Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасли бы русские Путина, как турки спасли Эрдогана?


Путин в Анкаре. Каких-то два с половиной года назад.

Путин в Анкаре. Каких-то два с половиной года назад.

"Опыт Эрдогана по подавлению мятежа ценен для России". Главный редактор еженедельника "Собеседник" Юрий Пилипенко о народах и правителях в кризисных ситуациях. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: C нами Юрий Пилипенко, главный редактор еженедельника «Собеседник». Нас ждет обсуждение важнейших и актуальнейших событий последнего дня, последней недели. Мы начнем с заседания Международного Олимпийского комитета, на котором было решено отложить решение судьбы сборной Российской Федерации до выходных, в выходные мы узнаем, допустят ли ее до Олимпийских игр. Но пока все равно прозвучали очень жесткие вещи, очень неприятные, МОК призвал международные спортивные федерации отказаться от проведения соревнований на территории Российской Федерации. Сам МОК отказывается от патроната Европейских игр, которые должны были пройти в России в 2019 году. Чем все это закончится в итоге после выходных для сборной Российской Федерации?

Полная видеоверсия программы

Юрий Пилипенко: Я очень надеюсь, что сборную России не отстранят от участия в Олимпиаде, потому что, мне кажется, что все спортсмены не виновны в том, что некоторые попались на допинге. Думаю, что основная вина лежит на чиновниках и прежде всего министре спорта Виталии Мутко. Наша газета со следующего номера начинает акцию за отставку Виталия Леонтьевича, потому что его «заслуга» очень большая в том, что этот скандал существует, на мой взгляд. То, что нашли пяток второстепенных чиновников, стрелочников, с которыми, я надеюсь, была обстоятельная беседа, которым, как мне кажется, многое обещано, которые когда-от обязательно всплывут в каких-то или спортивных или других чиновничьих кабинетах, я в этом не сомневаюсь. Но то, что прежде всего чиновники и их кураторы из ФСБ склоняли спортсменов к тому, чтобы они употребляли различные препараты, чтобы приносили родине таким образом медали — вот это для меня безоговорочно. Но мне кажется, вины спортсменов, которые готовились к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро много лет и для которых это последний шанс поучаствовать в самом значительном соревновании четырехлетия, они, конечно же, не виноваты. Я надеюсь, МОК примет, наверное, это будет половинчатое решение, что большинство команды и те спортсмены, которые не имеют никакого отношения к допингу, они все-таки смогут поехать на Олимпиаду. Но для чиновников, я так понимаю, это решение уже принято, въезд на Олимпийские игры будет закрыт уже сейчас. Большинство тех, кто имел хоть какое-то отношение, они должны будут быть отстранены от всех соревнований, от участия, от аккредитации, от всего на свете.

Елена Рыковцева: Мутко заявил уже, что мы готовы сделать эту жертву: только ради того, чтобы наши спортсмены участвовали, мы никто не поедем, мы откажемся от чиновничьей квоты полностью, только спортсмены и только тренеры.

Юрий Пилипенко: Мне кажется, что Олимпиада очень тесно связана со следующим крупным соревнованием — Чемпионатом мира 2018 года. Потому что о проведении Чемпионата мира, конечно, мечтают все высшие чиновники российские, Владимир Путин в том числе, для него это вопрос чести. Много, во-первых, действительно сделано, но упустить такое соревнование никто не хочет. Я уверен, что если бы не было Чемпионата мира, то давно бы уже заявили о том, что российская сборная сама не хочет ехать в Рио-де-Жанейро.

Елена Рыковцева: В том-то и дело, все ждали, что мы в знак солидарности с нашими спортсменами снимаем всю сборную.

Юрий Пилипенко: Не снимают, на мой взгляд, по одной причине, потому что после этого встанет вопрос очень серьезно о проведении Чемпионата, может ли страна проводить Чемпионат мира. Я думаю, что и сейчас этот вопрос в подвешенном состоянии, невзирая на заверения ФИФА, но тем не менее, это будет очень болезненный удар по России. Поэтому ради чемпионата мира сейчас борются, как за соломинку держатся за Рио-де-Жанейро, готовы кем угодно, в том числе и Мутко жертвовать, мне кажется.

Елена Рыковцева: Почему, кстати, не жертвуют? В чем причина такой привязанности, приязни к Мутко? Сколько уже было поводов прекрасных, элегантных избавиться.

Юрий Пилипенко: Я думаю, что это человек команды, близкий очень человек к руководству России, человек, который выполняет все поручения. У меня нет сведений о том, что кто-то там сверху эти все допинговые коктейли заваривал, но то, что он принимал не самостоятельное решение, не Мутко принимал решение, чтобы многие спортсмены пользовались допинговыми коктейлями, принималось, мне кажется, на самом верху. Поэтому защищают Мутко. Мутко человек непредсказуемый, он лихой на некоторые русско-английские слова, поэтому он много чего может рассказать — это во-первых. Во-вторых, с Мутко некоторые связывают победу на Олимпиаде в Сочи. Теперь, как мы понимаем, эта победа позорная, она завоевана, как теперь понятно, не очень честными методами и способами. Держать своих до последнего, пока не встанет вопрос абсолютно в такой плоскости, что надо удалять. Сейчас не требуют этого, как будто не было его фамилии, хотя фамилия Мутко прозвучала в докладе ВАДА, что об этом знал Мутко и так далее, пока сейчас не требуют, его держат еще. Я думаю, как только потребуют, может быть пожертвуют.

Елена Рыковцева: Давайте посмотрим, что говорили прохожие на улицах Москвы, считают ли они правильным, если МОК снимет сборную Российской Федерации.

Опрос на улицах города

Елена Рыковцева: Я хочу обратить внимание на фразу одной женщины, которая говорит, что притянуто за уши. Вы знаете, это совершенно не случайная фраза. Я вчера посмотрела все выпуски новостей, всю реакцию. Конечно, общий хор российских федеральных каналов состоит в том, что бездоказательный доклад. Вчера один за другим по НТВ выходили спортивные чиновники, клеймили Родченкова, главного разоблачителя и говорили, что почему, если он делал свои темные делишки, отвечать должна Россия. Это его личные темные делишки, связанные с допингом. Случился на федеральных каналах редкий случай, такой когнитивный диссонанс: с одной стороны идут новости, что сняты чиновники, а с другой стороны – доклад бездоказательный. Зачем же вы тогда их снимаете? Вы выберите какую-то одну линию поведения.

Юрий Пилипенко: В этом все и дело, в том, что мы понимаем, что мы зашли слишком далеко и что из этой грязи не выпутаться. Но слишком велико желание остаться хотя бы в спорте. Это связано с тем, что спорт в России больше, чем спорт — это действительно инструмент политический, мы таким образом показываем свои мускулы. Мы их показываем всюду на полях сражений, Донецк, Сирия и так далее, и на футбольных и других спортивных аренах. Я неслучайно об этом говорю, потому что совсем недавно один из тренеров мне сказал о том, что: а вы разве не знаете, что во Францию два самолета были отправлены с людьми, которые никакого отношения к болению не имеют. Это были хорошо накаченные, хорошо упакованные, в футболках «Россия», они ехали туда прежде всего, чтобы поучаствовать в этих безобразиях. Я думаю, от следующих провокаций нас только уберегло то, что сборная Россия настолько выглядела беспомощно, что даже драться за такую сборную никто бы не захотел. Смешно после 0:3 от Уэльса еще драться. Поэтому единственный такой светлый момент, когда 1:1 с Англией и, конечно, тут в ход пошло все. Я думаю, это сыграет свою отрицательную роль и уже сыграло и для того, что если будет Чемпионат мира в России, то многие болельщики просто откажутся ехать в страну, где ничего кроме махания кулаками им предложить не смогут, даже если их будут возить на бесплатных автобусах, о чем уже заявлено. Потому что мы сами себе создали такой имидж людей, которые по любому поводу готовы пустить в ход кулаки.

Елена Рыковцева: С одной стороны кнут, с другой пряник. Будут как в Крым в первый год бесплатные практически самолеты, так же будут на Чемпионат мира зазывать.

Юрий Пилипенко: Мы вас бесплатно будем здесь бить, давайте, приезжайте.

Елена Рыковцева: Следующая тема, которую хотелось бы обсудить, интересный вопрос вы предложили: зачем турки спасали Эрдогана? Я бы этот вопрос немножко продлила: как русские поведут себя в аналогичной ситуации, если бы вдруг, никто не застрахован, с Горбачевым случилось, почему не может случиться с Путиным, как поведут себя россияне в аналогичной ситуации? Действительно ли спасли, вы считаете, что народ его спас?

Юрий Пилипенко: Я думаю, что это был очень последний шанс Эрдогана после того, как он понял, что переворот может случиться, обратиться к народу в ночное время, чтобы народ вышел на улицу. Потому что в другом случае шансов, конечно, было бы намного меньше. Люди, которые вышли на площадь, люди, которые вышли к зданию парламента в Анкаре и к президентскому дворцу, конечно, они спасли прежде всего ситуацию. Потому что гэкачеписты турецкие, как мы их назвали в последнем номере, они именно этого может быть испугались. Кто-то справедливо сказал, что участникам мятежа военного не хватило ярости.

Елена Рыковцева: Ярости и недооценки народных настроений.

Юрий Пилипенко: Я думаю, что ярость могла бы быть в отношении Эрдогана. Потому что у многих особенно генералов и полковников давно уже зреет неприязнь к Эрдогану — это известно, чистки там бесконечные происходят. Но ярости в отношении к народу у них не могло появиться. Мне кажется, что это люди, которые хотели, чтобы в стране изменился прежде всего лидер, чтобы изменилась страна. Армия в Турции прежде всего гарант конституции. Мы знаем по предыдущим переворотам, что очень часто турецкие генералы, которые участвовали в переворотах, не добивались личных каких-то привилегий, преференций, они хотели, чтобы в стране прошли новые выборы, чтобы эти выборы были честными и так далее. Мы не случайно в последнем номере на главной странице написали, что расправа ждет участников военного мятежа в Турции. Мне кажется, этот очень важный вопрос о том, что те люди, которые затеяли мятеж, безусловно, антиконституционный, тут никто не спорит, но их никто может не выслушать до их смерти, зачем они это сделали. Кто сегодня будет слушать этих людей? Никто. Если будет принято это ужасное решение по поводу смертной казни, я ставлю 70 на 30, что будет принято такое решение, слишком Эрдоган решительный, то, конечно, этих людей расстреляют. Да, будут какие-то суды, но мы понимаем, что даже судьи сейчас все заменены. Как в этой ситуации люди, которые сейчас после этих кошмарных зачисток, в которых десятки тысяч людей задействованы, как они могут принять другое решение. Конечно, они примут решение о смертной казни. И никто этих людей не выслушает, никому это не нужно.

Елена Рыковцева: Вы считаете, сами эти военные ожидали, что люди все равно за ним? Вы не считаете, что они просто просчитались в оценке того, что будет дальше, как поведет себя народ?

Юрий Пилипенко: Конечно, они действовали нерешительно — это понятно и по гостинице в Мальмарисе они опоздали на полчаса, как теперь известно. И в воздухе действовали нерешительно. Мне кажется, речь об устранении Эрдогана не шла, скорее всего речь шла об аресте президента. Видимо, это и сдержало от каких-то решительных действий. Наверное, надежда была на то, что он будет арестован в гостинице и тогда, я думаю, могло бы быть другим поведение народа. Но когда этого не произошло, то народ вышел. Народ, особенно это касается стран, которые очень подвержены авторитарности лидеров, есть такое понятие, это касается не демократических стран — это касается стран, которые очень влюблены в авторитаризм, никуда от этого не деться, Турция одна из таких стран. Но мне кажется, это происходит до тех пор, пока их лидер жив, когда он на свободе, при власти и так далее. Это может измениться мгновенно в течение нескольких часов, как только лидер оказывается за решеткой, на скамье подсудимых и так далее. Любовь проходит очень быстро.

Елена Рыковцева: Дмитрий из Твери, здравствуйте.

Слушатель: На ваш вопрос, возможно ли в России повторение, как в Турции, ответ однозначный — так же выйдут за Путина, здесь даже у меня сомнений нет.

Елена Рыковцева: Независимо от того, где он будет находиться. Юрий Пилипенко говорит о том, что если бы он был изолирован, неизвестно, как повел бы себя народ. То есть вы считаете, что в этой ситуации, независимо от того, изолирован он или нет, русский народ поведет себя определенным образом, выйдет в его защиту?

Слушатель: Насчет изолированный, здесь может быть и стоит подумать, потому что здесь сыграет, возможно, трусость народа. Если есть другой правитель, зачем рисковать своим всем, в том числе жизнью из-за того, кто в тюрьме. А если будет неопределенность, например, как с Горбачевым, выйдут, как скажут. Те же самые футболки продают с Путиным, как их разбирают, как с ними ходят, здесь даже вопросов нет.

Елена Рыковцева: Вообще ведь не за Горбачева народ выходил, народ испугался, что у него Ельцина отберут. Как раз не очень корректная параллель.

Юрий Пилипенко: У Горбачева, во-первых, не было поддержки той, безусловно, которая сейчас есть у Путина. Мне кажется, наши гадания по поводу поведения россиян не очень корректные, потому что в России просто нет сегодня людей и нет силы, которая способна была бы на некий переворот. Все домыслы наши будут досужими. Ни ситуация не созрела, ни желающих особенно нет, потому что в ближайшем окружении, хотя время от времени раздаются разговоры, что там есть какие-то силы, я на сегодняшний день не вижу никакой абсолютно силы, которая могла бы противостоять Путину и его команде. Тем более такой силой не является оппозиция, которая растеряла все свои достоинства, преимущества в самый последний год.

Елена Рыковцева: По Турции тоже не было ощущения, что у них случится переворот военный, как-то это тоже было достаточно неожиданно. Я бы не дала такого прогноза ни при каких обстоятельствах.

Юрий Пилипенко: В Турции случаются часто перевороты, они такие резкие люди и очень импульсивные.

Елена Рыковцева: Но не так часто. В России был в 91-м, и у них где-то близко, в 87-м?

Юрий Пилипенко: 1997 год, кажется, был последний у них переворот. Но мне интересен вот какой вопрос: по-моему, по инициативе Путина состоялся разговор с Эрдоганом, то есть он позвонил Эрдогану. И произошли, на мой взгляд, вещи удивительные: человек, которого сколько мы мочили после сбитого Су-24, несколько месяцев, всю весну Эрдоган и Турция были врагами. Потом было такое невнятное то ли извинение, то ли сожаление, мы не совсем вроде его и приняли, что-то частично приняли, что-то нет. Но сейчас это был, по-моему, чуть ли не единственный звонок Эрдогану. Я напоминаю, когда случилась трагедия в Ницце, наш президент выступил с обращением к французскому народу и к президенту Франции, посчитав, что у Олланда много забот и как бы не до звонка, он занимается делами. Я думаю, что у Эрдогана намного больше забот было, но тем не менее, звонок состоялся. Это говорит о том, что в ближайшее время, во-первых, будет встреча. Во-вторых, в этом смысле опыт Эрдогана по подавлению мятежа очень ценен для России.

Елена Рыковцева: Как бы ни было это невероятно, но готовиться надо.

Юрий Пилипенко: Я думаю, что теперь скорее всего мы станем друзьями в ближайшее время, к этому все идет, потому что ситуация такая, что мы дружим сегодня с теми и очень часто мы дружим с теми, кого мир не то, что презирает, а мир опасается, не любит, кого считает агрессивной нацией, а мы с ними почему-то дружим.

Елена Рыковцева: Тагир из Дагестана, здравствуйте.

Слушатель: Хотел бы задать вопрос насчет того, поддержат ли люди Путина, если такая же ситуация с путчем как в Турции произошла. Главное, чтобы люди еще хуже власть не захватили такие же, как Путин, с поддержкой Запада или Востока, не имеет значения. Интересно, как поведет себя наша оппозиция в этом случае. Было бы хорошо, если бы она самостоятельно, без какой-либо помощи извне, вместе с народом повела бы такую политику цивилизованную.

Елена Рыковцева: Какую цивилизованную, в поддержку свергнутого президента или нет?

Слушатель: Чтобы не было никакого Майдана при свержении, например, президента, чтобы выборы честные провели без подтасовок, как раньше бывали.

Юрий Пилипенко: Вы сказали сейчас ключевое слово — выборы. Давайте не будем говорить о революциях, потому что никаких предпосылок для революции сейчас в России нет.

Елена Рыковцева: Всякое бывает вообще-то.

Юрий Пилипенко: Вот где надо высказать свое отношение — выборы, которые состоятся 18 сентября, вот где надо голосовать. Там же будут, я надеюсь, представлены очень разные силы, очень разные люди. У нас появился незначительный, но шанс для того, чтобы наконец-то наш парламент оказался не столько беспомощным, не столь скучным.

Елена Рыковцева: Я сейчас расскажу, почему я веселюсь. Передо мной лежит книжечка такая, я сегодня сходила в Фонд Карнеги, где два очень умных замечательных эксперта Андрей Колесников и Борис Макаренко проанализировали все настроения, все посчитали, всю социологию на бумажечке. И сказал Макаренко следующее, чем закончится в сентябре, он сказал пять пунктов или четыре. Первый — все будет хорошо, выборы признают честными и демократичными, в парламенте останутся четыре партии и никакой пятой не прибавится. «Единая Россия» укрепит свое присутствие в парламенте и у нее будет гарантированное конституционное большинство. Если даже другие партии что-то получат, то разовые, единичные по одномандатным округам. Расслабьтесь, граждане, по поводу результатов выборов. Неужели вы считаете, что может структура этого парламента измениться и власти?

Юрий Пилипенко: Я надеюсь, я рассчитываю, я очень верю в то, что те события, которые произошли в последние два-три года, ужасные события, которые произошли в стране, участие в двух войнах, обеднение абсолютное русских людей, они заставят людей просто думать. Другого шанса реального сейчас, как только поучаствовать в выборах и выбрать людей, которые их будут защищать, а не будут опустошать их кошельки и унижать, другого шанса нет сейчас в России. Я ни в какие революции, честно скажу, не верю, не думаю, что они могут быть. Нужно говорить только о здравом движении вперед. И такие люди есть. Я не очень согласен с Макаренко, что «Единая Россия» укрепит, я надеюсь, что по одномандатным округам будут какие-то новые люди, что-то смогут сделать.

Елена Рыковцева: Он сказал, что 17 оголенных от «Единой России» округов, может быть 17 единичек, которые никаких блоков, никаких партий не составят. Тагир имел в виду, если я правильно его поняла, что если случится, что кто-то абстрактно отстранит от власти президента, он не говорил ни о каких Майданах, хорошо, чтобы не случился никакой Майдан, никакая революция, а те люди, которые отстранили, провели бы честные, свободные выборы. Светлана из Нальчика, здравствуйте.

Слушательница: Я бы хотела сказать по поводу того, пошли бы за Путина. Естественно, не верится, что в этой стране что-либо изменится, особенно регионы, которые находится вдали от Москвы, они, по-моему, потеряли полностью надежду на выживание. Людей довели до такого состояния, если в советское время работали заводы и прочее, могли сплотить народ, сейчас каждый боится. Особенно, что касается Северного Кавказа, естественно подавят, даже если кто-то свой голос поднимет. Поэтому, я думаю, что у Путина больше шансов, чем у Эрдогана, что вообще народ не поднимется. Я рассчитываю на то, что все-таки столько умных людей в стране, которые не согласны с тем, что творит наша верхушка, может быть, я надеюсь, что призовут Путина покинуть свой пост, конечно, без крови, без всего.

Юрий Пилипенко: Кто же его призовет, интересно.

Елена Рыковцева: Кто же ему даст покинуть свой пост.

Юрий Пилипенко: Мой сегодняшний рабочий день начался с любопытного момента: я захожу в редакцию и рядом с охранником стоит Лидия Петровна из Карелии, пожилая женщина, которая приехала искать правды в газету. Я говорю: «А почему вы решили к нам зайти?». «Я вышла на вокзале из поезда и спрашиваю: люди добрые, куда мне обратиться, я уже писала письма всюду?». Ей кто-то сказал: идите в «Собеседник». Она приехала в «Собеседник», она пожилая, тяжело передвигается, стала мне показывать и рассказывать обо всех своих болячках. Она задает один-единственный вопрос: почему пенсионеров в России перестали лечить? Почему мы не можем получить ни лекарств, ни доступа к врачам, почему нас гоняют туда-сюда? Она написала десятки бумаг, никто ни на что не отвечает, все пересылают туда же и так далее. Я говорю: «Дорогая моя, мы же тоже не лечим, мы редакция. Мы напишем материал обо всем, но все равно этим государство должно заниматься». Мне очень, кстати, любопытно, я не спросил у нее, за кого проголосует Лидия Петровна.

Елена Рыковцева: За Путина и за «Единую Россию» проголосует, потому что начальство, а кто ей еще поможет. Я хочу две фотографии показать вот сейчас на экране, я их сделала в Германии. Случился путч в Турции, я гуляю по небольшому городу немецкому. Кстати говоря, пытались упрекать Меркель, что она не сразу рванула на поддержку Эрдогану. Я еще подумала: попробовали бы в России провести такой митинг в чью-то поддержку с чужими флагами. Вся площадь запружена флагами. Я не знаю языка ни немецкого, ни того, на котором ораторы выступали, но я спрашивала по-английски у людей, которые там стоят, что это, они говорили: мы пришли поддержать Эрдогана. Это немецкие турки с гражданством, с работой. В этом городе очень большая турецкая община, они все за него - в свободной стране, свободные люди. Мне тут же кто-то сказал: что они делают в Германии, если они поддерживают Эрдогана? Я сказала: а что делают русские, которые поддерживают Путина массово? Сколько в той же Германии митингов в поддержку политики Путина. Если, не дай бог, что-то случится с Путиным, то пойдет за него Германия русскоязычная, и Америка, и Брайтон-бич встанут все на защиту своего. Вы такое замечали?

Юрий Пилипенко: Более того, я десятки раз вел споры с этими людьми, потому что русскоязычные люди умудряются даже там смотреть наши каналы, у них такое же сознание. Они не очень смотрят может быть другие, им легче смотреть наши каналы. Когда тебе каждый день вдалбливают одни и те же пропагандистские лозунги, то, конечно, и люди мыслят таким же образом, не думая при этом, что они почему-то находятся здесь, почему-то они не живут там, где были бы полезнее, почему-то живут в нормальных демократических странах.

Елена Рыковцева: Для меня символ всего этого — это Николай Расторгуев, который живет в Баден-Бадене, а за Россию поет в России. Алексей из Ижевска, здравствуйте.

Слушатель: Хотел высказаться по обсуждаемой теме. По роду деятельности я работу с людьми в общественной организации, к нам приходят на прием различные возрастные группы населения. В основном на сегодняшний день можно смело утверждать — 87% людей, которые приходили, мы недавно проводили опрос, целиком и полностью поддерживают Путина. Говорят следующим образом: мы говорим «Путин», подразумеваем «народ», мы говорим «народ», подразумеваем «Путин». Все эти новости, которые они смотрят по телевизору, пенсионеры некоторые приходят и говорят, что я на днях искал свой военный билет, вдруг потребуется моя военная помощь спасать Россию. Были заданы такие вопросы: одобряете ли вы рост цен на продукты питания? Все ответили — одобряем. Одобряете ли вы заморозку пенсий? Одобряем. Все говорили: проживем, хлеб жуем, лишь бы не было войны. Так же вопрос был: одобряете ли вы рост коммунальных платежей? Одобряем. Все растет, и пусть это растет. Такая позиция, к сожалению, большей части зрелого населения. В любом случае, на мой взгляд, выйдут на улицы и поддержат Путина порядка 90% населения.

Юрий Пилипенко: Вы только не задали вопрос, кто виновник во всех бедах России. Американцы, известное дело. Самое удивительное, что даже в самых глухих деревнях самими главными врагами считают американцев. Люди, которые ничего не знают об Америке, но которые уверены, что все зло от Америки.

Елена Рыковцева: Мы должны этому противостоять. Все, что делает Путин - он старается. Иван из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Я бы первое, что хотел сказать, насчет Олимпийских игр. Я считаю, шансы 50 на 50, будут участвовать или нет. Я считаю, что если не будут участвовать, ничего страшного нет. Устроим в России свои игры мельдониевые, все будут участвовать, кто крышевал наших спортсменов, которые употребляли это, чтобы участвовал спорткомитет, чтобы участвовали и эфэсбешники, которые крышевали. А по поводу предыдущего выступления человека, который сказал — мы говорим «Путин, подразумеваем «народ», мы говорим «народ», подразумеваем «Путин», хочу сказать еще одно: вот уже сколько лет говорим одно, а подразумеваем другое.

Елена Рыковцева: Это, кстати, формула Володина: Россия — это Путин, Путин — это Россия. Иван Иванович из Иркутска, здравствуйте.

Слушатель: Я по поводу вашего вопроса, возможен ли такой переворот в России. Возможен в том случае, если сама власть спровоцирует этот переворот в целях укрепления или повысить рейтинг Путина, с участием народа, естественно, другого варианта просто нет. Выборы — это все российский лохотрон называется, так что надеяться на них не стоит даже.

Елена Рыковцева: Надеяться не возбраняется на выборы.

Слушатель: Шансы нулевые. Два самолета во Францию — это тренировка спецслужб в целях принести «Русский мир» или в Молдавию, или в Казахстан. У меня вопрос к главному редактору «Собеседника», подписчиком которого я являюсь: кто из внешних сил спровоцировал конфликт в Турции, этот переворот? Ведь просто так военные не пошли бы на это дело.

Юрий Пилипенко: Отличный вопрос. У меня определенного ответа нет, но я считаю, что это на самом деле умные военнослужащие, элитные военнослужащие турецкой армии, на мой взгляд. Я изучал очень внимательно биографию Остюрка, мне кажется, этот человек, бывший командующий ВВС Турции, у него есть много оснований для того, чтобы возглавить этот переворот. Он вызывает у меня, по крайней мере, некое уважение.

Елена Рыковцева: Они патриоты Турции.

Юрий Пилипенко: Да. Я не верю, что это связано с Гюлленом, который находится в Соединенных Штатах, проповедник, бывший друг Эрдогана, в это я не очень верю. Я не верю в то, что это было сделано сторонниками Эрдогана или самим Эрдоганом, потому что слишком была острая игра, я думаю, это было бы все проще, без такого количества жертв. Но то, что были заготовлены на всякий случай списки людей, которых надо было устранить, посадить и так далее, вот это очевидно. На сегодняшний день около 10 тысяч людей, которые подозреваются в соучастии в мятеже, не говоря уже о 50 тысяч людей, которые освобождены на разных уровнях от своих должностей — это военные, судьи, жандармерия, проповедники, общественные деятели.

Елена Рыковцева: Я, возвращаясь к терпимости русского народа, хочу обратить внимание на вашу публикацию в предыдущем номере, которая называется «Секретное поместье Абрамовича». А также собачка известная у вас фигурирует в свежем номере шуваловская. Что делается с этим поместьем — это просто непостижимое.

Юрий Пилипенко: Мы все были убеждены, что Роман Абрамович покупает только зарубежную недвижимость, там живет, покупает яхты, дома в Англии или в Америке, и тут вдруг выясняется, что у него есть целое поместье на территории 55 гектаров в двух километрах от Московской кольцевой дороги, эти места, которые называются Сколково, Немчиновка и так далее. Даже не помещается в одно какое-то селение. Он в течение очень долго времени, чуть ли не десяти лет, скупал эти земли, наконец-то они оформились в это самое поместье, в котором есть дом, состоящий из двух домиков около 5 тысяч квадратных метров, абсолютно в лесу, а там и комендатура, и СПА-центр, и вертолетная площадка, естественно, бассейны, речка для рыбной ловли, абсолютно все, что может пожелать человек. Я думаю, что Абрамович будет проводить в этом поместье не очень много времени, может быть два-три дня, потому что у него слишком много таких точек. Мы высчитали стоимость земель и построек и пришли к выводу, что эта цифра около одного миллиарда долларов. Каждый раз, когда я сталкиваюсь с такими цифрами, я думаю, сколько же можно было бы сделать каких-то добрых дел на эту сумму. Оно же ему абсолютно не нужно, тем более, что у него домик рядом уже был, это ему принадлежит давно, такой же домик, как у Прохорова, Авакова и многих других людей, которые являются соседями, но этого оказалось мало и нужно было 55 гектаров, больше, чем резиденция президента по площади. Он человек очень большого размаха. И люди на это все смотрят так, вот мы напечатали это все, они почитали, посмотрели, им любопытно. И ничего. И то, что собачки летают бизнес-классом шуваловские, тоже ничего. А виноваты во всем американцы. Люди у нас такие терпеливые и боязливые, им кажется, что это все нормально, так и должно быть.

Елена Рыковцева: Нам звонит Дмитрий из Читы. Здравствуйте.

Слушатель: Я хотел высказаться по главному вопросу вашей передачи, выйдет ли народ, если у нас случится такая история. Я абсолютно убежден, что за Путина вообще никто не выйдет, разве что какие-то совсем отмороженные люди, типа депутата Федорова.

Елена Рыковцева: А почему вы так думаете? У нас до вас говорил человек из другого города, говорит, что 90% выйдет.

Слушатель: Я с ним абсолютно не согласен. Я абсолютно уверен, что никто не выйдет. Во-первых, в Турции вышли исламисты, скажем так, в основном за Эрдогана.

Елена Рыковцева: А тут православные выйдут.

Слушатель: Никто не выйдет, я в этом абсолютно убежден.

Юрий Пилипенко: Может быть это связано с тем, что в том регионе, в котором вы живете, насколько я знаю, ситуация очень бедственная, очень тяжелая, не платят зарплат, там очень большие проблемы. Я недавно общался с людьми из этого региона, говорят, что очень тяжелая ситуация. Я сегодня по географии звонков чувствую, что больше всего звонят из Сибири и Забайкалья, также с регионов, которые находятся на юге. Это неслучайно, потому что центр, из Москвы звонков нет, из Владимирской и Ярославской областей тоже нет, наверное, эти выйдут. А эти люди, которые заброшены, которые никому не нужны, они не участвуют реально в этих играх, зачем помогать этим людям.

Елена Рыковцева: Я хотела спросить, в Чите сваливают на американцев или нет?

Юрий Пилипенко: Телевизор сваливает, а люди может быть размышляют, как Дмитрий. Он начинает размышлять и понимать, что, наверное, что-то от властей зависит для того, чтобы у людей жизнь как-то менялась. А они чувствуют, что она не только не меняется, а во многих местах становится хуже.

Елена Рыковцева: Я у вас прочитала интервью папы, возвращаясь к Олимпиаде, папы Дарьи несчастной Клишиной, которую назвали предательницей. Во-первых, она дважды предательница, она уехала в ту же Америку тренироваться, во-вторых, она готова выйти на Олимпийских играх, независимо от того, что сборную, ее коллег не пропустят. Она же тоже не просто так уехала в Америку, там тоже была обида, не просто потому, что там лучше условия для тренировок.

Юрий Пилипенко: Она участвовала в соревнованиях предварительных, показала очень высокий результат, но получила травму. И тренер, как утверждает ее папа, заставил ее прыгать с травмой. Она не смогла прыгнуть, естественно, далеко, заняла лишь 7 место, после этого тренер даже не удосужился подойти к ней, покинул стадион, не попрощавшись, не сказав каких-то слов. И человек обиделся. Что касается предателей, а как назвать дочек и сыновей наших чиновников, которые по-прежнему продолжают жить, учиться, вести бизнес на Западе? Они предатели или нет? Таких, по-моему, полно.

Елена Рыковцева: Родители их не предатели, которые отправляют жить и учиться за границу вместо того, чтобы обучать в российских вузах, может быть даже повышать качество образования этих вузов для того, чтобы их детей лучше выучить и чужих детей получше выучить, вкладываться в эти вузы.

Юрий Пилипенко: Эти же дети остаются потом жить там, они не возвращаются в замечательную страну для того, чтобы что-то сделать здесь, для того, чтобы деньги сюда привезти, деньги же остаются там.

Елена Рыковцева: Некоторые возвращаются, по-моему, Тимченко девочка вернулась, потому что она получила компанию.

Юрий Пилипенко: Видимо, дошли до детей, потому что кадров катастрофически не хватает. Мы же понимаем, как много детей высокопоставленных чиновников участвуют в возрождении России.

Елена Рыковцева: Теперь в конце нашей передачи, когда вы послушали звонки, вы будете продолжать говорить, что вы связываете свои надежды с выборами, которые случатся в сентябре, возможно что-то изменить, они могут поменять структуру, отношение, политику в стране?

Юрий Пилипенко: Я вынужден это говорить, потому что никакого другого шанса реального я не вижу. Я вынужден надеяться на то, что люди начнут думать. Я лишь к одному людей зову и призываю — размышлять, что происходит у нас в стране, кто виноват в этом, почему мы столь бедны при таких богатствах российских. Когда люди начнут думать, они будут голосовать правильно.

Елена Рыковцева: Спросить вас, что значит правильно проголосовать для людей?

Юрий Пилипенко: Я не буду им говорить, что голосуйте за новых людей, за оппозицию — это очевидно. Мне кажется, парламент, который заканчивает свой срок, абсолютно себя дискредитировал. Он себя дискредитировал десятками законов, которые для меня, как для человека нормального, являются позорными, потому что это были запретительные законы, это были законы охранительные, которые охраняют власть имущих, которые дают им какие-то преференции. Это были законы, из-за которых уже пострадали десятки замечательных, умных молодых людей.

Елена Рыковцева: То есть только не за этих.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG