Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Турции победа правительства над путчистами привела к стремительному разгону репрессий.

Хроника закручивания гаек постоянно обновляется. Каждый день приходят новости об арестах и увольнениях в армии, полиции, судах, на гражданской госслужбе, в школах и университетах.

Сергей Марков:

Турция. Судя по тому, что многотысячные списки участников мятежа появились через несколько часов после его подавления, правительство составило эти списки заранее. Это подтверждает версию газеты Джумхуриййет, которая написала, что мятеж начался раньше планировавшегося времени, потому что военные получили информацию, что Эрдоган руками военной разведки MIT готовит радикальную чистку армии в самые ближайшие дни. Эти многотысячные списки участников мятежа тогда и есть списки тех, кто должен был быть репрессирован. Узнав о чистке, военные решили срочно действовать. Эта неподготовленность и привела мятеж к неудаче.

Максим Юсин:

В Турции по подозрению в связях с организаторами путча уволены почти 50 тысяч госслужащих (если точно -- 49321), отозваны лицензии у 21 тысячи преподавателей (по другим данным, у 15200). Неужели генералы с базы Инджирлик им всем по секрету сообщили о своих зловещих планах? Президент Эрдоган всегда страдал гигантоманией, но сейчас он превзошел самого себя. Интересно, где и когда в последний раз проводилась идеологическая зачистка в столь чудовищных масштабах? А ведь Турция вроде как (пока еще) демократическая страна, член НАТО и кандидат в ЕС.

Наталия Геворкян:

А Турция уплывает в какое-то, увы, ведомое (в смысле, понятное) будущее. Печально.

Иван Преображенский:

Робин Бобин Эрдоган скушал острый ятаган и... (далее по списку).

Илья Красильщик:

Просто помутнение и массовые чистки. Помимо прочего, уволены ВООБЩЕ ВСЕ деканы турецких университетов — как частных, так и государственных. 1500 человек.

Ирина Стародубровская:

Что-то уже совсем перебор. Это уже точно не генералы.

Сергей Медведев:

Очередная Культурная революция и Иран-79. Своими руками, все своими руками.

Остап Кармоди:

Движение Гюлена - это в первую и главную очередь школы, которые они открывали не только по всей Турции, но и по всему миру. Вся его идеология построена на образовании. Похоже, Эрдоган не просто хочет консолидировать власть, а реально очень боится Гюлена.

Станислав Белковский:

Не знаю, как Вы, а я ощущаю, что победит праведник Гюлен.
Эрдоган накроется.
Ибо Господь наш Пастырь. И грядут последние, в самом хорошем смысле, времена.
Можете считать, что этот пост написан в состоянии опьянения. Ваше право.

Аркадий Бабченко:

Семь с половиной тысяч военных, шесть тысяч судей и прокуроров, полторы тысячи деканов, то ли пятнадцать, то ли двадцать одна тысяча учителей, то ли тридцать, то ли семьдесят губернаторов, сто сотрудников МИТ (турецкое КГБ), восемь тысяч полицейских, семь тысяч задержанных свезли на стадион по заветам старика Пиночета, переписывается Конституция, наверняка будет введена смертная казнь, наверняка счет расстрелянных только по этому делу пойдет как минимум на десятки, если не на сотни, а это только начало, наверняка смертная казнь будет иметь и обратную силу...
Вау-вау-вау. Эрдогашенька взял с места в карьер.
Вот как надо чистки устраивать, Вова. А не стрелять втихаря одиноких оппонентов на мосту, а потом тупо отмазываться - я не я, это водитель охранника. Учись. Товарищ явно вырвался на первое место в вашей подгруппе диктаторов.
Кстати, заметьте - больше всего уволено учителей. Это правильно. Ни одному диктатору в мире не нужна умная нация. Нужна - глупая и послушная. Так что основные чистки будут, повторюсь, как раз именно среди интеллигенции. Театры, консерватории, всякие там скрипачи - библиотекари... Причем, что самое страшное - при поддержке половины населения страны. А нация, которая сама хочет слететь в пропасть, практически неостановима. Для неё нет преград.
Да. Я теперь уже почти уверен, что мы наблюдаем самую серьезную "геополитическую катастрофу" нашего времени.

Николай Храмов:

Вы, кстати, это, заканчивайте уже истошно голосить о том, что Эрдоган-де "призывает к восстановлению смертной казни". Это не совсем так. А если говорить более точно - совсем не так.

Ни к чему такому Эрдоган не призывает. К этому призывают толпы фанатиков на площадях. Но толпы на плащадях всегда призывают к смертной казни, если их об этом спросить.Они призывают к этому не только на площади Таксим, но и на Трафальгарской площади, и на Таймс сквер, и на Пьяцца Навона. К счастью, в современном мире их никто об этом не спрашивает.

Турция полностью и окончательно изъяла смертную казнь из уголовного кодекса в 2003 году, а до этого еще больше десятка лет она была отменена de facto. Эта страна является участником целой дюжина международных договоров, запрещающих смертную казнь, из которых еще никто не выходил и никогда не выйдет., начиная с Совета Европы.

А Эрдоган - что Эрдоган? Что Вы от него хотите? Чтобы, стоя перед толпой возбужденных фанатиков, "сурово брови он насупил" и твердо возразил им "Нет, смертной не будет", так что ли? Он сказал всего лишь (и повторил уже много раз за эти дни), что это дело парламента - решать, менять законы или нет. Вот и всё.

Не надо придумывать и нагнетать лишнего, ситуация в Турции сегодня и так достаточно трагична, без всякой смертной казни.

Ярослав Шимов:

Хорошо, что есть на свете Эрдоган. Постсоветская публика получила неожиданную возможность почувствовать свою принадлежность к цивилизованному миру. И морщить носики над кровожадным турком, как завсегдатаи петербургских и парижских салонов в 1877 году. "Кель ситуасьён, а?", как говаривал проф. А.А. Выбегалло.

О реакции Европы пишет для "Спектр.Пресс" Дмитрий Хромаков:

Сегодняшние европейские призывы к Эрдогану успокоиться и не переходить на открытый террор в адрес оппонентов вряд ли будут услышаны адресатом. В Анкаре давно поняли, что статус кандидата в члены ЕС, похоже, стал постоянным. Фактически переговоры о вступлении идут более 50 лет: Турция с 1964 года является ассоциированным членом Европейского экономического сообщества — предшественника ЕС.

Для нынешней турецкой элиты Европейский союз не является ни целью, к которой хочется стремиться, ни ориентиром, на которой нужно равняться. В ответ на новые требования внести изменения в турецкое законодательство Эрдоган уже неоднократно говорил, обращаясь к ЕС: «Мы пойдем своим путем, вы – своим». Тем более что еще полтора года назад только 28% турецких граждан поддерживали присоединение к Европейскому союзу (в 2005 году таких было 62%).

Ультимативные высказывания европейцев поставили Эрдогана перед выбором: сохранить хорошие отношения с ЕС с такими же смутными перспективами членства как и ранее или укрепить свою власть для небывалого для правителей постосманской Турции уровня. Судя по последним решениям Анкары, президент предпочел вернуться во времена султанов Блистательной Порты, которые ко всему прочему именовали себя «наследниками пророка» и «предводителями правоверных».

Виктор Мараховский на русскоязычном сайте RT объясняет, что Эрдогану не нужно слушать Европу и Америку, потому что им-то переворот и был выгоден:

Втайне весь Запад не мог не держать кулаки за успех заговорщиков. Придя к власти (с помощью США или без), заговорщики в любом случае принялись бы торговаться за своё международное признание. А где есть предмет торга — там есть и сам торг: Америка надеялась бы выторговать себе более прочные антироссийские позиции Анкары и лояльность к проекту «проамериканский Курдистан». Европа — удержание беженцев на турецкой территории без неприятного слияния и безвизовости. И так далее и тому подобное. Пожалуй, только Россия да Израиль, с которыми Эрдоган в последний момент успел в очередной раз начать налаживать отношения, не выиграли бы ничего значимого.Поэтому западная печаль, сопровождающая победу Эрдогана над путчем, объяснима.

Александр Чурсин в "Новой Газете" предлагает подумать, чего теперь ждать от российско-турецких отношений:

Европейские политики, осудив антиконституционную попытку военных силой оружия вернуть Турцию на путь традиционной демократии, ужаснулись масштабами последовавших за провалом путча репрессивных мер — счет арестованных приближается к десяти тысячам, более 13 тысяч госслужащих уволены, на очереди — возврат смертной казни. А ведь маховик только начинает раскручиваться, и с победившим Эрдоганом будет еще труднее наладить диалог, чем до этого.

Кроме словесного осуждения Европа пока реально может пригрозить Анкаре приостановкой или даже отменой переговоров о вступлении в ЕС. В свою очередь, американцы серьезно встревожены ситуацией вокруг своих военных баз на турецкой территории, где располагается ядерное оружие, их волнует, и не ослабят ли репрессии против военных вооруженные силы Турции, как важный компонент НАТО на Ближнем Востоке.

Зато российская пропаганда не скрывает своей радости по поводу того, как быстро и эффектно турецкие власти с помощью народа расправились с путчистами, сознательно упуская из виду, что на улицы вышли десятки тысяч сторонников Эрдогана — миллионы турок остались дома. И совсем игнорируется вопрос: что ждать России от дальнейшей исламизации Турции, на пути которой теперь нет никаких препятствий?

Хотя и здесь можно найти разные взгляды.

Сергей Волков:

Какой, однако, замечательный подарок этими событиями был сделан нашему Пу! (Верующим в величие его «хитрых планов» впору решить, что это один из них и был.) Очевидно, что: 1) Гюлен это или остатки прежней армии – в любом случае для США и Европы они были бы при победе предпочтительней Эрдогана; 2) отношение к ним знающего это Эрдогана ухудшится; 3) он теперь окончательно перестанет стесняться, установит неприкрытую диктатуру и жестоко расправится с оппозицией; 4) это вызовет еще большее напряжение в отношениях с ЕЭС; 5) резкое ухудшение отношений Турции с США и ЕЭС стимулирует сближение ее с РФ; 6) неизбежное усиление эрдогановой «мягкой исламизации» хорошо наложится на путинское антизападническое «евразийство»; 7) окончательно утвердившийся курс Турции как самостоятельного игрока на БВ создаст возможность договоренности ее с РФ в обход (если не в ущерб) США.

Конечно, на Западе постараются предотвратить или максимально уменьшить эти тенденции. Не исключено даже, что США выдадут Гюлена, а уж Европе к унизительным уступкам туркам не привыкать. Существенно, однако, что это Эрдоган, а не Обама, выступил инициатором ухудшения отношений. Не осудить мятеж на Западе было невозможно: «поражение всегда сирота», но то, что РФ выступила с этим первой (даже невнятно вякнув что-то о готовности предоставить помощь), а подавление комментировалось масимально благожелательно (типа «народ сорвал планы заговорщиков»), совершенно логично. Будет ли это в будущем исправлено или нет – а пока результат событий однозначен: отношения Турции с Западом стали хуже, чем были, а с РФ – в перспективе лучше.

Будущее Турции прогнозирует на сайте московского центра Карнеги Павел Шлыков:

Всего шесть лет назад, подводя промежуточные итоги своего правления в предвыборном 2010 году, Эрдоган говорил своим сторонникам: «До прихода к власти ПСР Турция представляла собой страну, с трех сторон окруженную морем и с четырех сторон окруженную врагами… В каждом мерещился потенциальный враг. Каждая страна подозревалась в вынашивании грязных планов в отношении Турции… Вину за каждую неудачу правительство “старой Турции” возлагало на воображаемых врагов… поэтому Турция и не могла вырваться из замкнутого круга социально-экономического и политического кризиса».

Поразительно, но спустя каких-то два года Эрдоган, воодушевленный небывалым ростом поддержки на выборах 2011 года, не только разрушил прежнюю систему сдержек и противовесов в партии, правительстве и ключевых государственных институтах (на важнейшие посты стали назначать только лично лояльных Эрдогану людей), но и взял на вооружение риторику своих старых оппонентов. Особенно после протестов защитников парка Гези летом 2013 года. Эрдоган все настойчивее стал повторять тезис о врагах и недругах, которые окружают Турцию и готовят заговоры против законно избранного правительства.<...>

Проблески того, что турецкие власти начали осознавать глубину кризиса, можно было увидеть в предпринятых шагах по примирению с Россией и Израилем и в обещаниях премьера Бинали Йылдырыма нормализовать отношения по всем азимутам.

Однако внутреннее, общенациональное примирение для Турции сейчас еще более актуальная задача, чем налаживание отношений с соседями. И до последнего времени казалось, что понимание этого приходит к политической элите Турции.<...>

Вот только нужен ли мир внутри страны правительству, у которого даже показатели экономического роста оказались привязаны к повышению расходов на спецоперации, экстренную медицину и восстановление разрушенных городов, а необходимого процента на выборах удалось достичь только в условиях гражданской войны против курдов? С началом репрессий и следующего за ними укрепления власти Эрдогана перспектива национального примирения тает на глазах. Становится очевидным, кто на самом деле проиграл в неудавшейся попытке военного переворота.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG