Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Загадочная судьба Ислама Каримова, который то ли умер, то ли находится в коме после инсульта, то ли не показывается публике по другим причинам, подталкивает публику к неблагодарному жанру прогнозов (особенно апокалиптических).

Павел Житнюк:

Я думаю о том, дорогой Фейсбук, что вот сейчас хорошо тряханет, пристегните ремни, мы входим в зону турбулентности.

А самое тревожное, что следующий на очереди - хан соседних бескрайних степей. И вот что там начнется, когда он отправится пить кумыс в небесные стойбища - известно только вечному голубому небу.

И я очень хочу ошибаться, но боюсь, что проблемы, которые мы поимели и имеем из-за скачущих небратьев - покажутся детским лепетом по сравнению с этим...

Но самую бурную дискуссию разжёг Митя Алешковский, сделав это всего одним твитом.

Последовала ожесточённая переписка. Воспроизвести её мы просто не в состоянии - приведём лишь несколько цитат.

Митя было даже подвёл итог разговору вот таким твитом.

Однако вернуться к теме его подтолкнул Алексей Навальный:

Ничего нового, просто удивительно, насколько эта дискуссия вечна.

В чьих-то мемуарах читал, как народ переживал смерть Сталина. Все были в шоке и ожидали войны. Непонятно с кем, но она должна обязательно случиться: ведь ОН умер, и именно на НЁМ всё держалось. И разговоры на улицах были такие: за Сталина народ готов был умирать.. а сейчас что? За Маленкова что ль умирать? Не, за Маленкова народ умирать не будет.

А потом неделя прошла, и не надо умирать ни за Маленкова, ни за Хрущёва, ни вообще. Другая прошла. Солнце светит. Вода течет из крана. Войны нет.

Годы прошли, а у нас то же самое: к власти придут фашисты и будут невинные жертвы.

Митя Алешковский:

Я вчера посмел написать в Твиттере, что мне «страшно подумать», что было бы с Россией завтра, если бы вчера умер не Каримов, а Путин.

Моментально понабежали дорогие и уважаемые либеральные друзья и начали закидывать меня дерьмом, утверждая, что я стал пропутинцем, потому что «боюсь». Некоторые, вроде Вадима Дергачева, начали утверждать, что надо бить меня битой по голове, и что мой прадед при Сталине писал доносы, и из этого вырос я — сторонник Путина и его политики.

Я, конечно, никакой не сторонник Путина, и уж тем более его политики. Но сам факт того, что люди настолько дошли до озверения, меня невероятно пугает. И это дополнительно вселяет страх за то, что будет с Россией, когда Путин уйдет, когда эти озверевшие «вадимы дергачевы» будут рассчитывать на что-то во власти, но самое страшное, конечно, не в этом.

Политическая система сейчас выстроена таким образом, что варианта «мягкого» перехода власти, по-моему мнению, нет вообще. Ну правда, вот уходит Путин, за ним моментально уходит Чечня, за ней моментально уходит весь Кавказ, начинается война. Это один из вариантов. Или уходит Путин, а вместо него встает какой-нибудь его охранник. Начинаются протесты, чистки, репрессии и так далее. Нету ни многообразия политических партий, ни сформированных политических альтернатив режиму, ничего.

То есть все СЕЙЧАС выстроено так ужасно, что в случае коллапса системы развалится вообще ВСЁ.

И вот именно от этого мне становится страшно. Страшно, что погибнет ЕЩЕ БОЛЬШЕ людей, чем гибнет сейчас, потому что начнутся процессы типа тех, что случились в Донецке и Луганске. Страшно, что погибать будут самые слабые, самые незащищенные.

Но человеческая жизнь, судя по-всему, не волнует никого из моих дорогих и уважаемых либеральных друзей, они готовы на бунт и революцию с любым количеством жертв, лишь бы скинуть власть, и это тоже страшно.

Леонид Волков:

"Если не Путин, то кто".
"Путин — главный либерал".
"Лучше ужас без конца, чем ужасный конец".
ну какой же мрак, а

Станислав Куприянов:

Всю ночь прогрессивная интеллигенция обсуждала в твиттере смерть Ислама Каримова. Разумеется, через призму Путина: у этих людей всё через Путина, даже к холодильнику спокойно пройти нельзя. Интеллигенция пришла к логичным выводам: если вдруг Путин умрёт, то к власти придут фашисты. Так что ну его нафиг все эти форс-мажоры, нестабильность и незапланированную передачу власти.

Ах вы мои заиньки.

Есть такой анекдот про мальчика Митю Алешковского, путь которого к дому лежал через Бирюлёво. И вот он вышел из метро, на часах полночь, идти страшно; видит - дяденька, обычный такой, простой российский мужчина лет 45, крепкий, с крестиком на груди. Подходит к нему и говорит: дяденька, давайте вместе идти. Ну идут они, идут, мужчина спрашивает: а чего ты, Митенька, сам не пошёл? А дело в том, отвечает мальчик, что я очень боюсь русских фашистов. "А чего нас бояться?" - удивляется дядя.

А может, и нет такого анекдота. Не в этом суть.

А суть в том, что нет более крепкой и надежной опоры режиму, чем все эти люди с приятными хорошими лицами. Очень хорошо представляющие себе, кто ещё будет терпеть их в России после ухода Путина.

Правильным образом представляющие, надо сказать.

А бояться нас не надо.

Павел Пряников на своём новом сайте предлагает два варианта будущего:

На фоне комы (или смерти) президента Узбекистана Каримова опять пошли разговоры среди сетевой интеллигенции: а что будет после Путина. Тут видятся две развилки.

Первая: внедемократическая передача власти системным либералам (в европейской терминологии — правым консерваторам), где перемешаны «дети Арбата» и «чекисты», третье уже издание Андропова и его конвергенции. По закону и.о. президента до выборов становится Медведев, дальше включатся обычные нынешние механизмы управляемых выборов. В итоге такая же Латинская Америка как сегодня, но с чуть меньшей жестокостью.

Вторая развилка (почти фантастическая) — в переходном хаосе (от страны отваливаются куски, по тёмным углам рыскают банды, кризис снабжения городов и т.п.) проходят демократические выборы сначала в какое-то подобие Учредительного собрания. Там, как и сто лет назад, побеждают красно-коричневые (тогда эсеры, сейчас сплав КПРФ, ещё каких-то левых радикальных групп, националистов и радикальных групп их крыла — в соотношении примерно 40% +5-7% +15% +3-5, т.е. в общей сложности около 2/3 парламента). А дальше заглянуть уже нет возможности — куда кривая вывезет.

PS Откуда цифры по выборам? Много раз уже писал про исследования Института социологии РАН, которые показывают, что Россия — страна левопатерналистская с небольшой примесью умеренного национализма, эти взгляды характерны для 60-65% населения страны.

Дмитрий Бавырин:

Я только одного не понимаю. Если русский народ-фашист, допустим, пойдет свергать Путина, а либералы в этот момент к путинскому сапогу прижмутся с криком "батюшка, единственный ты наш европеец, не погуби!", то кто кого потом люстрировать должен?

А вот кто!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG