Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Е-learning для взрослых


Почему россияне не умеют учиться? Обсуждаем способы непрерывного образования

Тамара Ляленкова: Почему россияне не умеют учиться? Обучение – процесс или событие? Как измерить собственную эффективность? Трудности непрерывного образования обсуждаем с генеральным директором Центра eLearning Еленой Тихомировой, сооснователем онлайн-академии Zillion Артемом Полянским и бизнес-тренером Александром Шумилиным.

С Еленой Тихомировой мы давно знакомы. Это было на заре eLearning. Я помню, была большая конференция, куда приехали представители университетов. Они как-то были заинтересованы. Но тогда речь шла о том, что законодательно эту форму в государственные университеты достаточно трудно встраивать. Это не прижилось, не пошло в школу так, как тогда это задумывалось, я имею в виду высшую школу.

Елена Тихомирова: Прижилось. Очень много людей, которые хотят этим заниматься. Есть очень много пионеров, волонтеров и прочих всяких желающих, которые говорят, что это правильно. Потому что это дает уникальные возможности для людей, которые, например, не могут физически присутствовать где-то. К сожалению, законодательно, то, что с самого начала началось…

Тамара Ляленкова: Это было лет 6-7 назад.

Елена Тихомирова: Намного больше. На самом деле, вопросы с законодательством очень давно появились. Собственно, как были сложности, многие из них остались.

Тамара Ляленкова: Много говорили о том, что образование для взрослых могло бы поддержать российские университеты, чтобы они могли зарабатывать очень и деньги. Когда это развивается самостоятельно и свободно, можно посмотреть на спрос, на какие-то тенденции.

Артем, онлайн-академия, как это устроено? Это нацелено именно на какие-то рабочие вещи, личностные?

Артем Полянский: По сути, мы являемся пионерами такого онлайн обучения для взрослых. Начинали мы с каких-то профессиональных навыков, ориентировались на сегмент населения. Но сейчас запускается совершенно новый формат обучения, в первую очередь, конечно же, личностный рост. И он как раз связан с непрерывным обучением на протяжении всей жизни. Программа называется "Амекро". Он проходит 7 ступеней. И в этих 7 ступенях есть и личностный рост, и какие-то профессиональные скилы, и английский, и правовое поле. Ко всему эту мы сейчас вводим новый подход, когда у человека может быть еще и наставник в формате онлайн. Ты выбираешь себе человека, с которым ты можешь как бы постоянно коммуницировать. Он будет формировать индивидуальную траекторию развития.

Тамара Ляленкова: Это очень интересно. Потому что были такие предположения, что в какой-то момент все станет электронное, дистанционное. И вот это живое общение утратится. Вы нашли, что это все-таки необходимо, есть потребность?

Артем Полянский: Да, в этом есть потребность. Я занимаюсь еще и Центром повышения финансовой грамотности. Очень много смотрю как раз на проекты, которые находятся на Западе. Несколько лет назад были очень популярны роботезированные советники по инвестиционной деятельности, по персональным финансам и т. д. Сейчас тренд последнего года начали появляться платформы с личными персональными советниками. Сейчас даже есть очень сегментированные проекты. Например, финансовые советники для домохозяек. В любой момент домохозяйка может позвонить своему консультанту, и он ей расскажет, что же нужно делать в данный момент. Есть коммуникация между людьми. И она такая закрытая с поддержкой, конечно, всей IT инфраструктурой.

Тамара Ляленкова: Александр, каких форматах вам удобно работать, если вы работаете? Что такое бизнес-тренер? Связано ли это с финансами?

Александр Шумилин: Я в отличие от коллег менее подкован теоретически. В основном, все темы, с которыми я работаю, я через себя пропускаю. Потому что это один из стимулов моего развития. Это то, что меня движет.

Тамара Ляленкова: Вы осуществляете идеальную схему. Потому что считается, что сначала ты узнаешь, потом ты это учишь, а потом следующая прекрасная вещь, когда ты начинаешь этому обучать. Это как раз законченный цикл усвоения какого-то знания.

Александр Шумилин: Фактически – да. Большую часть своей профессиональной жизни, а бизнес-тренерство было моим хобби, у меня другая основная работа.

Тамара Ляленкова: А кто приходит в качестве бизнес-спортсмена к вам?

Александр Шумилин: Есть какие-то открытые программы. Туда собираются абсолютно незнакомые люди. Иногда в силу того, что приходится общаться с корпоративными заказчиками, приходят какие-то корпоративные интересы.

Тамара Ляленкова: Лена, у вас везде звучит, что это живое обучение тогда, как мы понимаем, что электронное обучение. Вот эту связку объясните.

Елена Тихомирова: Электронного обучения, в принципе, нет. Человек, во-первых, не может учиться в изоляции. Это невозможно с точки зрения нейрофизиологии. Может, но это достаточно сложно. Есть такой феномен, что человек, когда учится, он в этот момент часто думает про других. Когда я читаю какую-нибудь книжку, если она меня за душу, я имею в виду профессиональную, я пытаюсь придумать, кому бы я это могла рассказать или продать эту идею. Это особенность, как человек усваивает информацию. Обучение в любом случае должно быть максимально живым. Хорошее электронное обучение должно быть как раз мультисоставляющей, т. е. мультимедийное не только в формате текста, видео, аудио, а именно медиа. И это очень важно. Потому что для обучения взрослого человека невероятно важно ответить на вопрос – а правильно ли я понял? Почему это происходит? Потому что человек начал думать. Это пятерка тренеру, потому что пошел процесс размышления. Человек начал применять на себя. Могу ли я это использовать? Где я могу? И тут возникает этот вопрос. В обычном электронном обучении этот вопрос задать некуда. У человека есть курс. Он его посмотрел и остался с этим вопросом навсегда. Здесь важна живость в совмещении, чтобы можно было задать этот вопрос. Обязательно нужна коммуникация, неважно в каком формате. Без коммуникации человек не учится.

Тамара Ляленкова: Еще я заметила, что взрослые любят поиграть. У вас на сайте есть квесты, да?

Артем Полянский: Да, на самом деле, игрофикация популярный достаточно тренд. Через игру все усваивается гораздо лучше. В целом, у нас на сайте есть два вида игрофикации. Первая игрофикация – это заложено внутри портала, когда учитываются абсолютно все действия пользователя. Второй формат достаточно новый для нас. Меньше года назад мы начали рисовать квесты. Причем, квесты мы начали рисовать по книгам. Например, выходит книга "Вольпина". Допустим, Никита Непряхин озвучивает этот квест про тактики убеждения. Люди, проходя этот квест, еще покупают электронную книгу дополнительно в качестве бонуса. Потому что за 30 минут ты осваиваешь какой-то навык. У тебя есть различные сценарии взаимодействия. Ты понимаешь, что ты сделал неправильно, а что – правильно. Квест тебе подсказывает это. Краткое погружение в один конкретный навык. Это популярно сейчас.

Тамара Ляленкова: Александр, есть такая простая вещь для взрослых – грамотность, на понимание текстов.

Александр Шумилин: Да, это эффективное чтение. Но здесь сегмент – деловая литература, эффективное чтение именно деловой литературы. Туда входят навыки понимания. Нас учили как? Я прочитал книгу – и теперь я это знаю. Но в жизни-то ничего не поменялось. Поэтому одна из наиболее сильных тем, с которыми работаем в эффективном чтении, - это как сделать так, чтобы изначально запрос пришел извне – я прочитал эту книгу, а потом это вовне и вернулось, т. е. в моей жизни что-то поменялось и поменялось именно туда, куда я хотел. Поэтому мы начинаем с работы с целями. Отталкиваясь от этих целей, выбираем, что читать. Потом, конечно, работает с тем, как правильно читать, быстрее, эффективнее, лучше запоминать, и потом обратно возвращаемся вовне, как теперь этим изменить свою жизнь, сделать себя более счастливым.

Артем Полянский: Учение должно быть в контексте постоянно находиться.

Александр Шумилин: Обязательно в контексте. Потому что мы все живем для того, чтобы счастье какое-то испытывать. И все, что мы делаем – это инструменты достижения этого счастья. Самая большая проблема человечества, я считаю, что у нас как-то жизнь отдельно, а работа отдельно.

Елена Тихомирова: Обучение – это процесс. У нас очень часто многие люди воспринимают обучение как событие и такого законченного свойства. На самом деле, история про обучение в течение всей жизни почему продвигается и развивается, что человеку для того, чтобы добиться каких-то результатов, нужно несколько шагов. В очном, например, формате для взрослого человека во многих случаях это почти невозможно, особенно если человек по найму работает.

Тамара Ляленкова: С другой стороны, люди, так или иначе, действительно, всю жизнь обучаются, хотят они этого или нет. Они вынуждены это делать в силу обстоятельств, которые периодически их подталкивают.

Елена Тихомирова: Конечно.

Тамара Ляленкова: Это сейчас как-то формализуется при помощи таких курсов, как вы ведете, тренерство. Вы понимаете, как это может простраиваться?

Елена Тихомирова: Это опять же про цели. Любой человек должен себе определить на ближайшее полгода какое-то направление движения. Потому что от прохождения бешенного количества курсов, семинаров и всего остального тоже неправильно. Мне кажется, мозг от этого перестает быть абсолютно эффективным. В корпоративном секторе очень хорошо эта вещь развита про систему компетенции, про траектории карьерного роста в зависимости от текущего уровня, желаемого уровня простраивают куда ты должен идти. Есть замечательные западные инструменты, к сожалению, не русифицированные, которые протестируют тебя на предмет того, что ты знаешь сегодня, задают вопросы про то, чтобы ты хотел знать через 5 лет, и выстраивают тебе определенную траекторию.

Артем Полянский: Да, сейчас это все укладывается в такую систему. Причем, в такие системы можно входить с любого этапа. Все зависит оттого, как ты уже состоялся в жизни. Как ты понимаешь свои задачи, свои цели по личностному развитию, профессиональному развитию и т. д. В то же время есть еще обучение внутри контекста, когда человек сталкивается с какой-то проблемой.

Помимо того, что я занимаюсь онлайн-академией, у меня еще проект как раз "Повышение финансовой грамотности", проект "Капитология". Мы готовим частных инвесторов. И люди, когда сталкиваются с проблемой, у них есть какие-то сбережения. Они держат их на банковском вкладе и сидят на иголках, потому что не понятно, что происходит с экономикой в стране и т. д. Они как раз сталкиваются с проблемой, что они не очень эффективно используют свои сбережения, что можно как-то по-другому к этому подходить. То же самое с маркетингом. Когда маркетолог сталкивается с какой-то задачей, ему нужно привлечь какой-то трафик на сайт, рекламу разместить, которую он никогда не делал, ему приходится учиться. Ему нужно ознакомиться с инструментами. Ему нужно понять, как этот инструмент работает. Ему нужно понять, как мерять эффективность этого инструмента, как его встроить в общую систему маркетинга на предприятии, например. Здесь есть разные подходы.

Александр Шумилин: Это идеальная картинка. На самом деле, люди не хотят учиться. Большинство, собственно говоря, просто не знают, чего они хотят.

Тамара Ляленкова: Да, и тогда им надо пройти это все от начала до конца, чтобы осознать.

Артем Полянский: Или найти коуча.

Тамара Ляленкова: Расскажите про коуча.

Артем Полянский: Когда я как коуч общаюсь с клиентом, я абсолютно нейтрален и пуст в себе. Я задаю вопросы человеку, и человек, чтобы ответить на вопрос, включает мозг. Коуч не знает ничего и ни за что не отвечает. Это отличная позиция. Единственное, за что отвечает коуч – это за то, чтобы задать следующий, самый лучший правильный вопрос, который будет развивать клиента. Развивать каким образом? Клиент начинает думать. Клиент начинает анализировать. Коуч ему с разных сторон подсвечивает, показывает его жизнь, его желания, куда ты хочешь, куда ты не хочешь, а почему ты хочешь именно так. Одна из основных, наверное, проблем большинства людей, которые предпринимателями не стали, это потому, что как только человек начинает чем-то делиться, желание получить обратную связь и как-то подразвить это, он тут же слышит огромное количество негатива. Соответственно, задача коуча как раз и заключается в том, чтобы не заниматься критикой, но и не заниматься при этом поддержкой. А развить человека, именно его мысли по этому поводу, задавая ему правильные вопросы, с разных сторон отражая ситуацию и т. д., в т. ч. и работа с его мотивацией, когда он себе отвечает на вопрос – а зачем я все это делают.

Тамара Ляленкова: Это то, что касается конкретного человека. Лена, я так понимаю, что eLearning-центр работает в большей части с корпорациями. Вы предлагаете какие-то индивидуальные под каждую корпорацию какие-то специальные тоже проекты делать. Они как спрашивают про это? Они как-то формируют то, что они хотят?

Елена Тихомирова: С точки зрения как правильно это делать, есть такая штука, которая называется "Педагогический дизайн". Там давным-давно написали все шаги, которые нужно проделать таким как мы, для того чтобы понять, что хочет заказчик или клиент – неважно кто это, для того чтобы на выходе получился классный продукт. Там есть набор определенных вопросов, большой опросник. Сначала собираем информацию, а потом анализируем. В этом процессе не была учтена одна очень важная деталька. При этом заказчик должен знать ответы на эти вопросы. Это все здорово до тех пор, пока человек, с которым ты общаешься, знает ответы на те или иные вопросы. А сложность заключается чаще всего в том, что цель звучит так – их надо научить, потому что они не знают. И эта цель очень конкретная, с одной стороны. Против нее биться невозможно – научить, потому что не знают. И основная проблема внутрикорпоративного как раз обучения – это очень низкий уровень, как правило, анализа задач. Я вообще считаю, что одну книжку по коучингу должен прочитать каждый человек, в не зависимости чем он занимается, чтобы понимать, как задавать правильные вопросы самому себе, в первую очередь. И внутри компании, например, когда задача ставится на разработку, обстрела нет задачи разными вопросами. Здесь есть определенная такая сложность.

Кстати, это вопрос интересный – про обучение взрослых. Откуда берется отторжение к обучению. Оно идет изнутри компаний. У меня есть один клиент бывший. У них на одного сотрудника в месяц приходилось 25 электронных курсов. Один человек в месяц должен был пройти 25 электронных курсов. Они небольшие – 25-30 минут. Но человек фактически больше, чем курс в рабочий день проходит. И при этом он же не просто их проходит, а это использовать надо. И происходит такое отрицательное действие по отношению к некоей такой системе обучения. Здесь очень важный момент. Надо учить учиться сотрудников.

Тамара Ляленкова: Это, наверное, такой большой вопрос к образованию и школьному в т. ч. и к значительной части университетского образования.

Артем Полянский: В какой-то степени, наверное, так оно и есть. Мы для своих корпоративных клиентов рекомендуем использовать такой подход – обучение, основанное на данных. Когда ты понимаешь свои промежуточные показатели эффективности. Для этого нужно еще научиться сначала их мерить, например, звонков в продаже. Если ты видишь, что у тебя страдает, например, конверсия звонков во встрече, то тебе целесообразно что-нибудь пройти по "холодным" звонкам или телефонным звонкам и т. д.

Тамара Ляленкова: "Холодные" звонки – это что?

Артем Полянский: Это когда ты звонишь клиенту, который ничего про тебя не знает, и предлагаешь ему какую-то свою услугу. Для этого тоже есть специальные методики. Этому тоже можно научиться. Если ты делаешь такие замеры внутри компании, то становится понятно, какие скилы тебе нужно подтягивать и твоим подчиненным или сотрудникам. Для этого существует такой полноценный интерфейс, где ты можешь формировать себе темы, которые ты можешь учить в будущем, в ближайшем будущем. И на основе этого потом замерять опять же изменения от обучения.

Тамара Ляленкова: Давайте про возраст скажем. Наверное, с течением времени появляется национальное какое-то равнодушие, усталость. Есть тут какая-то специфика?

Артем Полянский: Мы периодически проводим онлайн-трансляции, на которые любой человек может записаться. Она идет в прямом эфире 1,5-2 часа. Как-то получили негативный отзыв от жителя Владивостока, который сетовал на то, что у нас время не очень удобное для его обучения. "Мне 67 лет. Собственно говоря, в 3 часа ночи я встаю, чтобы посмотреть ваши трансляции". Такое тоже бывает. На самом деле, у меня нет ответа в отношении возраста. Дети сейчас все находятся с гаджетами. Они уже постоянно учат.

Тамара Ляленкова: Дети – да.

Артем Полянский: Сложнее всего приходится с более возрастными категориями, особенно с руководителями, у которых есть такая ментальная особенность – типа я и так все знаю.

Тамара Ляленкова: Вы развиваете критическое мышление?

Артем Полянский: На портале?

Тамара Ляленкова: Да. Или это входит в другие какие-то курсы?

Артем Полянский: Критическое мышление у нас в рамках курсов рождаются в процессе обучения. Поскольку мы работаем с большим количеством экспертов, очень многие дают разные взгляды в процессе курса. У нас сейчас будет проходить курс "Карьерный марафон", где будут порядка 20 экспертов на протяжении трех недель прокачивать людей. И порядка 30 компаний будут отсматривать этих людей, смотреть резюме и т. д. Я глубоко уверен в том, что многие специалисты, которые будут читать эти курсы, будут по-разному подходить к каким-то одним и тем же вопросам. И в процессе такого обучения абсолютно точно у людей будут рождаться критические взгляды на то, что правильно, что неправильно. Тем самым они поймут, что для них характерно.

Тамара Ляленкова: Зачем те взрослые, которые приходят учиться и набирать навыки, приходят к вам? Как они это понимают? Неужели они действительно ориентируются на рынок труда? Или все-таки это какой-то внутренний запрос, неуверенность в себе или привычка учиться?

Артем Полянский: Недавно мой партнер Дима Грин в "Фейсбуке" выложил отзыв одного из наших слушателей и тренеров одновременно: "Зачем учиться в Zillion? Для того чтобы покупать еду в "Глобус Гурмэ" и в выходные летать в Лондон". Это один из простых примеров, что людей мотивирует. Суть в том, что у каждого есть какие-то цели, задачи. Если человек не понимает с целями, то они, особо, может быть, и не учится там. Или человек понимает, что что-то не так, ощущает какой-то дискомфорт. Он начинает искать, начинает учиться по постановке цели сначала. Потом понимает, что ему нужно для реализации этих целей и продолжает обучение. Это как раз, наверное, и является по сути мотивацией, по крайней мере, взрослого человека, который осознанно выбирает какой-то курс, покупает его. Чаще всего мы сталкиваемся с обучением, когда нужно реализовать какой-то свой внутренний проект.

Тамара Ляленкова: Может быть, это такая отдельная история в российском обществе?

Александр Шумилин: Да, это какой-то слой. Я бы всех людей, которые так или иначе проходят обучение, разделил на три категории. Первая категория – у меня уже есть какая-то проблема, и мне ее прямо сейчас надо решить. Соответственно, я нахожу какой-то подходящий инструмент – тренинг, дистанционные курсы, где-то почитать и т. д. Это достаточно большой пласт. Вторая категория – это как раз пласт осознанных людей, которые понимают, что завтра я хочу оказаться здесь. А для того, чтобы мне оказаться здесь, мне нужно это, это и это. И я постепенно это набираю. Это меньший пласт. И третий, наверное, больше, чем первый – это жертвы рекламы. Когда я зашел, увидел красивую зазывалку, перешел и понял, что именно это мне и нужно и поехало.

Тамара Ляленкова: А насколько ожидания все-таки оправдываются у людей, которых к вам приходят, учитывая, что в основном это все-таки корпоративные проекты?

Елена Тихомирова: Есть такое понятие – количество вылета, т. е. количество людей, которые не доходят до конца. Там 90-95%. И всегда так было, и всегда так будет. Потому что далеко не все приходят для того, чтобы заканчивать. Почти любой онлайн-проект открытого обучения платный или бесплатный имеет существенное количество вылетов. Считается, что если его нет, то это кто-то соврал. Так не бывает. У кого нет времени. У кого-то приоритеты по ходу дела поменялись.

Мотивация. У людей разная мотивация. Есть мотивация, которая заставляет меня нажать на кнопку и сказать – да, это то, что не нужно. Это моментальная мотивация. Я где-то, что-то искала в Интернете и нашла интересную тему. Я прошла несколько ступенек – хорошая кнопка, хорошая первая страничка, хорошее описание курса и т. д. Я пришла на каком-то таком энтузиазме. Какое-то количество обучения я пройду. Есть осознанное обучение. Вот есть курс на этом портале, есть книжка, есть статьи. Я буду выбирать, что мне больше нравится. Но для этого должен быть какой-то серьезный внутренний запрос.

Тамара Ляленкова: В любом случае, получается, что человек должен иметь уже некий вкус и набор инструментов, чтобы просто вскрыть эту коробочку с eLearning?

Елена Тихомирова: Да. А мотивация к обучению – это самый тяжелый вопрос. Человека же нельзя научить. Интересный феномен. Мы все время всем говорим – научиться. А научить нельзя. Можно только научиться! И есть прекрасная фраза Уинстона Черчилля: "Я обожаю учиться, но терпеть не могу, когда меня учат". На самом деле, она определяет абсолютно все про обучение. Важно, чтобы человек подошел сам. На самом деле, какой-то бы портал не был, задача организатора – это человека подвести к тому, чтобы он понял сам, что это ему надо. Может быть, тесты какие-то сделать на определение. Зачем нужен тест? Затем, чтобы я задумалась. Хороший тест нужен для того, чтобы я подумала. На самом деле, неважно, что я отвечу. Намного важнее, что у меня там внутри пошел какой-то процесс. Поэтому когда речь идет, например, про мотивацию к обучению, я бы так сказала – лет до 10 еще чего-то можно мотивировать…

Тамара Ляленкова: Манипулировать немножко.

Елена Тихомирова: Да, можно сформировать какую-то ценность этой идеи, ну, до 12.

Тамара Ляленкова: Чтобы маме понравилось.

Елена Тихомирова: Ну, где-то там. Просто нужно прививать культуру, что учиться – это правильно, это хорошо, это классно, это не напряжно. Я знаю много людей, которые научили своих детей – это классная штука, ты узнал новую формулу в математике – супер!

Тамара Ляленкова: Наверное, это домашнее обучение. Потому что часть детей тут же не согласилась бы с этим, потому что школа по-другому устроена.

Елена Тихомирова: Мне было очень комфортно в школе. При этом желание учиться у меня не отбилось, благодаря моим родителям, которые каждый вечер задавали мне вопросы про то, что я сегодня интересного выучили, а потом устраивали мини-шоу поддержки, что это суперважно. Но у меня потом в институте проблемы были. Я пришла и вдруг до меня дошло, что меня учат не тому, что мне интересно. И у меня вся мотивация в обратную сторону скатилась. Мотивация – это контекст. Опасная штука учиться вне контекста. Есть задача – надо учиться. Нет задачи – надо придумывать под это какую-то… А учиться тому, что никогда не сможет применить – для меня большой вопрос. Если книжка не пошла – закрывайте сразу. И это правильно! Если курс не нравится, то надо понимать, что даже если ты за него деньги заплатил, лучше его закрыть и остаться в таком нормальном впечатлении, чем себя выжимать, получить отрицательный опыт. А в результате, когда ты следующий курс будешь открывать, он будет тебе очень нужен, он будет очень полезен, мозг скажет – опыт обучения отрицательный, и будет делать все необходимое для того, чтобы этот опыт предотвратить. Отрицательный опыт опасно в обучении получать.

Тамара Ляленкова: Все очень сложно. Тем не менее, народ как-то сориентируется в том пространстве, которое есть. Уже есть навык поиска, какие-то вещи происходят. Прослойка этих людей, которые готовы нажимать на кнопочку и пробовать, есть.

Елена Тихомирова: Нет ограничения у человека до какого времени он может учиться. Нет такого исследования научного, которое бы сказало, что есть какая-то планка в 71,5 год или еще что-нибудь. Есть другое ограничение. Если последний раз человек с обучением сталкивался 20 лет назад в ВУЗе, то шансы, что он сможет через 20 лет учиться, стремятся к нулю. А то, что люди учиться не любят – вот здесь уже лень срабатывает. Как только мозг ему сообщит – это очень тяжело, в обратную сторону будет сигнал – ой, а ну его! Важно, чтобы человек постоянно этим занимался.

Артем Полянский: Мозг – это мышца, ее нужно как-то развивать.

Тамара Ляленкова: Есть хорошая новость, которую мне недавно уважаемый эксперт сообщил, что когда человек обучается, у него мозг живет лучше и дольше и вырабатываются те самые связи, которые даже хуже вырабатываются в юном возрасте. Так что, есть стимул.

Кстати, к вашему курсу. Среди популярных курсов есть такой – управляемое долголетие, 9 способов уменьшить метаболический возраст на 10-20 лет. Это что? Это рекламный ход?

Артем Полянский: Нет, на самом деле, это очень важная история. Есть гуру этого направления – технический директор, главный инженер компании Google. Его зовут Реймонд Курцвейл. У него есть книга, которая называется "9 шагов на пути к Вечной жизни". Суть в том, что Реймонд Курцвейл является главным футуристом планеты. Он много исследует то, как мозг распознает различные виды информации, и то, как сделать искусственный интеллект. Параллельно у него есть другое направление, связанное с клиникой долголетия. С партнером они делают клинику долголетия. Они как раз выпустили эту книгу, которая детально рассказывает о том, какие химические процессы проходят внутри организма, какие изменения происходят в соответствии с питанием, с физическими нагрузками и т. д. Поскольку он является футуристом, его прогнозы на 80% сбываются, начиная с 60-х годов. И он рассказывает о том, какая будет медицина в ближайшие 15-30 лет. Этот курс, про который вы говорите, его последователя, который как раз и рассказывает и о том, как прожить ближайшие 20 лет, если ты человек 40-50 лет, чтобы потом ты мог увеличить свой срок жизни. Многие страховые компании, уже проектируя свое развитие на ближайшие 30 лет, исходят из того, что срок жизни человека будет порядка 100 лет. Сейчас уже тестируются маленькие нанороботы, размером с клетку крови, которые будут курсировать по организму человека и чистить весь холестерин, канцерогенные отложения и т. д. Все это будет управляться с помощью компьютера.

Елена Тихомирова: Главное дожить.

Артем Полянский: Да. Это ближайшее будущее.

Тамара Ляленкова: Александр, есть ли какие-то различия в восприятии в целеполагании в зависимости от возраста и в зависимости от гендерных каких-то особенностей?

Александр Шумилин: В моем понимании, любое обучение и развитие – это изменения. И поэтому моложе или старше все очень сильно зависит в динамике изменений в жизни человека. Есть люди, которые, закончив институт, так и замерли. Их тела растут, но мозг не меняется. Деятельность, которой они занимаются, не меняется. Дети немножко подрастают и заставляют шевелиться и т. д. И этим людям обучение и развитие не нужно.

Тамара Ляленкова: Может быть, это нормальная ситуация?

Александр Шумилин: Человек движется, но это очень медленное движение. И оно, в основном, вынужденное из-за того, что меняется мир вокруг нас. И нам приходится с этим взаимодействовать и как-то вынужденно вот это все происходит. Есть же другие люди, которые сегодня занимаются этим, послезавтра этим. И это те люди, которые сейчас проходят все курсы на Zillion. Мне кажется, это в меньшей степени связано с возрастом напрямую, а в большей степени связано с тем, что чем старше человек становится, тем он поспокойнее, помудрее, более четко выбирает, что ему действительно нужно. Большинство людей в возрасте понимают, что всех денег не заработаешь, надо подумать о душе. А для души я хочу играть на саксофоне. Для меня вот с этим в первую очередь связано то, что с возрастом люди начинают меньше учиться, но они учатся более осознанно. В школе и в институте нас никогда не учили учиться, а учили нас ради процесса, а ради того, чтобы мы знали, как когда-то потом решить какую-то задачу, неважно будет она в нашей жизни или нет. Именно поэтому в жизни большинства людей обучение – отдельно, а жизнь – отдельно. И поэтому обычный среднестатистический человек не умеет связывать, чему мне надо поучиться для того, чтобы изменилась моя жизнь, во-первых. А, во-вторых, он не понимает, как изменилась моя жизнь и как это связано с обучением.

Тамара Ляленкова: Да, тут отложенный результат.

Александр Шумилин: Дело даже не в том, что отложенный. Изначально мы не умеем видеть, чему мне надо учиться для того, чтобы что-то в жизни изменилось. А если в жизни что-то изменилось, то это изменилось, потому что… Но как это связать с тем, чему я научился… Это просто сертификаты у меня висят.

Елена Тихомирова: Люди вообще очень тяжело связывают причинноследственную связь при отдалении момента одного события от другого. Это самая большая проблема про обучение – вот я сегодня поучилась, а завтра должность начальника я не получила, но я получила ее через два года. Но это совсем никак не связано с тем, что я полгода осваивала какие-нибудь лидерские навыки. Проблема в том, что люди учиться не умеют и воспринимают это, как событийную историю, как нагрузку. Хотя на самом деле, если приучить себя учиться, это невероятно приятная история. Если люди проходят онлайн-курсы, я всем всегда советую – вы курс прошли или тему прошли, напишите пост в "Фейсбук", еще куда-нибудь. Пускай он будет в пять предложений. Это стимулирует к тому, чтобы самому какие-то выводы сделать. Это и запоминание очень хорошо стимулирует. Ты начинаешь задумываться – а что же я все-таки изучил? В этом очень важна социальная компонента.

Тамара Ляленкова: Таким образом, "Фейсбук" становится инструментом.

Елена Тихомирова: Конечно, если его разумно использовать.

Тамара Ляленкова: А про гендерные различия? Кто может быть прилежней, послушней?

Александр Шумилин: Поскольку я больше работаю с темами, связанными с эффективностью в бизнесе, какой-то деловой направленности, то, конечно, больше я работаю с мужчинами. Но попадаются девушки, женщины, которые фору дадут. Но, например, в обучении и воспитании детей в первую очередь ломятся именно мамы. В чтении, кстати, если вспомнить статистику, то примерно процентов 60 было у мужчин, процентов 40 женщин – приходили учиться на эффективное чтение.

Елена Тихомирова: У нас дел просто других еще много.

Тамара Ляленкова: Это правда. Тем не менее, здесь остаются какие-то ресурсы, я думаю, очень большие.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG