Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Недавняя стрельба в Далласе, жертвами которой стали пятеро полицейских, а потом и стрельба в Батон-Руже (трое погибших, четверо раненых) мало что изменили в Америке. Все происходит с утомляющей регулярностью: сенсационные заголовки в газетах, поиск убийцы, памятные венки на месте преступления, приезд и выступление президента. Разве что, в случае с Далласом, Барак Обама на день раньше вернулся из европейской поездки, прервав ее по такому трагическому случаю. Трагедия остается трагедией, но подобные трагедии, увы, уже вошли в американский быт. А трагедию, ставшую бытом, как-то и не совсем удобно именовать столь пышно. Это образ жизни, повседневность, именно что быт.

Страсти, понятно, кипят, но их охлаждает трезвая и беспристрастная статистика. С 2001 по 2011 год от огнестрельного оружия ежегодно гибнут 11 с лишним тысяч американцев. 11 368 человек, если быть совсем точным. В сумме число таких ежегодных смертей, складываясь, превышает потери американских военных частей за всю историю войн, которые вели Соединенные Штаты. К этому можно приплюсовать число погибших на дорогах в результате автокатастроф. Таких страдальцев ежегодно около 40 тысяч.

Есть один непреходящий лозунг, одно заклинание и мантра: ограничить торговлю оружием. Сделать оружие труднодоступным, окружить его приобретение непроходимым бюрократическим частоколом. Сторонники права на ношение оружия резонно замечают: стреляет не оружие, а человек. Тем более остро вставало и встает требование усилить контроль за оружием. Но ничего не меняется.

Каждый год происходят немотивированные убийства – в студенческих кампусах, в казармах, просто на дорогах (популярный спорт мальчишек – стрелять с дорожных мостов по едущим внизу автомобилям, подчас даже из рогаток: сложение скоростей невинного камешка и автомобиля дает тот же летальный результат). И каждый год цветы в кампусах, плачущие люди обнимаются, утешают друг друга, выступает президент, раздаются призывы установить контроль над оружием – и вновь повторяется то же самое.

Можно, не боясь сильно ошибиться, предположить, что вопрос об огнестрельном оружии в США не будет решен никогда

В сущности, такие трагедии перестают быть в США новостными событиями. Новость – то, что случается редко и резко выпадает из течения будней. В США это сейчас – будни, утратившие остроту и злободневность. Не назовешь ведь новостью дождь, скажем, в Манчестере. Иногда кажется, что не будь в нынешнем мире телевизора с его лезущими в глаз картинками, об этих происшествиях и говорить бы перестали. Скучные истории.

Можно, не боясь сильно ошибиться, предположить, что вопрос об огнестрельном оружии в США не будет решен никогда. Право на оружие составляет Вторую поправку к Конституции США. Это конституционное право американского гражданина, вне зависимости от того, какова степень его психической уравновешенностью. Американец – самостоятельный и самодеятельный субъект; человек, способный и желающий защитить себя в первую очередь, и только во вторую очередь полагающийся на защиту правоохранительных органов. Каковые органы (и далеко не только в России) отнюдь не первыми бросаются на защиту униженных и оскорбленных.

Напомню вам о бытовой американской ситуации. 80 процентов американцев живут в собственных домах на весьма обширных участках. Защита – забор из жердей. Расхаживая по своим, допустим, пятиакровым владениям, добрая часть которых – лес, американец обычно имеет в кармане какую-нибудь погремушку. Или разъезжая в темное время суток по своим обширным полям – мало ли кого можешь встретить? Без оружия можно обойтись разве что в городском многоквартирном доме под круглосуточным дежурством. У охранника – пульт, связанный со всеми ближайшими полицейскими участками. Но ведь в сельской Америке такой благодати нет, поэтому рассчитывать можно только на себя.

Обладать в Америке оружием – не роскошь, и не баловство, а сплошь и рядом прямая необходимость. И вообще это коренная особенность американского духа – рассчитывать на себя, на свои силы и сообразительность, а не на столичного дядю, который, глядишь, только к следующим выборам починит водопровод. Можно и нужно, однако, запретить продажу наступательного оружия. Такое оружие – это не право на оборону, а право на нападение.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG