Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пять тысяч от Медведева


Дмитрий Медведев в Ростове-на-Дону

Дмитрий Медведев в Ростове-на-Дону

Партия власти пустилась в обещания, заманивая избирателей приманками

Дмитрий Медведев наобещал единовременные пять тысяч каждому пенсионеру, Владимир Путин пообещал приоритет зарплатных выплат перед всеми остальными, Сергей Собянин пообещал бесплатно пустить москвичей в электрички на месяц. Хватит ли совести у людей не голосовать после этого за партию власти?! Обсуждают Николай Травкин (независимый наблюдатель), Николай Рыбаков, заместитель председателя партии Яблоко и Сергей Алексашенко, экс-зампредседателя Центробанка. Ведущая Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: За эти дни, которые прошли в августе и которые все больше и больше приближают нас к выборам, "партия власти", правительство, лично президент, лично премьер начали много чего обещать россиянам. Есть человек по имени Николай Травкин, который считает, что это бессовестно со стороны граждан не пойти на выборы и не проголосовать после всего того, что для них делают и пытаются делать эти славные люди.

Николай Травкин: Я говорю только о москвичах, что только бессовестная скотина после такого подарка может не поставить галочку на той строчке, на которой надо.

Елена Рыковцева: Собянин нас покатает на карусели, на этой новой железной дороге, которую он сдаст ко Дню города, все москвичи сядут и поедут бесплатно. Николай Травкин почему-то увязывает это с выборами. Почему бы, спрашивается?

Николай Травкин: Во-первых, не только с выборами. Десятого числа отрывается эта московская железная дорога. Три огромнейших плюса. Один плюс, что действительно кольцо с метро необходимо, любой европейский город сегодня имеет транспортные узлы, когда ты по одному билету спустился, можешь метро, можешь трамвай, автобус, сесть на электричку. То есть это две хорошие вещи. А третье – вовремя сделано. С 10-го числа целый месяц будете кататься бесплатно.

Елена Рыковцева: Особенно первую, предвыборную неделю.

Николай Травкин: Особенно неделя до выборов. Поэтому при таком подарке бесплатно я могу кататься целыми днями по новой железной дороге. Поэтому у человека, у которого есть остатки совести, он обязательно 18-го числа это вспомнит.

Елена Рыковцева: Давайте начнем по порядку. Первым был Дмитрий Медведев, который вчера на встрече с пенсионерами в Липецке подтвердил, что будет вторая индексация для пенсионеров, первую индексацию 4% мы провели в феврале, а теперь будет единовременная индексация. Говорит: "Открою вам секрет: в правительстве по этому поводу были очень серьезные дебаты, очень нелегкие дебаты. Скажем прямо, далеко не все мои коллеги-министры поддерживали идею принять решение о дополнительных выплатах (хорошо бы еще списочек министров, которые не все поддерживали). И не потому, что они плохо относятся к пенсионерам, нет, конечно, просто по экономическим соображениям. Но я понимаю, насколько эти дополнительные выборы важны пенсионерам, для тех, кто получает эти деньги. Поэтому я принял решение, что вторая часть выплат будет, в несколько ином формате, но будет. Это по сути единовременная индексационная выплата. Все пенсионеры, независимо от категории, а это около 43 миллионов человек, получат по 5 тысяч рублей в сроки, которые обозначены, в начале следующего года. Деньги на это требуются весьма и весьма значительные – более двухсот миллиардов рублей. Еще раз подчеркиваю: мне пришлось принять волевое решение, но поручение Минфину дано, деньги предусмотрены". Вы считаете, в тяжелой мучительной борьбе была одержана победа Дмитрия Медведева над своими министрами?

Николай Травкин: Конечно, борьба была тяжелая. Потому что не все же в правительстве так глупы министры, что не понимают смысла этого дела. Есть министры, которые краснеть еще не разучились, поэтому не голосовали. Любой экономист посчитает, конечно, это никакое не облагодетельствование, а это вытаскивание из кармана пенсионера минимум этих пяти тысяч. Потому что если бы по закону проиндексировали, то уже получали бы, тогда индексация следующего года была бы от другой базы, а так она будет сегодняшняя неиндексированная пенсия. Плюс те месяцы, которые индексацию пенсионер не получал, а инфляция продолжалась, то есть он терял еще здесь. Поэтому даже прямым счетом это такая обуваловка, а звучит красиво – по пять тысяч. Я думаю, что большинство пенсионеров, которые умеют считать, они с этим согласились и подумали: вот в январе мы за вас проголосуем, за "Единую Россию".

Елена Рыковцева: С нами на связи Николай Рыбаков. У вас в Санкт-Петербурге есть еще какие-то радости, кроме того, что Полтавченко уберут? Пять тысяч рублей пообещал Дмитрий Медведев к пенсии, вы считаете, это существенный, серьезный перевыборный ход, клюнут на него люди в массовом порядке?

Николай Рыбаков: Если позволите, я бы начал с мнения о том, что все сильно радуются ситуации с Полтавченко. Проблема заключается в том, что важно не сменить губернатора, одного фактически назначенца на другого назначенца, а вернуть сам институт выбора губернатора. Известно, что сейчас любые выборы, прохождение муниципального фильтра, возможны только в том случае, если "партия власти" как минимум не возражает против данной ситуации. Это делает выборы губернаторов сейчас совершенно бессмысленными. Я хотел бы доложить, что ситуация, связанная со строительством стадиона "Зенит. Арена", на которую наша фракция в Законодательном собрании обращала внимание, что невозможно в Петербурге строить стадион исключительно за счет денег городского бюджета, а его начали строить еще при Валентине Ивановне Матвиенко, и когда его начали строить, сумма была 6,7 миллиардов рублей, а сейчас дошла сметная стоимость до 43,8 миллиардов рублей. Во время великой депрессии в Сан-Франциско известный мост "Золотые ворота" построили за четыре года, а мы стадион строим 10 лет, и не очень понятно, чем это кончится.

Елена Рыковцева: А его за это снимают?

Николай Рыбаков: Публикуется как одна из расхожих причин, что ситуация дошла до комической, с тем, как мы готовимся к Чемпионату мира и как мы строим стадион. Ваш ключевой вопрос: а что случилось, за что его снимают? Только что таким же образом мы лишились министра образования. Допустим, "Яблоко" с самого начала критиковало его деятельность, говорило, что мы не согласны. Но что случилось, почему его сняли? Вы объясните людям, почему за месяц до выборов, за две недели до первого сентября нужно было снимать министра образования, ничего никому не объяснив?

Елена Рыковцева: Он не научил грамоте футбольную команду российскую, видимо.

Николай Рыбаков: Тогда еще надо Бориса Крюка снять с ведения программы "Что? Где? Когда?", потому что они тоже выиграли, а результата никого не было. Ситуация с министром образования при отсутствии реальных выборов может быть абсолютно так же спроецирована на ситуацию с губернатором Петербурга. Хорошо, министр образования, которого мы критиковали, его отправили в отставку, но та, кого назначили, мягко говоря, не лучше. Главное, почему назначили министром образования, какая общественная дискуссия предшествовала ее назначению? Почему за месяц до парламентских выборов нужно менять министра, а не после, когда та или иная партия получит поддержку избирателей? Мы бы, например, предложили на пост министра образования нашего председателя Эмилию Слабунову с огромным опытом работы. Здесь понятно, что человек долгие годы возглавлял образовательные учреждение, пользуется большим уважением.

Елена Рыковцева: Она, по крайней мере, говорит по-русски, Эмилия Слабунова, безусловно, лучше, чем эта министр. Я вчера слушала ее в программе "Время" – это просто сразу в цирк, это даже анализировать смешно.

Николай Рыбаков: Непонятно, зачем это делается. Что важно: мы в Петербурге хотим выбирать губернатора на настоящих честных выборах.

Елена Рыковцева: За этот месяц, за эти несколько дней, оставшихся до выборов, и сразу после выборов вы не решите проблему выборов губернатора. Сейчас ситуация такова, что вроде бы зашатался Полтавченко, вы говорите, что вы этому не рады, потому что неизвестно, что за чудище придет ему на смену. Еще неизвестно, под что его готовят, более ужасное и более безграмотное.

Николай Травкин: Я думаю, что его вместо патриарха Кирилла могут поставить.

Елена Рыковцева: Рокировка?

Николай Травкин: Если оттуда взяли министра образования, то почему бы туда не поставить губернатора?

Елена Рыковцева: Правильно я понимаю, что в Санкт-Петербурге ликования, хотя не любили этого человека, эфэсбэшника, силовика, этой радости нет, потому что они не знают, кого подсунут?

Николай Рыбаков: В том-то и ситуация, что если ничего не поменяется, то следующие выборы, вы посмотрите, кто у нас участвует против Полтавченко, кто был допущен до довыборов, когда он избирался, – были исключительно технические кандидаты. Нам из них предложат выбирать? Это все неправильно. Петербург – это тот город, как и любой город в стране, как муниципалитет, должен и может сам выбирать своего руководителя. Тогда можно было бы радоваться.

Николай Травкин: Я думаю, что петербуржцы очень капризные люди – кого подсунут. Мало ли кого подсунули из Питера в Москву.

Елена Рыковцева: Подсовывают и прекрасно съедают ваши капризные люди. И Матвиенку, и Полтавченко.

Николай Травкин: Всю власть России они подсунули из Питера, а теперь хотят, чтобы им не подсовывали, им выбирать дали. Разборчивые какие.

Николай Рыбаков: Если вы видели такие картинки в "Фейсбуке", как каждая партия могла бы использовать президента Путина в своей агитационной кампании. У коммунистов очень смешно написано, что мы никак не можем определиться, кто лучше, Путин или Сталин, пусть лучше Путин. У "Яблока" написано, что мы были против Путина, когда еще Путина не было. Я думаю, что авторы шутили, но они отобразили историческую правду, потому что "Яблоко" выступало против мэра Анатоля Собчака, у которого работал Владимир Путин, поэтому исторически правильно, что "Яблоко" против Путина еще до его президентства.

Николай Травкин: Если исторически, справедливости ради, то "Яблоко" всю свою жизнь выступало против всех.

Николай Рыбаков: Мы же не можем выступать за, если мы с этим не согласны.

Елена Рыковцева: Николай, мы ваши предвыборные обещания сегодня не обсуждаем, потому что ваше предвыборное обещание, я его мягко сформулирую, что можно было бы обойтись и без Путина в этой жизни, оно, наверное, не так будет поддержано людьми, как 5 тысяч к пенсии. Согласитесь, пожалуйста, с этим.

Николай Рыбаков: Не знаю, вопрос заплатить один раз пять тысяч рублей – это совершенно оскорбительно, даже обсуждать не хочется. Особенно для людей, проживающих в столицах, для людей, у которых безумно растут цены, растут цены в магазинах, в аптеках, сказать, что мы вам один раз выплатим пять тысяч, – это совершенное оскорбление. Я даже в свое время создавал петицию, когда то ли тысячу, то ли две тысячи рублей ветеранам выплачивали к Дню Победы. Безумие просто какое-то, совершенно бессовестная политика.

Елена Рыковцева: Мы это обсуждаем как предвыборный подарок, а Николай Рыбаков считает, что это плевок, никакой не подарочек.

Николай Травкин: Подарок – это жанр, который зависит от времени. Отложенный подарок – это не подарок. Ты дай к сроку. Выборы 18-го, будь любезен 18-го положить, а ты в январе, доживу я до января или не доживу? Это все равно, что страждущему с утра человеку сказать: через недельку обязательно похмелю. Убил бы.

Елена Рыковцева: Двести миллиардов, конечно, душу не греют. Вот Дмитрий Анатольевич говорит стране: мы двести миллиардов рублей на это положили. Мы эгоистично не думаем о двухстах.

Николай Травкин: Я как раз думаю. Открываю сегодня РБК, самое экономическое издание, и читаю подряд две новости. Одна новость: Минфин предлагает плотно обсудить вопрос поднятия всех практически налогов и с физических лиц, и на прибыль предприятий для того, чтобы сократить дефицит бюджета. А следующая новость идет: Счетная палата докладывает – в этом году утащили из бюджета и отправили из России триллион двести. Ну какие двести миллиардов, если триллион двести мы вытаскиваем?

Елена Рыковцева: Мы записали несколько экспертов, у которых спрашивали, возникает ли у них ощущение, что людей маленечко пытаются подкупать перед выборами? Давайте первого послушаем Александра Коновалова, политолог, президент Института стратегических оценок.

Александр Коновалов: Я не думаю, что можно говорить о каких-то случаях массового подкупа, "партия власти" в этом сейчас, как мне кажется, не нуждается. Есть примеры, когда "партия власти" идет на какие-то шаги, делая подарки, но иногда это носит несколько комичный характер. В каком-то месте, было сообщение, раздавали цыплят и утят. Наверное, на каком-то местном уровне, в небольшом поселении это играет роль, это можно рассматривать как подкуп. Но в значительно большей мере "партия власти" позаботилась о том, что не подкупить всех заранее, а как бы создать такие условия, в которых ей очень трудно проиграть, практически даже невозможно. Например, когда перетащили выборы на осень на раннюю, когда все собираются, только пошли в школу, возвращаются из отпусков и с дач, власть просто рассчитывает на то, что очень мало кто придет на избирательные участки, и ей это будет на руку. Очень много трудностей с информацией о том, по каким округам какие одномандатники претендуют, какие они политические силы представляют – это очень непросто найти в интернете. Конечно, для людей продвинутых это возможно, но это требует времени и усилий. Для людей старшего поколения, которых у нас не так мало среди избирателей, это трудная задача, они традиционно проголосуют за того, кого знают как начальство.

Елена Рыковцева: Давайте мы прицепимся к этой фразе – "партия власти" в никаких подкупах, подачках не нуждается. Или все-таки не помешало бы немножечко?

Николай Травкин: Любое действие власти, связанное с деньгами, с решениями по деньгам, можно рассматривать как подкуп. Поэтому с позиции юмора можно рассматривать эти пять тысяч, но всерьез как подкуп их рассматривать нельзя, потому что это отложено на следующий год. Почему сделали вывод, что "партия власти" играет только на подкупе? "Партия власти" – это не только Медведев с Путиным, а губернаторы. Собянин сидит на таких бочках с деньгами, не знает, куда их девать, поэтому он может. А разве остальные губернаторы разыгрывают карту обещаний и подкупа? Нет, вторую карту – страха. Ведь как можно в повиновении держать людей, страну – либо деньгами, либо страхом. У кого есть деньги – деньгами, у кого нет денег, включают страх. Как они заговорили, губернатор самарский, по всем ресурсам уже интернетовским прошло, учительница задает вопрос: зарплату не платите какой месяц? Как он с ней разговаривает: ты кто такая, ты каким тоном вопрос задаешь? Будешь так говорить, вообще не заплатим.

Елена Рыковцева: Его должны снять, конечно, за это сейчас.

Николай Травкин: Губернатор Марий Эл приезжает: вы чем недовольны, я дорогу вам провел? Сейчас дам команду и перекопаю. Новгородская область, господин Митин губернатор, сегодня смотрел видео, разговаривает с погорельцами, вдруг ему не понравилось, как один молодой парень лет 30, предъявляет претензии: ничего же не помогаете. Он говорит: а чего вы тут околачиваетесь? Работать надо и зарабатывать, а не здесь вопросы мне. Сколько зарабатываешь? 20? Иди, найди работу за 40. Нет работы за 40? Как это нет? Поворачивается вправо: подполковник, ну-ка проверьте его, кто это такой, мы с тобой разберемся. В открытую, ничего не боятся, никаких камер не стесняются. Вы, говорит, против власти, мы головы отвернем. То есть массово губернаторы включают уже рычаг устрашения для людей, а мы с вами все еще говорим, что нас задабривают. Нас задабривают в столице.

Елена Рыковцева: Николай, у вас есть ощущение попыток быть с людьми поласковее перед выборами?

Николай Рыбаков: Я хотел бы продолжить то, что говорил Николай Ильич относительно задабривания и так далее. У меня лично есть такое ощущение, что будут демонстративно проведены образцовые выборы в Москве, как мы уже были с вами свидетелями на нескольких последних кампаниях, и очень тяжелая ситуация будет и в Санкт-Петербурге, и в других регионах. Мы уже получаем сигналы из Московской области. Избирательные технологии, черные провластные технологии дошли до того, что какой смысл задабривать, когда можно взять и, допустим, сейчас идет массовая выдача открепительных удостоверений в Московской области. Если в Москве в территориальных комиссиях это измеряется десятками, то в Московской области тысячами. Мы знаем, что готовятся силовые группы для объезда избирательных участков, в том числе в Санкт-Петербурге. Я бы сейчас в Вологде, до этого во Владимире, нашим кандидатам не разрешают вешать избирательные агитационные материалы. Выборов на улице практически не видно, только одна партия висит, можно догадаться, какая. То есть все это делается для того, чтобы была как можно меньше явка, для того чтобы пришли исключительно свои люди, которым дали небольшие подачки, либо подконтрольные люди, работающие в бюджетной сфере, которых вынуждают прийти проголосовать. Поэтому при таких технологиях задабривать большое количество людей какими-то выплатами, еще чем-то просто нет практического смысла. Единственное, чем можно всему этому противостоять, не просто в социальных сетях, а реально противостоять – это прийти в день голосования на выборы. Потому что если будет маленькая явка на выборы в Государственную думу, 30–40, как сейчас ожидается, заявляют о том, что хотят проголосовать, эти все методы воздействия буду действенны. Если будет большая явка, 70–80% – это все бессмысленно, при большой явке никакие фальсификации, никакие нарушения не будут иметь значения. Поэтому единственное, чем можно этому противостоять, – это приход людей на участки.

Елена Рыковцева: Нельзя исключать, что придет 70–80% благодарных. С нами на связи Сергей Алексашенко. Дмитрий Анатольевич вчера как великий подвиг свой личный, как плод тяжелейшей борьбы с собственными министрами преподнес нам выделение 200 миллиардов рублей на единовременные выплаты. Как вы считаете, остались деньги у "партии власти", у правительства на предвыборные подкупы, на массовые задабривания?

Сергей Алексашенко: Я бы ваш вопрос разделил на две части. Есть ли деньги? Ответ: деньги есть, но деньги не у партии, а в бюджете. Понятно, что правительство и партия у нас близнецы-братья. Деньги в бюджете есть, и при желании можно подкупить. Вторая часть ответа психологическая: за три недели до выборов уже поздно кого-либо подкупать. Принять какое-то решение и просто довести деньги до каждого избирателя, до каждого второго избирателя практически невозможно. Поэтому, конечно, о массовом подкупе избирателей речи не идет, хотя на местах это может происходить, на местах могут устраивать праздники какие-то, дни города, дни района, дни села с бесплатной кормежкой в день выборов, но все это будет называться не праздник в честь выборов, а праздник в честь 1127-летия освобождения города от чего-нибудь там.

Елена Рыковцева: Пять тысяч обещаны уже сегодня. Если вы за "партию власти" голосуете, пять тысяч вы получите.

Сергей Алексашенко: Во-первых, эти пять тысяч будут выплачены всем пенсионерам, независимо от того, за кого они голосовали. Проверить, за кого голосовали пенсионеры, невозможно. Во-вторых, как известно, обещать – не значит жениться, пенсионеры это тоже очень хорошо знают. Думаю, что обещание в январе выдать пять тысяч рублей вряд ли кого-то из них подвигнет всерьез, если кто-то не решил, за кого он будет голосовать, вряд ли их подвигнет всерьез, чтобы голосовать за Медведева, а не за Касьянова или Явлинского. Поэтому, мне кажется, чисто технологически обещание заплатить пять тысяч рублей один раз в январе месяце, если люди хотели так подкупить пенсионеров для голосования, то они сделали большую ошибку. Лучше было бы принять решение в начале июня и в августе заплатить деньги, эффект тогда точно был бы, а так эффекта никакого не будет.

Елена Рыковцева: Как вы считаете, экономическая ситуация в стране какую роль сейчас играет в этой предвыборной кампании? Как движущий фактор выборов все, что происходит в стране, это в плюс идет партии власти, в минус воздействует на людей то, как они живут, или не действует?

Сергей Алексашенко: Я думаю, что экономика сыграет большую роль и значимую роль. Очевидно, что экономическая ситуация складывается для "партии власти" плохой, экономика продолжает скатываться потихонечку вниз, доходы населения падают, потребление населения снижается, цены растут, и все это вызывает недовольство широкого круга избирателей той экономической политикой и тем экономическим состоянием. Вопрос, как это скажется и сказывается, – к сожалению, мы не можем на него ответить, потому что социология в России настолько подконтрольна "партии власти", как и телевидение, поэтому она не дает ответа на вопрос, как связана экономическая ситуация с электоральными предпочтениями. К сожалению, ответить на этот вопрос мы не можем, социологи либо не имеют права задавать такой вопрос, либо получают такой ответ, который лучше никому не показывать. Я думаю, когда половина населения в опросах общественного мнения говорит, что им не нравится экономическая политика правительства, что они ее не поддерживают, когда они говорят, что для них рост цен и падение уровня жизни являются важнейшими приоритетными проблемами, конечно, это скажется в тот момент, когда нужно будет идти на выборы и голосовать.

Елена Рыковцева: Удалось ли вам за это время посмотреть хоть одни предвыборные дебаты российские, обсуждающие проблемы экономики?

Сергей Алексашенко: К сожалению, я не видел такого выпуска, поэтому ничего не могу сказать.

Николай Травкин: Самые первые дебаты на самом главном российском государственном телеканале были посвящены теме экономики.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем Андрея Мовчана, экономист, директор программы "Экономическая политика" московского Центра Карнеги.

Андрей Мовчан: Честно говоря, я этого не ощущаю. У меня вообще ощущение, что "партия власти" достаточно самоуверенна в отношении избирателей себя ведет, и власть ведет себя рационально, с ее точки зрения, сейчас. Казалось бы, что может быть хуже для выборов, чем замена индексации разовой выплатой, которая в разы меньше, чем возможная индексация, тем не менее, это делается. Много других разговоров ведется, в том числе внутри "партии власти". Нет у меня ощущения, что кто-то кого-то пытается подкупить. Я думаю, что достаточно высок уровень уверенности в победе, он обеспечивается комбинацией и реальной популярности, и административного ресурса, и искоренением конкурентов достаточно успешным, которое проводилось все эти годы. То есть выборы не являются чем-то создающим неуверенность у "партии власти" и вызывающим потребность менять свою политику.

Елена Рыковцева: Николай, наверняка вы смотрели дебаты и где-то участвуете, что скажете по поводу того, как они трактуют экономическое состояние страны? Конечно, я имею в виду "партию власти". Как они это объясняют, на каком вы свете живете? Они хоть раз сказали "плохи дела"?

Николай Рыбаков: Я участвую не в дебатах, а в том, что у нас называется ток-шоу, на Первом канале и на НТВ. По поводу экономики хочу сказать следующее: в США либо Хиллари Клинтон, либо Трамп победит на выборах президента, на Украине все плохо, Европа загибается, Крым наш. Какие у вас еще есть вопросы? Это повестка дня по экономике всех наших телепередач, другие темы у нас никакие не обсуждаются, как вы понимаете. Это я так с вами пытаюсь шутить, потому что все, что происходит на наших ток-шоу, – это в совершенном отрыве от реальной экономической действительности в России. Когда пытаешься вернуть обсуждение того или иного вопроса к нам, к обсуждению российских проблем – это не встречает понимания ни ведущих, ни всех остальных участников, которые, естественно, заинтересованы в том, чтобы вывести повестку дня во внешнеполитическую. А мы, "Яблоко", заинтересованы в том, чтобы обсуждать российские проблемы. Потому что граждан волнует, что растут цены, качество медицинское, то, что у экономики нет никаких перспектив сейчас – вот это волнует реально людей.

Елена Рыковцева: Я хорошо понимаю, что такое ток-шоу и что такое дебаты. Ток-шоу – это такая штука, которая должна давать рейтинг, если они чувствуют, что экономическая тема рейтинг не даст, тем более что честно нельзя, они ее не берут. А вот на дебатах они же прямо предлагают тему. Я была в отпуске и не смотрела до сих пор, буду все наверстывать, но сегодня я включила "Россию-24", они говорят: мы сегодня обсуждаем образование, они все вшестером стоят, обсуждают голосование, ваша, кстати, Эмилия Слабунова тоже обсуждала. Вчера, допустим, им сказали: мы сегодня обсуждаем экономику.

Николай Рыбаков: Были как раз первые дебаты, в которых участвовал Явлинский, где, к сожалению, не буду вдаваться в подробности, не все участники обсуждали экономику. Особенность дебатов этих заключается в том, что нам пытаются преподнести, что "Россия" федеральный канал, не хотят делать цензуру, поэтому, когда Явлинский начинает обсуждать экономические проблемы, другие партии, не рассчитывающие реально пройти в Государственную думу, начинают говорить вещи, совершенно недопустимые в эфире, не имеющие никакого отношения к экономике, и так далее. Это не очень дебаты, это скорее бесплатное время, но вроде как внешне представленное как дебаты. Друг другу вопросы очень мало возможности задать, у каждого по несколько минут всего – это очень короткие дебаты. Вообще, честно говоря, трудно назвать большими дебатами, которые можно провести, чтобы понять позицию каждой партии.

Елена Рыковцева: Так называемое обсуждение экономики было разовым, как я понимаю, да еще и затролленным.

Николай Травкин: Выходит ведущий, стоят шесть человек, одна группа – это деды думские, они там сидят всю жизнь, все их устраивает. Я вспоминаю, в 2011 году Медведев собирал лидеров думских фракций, свои ребята собрались за столом и не знали, наверное, что уже идет эфир. Жириновский говорит: Дмитрий Анатольевич, смотрите – жизнь удалась, люстра, стол какой, сидим, хорошие ребята. Чего мы друг с другом бодаемся, давайте договоримся: сколько надо "Единой России"? 60? Пусть 60. Нам с коммунистами по 15, и 10 хватит Миронову. Он не шутил, так они и рассматривают свое место в Госдуме. Вот эта четверка дедов, еще несколько партий, которые на новенького, и плюс две партии, которые из оппозиции. Вот он объявляет: экономика. Дальше по 30 секунд дают этим ребятам. 30 секунд уходит на то: голосуйте, мы номер такой-то, мы все сделаем. Как на плакате вологодской единоросски "Только вперед". Дальше по четыре минуты каждому, дебатов нет как таковых. За четыре минуты каждый, на что они их употребляют: мы любим Владимира Владимировича. Если они в Думе сидят, то они начинают капать на соседей, что коммунисты, "Единая Россия" недостаточно вас любят, а мы, ЛДПР, от чистого сердца. Если на новенького, что, Владимир Владимирович, вы еще не испытывали настоящей партийной любви. Эти продажные все в Думе, допусти нас, и ты увидишь, что такое настоящая депутатская любовь. И вдруг выскакивает, доходит очередь до господина от ПАРНАСа Мальцева, и он предлагает такую радикальную экономическую меру: надо, говорит, за такие вещи на кол сажать президента. После этого все переключились именно на эту тему.

Елена Рыковцева: На кол сажать президента в прямом эфире. Это уже революция.

Николай Травкин: У нас в прямом эфире идет, зачитывают программу "Десять сталинских ударов", включая возврат ГУЛАГа. Конечно, это не дебаты, не ток-шоу. Само телевидение отрабатывает принудку, поэтому они не устраивают никаких споров, но принудку устраивает и сама власть. Чего боится сегодня правительство, я думаю, что и Путин, что они могут 86% взять.

Елена Рыковцева: Им страшно, им не нужно?

Николай Травкин: Как коллегам в глаза смотреть? 86% поддержка у правящей партии, у президента, и вы ничего не можете сделать? Так чего ж вам криворуким тогда надо? Поэтому как скинуть хотя бы до 50%? Медведев каждую встречу дразнит просто, то "денег нет, держитесь", с пенсионерами встречается, с инвалидами: а чего вы у телевизора сидите, в театр надо ходить. То есть каждое его публичное выступление – это подразнить, специально, что вот вам, а не индексация, а в январе я вам пообещаю. Как бы скинуть возможный процент голосования за власть.

Елена Рыковцева: У нас по поводу подкупа есть мнение политика Леонида Волкова.

Леонид Волков: Это происходит повсеместно, от самых больших выборов федеральных, до каких-то маленьких муниципальных историй. Просто даже, чтобы взять два разных конца шкалы для ощущения масштаба, мэрия Москвы, как сегодня пишет РБК, перечислила в Саратов, где избирается Вячеслав Володин, 300 миллионов рублей из московского бюджета, эти деньги саратовские единороссы, где у них проблемы по одномандатным округам, раздают одномандатникам, чтобы все в рамках так называемой программы "Сто дворов" строили детские площадки. 300 миллионов рублей перекачиваются из бюджета Москвы на подкуп избирателей в регионах. Другой пример совсем на другом конце шкалы масштаба. Я нахожусь в Новосибирске, рядом со мной Сергей Бойко, который баллотируется в горсовет Новосибирска, маленькие выборы, довыборы в горсовет, 27 тысяч избирателей всего, и все равно они без этого не могут, единороссы на бюджетные деньги красят какие-то скамеечки, выдают как свое достижение, хотя это в прямом виде состав административного правонарушения и нарушение избирательного законодательства, подкуп избирателей путем оказания услуг. То есть это у них плоть от плоти, кровь от крови, они без этого не могут. Вся их деятельность связана с подкупом избирателей прямым, косвенным, через подачки к пенсиям, через строительство детских площадок, через все, что делается на бюджетные деньги, а они выдают это за свои заслуги.

Елена Рыковцева: Видите, что есть и такое мнение, что мало одного страха, достаточно им набросать бюллетеней, все-таки надо и денежку добавить для гарантии, для страховки, для лакировочки. Предлагаю послушать москвичей на улице.

Опрос москвичей: а вы проголосуете в благодарность?

Елена Рыковцева: Смотрите, что интересно с телевизором. Им не очень хочется афишировать дебаты, они идут в неплохое время – в 7 часов вечера по Первому каналу, в начале шестого по Второму каналу. Но интересно, что сегодня на Втором канале смотрела в два часа "Вести", они рекламировали, что будут дебаты, они не рекламируют время. Например, прямая линия президента, там железно: в 12 часов такого-то числа Владимир Путин выступит. Эти дебаты им не очень интересно рекламировать. Им не очень хочется затаскивать людей на эти дебаты, чтобы, не дай бог, услышали еще раз про какой-нибудь кол. Я вам сейчас расскажу сенсационную историю, которая только что случилась на дебатах, пока мы сидели в эфире, мы ее обсудим. Но скажите, пожалуйста, как в прямом эфире – они идут на орбиту сначала, мы смотрим в записи в Москве в любом случае?

Николай Рыбаков: Да, сначала идет прямой эфир на Дальний Восток, как и очень многие передачи. В принципе, на мой взгляд, телеканалы должны были бы извлекать из эфира очевидное нарушение закона.

Елена Рыковцева: Типа этого троллинга, о котором вы рассказывали?

Николай Рыбаков: Я не хочу тиражировать то, что произошло на одном из эфиров, просто была ложь и фальсификация, которую мы обжалуем сейчас в Центральной избирательной комиссии, просто наглая ложь в адрес "Яблока". Мы, конечно, к этому привыкли, но тем не менее.

Елена Рыковцева: Что произошло, пока мы сидели в эфире, вы сейчас все упадете. Сергей Нарышкин вышел к народу и призвал не винить внешние угрозы и, как он выразился, заокеанскую подлость во всех внутренних проблемах России. Он признал, что уровень развития социальной сферы и промышленного производства зависит только от российских властей. "Конечно же, – сказал Нарышкин, – рытвины на дорогах, ржавая вода в кране или холодные батареи парового отопления – это зависит только от нас". Впервые он призвал не сваливать все проблемы на внешние угрозы. То есть если в кране нет воды, это не значит, что ее выпили американцы.

Николай Травкин: Я думаю, что его уже исключили из "Единой России".

Елена Рыковцева: Что такое могло с ним случиться?

Николай Травкин: Головой, может быть, ударился, пока шел.

Елена Рыковцева: Николай Рыбаков, ваша версия, что случилось с Сергеем Нарышкиным? Это же было страшно удобно: если дорожает сметана, бабушка говорит – это американцы виноваты. Если лифт в дом не чинят, опять подкупили проклятые.

Николай Рыбаков: Я с господином Нарышкиным сейчас сталкиваюсь в Ленинградской области, где я возглавляю наш список на выборах в Законодательное собрание. Думаю, что он приехал в нашу область Ленинградскую и понимает, что им мало такого слепо послушного электората, который смотрит и свято верит всему, что говорится по Первому каналу. В какой-то момент они понимают, что надо, наконец, сказать, что да, здесь сами виноваты. Наверное, решили расширить круг своих сторонников. Потому что на самом деле, сколько можно, смех у всех вызывает, что на любой вопрос у нас только Обама все делает, гадит в подъездах, выкручивает лампочки. В принципе, господин Нарышкин серьезный политик, наверное, он хочет немного более ответственно понимать. Не знаю, сложно сказать, что там такое случилось на дебатах.

Николай Травкин: Можно совет постороннего? Мне кажется, мы очень однобоко рассматриваем и выборную кампанию, и роль в выборной кампании власти. Мы все время: власть подтасовывает, подкупает и так далее. Есть вторая сторона, я не беру кукольных, марионеточных, Партия пенсионеров, Коммунисты России и так далее, они выскакивают, спойлеры, но есть две оппозиционные партии. Они на грани получения позора от мизерного процента только потому, что власть это вытворяет? Или есть все-таки и их какая-то вина? Я вам напомню: конец 80-х годов, перестройка, первые выборы. КГБ была не ровня сегодняшней ФСБ, страх сидел, по кухням еще болтали. Желающих подтасовать и подтасовывающих было больше, чем сегодня. Пришло 90 с лишним процентов, люфт для подтасовки маленький, люди голосовали сознательно. Оппозиция была другая. Может быть, сегодня посмотреть еще и с этой стороны?

Елена Рыковцева: Вы ставите вопрос на час обсуждения за две минуты до конца эфира – это нечестно. Но мы попросим Николая Рыбакова выкрутиться из этой ситуации. Чувствует ли оппозиция свою вину за то, что за нее не голосуют? Ну и на вопрос слушательницы. Как ей быть, как разорваться между "Яблоком" и ПАРНАСом, хоть монетку кидай.

Николай Рыбаков: Спасибо большое тем, кто собирается проголосовать за "Яблоко". Многие годы нам говорили: объединитесь, объединитесь, мы объединились со всеми, кто был готов на это, кто придерживается нашей позиции. К нам пришел Владимир Рыжков, Дмитрий Гудков, Галина Ширшина. У нас в регионах половина кандидатов не члены партии – это наша коалиционная политика. То, что мы не можем объединиться с откровенными националистами, которых включили на проходные места в Государственную думу уважаемые коллеги из ПАРНАСа, я считаю, что это тяжелейшая, критическая ошибка для судьбы партии ПАРНАС – поставить вторым номером человека, с кем мы не можем не то что объединяться, а даже вести серьезную политическую работу, – господин Мальцев. Для нас это неприемлемо абсолютно. Участие в работе ПАРНАСа господина Демушкина абсолютно неприемлемо для нас. Поэтому для "Яблока" вопрос национализма – это критически невозможная ситуация такого сотрудничества. Поэтому я очень надеюсь, что слушатели Радио Свобода не будут кидать никаких монеток, а подумают над тем, за кого реально они хотят проголосовать, либо демократическая коалиция, которая в итоге сформирована на базе "Яблока", либо крайне неудачный список, к нашему большому сожалению, при том что есть многие люди, с которыми мы работаем в ПАРНАСе, они сейчас не баллотируются в Государственную думу, но это была их неудача. Я очень надеюсь, что тот список, который мы составили, та федеральная десятка "Яблока", которую мы представили, – это будущий костяк нашей фракции, который во многом будет сформирован благодаря поддержке слушателей Радио Свобода.

Николай Травкин: Он даже не хочет слушать, о чем я сказал. Я о другом сказал.

Елена Рыковцева: Вы сказали о том, какие ошибки оппозиции, почему за нее не голосуют. Но это тема для очень большого разговора, спасибо вам за нее, мы обязательно об этом поговорим.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG