Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Газманов, "Любэ" – это информационное оружие"


Олег Газманов выступает на торжественном вечере, посвященном 85-летию ВДВ

Олег Газманов выступает на торжественном вечере, посвященном 85-летию ВДВ

Чем не угодила Западу русская попса? Почему Литва отказывается видеть у себя Олега Газманова? Понимают ли сами "звезды", за что их? Участвуют: Иосиф Пригожин, Артур Гаспарян, Александр Мельман, Роман Цимбалюк, Раса Юкнявичене. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Событие случилось сегодня на границе Российской Федерации и Литвы, точнее, в самой Литве уже. Пересек границу Российской Федерации Олег Газманов, прилетел в Литву, но не впустили его литовские пограничники, продержали в зале ожидания какое-то количество времени, объяснили ему, что он нежелательная персона для Литвы, точно так же, как нежелательными персонами были Валерия, Иосиф Пригожин, Иосиф Кобзон, Олег Газманов на территории Латвии и Украины. Теперь появилась новая страна в этом списке стран, которые его к себе не пускают. Мы будем разбираться, почему это, за что это, согласны ли сами артисты с тем, что на них накладывают такие санкции, понимают ли они, в чем смысл этих санкций и так далее. Я представляю гостей нашей программы: с нами Роман Цимбалюк, с нами Александр Мельман. Роман представляет нам сегодня официальную украинскую позицию.

Полная видеоверсия программы

Роман Цимбалюк: Я не могу официальную – свою.

Елена Рыковцева: Испугались.

Роман Цимбалюк: Нет, я бы с удовольствием, но нет полномочий.

Елена Рыковцева: Неофициальную украинскую политику представляет Роман. Александр, соответственно, будет говорить о том, как реагирует на это российская пресса. Мы ждем Расу Юкнявичене – это бывший министр обороны Литвы, она является инициатором таких мер. Роман, вы помните, год назад огромный список появился, огромный перечень.

Роман Цимбалюк: Он действует до сих пор.

Елена Рыковцева: Там 83 фамилии российских деятелей культуры. Объясните, почему, за что, что это было?

Роман Цимбалюк: Это процесс достаточно глубокий. Российская агрессия на Украине кардинально изменила в том числе медийный рынок Украины, в том числе законодательно, у нас появилось требование, что 30% песен должно быть только на украинском, украинский продукт. То есть это такой способ защиты. По факту ничего удивительного, мне кажется, здесь нет. Если российские артисты восхваляют и радуются российским военным победам над украинской армией, то им просто не место в нашей стране. Все очень просто: ты или "Крымнаш", или нет. К сожалению, мы пришли к такому состоянию, то, что называется момент истины, здесь нельзя уже сидеть на двух стульях. Если ты находишь оправдание убийству украинских военнослужащих, извини, тебе делать в Киеве нечего.

Елена Рыковцева: То есть вы считаете, что этот список был составлен ровно по принципу отношения, по явно выраженной позиции этих конкретных артистов к происходящему конфликту?

Роман Цимбалюк: Можно долго по каждой фамилии спорить, я не уверен, что все туда объективно попали. Но принцип такой. Песня Олега Газманова, про которую мы сегодня говорим, "Господа офицеры", еще какое-то время назад была очень популярна в киевских барах, только слово "россияне" меняли на "киевляне". Скорее всего, что ее поют и сейчас, только смысл совершенно другой. Получается, что вроде искусство вне политики, это как и спорт, но тем самым обосновываются и поддерживаются агрессивные действия, война и убийства людей. То же происходит со странами Прибалтики, потому что они боятся точно таких же действий.

Елена Рыковцева: Иосиф Пригожин с нами на связи. Олег Газманов обещал нам целый день, но он так измучен оказался в итоге этим конфликтом, что сказал, что под вечер у него уже нет сил моральных, он сейчас отдыхает. Единственное, что я могу предложить нашим слушателям, – кусочек из нашей старой с ним программы 11-летней давности, когда в 2005 году у него возникали точно такие же проблемы с Эстонией, с Украиной из-за песни "Я рожден в Советском Союзе". Раса Юкнявичене с нами на связи. Олег Газманов заявил: полная неожиданность, полный шок, я знал, что в Латвию меня не пускают, я знал, что в Украину меня не пускают, но про Литву мне никто ничего не сказал. Почему, что это за список, расскажите нам, пожалуйста.

Раса Юкнявичене: Как раз это связано с Украиной, с тем, что Газманов и некоторые другие люди поддерживают войну. Пропаганда войны у нас в стране запрещена. Те люди, которые так агрессивно делают пропаганду войны, они нежелательны. Это наши ценности. Мы слишком много потеряли через оккупации, советскую оккупацию, гитлеровскую оккупацию, потеряли свои народы, и еврейский, и литовский. Так что для нас сейчас те шовинистские империалистические настроения, которые поются в таких песнях, излагаются в заявлениях таких людей, к которым прислушиваются, неприемлемы. И, конечно, солидарность с Украиной, что агрессия нынешнего кремлевского правительства очень опасна, опасна даже в смысле национальной безопасности нашей. Информационная война, я бы сказала. Информационная война – это часть той гибридной войны, которая ведется сейчас из Кремля особенно по соседним государствам. Информационная война – это такая же война. Информационное оружие направлено на мозги людей, оно такое же оружие, как и оружие массового уничтожения. Мы видим, что это не только Газманов. До аннексии Крыма многие люди не видели ничего плохого, но мы, политики, которые занимались национальной безопасностью, мы видели, что информационная война ведется. В каждый национальный праздник, в праздники нашей независимости, в праздники, когда мы отмечали 13 января, когда Советский Союз напал на Литву в 1991 году, всегда из Кремля посылали к нам таких певцов-исполнителей, как Газманов, "Любэ", других, которые занимаются шовинистической политикой. Когда все открыли глаза и увидели, что значит информационная война и какие деньги на это пускаются, мы поняли, что это как раз оружие. Я бы не сказала, что мы очень тут переживаем, мы просто работаем так, чтобы никакого оружия из такого государства, как Российская Федерация, у нас не было.

Елена Рыковцева: Этот список, который у вас, он составлялся на основе украинского, пересечения будут еще появляться?

Раса Юкнявичене: Этот человек внесен в список нежелательных лиц из-за поддержки им политики Кремля и пропаганды, поддерживающий агрессию России в соседних странах, – вот так официально звучит, почему этот человек персона нон грата. Но у нас такие условия, что мы не оглашаем список таких лиц.

Елена Рыковцева: Иосиф, вы выслушали об аргументации украинской стороны, литовской стороны, что вы скажете об этих аргументах?

Иосиф Пригожин: Что такое демократия – это права и свободы, свобода передвижения, право на мнение. Это мнение может расходиться с мнением любого политика государственного, это может быть ошибочное мнение, это может быть любое мнение, но это слова, которые может говорить любой исполнитель или человек, у которого есть мнение. Еще раз повторюсь, оно может быть ошибочным. Но не может целый народ, 140 миллионов россиян, которые на сегодняшний день по сути являются гражданами мира, нормальной нацией, цивилизованной, тогда надо всех в списки вставлять, не только отдельных артистов, а взять всех, кто проголосовал за референдум в Крыму, всех под гребенку, под один список. В чем лицемерие всей этой истории? Что касается истории с Латвией, Валерия была тоже не предупреждена, но тогда вы огласите весь список, чтобы люди хотя бы знали, что им нельзя приезжать в эту страну. Приезжая в страну, в Литву, в Латвию, в какую-либо другую страну, мы тем самым выказываем уважение этой стране. Потому что мир огромный, путешествовать можно где угодно. Для меня артист Газманов, он артист, которого я знаю много лет, около 30 лет, ему сейчас 65, выглядит он прекрасно, – он абсолютно нормальный, адекватный, мирный человек. Мы говорим о шовинистических настроениях, мы говорим о конфликтах, о войне. Конфликты устраивают политики – это бизнес огромный в каком-то смысле. Люди, как правило, становятся заложниками правильной или неправильной политики. Но мы должны всегда сохранять лицо нормальное при любых вариантах. Я уже неоднократно это говорил, когда Шотландия пыталась отсоединиться от Великобритании, никто Шона Коннери ногами не избивал, у него было такое мнение – это его мнение. Но запрещать спортсменам, артистам выступать, петь, даже если их мнение расходится с другим, это не совсем корректно, и это неправильно, потому что выглядит как "не играй в мои игрушки, не писай в моей горшок". Пусть политики занимаются этой всей историей. Ни Газманов, ни Валерия, ни Пригожин, ни кто-либо другой не имеют никакого отношения, извините за выражение, к абсолютно бездарному управлению государством, не мы выбирали Януковича, не мы выбирали Порошенко. Извините, я грубое слово скажу: не мы просрали Крым – это они просрали. Я все время задаю себе вопрос: как можно было управлять таким государством, чтобы позволить в принципе войти кому-либо в страну без единого выстрела?

Елена Рыковцева: Вы никак не можете иметь отношение к этому государству, потому что это не ваше государство вообще. Понятно, что к политике этих правителей, которых вы перечислили, вы не имеете действительно никакого отношения. Речь идет совершенно о другом, о том, что вы поддерживаете агрессивную политику своих правителей, причем здесь Янукович? Вы поддерживаете политику государства, которую Раса Юкнявичене и наши коллеги с Украины считают агрессивной. В этом смысл претензий.

Иосиф Пригожин: Валерия поет о любви, у нее нет никаких политических песен, только о любви, никаких других песен у нее нет, никаких воззваний, никаких агрессивных высказываний. Возьмите интервью Валерии, если вы найдете хоть одну букву с призывом к войне, нет нигде подобных высказываний. Она мать троих детей, она человек мира, она человек добра, она человек порядочнейший, она муху не обидит, не говоря уже о людях. Что касается референдуму, когда возник вопрос по поводу референдума, имеют ли право быть услышанными, почему мы только замечаем своих соседей, допустим, вы считаете Россию или кто-то еще считает, что Россия виновна во всех бедах во всем мире. Почему мы не говорим о том, что огромное количество людей погибает в Сирии, в Ливии. Зачем надо было в этот улей совать руку? Не Россия же засунула руку в этот улей ливийский, иракский. Чем закончилась ближневосточная война?

Елена Рыковцева: Иосиф, тут вы очень ошибаетесь. Очень много об этом российскому телезрителю говорят, вся страна знает о жертвах в Сирии, в Ираке, об агрессивной политике Соединенных Штатов. По крайней мере, российское телевидение об этом говорит очень много, люди в курсе. Не нужно считать, что никто не представляет себе, что делалось в мире до украинского конфликта. Пусть у Валерии нет политических песен, она поет о любви, но почему при этом ей не высказать свою политическую оценку, почему ей не подписать письмо деятелей культуры в поддержку аннексии Крыма? Почему не выйти с такой позицией художнику, где свобода слова? Вот спрашивает Иосиф.

Роман Цимбалюк: Собственно говоря, я, услышав уважаемого Иосифа, хочу сказать, что это один из немногих случаев, когда я полностью согласен с решением украинских органов власти. Вы любите словечки типа "просрал" и все остальное употреблять. Вы все проговариваете, всю историю, почему вы не рассказываете, как ваш президент отправил военных, которых почему-то называли "зеленые люди", потом он сказал, что это российские военные. Вы так и говорите, что вы слабая страна, мы сильнее вас, мы захватили эту территорию, провели там референдум, это наше, что хотим, то и делаем. Этот референдум, особенно ссылки на западные референдумы – за две недели нигде ничего не проводится. Фраза ваша по поводу того, что без единого выстрела, во-первых, вы лжете в данном случае, люди погибли и погибают. Получается так, что надо было стрелять в русских солдат в Крыму, чтобы не произошло то, что произошло на Донбассе? Это не демократия. У вас страна большая, вы можете там прекрасно проводить время, вы не человек мира, вы поддерживаете агрессию.

Елена Рыковцева: Александр, ваше слово.

Александр Мельман: Мне кажется, все смешалось в доме Облонских, уже нет единых критериев для того, по какому поводу назначаются данные санкции, кто их назначает, все достаточно субъективно, очень выборочно и личностно. По поводу Иосифа, у него была нестыковка, в искренность его позиции я, безусловно, верю, но когда он говорит про референдум в Шотландии и по поводу Шона Коннери, все-таки Шотландия отделялась по закону, который давно существует в Великобритании, она не нарушала здесь ничего, все было так, как было. Большинства не набрала в данный момент, едем дальше, Великобритания живет по тем самым законам, которые у них много лет работают. В данном случае в Крыму все-таки этого не было. Что касается Расы, такой исторический экскурс, потому что она говорила, что Вторая мировая война, погибли литовцы, евреи. По поводу евреев я хочу сказать, что, например, рижское гетто, кто там расстреливал евреев, кто был в первых рядах? Латышские националисты, латышские нацисты даже, я бы так сказал. То есть это все очень сложно. Теперь такой концептуальный вопрос. Действительно у господина Газманова, у господина Пригожина такие взгляды. Можно ли осуждать за взгляды? Безусловно, с моей точки зрения, нет. А если эти взгляды опять же нацистские? Тогда уже вопрос, с точки зрения кого. Потому что если мы говорим об Украине, для многих в России и даже в Польше бандеровские люди во многом нацисты, есть факты их действий кровавых в отношении Польши и так далее. Для Украины национальный герой Степан Бандера, а для других людей нет. То же самое вообще ситуация в мире. Иосиф сказал по поводу Ливии, я говорю про Югославию, про Ирак. Тогда уже давайте вводить санкции против тех, кто бомбил Белград. Тогда давайте вводить санкции против тех, кто начал войну в Ираке. Почему вводятся санкции только в этом случае, а не в другом? Я не вижу здесь единых критериев, а это всегда плохо.

Елена Рыковцева: Пожалуйста, Артур Гаспарян, вы сегодня узнали о том, что не пустили в Литву Олега Газманова, о чем вы подумали, как на это отреагировали?

Артур Гаспарян: Если рассуждать глобально, то, конечно, идее черных списков совершенно нельзя сочувствовать, ее поддерживать. Я всегда был и в советские времена, и в постсоветские времена борцом с любыми черными списками. То, что сейчас идет война черных списков, – это, конечно, вызывает определенное сожаление, лучше бы было совсем по-другому. Но дальше, отталкиваясь, делая запятую после этого общего рассуждения, начинаются детали. Как известно, в деталях кроется сам дьявол. Тут уже возникает целый ряд вопросов. Во-первых, вот эти правильные негодования по поводу черных списков, в результате которых некие российские артисты не могут ехать в другую страну, вот эти негодования вызывают у меня, по крайней мере, ироническую улыбку. Потому что кому-кому, но только не нам удивляться по поводу черных списков. Мы вообще всегда были впереди планеты всей в том, что касается черных списков. В первую очередь для деятелей культуры. Не нужно очень далеко ходить, мы не будем сейчас советские времена вспоминать, когда группа американская была изгнана из России, они как-то не так флагом помахали, хотя они перемахали за свою карьеру десятками флагов, включая флаг своей собственной родины Соединенных Штатов Америки, никому в голову не пришла такая болезненная реакция, которая была здесь. Махали они, кстати, флагом Украины тоже. Та же самая история с "Океаном Эльзы" еще задолго до всевозможных черных списков, задолго до истории с "Новой волной" и со всеми этими украинскими списками Министерства культуры.

Елена Рыковцева: Сердючка, ваша подружка.

Артур Гаспарян: Сердючка, моя подружка. Я сыронизировал по поводу ее песни "Раша, гуд-бай", но когда начались гонения и запреты на концерты, я первым был, кто у себя в газете напечатал по этому поводу большой протест и возражения. "Вопли Видоплясова", огромное количество других исполнителей. На той же "Новой волне", когда не пустили Валерию, Газманова и Иосифа Кобзона, Ваня Дорн, прекрасный, замечательный исполнитель, украинец, человек с украинским паспортом, вышел на сцену в майке с трезубцем, официальным гербом своей страны, тут же стали раздаваться всевозможные вопли, истерики депутатские и все прочее: закрыть, не пущать, сделать его невъездным. Поэтому не нам удивляться черным спискам. Это первое. Второе: мы живем в военное время, к сожалению, дожили до того, что мы сейчас фактически находимся в состоянии войны. Время военное, соответственно, многие вещи очень обостряются, на которые раньше, может быть, никто бы не обратил внимания. Поэтому опять же, оставаясь категорическим противником всевозможных черных списков, я, тем не менее, могу понять мотивацию маленьких стран, многих других стран, фактически всей Европы, которые впервые после 30-х годов столкнулись с проявлениями реваншизма на государственном уровне со стороны очень мощной большой державы. Естественно, они очень перепугались. Когда вдруг к ним собираются артисты, которые своими действиями, творчеством, какими-то заявлениями, подписями и все прочее символизируют этот реваншизм, который процветает у них буквально под брюхом, под границей, происходит псевдовоссоединение, войны в Донбассе, в Луганске, – они, естественно, боятся, они хотят оградить себя, так же, как мы ограждаем свои ценности от каких-то исполнителей, вроде "Океана Эльзы", которые являются жемчужиной современной рок-музыки, – то их тоже можно понять. Сейчас вступают в силу законы военного времени, идет разделение практически по линии баррикад, либо ты на этой стороне, либо ты на той стороне. К сожалению, полутона становятся все менее выразительными, их очертания расплываются. Поэтому когда человек в этой очень непростой ситуации, государственное мероприятие, посвященное Дню независимости России, мой бесконечно любимый Олег Газманов, с которым мы дружим, выходит на это мероприятие "День независимости России", страны, которая в свое время приняла декларацию о независимости и вышла из Советского Союза, и на этом официальном государственном мероприятии, а не на частной вечеринке, на каком-нибудь корпоративе олигарха-миллиардера исполняется песня "Сделан в СССР" с перечислением всех бывших составных частей советской империи, то, конечно, у других людей, особенно у этих маленьких стран, которые с некоторой опаской поглядывают на большого, как им кажется, угрожающего им соседа, возникают вопросы: это был намек, это было проявление реваншизма? Воспринимается именно как проявление реваншизма. Когда наши артисты в этой ситуации делают какие-либо заявления, а я еще раз повторяю, что ситуация напоминает войну, мы живем фактически по законам военного времени, они должны понимать, что какая-то ответственность за слова, последствия эти слов, безусловно, настанут. С тем же Олегом Газмановым я недавно обсуждал историю с Андреем Макаревичем, когда Олег говорит, что есть бумага, которая запрещает мне концерты в Литве. Я говорю: "А у нас Макаревича никуда не пускают, концерты отменяют". "Но нет же такой бумаги", – говорит мне Олег Газманов. Я говорю: "Бумаги нет, но все знают, что у нас в стране телефонное право". Потом он говорит: "Ты же должен понимать, что у нас 90% населения поддерживает действующую власть, если любой человек выступает против действий этой власти, он должен быть готов к тому, что не государство будет против него, а будет против него народ". Можно эту тему продолжать обсуждать, но если посмотреть на эту тему с другой стороны, так же выступая с определенной политической позицией, наш патриотически настроенный блок артистов должен понимать, что, безусловно, со стороны других народов, других стран, других людей могут тоже наступать соответствующие последствия.

Елена Рыковцева: Я правильно вас понимаю, что Олег показывал вам письмо о том, что его не впускают до сегодняшней истории, он знал, что есть проблемы?

Артур Гаспарян: Эта проблема уже давно, просто сегодня его не пустили на территорию Литвы, он туда не с концертами ехал, он ехал в гости к друзьям. Ему не был запрещен въезд, но концерты были запрещены некоторое время назад.

Елена Рыковцева: Именно в Литве? То есть это не сюрприз для него.

Артур Гаспарян: Сюрприз в том, что его не впустили на территорию.

Елена Рыковцева: Я очень прошу не впутывать сюда всю историю всех вопросов, они все очень разные. В чем смысл того, что говорила Раса, например, нам? Смысл в том, что есть жесткая пропагандистская кампания, связанная с обеспечением агрессии, которая имела место быть. Они считают, что артисты российские – часть этой пропагандистской кампании, поэтому запреты, поэтому не хотят пускать на свою территорию. Мало того, что у них запущено телевидение на их территорию в полном объеме, а тут еще живые лица этой кампании. Они не хотят этого видеть. Никакой подобной истории, связанной с пропагандой, не было во время белградских бомбардировок, не было такой массированной промывки мозгов целой нации, абсолютно случилась беспрецедентная история с пропагандистским обеспечением украинской кампании. Поэтому я предлагаю все-таки рассматривать ее отдельно.

Александр Мельман: Хорошо, я буду придерживаться этих рамок, хотя все равно я остаюсь при своем мнении. Потому что мне непонятно, каким образом возникают одни фамилии, другие. Они действительно ничего не теряют. Господин Газманов поехал, его не пустили, уехал обратно, не расстреливают же за это дело.

Елена Рыковцева: Это очень неприятная история для него.

Александр Мельман: Очень неприятная, но государство имеет право. Я говорю только о своей личностной позиции, потому что государственная позиция, как вы сказали, что Роман будет отражать официальную позицию, нет, он будет отражать свою личную точку зрения – это нормально. Так же, как и я.

Елена Рыковцева: Раса, я хотела бы, чтобы вы ответили на аргумент Иосифа Пригожина. Он говорит: это наша точка зрения, вы фактически нарушаете свободу мнений, когда вы наказываете нас за нашу позицию. Что вы ему ответите?

Раса Юкнявичене: Ложь и пропаганда войны – это работает против свободы, это работает против демократии. Мы защищаем нашу свободу и демократию против лжи, которая льется из кремлевских каналов, мы боремся против лжи, которую эта пропаганда как раз несет, и Газманов, и другие, которые прославляют шовинистические идеи. Это не другое мнение. Как раз российская кремлевская пропаганда старается всем сказать, что вот, видите, это другое мнение. Надо защищать демократию и свободу. Защита, я думаю, должна быть такая, которую мы стараемся вести. Мы в Литве ждем артистов, деятелей культуры, но мы не ждем инструментов пропаганды Кремля. Это мы очень четко отличаем. Все артисты, все деятели культуры, которых мы хорошо знаем, видите, я еще говорю по-русски, считаю, что очень хорошо, что я могу понимать и говорить по-русски, люди моего поколения, мы очень любим истинную русскую культуру, но не ту "культуру", которую несет пропаганда, – это уже совсем другое, мы отличаем это.

Елена Рыковцева: Давайте мы послушаем этот знаменитый клип, который прозвучал на новогоднем "Голубом огоньке", когда Газманова, Валерию и Кобзона не пустили в Латвию. После чего они огорчились, с одной стороны, а с другой сняли клип, выступили как ни в чем не бывало как раз на тему, почему их не пустили.

(Клип смотрите в видеоверсии передачи)

Елена Рыковцева: Вот это самая символичная фраза: "И от песен наших никому не скрыться". Вы нас в дверь, а мы в окно. Так что, Роман, все эти истории с тем, что вы не пускаете их к себе в Украину, ничего не меняется, у вас канал прекрасный "Интер", они, так или иначе, в эфире этого канала на концертах, посвященных тому-другому-третьему.

Роман Цимбалюк: Меняются люди, меняются граждане Украины, и зрители меняются. Поэтому если кто-то думает, что сейчас не скрыться, ситуация уже изменилась. Есть такое сейчас мнение, что в связи с российской агрессией для России потеряно поколение 35 минус, но через два года этим людям будет уже 37 минус и так далее. Жизнь все равно идет вперед. Была такая фраза, что "мы лица неофициальные", хочется тогда провести такую аналогию, как на Донбассе, получается, что если российская армия пошла в отпуск и убивает там украинцев неофициально, то это ее оправдывает. Но это же не так. Люди, которые там живут, им в принципе все равно, официально он, неофициально, на земле это ситуацию абсолютно не меняет. Борьба идет за мнения, за мозги людей. Тот, кто поддерживает против стран войну, почему люди удивляются, что их не хотят пускать. Тем более на самом деле Российская Федерация действует точно так же, есть украинские артисты, которых здесь обвинили "в поддержке карательной операции". Они сказали, что мы должны защищать свою страну, наша страна Украина. Я все понимаю, что у Олега Газманова фантомные боли, ностальгия по молодости, по СССР, но эти чувства далеко не все разделяют. Поэтому, если вы хотите работать в международном формате, надо немножечко более уважительно к этому относиться. Я не представляю, чтобы группа "Рамштайн" рассказывала о том, что правильно поступает Ангела Меркель или нет. Они приезжают и выступают, поэтому никаких проблем нет. Возьмите любого другого западного исполнителя.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем, что говорил Олег Газманов 11 лет назад о своей песне, которая тогда вызвала негодование колоссальное в Эстонии, в Украине, потому что он всех тогда собрал в одно в этой песне через запятую, в том числе страны Балтии в одну страну. Послушаем, как он ее защищал в прямом эфире на Радио Свобода.

Олег Газманов: Я написал то, что меня волнует. Первое. Второе, я абсолютно убежден, что развал Советского Союза в той форме, в которой он произошел, совершенно неправильный, чисто экономически. Потому что на огромной территории, на которой все говорят по-русски, можно спокойно жить и торговать, как минимум, а не разделять все это. И то, что я написал в моей песне, "даже Европа объединилась в Союз" – это не значит, что надо завоевывать по новой и делать СССР, война чтобы какая-то была. А просто объединиться на разумной основе, потому что очень многие предприятия даже – сырье в одном конце, предприятие – в другом. Я непрофессионал в этом. Сейчас вот звонят люди к вам, у которых действительно сердечная боль, потому что их родственники остались в одном месте, они – в другом, и пропасть между нами растет, растет искусственно.

Я выступал в Украине в День независимости в августе, как раз перед этой "оранжевой революцией", эти же ребята, которые потом бегали с оранжевыми шарфами, они великолепно принимали песню "Сделан в СССР". Причем там такой местный ОМОН "Беркут", когда я запел, они обернулись и мне "викторию" показали пальчиками. То есть народ абсолютно четко понимает и принимает эту песню. Журналисты – на 90% нет. Но я удивился бы, если бы девушка с Украины стала бы защищать мою песню после того, как там, в Донецке, арестовали кого-то. Я думаю, что эта псевдодемократия, о которой мы говорим, она значительно хуже. Я на своей шкуре это все испытываю.

Елена Рыковцева: Тогда говорил Олег Газманов, что недемократично с ним поступают, Сейчас Иосиф Пригожин говорит так же. Вы понимаете, почему вас выделили, не каждого артиста вставляют в этот список?

Иосиф Пригожин: Хотите, я вам правду скажу: мне звонили представители СБУ и предлагали деньги, чтоб нас не вписать в список. Вот почему я не верю во всю эту историю. Наша точка зрения такая: мы за мир, мы за дружбу, мы за хорошие отношения между странами. Я вам больше скажу: для нас Литва, Латвия, Эстония всегда были частью Европы. Когда они приобрели свою независимость, мы ратовали за это, скажу вам искренне и честно. Поэтому ни одного высказывания в адрес ни одной из этих стран не было высказано ни разу нами негативного, ни какого-либо еще другого.

Елена Рыковцева: Вам инкриминируют только поддержку российской власти. Считаете ли вы, что вы ее поддерживаете во всем этом?

Иосиф Пригожин: Можно я вам задам вопрос, вам лично, всем в студии? Мы живем в стране, которая называется Россия. Мы живем в стране, паспорт российский у нас. Вы предлагаете нам что? Вы сейчас по сути нам предлагаете предать свою страну. Мы живем со своим народом, у нас президент может когда-нибудь поменяться, у нас может поменяться власть, но мы живем в той стране, в которой мы родились, и у нас та власть, которая есть.

Елена Рыковцева: Но совсем необязательно поддерживать любое действие власти. Она может ошибаться, эта власть, или нет?

Иосиф Пригожин: Конечно, ошибаться все могут, мы же не роботы, все имеет право на ошибку. Я думаю, так далеко никто не заглядывал, во что это может вылиться. Когда сказали, что мы подписали письмо об аннексии Крыма – это ложь! Никакого письма подобного никогда не было. Нет ни одной подписи певицы Валерии и Иосифа Пригожина об аннексии Крыма никогда. Были собраны мнения: что вы думаете по поводу референдума? Мы сказали, мы всегда за свободу выбора, и если народ примет решение быть самостоятельными, мы за, мы поддерживаем народ. Мы не были ни на одной военной точке или еще где-нибудь, мы ни разу не поддерживали войну. Нам не нравится то, что сегодня с братским народом идет война, категорически нам это не нравится. Мы не поддерживаем войну, мы не поддерживаем плохие отношения, мы говорим: давайте искать выход.

Елена Рыковцева: Вы говорите очень важные вещи. Вы пытались снять свою подпись с сайта Министерства культуры? Вы пытались протестовать против того, что ваша подпись стоит под обращением деятелей культуры на сайте Министерства культуры Российской Федерации? Вы в суд на них подавали?

Иосиф Пригожин: Где, по поводу аннексии?

Елена Рыковцева: Да!

Иосиф Пригожин: Там стоит прямо такая формулировка?

Елена Рыковцева: Нет, формулировки "аннексия" там нет. "Мы поддерживаем действия наших властей в Крыму!" Дальше идет список из такого-то количества фамилий. Там есть ваши подписи – о поддержке действий российской власти в Крыму. Если вы говорите, что ничего не подписывали, – это меняет всю историю. Это значит, что Министерство культуры занимается подделкой ваших подписей!

Иосиф Пригожин: Я взгляну обязательно на этот большой список, о котором вы говорите. Я могу сказать, что нам задали вопрос по поводу референдума в Крыму. Что вы думаете по поводу референдума. Мы поддержали референдум на право выбора людей жить так, как они считают нужным. У каждого человека есть право. У меня есть право жить в той стране, в которой я хочу. У меня есть право быть музыкантом, продюсером, футболистом, кем угодно. Мы за право быть услышанными. Мы поддержали народ. Мы не поддерживали никакие агрессии, как вы говорите, никакие аннексии, нам даже не предлагались такие документы никогда, мы ни разу такого документа не видели, потому что если бы был предложен подобный документ, мы его сто процентов бы не подписали. Никогда.

Елена Рыковцева: Понятно. То есть вы говорите о каких-то устных вопросах журналистов, разговорах с журналистами, не более того, никакого специального…

Иосиф Пригожин: Конечно! Никакого специального документа у нас не было никогда!

Елена Рыковцева: Посмотрим, что говорят прохожие. Понимают ли они, за что вас.

Елена Рыковцева: Раса, как вам показалось, люди понимают, о чем речь идет?

Раса Юкнявичене: Я услышала очень позитивные нотки, что много людей понимают. Спасибо им за это. Конечно, были такие комментарии про нашу экономику, которую подняла советская оккупация, – это, конечно, ложь. Как минимум эта женщина является жертвой этой пропаганды. Обобщая, я хочу вам предложить то, о чем у нас идет дискуссия. Представляете ли вы немецкого певца, который спел бы песню про то, что его родиной, родиной его прадедов является Польша, Франция, Россия, Белоруссия, Украина, все те государства, которые были оккупированы Гитлером. Мы понимаем вот так песни Газманова, особенно когда они поются на официальных мероприятиях Кремля. Когда они поются в частных каких-то собраниях – это еще можно понять, но когда эта песня поется в Кремле, это состоялось в 2013 году в декабре, еще до аннексии Крыма, тогда мы начали понимать, что это значит, что это уже политика, что это уже совсем другое. Те люди, которые поддерживают такую политику, могли бы представить себе другую ситуацию, когда они воевали против оккупации гитлеровской, может быть, это им прояснит ситуацию.

Елена Рыковцева: Если говорить о чем-то позитивном, о выходе из этой ситуации, вы с чем связываете окончание этих запретов, этих ограничений для артистов? Вы связываете с развязкой, с улучшением ситуации на Украине?

Раса Юкнявичене: Я не являюсь большим оптимистом насчет будущего России с этой властью. Мы готовы жить с таким соседом, пока будет такая агрессивная политика, защищаться, в этот раз уже не потерять свою государственность. Для нас линия фронта сейчас идет в Украине. Мы понимаем, что Украина борется за нашу свободу тоже, поэтому мы поддерживаем их, поэтому мы понимаем, что значит такая пропаганда, поэтому мы солидарны с ними, когда такие инструменты пропаганды, как Газманов, поддерживают оккупацию, аннексию Крыма. Мы это принимаем очень близко к нашему сердцу. Мы знаем, что может такое случиться, к сожалению, и с нами, потому что информационная война – это только часть этой гибридной войны. У нас рядом с нашей границей тысячи российских военных. Тут в Европе много тактического, баллистического, всякого оружия. Мы понимаем, что ситуация серьезная, и эту информационную войну мы понимаем как часть этой всей политики, которая как раз направлена против соседних государств.

Елена Рыковцева: Я поняла, что вы не связываете ни с чем, кроме как с изменением власти, никаких других надежд. Иосиф, вы будете бороться и будете подавать жалобы, прошения, письма и судиться за право выезжать в эти страны?

Иосиф Пригожин: Ни с кем не будем судиться, во-первых. Во-вторых, слава богу, мы пока не знаем, есть ли мы в литовских списках или нет. Но могу вам сказать одно, что украинские власти не могут быть символом свободы никак, они ограбили свою страну и до этого грабили, они не строили свою страну, они просто грабили свою страну. Я первый готов бороться за независимость Литвы, Латвии и Эстонии, я уважаю их суверенитет. Они стараются жить правильно, защищать свою свободу – это абсолютно нормально. Но в Украине никогда за последние 20 лет власти не думали о народе, они вывозили тоннами оттуда деньги.

Елена Рыковцева: Иосиф, они бы между собой уж как-то разобрались.

Роман Цимбалюк: Мы сами разберемся с нашими властями. Я понимаю, вы цитируете сейчас президента вашей страны, я понимаю, почему вы это делаете, потому что с музыкальной точки зрения российский рынок очень большой. Если вы не скажете, что Путин велик, всегда есть риск, что вам скажут, а может быть, вы тоже национал-предатель, как Макаревич. Это ваш выбор. Еще раз подчеркну: во-первых, ясно, что за независимость Украины вы бороться не будете, и это хорошо, мы это будем делать сами и делаем. Удачи вам.

Елена Рыковцева: Все друг другу пожелали удачи, но пока ничего не меняется в силу тех причин, о которых мы по очереди сказали.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG