Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О нем не пишут наперебой газеты. Политики не спешат делать о нем заявления. Гражданские активисты не выходят с его портретами на площадь. Он – политзаключенный, его зовут Алексей Пичугин, и сегодня исполняется 13 лет с тех пор, как его арестовали. К сожалению, случаются новые трагедии, появляются новые политические заключенные – только за последний год их список, составляемый Правозащитным центром "Мемориал", увеличился на 37 человек. Изменений в судьбе Алексея не происходит, и общество, включая журналистов, о нем забыло. Нет новых событий – нет информационного повода что-либо написать, возникает стена молчания.

А может, это и есть самый вопиющий и страшный информационный повод – что уже тринадцать лет в положении неправедно осужденного узника не наступают изменения, что справедливость в отношении него не восстановлена? Постановление Европейского суда по правам человека по первому делу Пичугина, указывающее на необходимость пересмотра судебного решения, не выполнено. По второму – лишь прошла коммуникация, но когда начнется разбирательство по существу – неизвестно. Продолжительность человеческой жизни оказывается соизмеримой со сроками рассмотрения в Страсбурге жалоб, не говоря уже о сроках исполнения решений странами-ответчиками.

Если при президенте Борисе Ельцине работала – и эффективно – комиссия по помилованию, то сейчас ее заменяет сложная иерархическая бюрократическая структура. И прошение – подчеркиваю: без признания вины, – которое Алексей Пичугин еще в ноябре прошлого года подал на имя президента Владимира Путина, даже не дошло до главы государства. Отказ подписал губернатор Оренбургской области Юрий Берг.

Почему бы не обменять Алексея Пичугина, например, на Виктора Бута?

Почему бы Владимиру Путину самому не помиловать Пичугина? На мой, взгляд, это, по сути, означало бы снятие вопросов по первому делу Пичугина, оставшихся между Страсбургским судом, Комитетом министров Совета Европы, с одной стороны, и Россией – с другой. Как показала история с Надеждой Савченко, для этого не нужны ни признание вины (что бы ни утверждали некоторые чиновники), ни даже прошение осужденного. Нужна лишь добрая воля президента, который, согласно формулировке подобных указов, действует исключительно "из соображений гуманности". А истинные мотивы доброго дела, если они отличаются от заявленных документально, у меня, честно признаться, любопытства не вызывают.

Алексей Пичугин

Алексей Пичугин

Почему бы не обменять Алексея Пичугина, например, на Виктора Бута? Эту идею высказывал бывший начальник информационно-аналитического управления компании "ЮКОС" Алексей Кондауров еще в 2011 году. Как он тогда написал, у США появляется теоретическая возможность завершить весьма сомнительную с правовой точки зрения историю с Виктором Бутом красивым гуманитарным жестом, предложив обменять этого заключенного на незаконно осужденных российских граждан, являющихся в России по факту политическими заключенными. А теперь, похоже, и сама судья, приговорившая российского гражданина к 25 годам тюрьмы, пришла к мысли, что он осужден пусть по букве, но не по духу закона, и подала в отставку.

На мой взгляд, именно сейчас, после того как Окружной суд Гааги встал на сторону России в споре о 50 миллиардах долларов, помилование Алексея Пичугина с экономической и имиджевой точек зрения для России в целом и для Владимира Путина в частности было бы особенно удачным ходом.

Ведь, с одной стороны, как бы ни трубили российские представители о своей окончательной и бесповоротной победе над ЮКОСом в Гааге, судебные споры продолжаются. Международный арбитраж – это высшая арбитражная инстанция, и в целом ряде юрисдикций его решение трактуется как акт международного правосудия, не подлежащий отмене местным судом страны, где по стечению обстоятельств расположился тот или иной международный трибунал. А значит, дамоклов меч в виде ареста имущества в обеспечение 50-миллиардного (плюс немалые ежедневные пени) долга всегда будет висеть над Россией. И с этими рисками придется что-то делать.

С другой стороны, выигрыш в Окружном суде Гааги позволяет России, помиловав Пичугина, при необходимости в любой момент напомнить об этом судебном решении, если кто-то станет утверждать, будто власть поддалась давлению юкосовцев и банально обменяла заложника на деньги.

Вера Васильева – независимый журналист, автор книг "Как судили Алексея Пичугина", "Третий суд Алексея Пичугина: хроники дела ЮКОСа", "Без свидетелей? Дело Невзлина: записки очевидца заочного процесса", "Алексей Пичугин – пути и перепутья"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG