Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем австрийские и итальянские студенты учат русский язык и что им дается труднее всего

Тамара Ляленкова: Лето - традиционное время языковых школ. И российские студенты, и школьники, как правило, едут погружаться в языковую среду за границу. Однако та летняя школа, о которой расскажем сегодня мы, проходила в Московском городском педагогическом университете. А носителями языка были как российские студенты, так и иностранные - в нашем случае австрийские и итальянские. В московской студии профессор университета прикладных наук Бургенланда (Австрия) Анатолий Бердичевский, преподаватель русского языка как иностранного Тамара Фатуллаева и студенты Габриэле Де Векко (Италия) и Александра Гаттингер из Австрии.

Зачем молодым иностранцам нужен русский язык, а тем более в нынешней ситуации, довольно сложной в политическом отношении? Уже некоторое время как санкции.

Анатолий Бердичевский: На первом занятии всегда спрашиваю: "Ребята, почему вы выбрали русский язык?" Как, кстати, должен сказать, что сейчас в Австрии бум русского языка.

Тамара Ляленкова: Как давно? Как недавно?

Анатолий Бердичевский: Последние два года. Я 20 лет преподаю в университете прикладных наук Бургенланда. И у меня никогда не было так много студентов, как в этом году. И я все время спрашиваю их: "Почему вы выбрали русский язык?" Они отвечают: "Во-первых, английский знают все. А если я выучу еще русский, у меня будет больше шансов для работы". Кроме того, как раз санкции и кризис еще раз подтолкнули к тому, чтобы изучать русский язык. Потому что, что это за Россия такая, у которой санкции? Давайте-ка, мы выучим русский язык. Только в РФ свыше 500 австрийских фирм работают, несмотря ни на санкции, ни на кризис. Поэтому у них действительно хорошие шансы получить работу после окончания ВУЗа.

Тамара Ляленкова: Александр, я так понимаю, что вы давно начали изучать русский язык. Как давно и почему?

Александра Гаттингер: Это было 6 лет назад, когда я решила поступить в среднюю школу. И я искала школу, где я могла бы изучать русский язык. Я хотела говорить по-русски, чтобы иметь хорошие шансы на получение работы. Мне кажется, что русский язык очень интересный и красивый. Он очень похож на мой родной язык чешский. Поэтому я выбрала русский язык.

Тамара Ляленкова: Тамара, к вам итальянцы приехали на летнюю школу. Это мода такая? Я знаю, что некоторое время назад была просто мода на русский язык. Сейчас что?

Тамара Фатуллаева: Дело в том, что моя группа - это студенты миланского университета факультета межкультурных коммуникаций. И поэтому это непосредственно связано с их будущим. И они видят будущее за Россией. Поэтому они с удовольствием приезжают в Россию.

Тамара Ляленкова: Это часть их обучения? Им это важно для того, чтобы дальше учиться?

Тамара Фатуллаева: Да, для практики. Одно дело - они изучают грамматику. Они приезжают с хорошей базой. Я с 1996 года работала непосредственно с профессором Анатолием Леонидовичем. Мы получали очень хорошие результаты. Разница большая между немецкими группами и итальянскими.

Тамара Ляленкова: Габриэле, ваш интерес был связан именно с направлением, которое вы выбрали? Или все-таки Россия каким-то образом присутствовала в культурном вашем пространстве, в общении?

Габриэле Де Векко: Я решил поступить в лингвистический университет, потому что мне всегда нравились языки, особенно русский. Я самостоятельно начал изучать русский язык.

Тамара Ляленкова: А где вы его первый раз услышали?

Габриэле Де Векко: Первый раз я услышал песню "Подмосковные вечера". И я просто влюбился.

Тамара Ляленкова: Это не шутка?!

Габриэле Де Векко: Это абсолютная правда! Эта была самая любимая песня моего дедушки.

Тамара Ляленкова: Я знаю, что вы из Милана. Какая-то часть итальянцев была во время войны здесь.

Габриэле Де Векко: Он как раз был в России во время Второй мировой войны. Он жил в трудное время. У него были очень хорошие впечатления. Он всегда говорил, что русские очень добрые люди. Женщины всегда помогали солдатам. Это странная история.

Тамара Ляленкова: Это не очень странная история. Потому что некоторое время назад я разговаривала с немецким солдатом, он был санитаром в медицинской части, его поход в России во время Второй мировой тоже закончился тем, что он женился на русской женщине и стал прекрасным славистом. И такого великолепного русского языка как у него, я давно в России не слышала. Может быть, это книжный язык, может быть, это тот старый язык, который имеет корни еще с Царской России, но это было что-то замечательное. Интересная вещь какая-то переворачивается.

Габриэле Де Векко: Да.

Тамара Ляленкова: Прекрасная история! Вы в университете преподавали русский как иностранный. В 70-е, 80-е, кто приезжал? Какие были соображения?

Тамара Фатуллаева: Я думаю, что в 90-е годы это был наплав корейских студентов. Россия для них была трамплином. Они здесь изучали русский язык, устраивали свой бизнес. А потом, честно говоря, они покидали Россию и уезжали в Америку. Сейчас, по-моему, в МГУ очень много китайцев. Сейчас наплыв китайцев. Китайцы везде и повсюду. Но с ними интересно. Интересные группы приезжают из Японии. У меня очень много японцев.

Тамара Ляленкова: Вы им тоже преподаете? Я так понимаю, что надо знать язык тех, кто приезжает.

Тамара Фатуллаева: Необязательно. Мы не можем физически знать все языки. У нас есть специальная методика, по которой мы работаем со всеми студентами. Это не имеет значения - кореец это, испанец или американец. Есть определенные методики, которые дают нам возможность работать со всеми на одном и том же уровне.

Тамара Ляленкова: Анатолий Леонидович, получается, это такая хитрая история. Раз преподаватель с английским языком может преподавать и корейцам, и китайцам, и итальянцам. А вы придумали еще интересней. Вы сделали так, что студенты как бы учат друг друга, да? Или все-таки важно ваше присутствие, присутствие преподавателя? Как вы это придумали? Как это работает?

Анатолий Бердичевский: Метод тандема появился в Германии еще в 60-е годы. Но это был метод дистанционного тандема, когда нужно было найти себе партнера, переписываться с ним и т. д. А вот метод контактного тандема тоже сначала появился в Германии, но на германо-французской границе, где обучали полицейских, русского языка не было. И когда я связался с немцами, они сказали: "Очень хорошо. Давай русский сделаем". Методика основана на принципе - учи язык с его носителем. Я хочу сразу сказать, что мы сейчас в методике говорим, что мы учим не языку как таковому, а культуре. Вот поэтому правильно сказали - сейчас кафедры не языка, а межкультурной коммуникации и т. д. Учим культуре, а язык является аспектом культуры. На нашем знамени написано: "Культура через язык, язык через культуру". Поэтому метод тандема дает такую возможность как раз познакомиться с языком через культуру и изучить культуру через язык.

Методика была разработана мною, и вышли эти пособия. Кстати, должен сказать, за данный проект мы получили европейскую медаль тогда. Потому что сказали, что изучить язык с помощью тандема, даже не изучить, а усовершенствовать язык… Ребята, которые занимаются по тандему, говорят, что за эти три недели тандема они узнали о русском языке, о его культуре больше, чем за три года нормальных занятий в университете. Тандем, прежде всего, развязывает язык.

Тамара Ляленкова: Это уникальная возможность для российских студентов. Я так понимаю, что приехали из разных регионов.

Анатолий Бердичевский: Там есть Волгоград, Нижний Новгород и т. д.

Тамара Ляленкова: На самом деле, для них очень важно. Понятно, что не все родители могут отправить на летнюю школу в заграницу, чтобы человек поварился в среде.

Анатолий Бердичевский: В этом плане, я должен сказать, что данный проект полностью финансируется Министерством образования Австрии.

Тамара Ляленкова: В том числе обучение, проживание.

Анатолий Бердичевский: Обучение, проживание, перелет, питание, экскурсии - все оплачивается австрийской стороной. Когда я представил этот проект министерства, они сказали, что это очень интересно, что наши студенты будут с российскими. Естественно, российским студентам тоже оплачивается проживание, питание и т. д.

Тамара Ляленкова: А знаем мы какие-то похожие проекты, которые российская сторона оплачивает за границей?

Анатолий Бердичевский: Нет, это односторонний проект. Обратного нет.

Тамара Ляленкова: Бывают обмены.

Анатолий Бердичевский: Был проект Клагенфурт как бы тандема. Там тандема не было, но там три недели оплачивало министерство. Это был проект Клагенфурт-Харьков. Там сейчас были определенные сомнения. Но у них было так - две недели австрийские студенты жили на Украине тогда, и одну неделю студенты из Украины жили в Австрии. Но финансируются три недели. Просто они решили так разделить.

Тамара Фатуллаева: А наши студенты, которые общались с вами в 1996-1997 году, там были и русские студенты, которые изучали.

Тамара Ляленкова: 90-е годы - это немножко другая история.

Анатолий Бердичевский: Должен сказать, что этот метод тандема используется там, где я работаю, обязателен. По этому методу работают также в Польше, Венгрии, Хорватии, Чехии и в Финляндии. Перевели мой материал на эти языки. Но там идет так - немецко-хорватский, немецко-венгерский тандем и т. д.

Тамара Ляленкова: И вот эти темы разговора, которые предлагаются в пособиях, сначала студенты обсуждают на одном языке, а потом на другом.

Анатолий Бердичевский: В чем еще пафос метода тандема. Он преодолевает боязнь сделать ошибку. Как я сказал, он развязывает язык - когда я говорю с моим сверстником, это не то, когда я говорю с профессором. Он развязывает язык и преодолевает барьер боязни говорения на языке.

Тамара Ляленкова: Александра, весело так общаться? Я так понимаю, что вы потом проводите много времени вместе. А как эти пары складываются, кто это решает?

Александра Гаттингер: Это решает случай. Просто по карточке. На карточке картинка - там написано на русском и на немецком. Мы просто ищем партнера. Это могут быть два или три.

Тамара Ляленкова: Какие вы заметили трудности у русских студентов с немецким? Что труднее всего им? Может быть, какие-темы не очень хотят обсуждать или не очень открыты?

Александра Гаттингер: Сложно говорить слова правильно по немецкой грамматике. Думаю, что это самое сложное. По поводу тем. Там нет никакого барьера. Нам всем около 20 лет. И мы разговариваем почти обо всем.

Тамара Ляленкова: Габриэле, у вас похожая технология? Или вы по-другому сейчас занимаетесь?

Габриэле Де Векко: По-другому чуть-чуть. Обычно на уроке мы выступаем. У нас ролевые игры. По учебнику мы читаем ситуацию и над ней работаем. Конечно, есть возможность говорить с русскими, но это не во время уроков. После уроков мы общаемся. Мы живем в общежитии, где тоже живут австрийцы и русские. И у нас есть опыт - разговаривать с русскими. На уроках мы больше изучаем грамматику, слова, лексику, смотрим фильмы. У нас песни каждый день.

Тамара Ляленкова: Ролевые игры - это очень интересно. Кем вы предлагаете им побывать?

Тамара Фатуллаева: Здесь большой выбор. Мы работаем по конкретной книге - "Простая история". Замечательный учебник. Ребята с удовольствием играют.

Габриэле Де Векко: Я был сегодня главным персонажем этой истории.

Тамара Ляленкова: А история про что?

Габриэле Де Векко: История эта про семью Архиповых. Это очень интересная история. Здесь много любви, чувств, страсти. Но мы должны еще читать и читать.

Тамара Фатуллаева: Мы не торопимся. Мы стараемся вникать во все детали. Они были и в роли проводников. У нас, к сожалению, только одни молодой человек. В группе все девочки. Габриэле, конечно, достается. Он играет абсолютно все роли. Кроме всего этого, мы были на экскурсии в Коломенском.

Габриэле Де Векко: А еще читаем газеты. У каждого из нашей группы есть определенная тема. Например, у меня был спорт. Каждый день мы пробуем разговаривать об этих темах, чтобы выучить новые слова и понять, что происходит в России. В Европе, к сожалению, мало информации о России. Поэтому интересно для нас - читать русские газеты.

Тамара Ляленкова: Это такая интересная и очень активная история.

Анатолий Бердичевский: Через тандем они на свою культуру смотрят по-другому. И они задумываются - кто же мы? Только в сравнении культур мы познаем сами себя. Это первый момент. Второй момент - непринужденная атмосфера. Это не урок. Это не занятие. Они друг друга исправляют, друг другу помогают. Принцип тандема, когда говорят на твоем языке - ты учитель, когда говорят на другом языке - учитель он. Вот это момент культуры.

Тамара Ляленкова: Про риски в вашей методике. Может быть, как раз студент нудный, или у него канцелярский слог. И он объясняет человеку как надо разговаривать. В итоге этот иностранный студент начинает говорить на каком-то ужасном русском языке. Ведь так тоже может быть.

Анатолий Бердичевский: В тандеме в принципе преподаватель отходит на второй план. Тем не менее, во время работы в парах преподаватель подключается, помогает, если нужно. Если он видит, что возникает такая трудность в общении, он здесь включается, но только на этапе работы в паре. Когда презентация, здесь уже никаких исправлений нет. Здесь идет взаимообучение и взаимознакомство.

Тамара Ляленкова: Вы часто меняете пары, или они на весь курс?

Анатолий Бердичевский: Пары никогда не повторяются. Каждый день новые пары. И они постепенно проходят по кругу. Они с каждым поговорили, и каждого узнали. Всегда случай определяет, потому что сегодня тебе одна карточка досталась, завтра другая и у тебя уже другой партнер.

Тамара Ляленкова: Это очень важный момент - говорить с разными людьми. Александра, ваши впечатления?

Александра Гаттингер: Я первый раз работала в паре с русской подругой, которая со мной живет в одной комнате в общежитии.

Анатолий Бердичевский: В комнатах они тоже живут - один австриец, один русский, чтобы они могли общаться.

Александра Гаттингер: Мы говорили о том, что случилось за эти три недели, какая разница между австрийскими студентами и русскими. Для них был большой шок и сюрприз, что нам очень понравилось, и на следующий год могло бы быть еще лучше.

Тамара Ляленкова: Там есть очень правильный вопрос - что показалось лишним?

Александра Гаттингер: Между студентами ничего лишнего не было.

Анатолий Бердичевский: А в самой программе?

Тамара Ляленкова: Или в окружении - про охранников.

Александра Гаттингер: В Австрии этого нет. У нас общежитие - это нормальный дом, нормальные квартиры. Здесь охрана на каждом этаже, и всегда надо показывать пропуск. Нам, австрийцам, это кажется странным.

Тамара Ляленкова: Это охрана или дежурные?

Анатолий Бердичевский: Охрана только внизу при входе. На каждом этаже дежурная, которая может помочь выдать ключи и т. д.

Тамара Фатуллаева: Это каждый раз. Мы пошли, пообещали, возвращаемся - и надо показать пропуск. Во-первых, секьюрити тоже меняются. Поэтому запомнить всех сложно. Поэтому для вашей же безопасности.

Александра Гаттингер: Австрийцам дискомфортно, не очень много свободы. Австрийцы - самостоятельные люди, что они могут взять ключ, уйти и вернуться, открыть комнату. В России это невозможно.

Тамара Фатуллаева: Это давит на вашу психику, да?

Александра Гаттингер: Да, но это только в первый и второй день. Потом мы уже привыкли.

Тамара Ляленкова: Это, действительно, такая история, наверное, еще с советских времен идущая - то ли недоверие к самим студентам, то ли, наоборот, подстраховка, гарантия родителям, что ничего с вашими детьми не случится.

Анатолий Бердичевский: Дежурные есть в обычных гостиницах.

Тамара Ляленкова: Хорошо. Габриэле, какие-то вещи вам показались лишними, странными, непривычными?

Габриэле Де Векко: Я не первый раз в России. Я здесь уже третий раз. Я работал в детском лагере вожатым в Брянской области. Москва - это не совсем Россия. Поэтому у меня другие впечатления.

Тамара Ляленкова: У вас очень теплые отношения с дедушкой.

Габриэле Де Векко: Да.

Тамара Ляленкова: Я пытаюсь понять. Интерес, любопытство может возникнуть оттуда. Но дальше?!

Габриэле Де Векко: Впечатления. Я всегда думал, что у русских и у итальянцев очень похожа душа. Организация похожа. Вы очень гостеприимные. И у нас в Италии есть такой стереотип русских, что они закрыты, не общительные люди. Но это все наоборот. То, что мы узнали, что русские очень похожи на итальянцев. Нам все больше и больше это нравится.

Тамара Ляленкова: Это созвучно мнению, которое говорят про российских музыкантов, которые разъехались по миру. Они более эмоциональны, чем остальные. И нам в России, кажется, это не так, а про музыкантов говорят, что, да, они очень эмоциональные.

Габриэле Де Векко: У наших музыкантов в России был огромный успех!

Тамара Фатуллаева: Мы любим ваших Тото Кутуньо, Аль Бано.

Габриэле Де Векко: Да, и российские студенты больше, чем мы, знаю о Челентано, об Аль Бано. Я в шоке.

Тамара Ляленкова: Ваши ровесники?

Габриэле Де Векко: Да!

Тамара Ляленкова: А какие песни вы предлагаете исполнять итальянцам?

Тамара Фатуллаева: Мы начали с его любимой песни "Подмосковные вечера". И сегодня они с большим удовольствием "Дважды два четыре" разучивали. Там все ходуном ходило.

Тамара Ляленкова: Вы специально подбираете что-то такое не сложное текстовое, с повторами, ритмичное? Есть какой-то принцип?

Тамара Фатуллаева: Принцип - настроение. Я вижу, они устали, допустим, за целый день, и "Дважды два - четыре" - это великолепное такое расслабление. Мы повторили числительные. Это слабое место у них. И мы повторили с большим удовольствием - и спели, и повторили грамматику. Я им показала, какими суффиксами они образуются. И оказывается, им нужно подтянуться по математике. К понедельнику они еще повторят таблицу умножения.

Александра Гаттингер: Кстати, есть специальный курс - русский язык через песню, где усваивается грамматика, лексика, фонетика и культура.

Тамара Фатуллаева: Да.

Тамара Ляленкова: А то, что касается ваших занятий, тоже берете то, что соответствует моменту, или есть какой-то набор, как правило?

Анатолий Бердичевский: Что вы имеете в виду - песню?

Тамара Ляленкова: Да.

Тамара Фатуллаева: На моих уроках просто настольная книга - книга профессора Бердичевского.

Тамара Ляленкова: Присутствующего здесь!

Тамара Фатуллаева: Да. Она так и называется "Русский язык через песню".

Тамара Ляленкова: Вы как песни подбираете в эту замечательную книгу?

Анатолий Бердичевский: Это замечательный бестселлер. Там три раздела - песни для начального курса, для среднего и для продвинутого. Начинается с самой элементарной песне "Крутится, вертится шар голубой", потому что там "где эта улица, где этот дом" - это первое, что нужно знать.

Тамара Ляленкова: Ничего себе - вот это "крутится", "-тся".

Анатолий Бердичевский: Именно "-тся", но там главное идет "где эта улица, где этот дом, где эта девушка, что я влюблен". Там нужно подставлять слова другие и т. д. Потом идет "Дважды два - четыре", где идет работа над числительными. Мы же работаем над песней "Еще не вечер", где используются виды глагола, и они отрабатываются и т. д. Мы исходили из программы обычной - грамматика, фонетика и т. д. А на тандем песни выбирает преподаватель. У них, кстати, завтра будет КВН между австрийскими и российскими студентами. Австрийские - на русском языке. Там две команды. И там есть задание - инсценировать одну из тех песен, которые они учили. Показать ее в пантомиме, например.

Тамара Ляленкова: Это продвинутый курс, я так понимаю?

Анатолий Бердичевский: Да. Каждое занятие тандема заканчивается песней. Они должны уходить с этим мажорным настроением, что все было хорошо. Обычно известные песни берутся и в Австрии, и в России.

Тамара Ляленкова: Поговорим про трудности. Есть ли какие-то особенности? Ваши студенты на немецком, в основном, говорят.

Анатолий Бердичевский: Вы имеете в виду как родной язык?

Тамара Ляленкова: Да.

Анатолий Бердичевский: Немецкий, да. В Австрии немецкий язык.

Тамара Ляленкова: И ваш университет прикладных наук, да?

Анатолий Бердичевский: В 90-е годы были открыты такие институты, как альтернатива университетам. Дело в том, что задача австрийского университета - не готовить к профессии, он дает общее теоретическое образование. А профессию человек получает потом на фирме. Это вызвало много нареканий в Австрии. Перманентная реформа высшей школы, она прекращается...

Тамара Ляленкова: Вы приветствуете это или сложно жить с перманентной реформой?

Анатолий Бердичевский: Перманентную я не приветствую, потому что она бесконечная. Так вот как альтернатива были открыты институты или университеты прикладных наук, которые бы сочетали теорию с практикой. Вот сейчас мои студенты на 3 месяца приедут в Россию на производственную практику обязательно. Во-вторых, там очень четкий план учебный. Они знают, что через 3 года он будет бакалавр. В университете вы можете учиться 10 лет, 12 лет, пока вы его не закончите. Ты в университете можешь выбрать один предмет. Ходишь на этот предмет и сдаешь, потом другой. Здесь как в школе. Поэтому эти т. н. университеты прикладных наук, институты, набирают мощности. Их все больше и больше становится. И студенты выбирают именно их. И менеджеры принимают их на работу с удовольствием, потому что они знают практику и теорию. Сочетание теории и практики - на знамени этих университетов прикладных наук.

Тамара Ляленкова: Обратный процесс российскому. Как раз в России все говорят, что это очень конкретно заточенное образование. Поэтому, если меняется технология и меняется мир, его потом трудно куда-то встроить. Ты 6 лет учишься. За это время изменилась технология. Ты уже не вписываешься в какое-то современное производство. Надо учить каким-то общим вещам. Оказывается, австрийцы смотрят иначе.

Анатолий Бердичевский: Я был поражен, когда я говорил с министром образования, он сказал: "А университет н ставит своей целью подготовить к профессии. Он должен дать общие теоретические знания, общий кругозор. А профессия - на производстве". Другими словами, учитель не готовится к профессии, а путем привыкания к педагогической профессии он становится учителем.

Тамара Ляленкова: Есть трудности в понимании, связанные, может быть, с фонетикой?..

Анатолий Бердичевский: С языком.

Тамара Ляленкова: Да, может быть, сухо слышит?

Анатолий Бердичевский: Самое трудное в любом языке... Вы какой язык учили?

Тамара Ляленкова: Английский.

Анатолий Бердичевский: Как вы думаете, что самое трудное в английском языке для вас?

Тамара Ляленкова: Это зависит от ситуации.

Анатолий Бердичевский: Что самое трудно в любом языке для меня, изучающего?

Тамара Ляленкова: Конечно, понимать речь.

Анатолий Бердичевский: Это можно отточить. Трудно всегда для меня то, чего нет в моем языке. Допустим, в немецком языке отсутствует система видов глагола. Поэтому самый трудный момент - вид глагола. Я знаю трех преподавателей ВУЗов в Австрии, которые не делают ошибок в видах глагола. А что трудно в германских языках, чего нет в русском языке? Артикль. Самое трудно - это употребление артикля для вас, когда какой артикль нужно употребить. Поэтому самое трудное - это виды глагола. Фонетика, лексика - это все можно выучить, зазубрить. Например, блестяще говорит, акцента нет - раз! - не тот вид. Это не русский. То же самое по-немецки без всякого акцента, но не тот артикль употребил - это уже не тот австриец, не немец, не итальянец. Это то, чего нет в моем языке.

Тамара Фатуллаева: Те же проблемы и в итальянском - отсутствие видов глагола.

Анатолий Бердичевский: Виды глагола - это самое трудное. Для Александры это не будет проблемы, поскольку у нее чешский язык. В любом славянском языке есть виды.

Габриэле Де Векко: Приставки.

Анатолий Бердичевский: Да, это те же самые виды.

Тамара Ляленкова: То, что касается летней школы и русского в тандеме, о котором мы говорим, там есть еще целый ряд навыков, которые студенты получают. Может быть, они получают их и в других местах, тем не менее. В какой-то момент надо встать и на чужом для тебя языке сформулировать. Ты не сидишь напротив твоего приятеля и не беседуешь. Ты должен сделать важную вещь - выступить перед всеми, сформулировать и быть интересным. Это тоже такой навык.

Анатолий Бердичевский: Еще один момент здесь. Каждый австрийский студент должен подготовить презентацию об Австрии на русском языке. И каждый российский студент должен подготовить презентацию на немецком языке о России. Понимаете, какой парадокс получается. Вы учили английский. Вы о Лондоне можете рассказать на английском, а о Москве не сможете. Поэтому презентации должны быть о моей стране на языке его партнера. Каждый должен сделать такую презентацию. Они заранее ее готовят. А здесь презентация, конечно, результат работы в тандеме.

Тамара Ляленкова: Интересный результат - как языковая практика в тандеме ломает стереотипы и дает повод поразмышлять о самом себе.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG