Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компании стран-членов Европейского союза продолжают торговлю с Крымом, несмотря на введенные санкции в ответ на аннексию полуострова Россией. Об этом говорится в расследовании, проведенном Центром по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). Авторы расследования – журналисты Александр Гуменюк, Олена Логинова и Андрей Яницкий, а также общественный активист Максим Кицюк.

В опубликованном документе говорится, что за последние два года в порты Крыма зашли 24 судна с флагами стран ЕС, 43 –зарегистрированных в Евросоюзе, а также 22 судна, принадлежащих европейским владельцам. Также, по данным центра, в Крым заходили суда из Ливана, Турции, Греции и других стран, заявивших о поддержке территориальной целостности Украины. При этом украинские власти за этот период времени не выдали ни одного разрешения на заход иностранного судна в крымские порты.

Суда непосредственно под европейскими флагами не так часто ходят в Крым

В частности, судно Südkap, принадлежащее немецкой компании Krey Schiffahrts GmbH, заходило, по данным расследования, в Керчь в конце июля 2014 года. Исполнительный директор компании Даниэль Гринсманн от комментариев отказался, но сказал, что у компании в связи с заходом судна в Керчь возникли "огромные проблемы". А посольство Германии в Киеве в ответ на запрос по этому поводу еще раз подтвердило поддержку территориальной целостности Украины. Зато посольство еще одной страны ЕС – Греции – не стало отвечать на запросы, касающиеся захода в керченский порт в июне 2014 года греческого танкера Kriti.

Для обхода санкций используются смены флагов на судах, привлечение фирм-посредников из других стран, отключение систем навигации, фиксирующих местонахождение судна, – говорится в расследовании OCCRP.

Загрузка металлолома в Севастополе на борт судна "Генерал", ходящего под флагом Республики Палау

Загрузка металлолома в Севастополе на борт судна "Генерал", ходящего под флагом Республики Палау

Санкции в отношении России после аннексии Крыма были введены Евросоюзом и США в июне 2014 года, и с тех пор несколько раз продлевались и расширялись. Они подразумевают запрет на инвестиции в экономику полуострова, импорт крымской продукции и экспорт ряда услуг и технологий.

Редактор отдела экономики украинского издания "Левый берег" Андрей Яницкий в интервью Радио Свобода рассказал, как проводилось расследование.

Андрей Яницкий

Андрей Яницкий

–​ Вы начали отслеживать передвижение судов сразу после аннексии Крыма Россией в 2014 году?

– Нет, идея расследования появилась в прошлом году, когда мы обучались навыкам журналистских расследований в Риге. Там есть замечательная школа, входящая в сеть организации OCCRP. И после этого мы начали собирать информацию. Но уже были активисты, были организации, в том числе украинские государственные органы, которые занимались подсчетом этих кораблей. Что мы самостоятельно зафиксировали – это то, что на протяжении последнего года было.

Кроме нас есть в Украине фонд "Майдан закордоннiх справ". Они отслеживают крупные торговые суда, отслеживают крупные пассажирские суда. И конечно, прежде всего их интересуют суда под европейскими флагами, которые заходят в Крым, которые нарушают санкции. Мы же смотрели не только за европейскими судами. Мы следили и за теми плавсредствами, которые в Крыму были захвачены, например, в бухтах. За теми плавсредствами, которые не подпадают под санкции, поскольку они не ведут торговлю, которые ходят под разными флагами разных стран, необязательно европейских. Мы немножко шире охватили этот вопрос, поэтому у нас там немножко разнятся цифры. Плюс есть украинское государственное ведомство Госгидрография, которое также следит за судами. Мы попробовали сложить все эти базы данных вместе. У нас получилась цифра свыше 600 плавсредств разных видов, но из них под европейскими флагами меньше тридцати. Суда под европейскими флагами не так часто ходят в Крым.

Факт того, что танкер заходил в Керчь под греческим флагом, уже сам по себе показателен

​–​ Но ведь есть суда, которые имеют прямое отношение, скажем, к европейским компаниям. Тогда их набирается около 100…

– Все это можно сравнить с автомобилями. Если на автомобиле номер какого-то региона, то необязательно владелец этого автомобиля из этого же региона и необязательно водитель этого автомобиля из этого же региона. Точно так же и с судами. Есть владелец-компания. За этой компанией может скрываться бенефициар вообще из какой-нибудь третьей страны. Взять в аренду судно может оператор. Поэтому нам пришлось немножечко покопаться в различных базах данных, поискать концы, поискать конечных собственников кораблей. Не всегда это удавалось. Например, я исследовал греческие корабли. Там видна связь с довольно крупным греческим олигархом, у которого есть влияние на политику, на медиа. Это семейство Вардинояннисов, довольно известное в Греции семейство. Они занимаются перевозками нефтепродуктов. Собственно, один из таких случаев связан с танкером, который заходил в Керчь. К сожалению, я не смог узнать – привозил он нефтепродукты или увозил оттуда. Но факт того, что танкер заходил в Керчь под греческим флагом, уже сам по себе показателен.

–​ Расскажите подробнее о команде, которая сформировалась для проведения проекта.

Международное морское право неидеально

– Это три журналиста и один общественный активист Максим Кицюк, который был вынужден покинуть Крым после аннексии. Я родом из Севастополя, писал оттуда для газеты "Коммерсант-Украина", а потом переехал в Киев (еще до аннексии Крыма), поскольку поступило предложение работать в "Газете 24". Обе газеты уже не выходят. Потом работал в разных других ежедневных изданиях, в экономических. И последние лет пять тружусь в газете "Левый берег". Олена Логинова работает в украинской редакции Радио Свобода в расследовательском проекте "Схемы", а Александр Гуменюк – на телеканале "Громадське ТБ", в агентстве журналистских расследований "Слiдство.Iнфо".

–​ В опубликованном отчете вы упоминаете, что информировали о выясненных фактах посольства таких стран, как Германия и Греция. Насколько я понимаю, конкретных шагов в ответ предпринято не было. Вас удивила такая сдержанная реакция представителей стран ЕС?

– Не удивила. Вообще, международное морское право зарождалось еще в те времена, когда были парусники, когда были пиратские набеги. И оно неидеально. Привлечь к ответственности владельца судна или компанию – оператора судна за нарушения, которые совершает капитан, практически невозможно. Нет таких международных механизмов. Сейчас украинский МИД пытается что-то с этим сделать. Максимум, что может сделать Украина в таких случаях как государство, это писать ноты протеста в страны, флаг которых использовали корабли-нарушители. И такие страны могут лишить такой корабль своего флага. Он тут же может перерегистрироваться в какой-то другой юрисдикции. Второй способ, который применяет Украина, – это арестовывает суда, которые заходили в Крым, а потом зашли в другой украинский порт. Сейчас четыре судна, по нашим данным, стоят арестованные в украинских портах – в Херсоне и под Одессой.

–​ Какова судьба этих судов? В вашем отчете есть упоминание о том, что в Херсоне стоит турецкое судно. Экипаж уже покинул страну. Что будет с этим судном?

Скорее всего, это плавсредство так и останется в порту. Я не думаю, что за ним кто-то приедет

– Пока не было окончательного решения суда. Но я думаю, что плата за простой этого судна, убытки, которые понес судовладелец, несоизмеримы с теми выгодами, которые он получил за поставку товара или за вывоз товара из Крыма. Скорее всего, это плавсредство так и останется в порту. Я не думаю, что за ним кто-то приедет. Что касается капитана и членов команд, то во всех этих случаях им удалось избежать ответственности и покинуть Украину до того, как их задержали, арестовали. Они объявлены в розыск. Я не думаю, что они рискнут снова приехать в Украину, зная о том, что они здесь в розыске. Можно сказать, что это экономические санкции против судовладельцев.

–​ Отчет о вашем расследовании уместился на нескольких страницах. Но совершенно очевидно, что в течение долгого времени вы проводили очень кропотливую работу, выясняя детали захода разных судов в порты Крыма. Вы собираетесь как-то продолжать этот проект?

Оно пыталось обмануть и журналистов, и госорганы, которые следили за перемещением судов

– В своей постоянной журналистской деятельности я, конечно, отслеживаю заходы судов. Не всегда можно доказать нарушение. Потому что бывает, что корабли при подходе к Крыму отключают информационную систему, которая сообщает о том, где они находятся, куда они идут. И поймать такого нарушителя можно только, например, методом фотофиксации в самом порту. У нас есть один случай, в декабре 2015 года судно зашло в Севастопольскую бухту, в самую ее глубину. Там местечко Инкерман. И там оно загружало металлолом. По всем сведениям в информационной базе было ясно, что официально оно планировало идти в украинский порт Херсон. В Херсоне оно так и не появилось. Оно вышло из турецкого порта, зашло в Севастополь и отправилось обратно. Таким образом оно пыталось обмануть и журналистов, и госорганы, которые следили за перемещением судов. Я думаю, что какого-то нового спецпроекта в ближайшее время ждать не стоит. Потому что очень много людей занимается этой проблематикой. Это такая регулярная рутинная работа. Какие-то отдельные новости по этой теме будут появляться, безусловно, – говорит журналист Андрей Яницкий.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG