Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный герой сетевых обсуждений этой недели – бессменный президент Узбекистана Ислам Каримов (или уже не бессменный?).

Сергей Шмидт:

Сегодня очень непростой день.
Сегодня предстоит прочитать очень много умных слов о том, что вот сейчас такой близкий и похожий на нас Узбекистан покажет нам страшное будущее путинской России.
Всем желаю мужества и терпения в этот непростой день, который надо все-таки как-то пережить.

Правда, никто еще точно не знает, умер ли Каримов, жив ли, а если жив, то как себя чувствует.

Андрей Новиков-Ланской:

Сегодня с коллегой обсуждали, выживет Каримов или нет. Я говорил, что шансов нет, потому что при авторитарном режиме СМИ сообщают об инсульте, только если шансов нет. Если есть, не сообщают. А он уже был несколько часов как мертв. Вообще, это весьма показательно для экспертных разговоров - анализ, прогноз, сценарии... Когда всё уже случилось.

Михаил Крутихин:

Когда про тяжелобольного говорят "состояние стабильное", надо помнить, что самое стабильное состояние - у мумий в каирском музее.

Василий Кашин:

Скорость с которой начали появляться фальшивые новости про Узбекистан , конечно, внушает. И Каримов умер, и волна арестов идет, того и гляди о начале революции объявят . Видимо кто то хочет сделать переходный период зажигательным и интересным.

Егор Холмогоров:

Все уже пошутили про Каримова Шредингера?

А ничего смешного. Видать грызня идет страшная.

Алексей Рощин:

Чует мое сердце, что с этой самой "смертью Каримова" сейчас пойдут народные пляски, аналогичные тем, что были в Венесуэле "в период смерти" тамошнего "выборного диктатора", Чавеса. Уже началось: одни издания сообщают о том, что Ислам Каримыч скончался - тут же некие "источники из окружения президента" эту смерть опровергают.

С Чавесом, помнится, подобным образом все веселились месяца три. В январе знающие люди сообщили, что диктатор скончался от давно его преследовавшего рака легких - но верные "сторонники-чависты" тянули резину и ездили всем по ушам насчет того, что Чавес то ли в коме, то ли уже из нее вышел, то ли вот-вот выйдет, аж до марта. В ход шли даже подложные видео, где Чавес типа улыбается на своем смертном одре и "работает с документами" - потом только дотошные журналюги выяснили, что там просто подменяли даты съемок на более поздние.

Интересно, такая же вакханалия будет и с Узбекистаном? Или там от одной неопределенности все начнет расползаться по швам? Вообще-то непонятно, как Узбекистан удержится и не взорвется, ведь после любого диктатора остается выжженная земля и война всех против всех.

Сергей Медведев:

То ли умер, то ли нет -- фарс имени 5 марта. Лежит, может, как Сталин, в луже мочи, и все боятся зайти и друг друга опровергают. Конец диктаторов всегда унизителен: не взрыв, но всхлип.

Фёдор Крашенинников:

1) О смерти вождя не объявят, пока не будут выяснены все детали престолонаследия.
2) О смерти объявят тогда, когда все будет готово к похоронам: едва ли в исламском Узбекистане решатся на светские похороны, а значит хоронить тело надо будет до конца дня, по мусульманскому обычаю.
3) На похороны надо организовать прибытие ряда випов - ведь там будет презентация наследника, а это не так просто.
4) Возможно, дело в том, что 1 сентября - день независимости и, чтоб не портить праздник, все сообщат после него, к тому времени уже и п.1, и п.2, и п.3 будут готовы. Опять-таки, в отсутствие болеющего вождя на праздниках везде будет пиариться наследник.

Аркадий Дубнов:

Никогда раньше ташкентский официоз не подтверждал слухи о резком ухудшении здоровья своего патриарха, и сегодняшнее сообщение УЗА о том, что Каримов находится на стационарном лечении, которое потребует «определенного времени», более чем красноречиво. Станут ли достоянием публики узбекские варианты знаменитых сообщений о «дыхании Чейн-Стокса» у товарища Сталина, предшествовавших известию о смерти «вождя народов», или в Ташкенте предпочтут иной способ подготовить «город и мир» к смене вех в стране, одно кажется очевидным – транзит власти в одном из самых жестких режимов на постсоветском пространстве входит в повестку дня. Даже, если подтвердятся весьма правдоподобные слухи о высадке вчера в Ташкенте десанта лучших российских врачей во главе со знаменитым кардиохирургом Лео Бокерия, трудно предположить, что состояние здоровья Ислама Каримова удастся восстановить в ближайшее время настолько, что он сможет вернуть себе реальные рычаги власти в Узбекистане.

Александр Володарский:

Хорошо, что подох, жаль, что своей смертью. Универсальная эпитафия для большинства постсоветских правителей.


Аббас Галлямов:

Не знаю, когда в Узбекистане начнутся беспорядки, - сейчас или чуть погодя, - но очевидно, что если это произойдёт до 18 сентября, то у нас главным бенефициаром происходящего окажется ЕР. Спрос на "стабильность" возрастёт, тема "Майдана" вновь станет доминирующей (кстати, знатоки, как называется главная площадь Ташкента?), логика "лишь бы не было войны" снова перевесит желание красивой жизни. Телевизионщики опять получат право забыть о внутренних проблемах и будут вещать о внешней политике: авиабазы, "мягкое подбрюшье", стратегические интересы, угроза исламского терроризма, агентура ЦРУ, влияние Китая и т.д. и т.п.

Лента.ру рассматривает потенциальных преемников Каримова:

Надо отметить, что вопрос смены власти представляет интригу даже там, где этот процесс обставляется как красочное шоу — например, в США. А в Узбекистане в связях с общественностью свято соблюдают традиции советского минимализма: «...и другие товарищи», «...и примкнувшие к ним». Тем не менее эксперты, говоря о возможных преемниках Каримова, часто называют имена Рустама Иноятова — шефа Службы национальной безопасности (СНБ), Шавката Мирзиёева — главы кабинета министров республики, и его заместителя Рустама Азимова.<...>

Появившийся в сети список возможных претендентов на пост президента Узбекистана замыкает (или открывает) младшая дочь Каримова — Лола Каримова-Тилляева. По страницам новостных сайтов гуляет версия «известного узбекского политолога Усмана Хакназарова» о том, что президент в 2015-м назначил следующим правителем страны Лолу. Известие сопровождалось мелодраматическими деталями: якобы глава республики обратился с речью к государственным мужам, пообещав, что все останутся на своих постах и сохранят свои привилегии.

На сайте "Открытой России" политолог Камолиддин Раббимов предлагает не ждать быстрых и заметных изменений:

Кто бы ни пришел на место Каримова, он не будет торопиться демонстрировать авторитарный стиль правления. Авторитаризм в Узбекистане уже сформировался как некое политико-философское мышление. Власти, элита считают, что без принуждения или даже без дозированного его применения общественность к стабильности привести нельзя — иначе возникнет религиозный экстремизм, терроризм, исламизм, сепаратизм в Каракалпакстане. Всего этого очень боятся. Поэтому стиль правления Каримова будет сохранен. Но как только преемник через год-два укрепит свою власть, он начнет проявлять себя, ведь раньше все политики подстраивались под президента, всегда говорили и делали то, что ему выгодно.

Не только нынешний премьер — авторитарная личность. Все областные хокимы — тоже авторитарные личности. Это объясняется тем, что при нехватке ресурсов для побуждения политики должны использовать другую модель властвования — принуждение, то есть авторитаризм. Политики в случае неподчинения управляют в Узбекистане через лишения чести, достоинства, жизни, свободы, имущества. У них нет ни интеллектуального, ни экономического, ни иного ресурса для управления страной без принуждения.

Михаил Виноградов:

За процессом передачи власти в Узбекистане, когда бы он ни начался, будут наблюдать в самых разных столицах.
Пока же хочется сказать вот что.
Так сложилось, что феномен авторитарных лидеров, держащихся за власть до последнего, анализировать не очень любят – по крайней мере, в отечественной мысли и русском фейсбуке. Неидеологических оценок весьма немного.
Во многих случаях такими лидерами движет не только нарциссизм и природный деспотизм. Все это со временем, конечно, приходит – как и убежденности в собственной избранности историей, собственной миссии, собственном всесилии – а иногда и бессмертии. Но приходит отнюдь не одномоментно.
В реальности мотивы могут быть вполне или хотя бы частично рациональными. 1. Внутренняя убежденность, что любая смена власти – это слишком серьезный стресс для системы, которую тут же будут расшатывать извне и изнутри (святая правда). 2. Неизбежная неспособность прогарантировать некатастрофическое устройство судьбы своих соратников и единомышленников в случае потери власти. 3. Обоснованное подозрение, что потенциальные преемники не имеют достаточного объема интуиции, позволяющей удерживать власть и беречь систему. 4. Искренняя поддержка со стороны части населения. 5. Естественный Страх перед сменой поколений элит – ибо это становится символом ухода на обочину многих ровесников, даже не принадлежащих к элитам.
Оборотные стороны этого тоже вполне очевидны и предсказуемы. 1. Почти неизбежное превращение членов семьи в мишень для оппонентов (так было у Назарбаева и у Каримова, в Азербайджане вышло чуть иначе – но там, как бы это выразиться - была сделана ставка на укрепление семьи «изнутри», в Белоруссии тоже возможны варианты). 2. Деградация управленческих качеств элит, привыкших не прыгать выше головы. 3. Размывание собственной миссии (желание поменять все у любого управленца сменяется желанием не менять ничего и защитить устоит – но, когда это растягивается по времени, может приобрести карикатурные формы). 4. Отсрочка стресса для управленческой элиты и рядовых граждан не отменяет самого стресса а, наоборот, резко усиливает его, ставя иногда под угрозу не просто сложившуюся систему, но и государственность в целом. А граждане и элиты, привыкнув к «бескризисной» жизни, оказываются не готовы к внезапному кризису государственности и испытывают собственные личностные и поколенческие катастрофы. В случае более регулярных стрессов они были бы закалены, знали бы, что им противопоставить, да и сами были в большей степени носителями государственных ценностей, понимая, что помимо зла от государственности есть и немало плюсов и ее даже порой имеет смысл беречь.

Похожие идеи доводит до абсурда обозреватель Life Аркадий Поляк:

Каримов не был кровожадным людоедом, как его иногда представляли на Западе. Просто он прекрасно понимал, что народом Узбекистана, с его традиционным самосознанием, может управлять только тиран. И кто бы ни пришёл на место Каримова в конце 1980-х, он был бы обязан стать Тираном. В противном случае страна бы неминуемо погрузилась в кровавый хаос, который мы сегодня наблюдаем в некоторых государствах Ближнего Востока после падения тамошних тираний.

Если же абстрагироваться от неизбежно сопутствующих любой тирании кошмаров и посмотреть на Каримова-человека, то можно сказать, что Узбекистан не стал процветающим государством. Но батраки там, я уж не говорю о баях, живут несравненно лучше, нежели в соседних странах.

Каримов никогда не делал громких заявлений, даже голоса никогда не повышал. Он был мудрым, последовательным лидером и в данных ему временем и судьбой крайне сложных обстоятельствах сумел сохранить страну и национальную идентичность.

Алексей Мартынов на сайте "Антимайдан" логично для места публикации предрекает узбекский Майдан:

Думаю, что следует опасаться возможного "цветного" сценария госпереворота, попытка которого 10 лет назад была жестоко подавлена именно Каримовым. Подобные события происходили и на Украине, и в Грузии, и в соседней Киргизии, но Узбекистан — единственная страна, где у американских технологов тогда ничего не получилось. Власть в лице Каримова проявила большую твердость в отстаивании собственных государственных интересов, своей Конституции, и в рамках законного поля решительно подавила все эти попытки.

На мой взгляд, то, что Каримов сегодня критически болен, может включить некий "цветной" сценарий. И на месте узбекских властей, узбекских служб безопасности я бы с особым вниманием сегодня относился к тому, что происходит на территории американского посольства в Ташкенте и вокруг него. Думаю, что в головах технологов "цветных" переворотов сегодня сильны реваншистские настроения в отношении Узбекистана.

Умид Бобоматов:

Горе-эксперты, старающиеся любыми методами обелить тиранию...

В России, тем временем, пытаются проводить свои параллели.

Дмитрий Гудков:

Ну а нам остается ждать. Каримову было 78 лет. Владимир Путин молод и бодр: ему всего 63 года, У власти он только лишь 16 лет.

Виктор Шендерович:

…А вы смотрите, смотрите, дорогие россияне. Это то, что ждет нас, если наше солнце еще сто раз всех победит и благополучно дохромает до своего инсульта.
К тому времени на просторах Родины, как в после-каримовском Узбекистане сегодня, уже не останется совсем ничего, кроме деклассированного нищающего народа, конфликтующих кланов, опирающихся на распухшие спецслужбы, и экстремистов (частично религиозных). Ну, и провокаторов набежит со всех сторон, разумеется: в мутные времена эта профессия особенно востребована.

Никаких демократических разносолов - общественного диалога, честных выборов - не предвидится: неоткуда им взяться. Альтернативой тюрьме будет только хаос. И, напуганная хаосом, страна снова выберет тюрьму, к которой давно привыкла.

В промежутке, впрочем, будет признано целесообразным выпустить пар, и с крыльца на вилы оголодавшим выбросят парочку коррупционеров, и те же Киселев с Соловьевым, шерочка с машерочкой, с выражением расскажут россиянам о злоупотреблениях.

Потом на крыльцо выйдет некто строгий с честными глазами и сообщит пиплу, что пришло время навести порядок на Родине, а это нам только дай, и уж в процессе наведения порядка станет совсем не до правовых норм…

Альфред Кох:

Мечта Путина: умереть тайно. Сам факт засекретить специальным указом. Это такая VIP-смерть. По высшему разряду.

Как есть просто Герои России, а есть более лучше Герои России: награжденные секретным указом без права ношения звезды Героя.

Так и тут, умереть тайно, тайно похорониться, без права на могилу. Причем специально оговориться, что про это - молчок. Вообще. Никак не комментировать.

Через год - привыкнут. Типа он - есть, а как бы - и нету... Чета там Песков говорит, где-то там Медведев опять что-нибудь сморозит...

А где Путин? А в ответ - молчание. И больше этого журналиста на пресс-конференции не приглашают... Так все поймут: нельзя про это. Раньше про дочек было нельзя. А теперь - и про это. Теперь в Кремле так носят! Что непонятно?

Где, где? В Караганде! Не лезьте в частную жизнь своими сопливыми носами...

Борис Цейтлин:

Вопрос армянскому радио: Что будут делать либералы, если умрет Путин.
Армянское радио отвечает: Будут спорить друг с другом в твиттере этично ли радоваться его смерти.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG