Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В интернете прочитал высказывание Леонида Парфенова о том, что "некоторые считают величайшей геополитической катастрофой крушение Советского Союза, а надо считать таковой его создание". Думаю, не сильно ошибусь, если предложу отодвинуть этот срок еще дальше – во времена образования государства Российского. Кто мы, зачем мы, что мы дали миру? Родившиеся вопреки, а не благодаря. Вопреки монгольскому нашествию, так и живем вопреки всему миру.

Еще одно недавнее высказывание, теперь уже Дмитрия Быкова – о том, почему народ (Быков использует местоимение "мы") принимает теперешнюю власть. И отвечает: на ее (власти) фоне "мы" выглядим, кажемся самим себе лучше. Не знаю, кого Дмитрий имеет в виду, но народ прекрасно понимает, что он быдло, и мечтает стать не быдлом, то есть именно теми, кого мы, пресловутые четырнадцать процентов, наоборот, презираем, над кем смеемся, на фоне кого стараемся быть лучше.

Одна моя родственница любит ругать бывшего главу района: он такой проходимец, мошенник. И действительно, ругать есть за что: при этом чиновнике процесс распродажи муниципального имущества принял небывалый размах. Но если прислушаться повнимательнее к интонациям моей родственницы, то понимаешь, что говорит она не с осуждением, а с тайным восхищением: вот смог же человек! И явись этот человек сейчас перед ней, того и гляди упадет она на колени и запричитает что-то вроде: "Господин наш, помоги нам, убогим!" Так и есть, дело в том, что у них дачи в одном кооперативе. У родственницы возник спор с соседями по поводу землеотведения для оформления участков земли в собственность. И к кому, вы думаете, она обратилась как к арбитру, как к судье, как к авторитету? Да, к нему, к этому "проходимцу" и "мошеннику".

Реформы 1990-х вообще стали шоком, но не терапией, наоборот, загнали болезнь еще глубже

Государство, возникшее из разбойничьих (а потому и раздробленных) племен, остается таковым до сих пор. Кто сейчас официальные герои прошлого: князь Владимир, насильник и убийца; Иван Грозный, патологический убийца, Иосиф Сталин, душитель и убийца. Государство разбойников и варваров (хоть и говорили "Киевская Русь", но для Киева эти древляне, чудь, поляне, вятичи были, конечно, варварами) образовалось, чтобы противостоять другим разбойникам – монголам. Вы скажете, ну а как же, например, Пушкин? Вот именно, как же Пушкин, как же мы, теперешние 14%? Но не Пушкин и не мы – государство, мы не власть, мы антиподы этого государства. Архетип власти и государства в сознании большинства – беззаконие.

Власть у нас – источник беззакония. В одной из недавних программ Радио Свобода брали интервью у эмигрировавших в Латвию россиян, расспрашивали их о причине отъезда. Один из них сказал: все решилось, когда директор школы, куда ходила его дочь, заявила, что в этой школе она сама устанавливает законы и никто ей помешать в этом не может. А он хочет жить в стране, где есть верховенство закона, общего для всех.

Но почему наш народ сам себя считает быдлом, в то время как великие умы России (не власть!) обращались к нему как к источнику добра, восхищались им и воспевали его? В этом и есть трагедия России: хорошие люди, в которых есть тот самый нравственный закон, вынуждены жить на положении низов, и все их настоящие достоинства, лучшие человеческие качества отвергались и отвергаются разбойничьими элитами. Каждый, однако, знает, кто он – подлец или порядочный человек. И если порядочные люди видят, что они – никто в этой жизни, а разные проходимцы рулят, они начинают винить себя. Пусть они и понимают, что настоящие бандиты – просто неучи, но они-то там, а я "быдлятина" – здесь. Вот уже набралось более 80 процентов таких людей. И этот когнитивный диссонанс, эта шизофрения глубоко проникли в подсознание людей, настолько закрепились там, что не дают нации развиваться. Отсюда и ненависть к загранице, и отторжение реформ. Вот это и есть, скорее всего, загадочная русская душа!

Всякий душевнобольной, когда ему говорят правду, воспринимает ее как что-то, направленное против него. Таким же образом и российское общество в свое время в итоге отвергло перестройку, гласность. Реформы 1990-х вообще стали шоком, но не терапией, наоборот, загнали болезнь еще глубже. Общество решило: к власти пришли новые проходимцы, ограбили народ и, самое главное, не стесняются об этом говорить во всеуслышание. Потому они и получили в ответ: бандиты, прихватизаторы, дерьмократы. А "врач", который говорит психически нездоровому человеку: "Все хорошо, так и надо", воспринимается больным как добрый, хороший. Так и появился Путин. Увы, но все самые популярные, самые народные наши правители всегда опирались на самые нездоровые массы, сильнее всего культивировали болезнь и этим заражали ею других.

"Куда ж нам плыть?" Дмитрий Быков в одной из своих заметок говорит: "Наша русская Бастилия снесется только вместе с нами". Да, но Лев Гумилев определил каждой нации срок существования в 1500 лет. Пусть мы две трети этого срока уже прошли, однако еще 500 лет россиянам мучиться. С другой стороны, может быть, и 14 процентов не так уж мало? Может быть, не все потеряно?

Сергей Константинов – блогер и политический активист

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG