и сами оркестры, их составы уменьшались, зато появилось больше молодежи – до призывного и на грани призывного возраста.

Напомню, что вы слушаете еженедельное «Время Джаза» - с нашего сайта www.svoboda.org . У микрофона в Лютеции ваш ДС.

Louis Armstrong - Beale Street Blues – 4:56 (Louis Armstrong - Plays W.C. Handy – Columbia)

«Beale Street Blues» WC Хэнди. Луи Армстронг – труба и вокал; Трамми Янг – тромбон; Барни Бигард – кларнет; Билли Кайл – рояль; Орвэл Шо – контрабас и Баррет Димс – ударные. «Коламбия» реставрировала этот студийный диск в 1997 году. По идее запись была сделана в 1954-м.

Что замечательно в джазе, так это то, что все жанры и стили существуют одновременно. Как вы заметили, я выбираю те из записей, которые звучат вполне современно, но которые все же не так далеки от эпох, о которых сегодня идет разговор.

В военные годы происходит несколько метаморфоз. От огромных оркестров Бенни Гудмэна, Дюка Эллингтона или Каунта Бейси остаются в лучшем случает септеты и секстеты. Молодежь готовит революцию бибопа. Джаз теряет свою основную тенденцию – музыка для танцев. Диззи Гиллеспи и Чарли Паркер постепенно вводят джаз в будущий тупик – музыка для слушанья. Конечно, и чикагские, и иные клубы были в первую очередь ресторанами с музыкой. Но танцы не исчезали. Новая музыка вынуждает традиционный джаз искать то, что медленно, но верно растворяется в ранних бешеных ритмах бопа: танцевальный ритм. Направление намечено. Это – ритм-н-блюз. Если проследить саму тенденцию, это похороны старого джаза, тупик, который приведет к музыке только для слушанья – к авангарду. Клубы все больше напоминают концертные залы.

Ornette Coleman - R.P.D.D – 9:39 (Ornette Coleman - Original Album Series – Atlantic)

«R.P.D.D» - Орнетта Коулмэна, альт-саксофон и лидер; Дон Черри «карманная» труба; Скотт ЛаФаро – контрабас и Эд Блэкуелл – ударные. 1959 год.

Конечно, некоторые фаны джаза во всех его жанрах умудрялись танцевать и под эту музыку. В ней еще есть чёткий ритм и она всё еще свингует. Но скоро и это исчезнет. Джазмены сами загнали себя в тупик. Народившийся в Англии рок-н-ролл и свой национальный ритм-и-блюз, в котором все же чувствовались столь знакомые мотивы и ритмы церковной музыки, потеснили джаз с рынка. Чарльз Мингус работал на почте. Многие просто переставали играть. Многие уезжали в Европу и Японию. И лишь Майлз Дейвис искал выход из положения. Пластинки не продавались и Майлз решил соединить джаз и рок. Так родился джаз-рок, а за ним джаз-фьюжн.

К концу сороковых и в начале пятидесятых оркестры вновь начали разрастаться, а клубы-рестораны теперь устраивали меж столиков и перед сценой танцплощадки. Бибоп царил, но не везде. Свинг так же ожил. Многие музыканты играли и свинг, и бибоп или некий свинговый бибоп. Появились и в аптауне привилегированные ночные клубы. Все еще для белых. Но 52-ая улица, улица джаза, была первым наброском того, что стало Café Societe: цвет кожи больше не имел (по крайней мере там) принципиального значения. Одним из таких новых клубов (1949 года рождения) был клуб Birdland.

Вы слушаете еженедельное и свингующее «Время Джаза» с нашего сайта www.svoboda.org - в прямой ретрансляции или же в подкасте. У микрофона в городке на Сене – ваш ДС.

Clark Terry - Li'l Darlin' – 6:26 (Clark Terry - Herr Ober - Live at Birdland Neuburg - Nagel-Heyer)

«Li'l Darlin'» - Нила Хэфти. Кларк Терри – труба и лидер; Дэйв Глассер – альт-саксофон; Дон Фридмэн – рояль; Маркус МакЛорин – контрабас и Сильвия Гуэнса – ударные. 79-летний ветеран джаза Кларк Терри записал этот концерт 20 мая 2000 года в клубе «Birdland» в Нёйбурге, Германии. Легендарные клубы «Birdland» росли как грибы по всему миру.

А вот сам нью-йоркский сверхпопулярный «Birdland»:

Lester Young - Three Little Words – 6:46 (Lester Young - Live At Birdland – ESP Disk’)

«Three Little Words», «Три крошечных слова» Хари Руби. Самый популярный и частый гость в нью-йоркском «Birdland» - тенор-саксофонист Лестер Янг. Оркестр Каунта Бейси. Запись сделана в ранних пятидесятых.

К концу пятидесятых сотни джазовых клубов свинговали по всей Америке. Это были золотые годы джаза, который жил свингом, разными формами бибопа и кулом. В белых салонах чинно танцевали. В афроамериканских плясали под ритмы всех танцев, произошедших от чарльстона. Жажда людей быть вместе, тем более в годы небывалого послевоенного энтузиазма, была неостановимой. Романы-однодневки сходили на нет. Вернее они перекочевали в почти специализированные клубы, которые, внеся новую черту в этимологию слова, называли «клубами свинга». Свинговать теперь было словом с явной сексуальной коннотацией. Но – не единственной.

К клубам и их персонажам я еще вернусь. В том числе и к тому сюрпризу, который нам устроил на каннском фестивале режиссер, актер и кларнетист – Вуди Аллен. Расстанемся же мы на легендарной записи, сделанной в «Birdland». Угадать автора и исполнителя особого труда не составит. Тем более что эта запись стала классикой и о ней говорят все историки джаза. Да и наши фаны знакомы с ней еще с эпохи «Сорока Девяти».

John Coltrane – Spiritual – 12:29 (John Coltrane - The Complete 1961 Village Vanguard Recordings – Impulse)

«Spiritual» Джона Колтрейна. Он же – сопрано-саксофон (сакс - подарок Майлза). Он же, Трейн, лидер. Эрик Долфи – басовый кларнет. МакКой Тайнер – рояль; Реджи Уоркмэн - контрабас. Элвин Джоунс – ударные. Концерт в «Birdland» записанный Руди Ван Гелдером 1 ноября 1961 года.

На этом о клубах всё на сегодня. Наш клуб «Времени Джаза» опускает занавес. Звукорежиссер передачи – Александр Аркадьев, автор и ведущий – Дмитрий Савицкий. Вы всегда найдете нас по адресу www.svoboda.org . Всех вам мыслимых и немыслимых благ. До следующей недели, чао, бай-бай.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG