Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российским регионам не хватает средств на закупку препаратов для ВИЧ-инфицированных граждан

Вопреки заявлениям министра здравоохранения России Вероники Скворцовой о том, что расходы на лекарственное обеспечение россиян являются публичным обязательством и не могут быть сокращены, с весны 2016 года региональные власти начали испытывать проблемы с получением из федерального бюджета денег на закупку антиретровирусных препаратов. Об этом стало известно журналистам газеты "Коммерсант", которые сообщают, что регионы вынуждены сворачивать уже анонсированные аукционы на закупку лекарств для лечения ВИЧ.

В частности, источники издания сообщают, что в Пермском крае заморожено около 10 процентов средств на закупки специальных препаратов: примерно с 605 млн до 544 млн рублей. "Все контракты, заключенные на сумму свыше 544 млн рублей, должны быть расторгнуты", – пишет газета. В распоряжении журналистов есть и ответ Тульского областного СПИД-центра на жалобу одного из пациентов: "Центр испытывает дефицит антиретровирусных препаратов по причине несвоевременного поступления субсидии из федерального бюджета в бюджет Тульской области на их закупку". Сообщается о подобной ситуации в Санкт-Петербурге, однако объем сокращенных средств не приводится.

О возможных последствиях приостановки федерального финансирования антиретровирусной терапии Радио Свобода рассказал глава Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Вадим Покровский

Вадим Покровский

– Проблема будет несколько компенсирована тем, что, как ожидается, в этом году стоимость препаратов для лечения одного пациента снизится. Это естественный процесс, она вообще снижается во всех странах. Кроме того, в России будет больше закупаться генерических препаратов (препараты, продающиеся под международным непатентованным названием либо под патентованным названием, отличающимся от фирменного названия разработчика препарата. –​ РС). Но это в целом не решает проблему, потому что те стандарты терапии, которые пока применяются в России, отстают от общемировой тенденции. Сейчас Всемирная организация здравоохранения рекомендует лечить всех пациентов, как только у них выявилась ВИЧ-инфекция, а у нас ждут определенного снижения показателей иммунитета, и только когда риск развития СПИДа уже становится очевидным, назначают лечение. И по этим стандартам у нас получают терапию примерно 220 тысяч человек из 850 тысяч зарегистрированных официально ВИЧ-инфицированных.

–​ Это значит, что другие люди просто не обратились за помощью и не встали на учет?

У нас только когда риск развития СПИДа уже становится очевидным, назначают лечение

– Нет, из них примерно пятая часто не обратилась, не встала на учет, а какие-то люди пока ждут, когда у них снизится иммунитет и им пропишут лекарственные препараты. Они, кстати, бесплатные. В общем-то, пора России тоже переходить на стандарты более раннего начала терапии, но это, естественно, повлечет за собой увеличение расходов. Поэтому вопрос, конечно, не сможет ограничиваться только снижением стоимости лечения. Но все равно в перспективе, чтобы как-то преодолеть последствия эпидемии, нужно увеличивать бюджет на борьбу с ВИЧ-инфекцией. И не только на лекарства, конечно, но и на обучение населения и другие профилактические мероприятия.

–​ Вы сказали "эпидемия". Очень много говорилось об эпидемии ВИЧ в России в начале этого года, и тогда самые разные чиновники самых разных уровней и некоторые депутаты Государственной Думы заявляли, что никакой эпидемии нет.

– Эпидемия – это процесс распространения ВИЧ, а этот процесс в России идет уже много-много лет. Поэтому здесь можно говорить только о разных фазах эпидемии. У нас выделяют три фазы – начальная, концентрированная, когда в основном группы риска болеют, и генерализованная, когда эпидемия распространяется уже на все население. А мы сейчас как раз в промежуточной фазе – между концентрированной, когда в основном были поражены наркопотребители, и генерализованной, когда есть большой риск, что от этих наркопотребителей вирус начнет широко распространяться.

Увеличится смертность от ВИЧ-инфекции, если лечение будет начинаться слишком поздно

–​ В этой ситуации к чему может привести сокращение финансирования закупок антиретровирусных препаратов?

– Только к одному – увеличится смертность от ВИЧ-инфекции, если лечение будет начинаться слишком поздно. А на основную эпидемию это не будет действовать, потому что на распространение вируса может оказать влияние только очень высокий охват терапией. Например, когда 90 процентов всех инфицированных будут получать антиретровирусные препараты. До этого момента важны более известные превентивные мероприятия – обучение населения безопасному половому поведению, пользованию презервативами, использованию чистых шприцев наркоманами и тому подобное.

–​ Сколько денег нужно хотя бы для того, чтобы поддерживать существующую программу обеспечения специальными препаратами ВИЧ-инфицированных в России?

– Сейчас на это выделено 20 миллиардов рублей. Эти деньги могут поддержать ситуацию в нынешней ее фазе, но для того, чтобы выглядеть более или менее соответствующим современным требованиям, потребуется, наверное, 100 миллиардов рублей, то есть финансирование нужно увеличить в пять раз.

Для пациентов с ВИЧ риски возрастают

–​ Правильно ли я понимаю, что сейчас даже и эти 20 миллиардов урезают?

– Мы пока не знаем, год еще не закончился, но ситуация не очень хорошая со всех сторон. Потому что, еще раз повторю, желательно начинать лечение как можно раньше. А когда не хватает препаратов, следствием, конечно, всегда является запоздалое лечение. Поэтому для пациентов с ВИЧ риски возрастают.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG