Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Верховный суд отклонил апелляцию автослесаря из Перми Дениса Лузгина.

В июне краевой суд оштрафовал Лузгина на 200 тысяч за "реабилитацию нацизма". Реабилитация заключалась в перепосте статьи "15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль", а ещё точнее - во фразе "коммунисты и Германия совместно напали на Польшу, развязав Вторую мировую войну, то есть коммунизм и нацизм честно сотрудничали".

"Коммерсант" цитирует последнее слова Лузгина:

Ваша честь, вам показали выписки из учебников, по которым я учился,— мрачно сказал господин Лузгин, которого суд попросил произнести последнее слово.— В 1990-е годы у нас происходила ельцинская оттепель. Какие-то документы раскрывали… И какие знания у меня остались из школы — они могут улучшаться, но они остались. На мой взгляд, меня судят только за хорошее знание истории. За мою школьную оценку “хорошо”. Виновным я себя не признаю.

А The New Times публикует куски речи адвоката Генри Резника:

Суть правовой нормы, в нарушении которой обвинён Лузгин, в её названии – в «реабилитации нацизма». Я не понимаю, как образованные юристы-криминалисты посчитали суждение о соучастии - реабилитацией исполнителя. В этом тексте (статье «15 фактов о бандеровцах») говорится о том, что гитлеровская Германия учинила свои действия совместно с коммунистами. Но ведь все юристы еще института знают, что преступление, совершенное в соучастии, это отягчающее, а не смягчающее обстоятельство. То, что гитлеровская Германия и Советский Союз совершили в 1939 году в Польше, можно уподобить убийству. Вот, один человек хочет убить другого и принимается за это дело. Однако он не обладает необходимым оружием: ни маузером, ни даже кинжалом, есть только перочинный нож. Им-то он и пытается убить жертву, она сопротивляется, и, когда смертельный исход еще не наступил, к убийству подключается другой субъект. Как мы все знаем, 24 августа был заключен Договор о ненападении между Германией и Советским союзом. 1 сентября Гитлер вторгает свои армады в Польшу (в этом нет никакого совпадения, что мы рассматриваем это дело именно первого сентября). 17 сентября на территорию ведущей с Германией боя Польши входит Красная Армия. И только 28 сентября пала Варшава. В этой ситуации жертва была ещё живая…

Александр Морозов:

Генри Резник проиграл: прецедент создан, за пакт молотова-риббентропа в России будут наказывать.

Фёдор Крашенинников:

Интересно, а фраза "в сентябре 1939 года СССР вслед Германии напал на Польшу" тоже реабилитация нацизма?
Бред какой-то.

Иван Курилла:

Решение абсурдное, но сам закон опасен. ВИО (Вольное историческое общество - РС) именно об этом предупреждало в момент его принятия.

Кристина Потупчик:

Мне вот только одно интересно. 200 тысяч рублей для пермского слесаря - практически разорение. Считает ли господин Шлосберг или еще какие-нибудь прекраснодушные люди со светлыми лицами, уверенные что 282 статья и другие способы судить людей за слова (особенно слова, чья аудитория 20 человек) это основа правового государства - так вот, считает ли господин Шлосберг, что в основе правового государства лежит разорение пермского слесаря?

Иван Давыдов:

Закон вносила Яровая, голосовала за него безумная шестая Дума, подписывал Путин, преследовал Лузгина СК, а виноват господин Шлосберг.

Учитесь.

Ну и ещё о пересмотре истории. Путин дал интервью агентству Bloomberg, в котором говорил о проблеме Курильских островов. При этом он сказал, что территорией Россия не торгует, но необходим компромисс. Разумеется, все поняли это по-разному.

Георгий Бовт на Business FM пытается обрисовать расклад:

Возможно, теперь Токио полагает, что экономическое сотрудничество побудит Москву к сговорчивости в территориальном споре, к тому же излишний «китайский крен» в региональной экономике не нужен ни Москве, ни Токио, для которого Пекин — давний соперник. Возможно, угроза российско-китайского сближения — как раз гораздо более мощный стимул для Токио пойти навстречу Москве, чем стремление подвести черту под Второй мировой войной. Абэ предложил России план из восьми пунктов о сотрудничестве в энергетике, транспорте, сельском хозяйстве, медицине, городской инфраструктуре, культуре и малом бизнесе.

В то же время японские официальные лица не раз разъясняли, стремясь сохранить лицо, что никакой «новый подход» не предусматривает «пересмотра ключевой японской позиции»: мирный договор может быть подписан «после разрешения вопроса о возвращении всех четырех островов», хотя «мирные переговоры и экономические проекты с Россией могут развиваться параллельно». А ведь ранее второе обуславливалось первым.

Но и Москва не хочет давать повод для подозрений, что она уступит в столь принципиальном вопросе, как национальный суверенитет. Заявления Путина и Лаврова о том, что мы «торговать Курилами» не будем, а мирный договор с Японией не выпрашиваем, японскую логику, что экономика смягчит российскую позицию, опровергает. В идеале Москва хотела бы, чтобы Токио вообще забыл про территориальный спор в пользу всевозможных экономических преференций.

"Московский комсомолец" приводит слова востоковеда Виктора Павлятенко:

Президент уже говорил о необходимости поиска компромисса. Но варианты для этого очень ограничены.В частности, речь идет о гипотетически возможной передаче Японии, требующей все четыре южных Курильских острова, двух из них: Шикотана и Хабомаи. Стоит отметить, что они составляют лишь порядка 7% от общей площади, на которую претендуют японцы. Формально, однако, это половина, поэтому российская сторона не выглядела бы проигравшей, поскольку не пошла бы на передачу всех островов. Но, как бы то ни было, все равно в первую очередь, необходим будет факт отторжения территории Шикотана и Хабомаи от российской территории. Никаких других вариантов (например, обещаний передачи островов к определенному году), с точки зрения Токио, быть не может, должен быть свершившийся факт. Потому что японская общественность и прежде всего политический истеблишмент (а особенно, консервативные круги, имеющие влияние на формирование правительства) на принятие каких-то долгосрочных обещаний не пойдут»

Алексей Михайлов:

Премьер Японии Синдзо Абэ еще весной привез Путину в Сочи пакет предложений о сотрудничестве и помощи российском у Дальнему Востоку. Но это по-любому не слишком большие суммы. Путин: «Речь не идет о каком-то обмене, о каких-то продажах, речь идет о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей». Действительно, не продажа, слишком дешево. Но все равно — какая-то политическая сделка, ведь Россия явно шагнула навстречу японским требованиям. Какая?

Зачем это Абэ — понятно. Его экономическая программа фактически сорвалась, низкие цены на энергоносители и чрезвычайные меры стимулирования не принесли успеха (роста и инфляции нет, йена снова укрепилась). Чем отчитываться перед избирателями?

А каков интерес Путина? Почему он вдруг оказался так податлив? Недавний скандал с украинскими диверсантами в Крыму показал, что Путин не хочет развивать минский процесс. Таким путем снять международную изоляцию России не получится. Сирия тоже не помогла. И тут неожиданный ход, прорыв блокады G7 в слабом звене — Япония готова пойти на многое ради островов. Деньги — мусор, а вот может быть она готова будет признать Крым российским? Хоть в какой-нибудь форме? За это и три курильских острова из четырех отдать будет не жалко. Конечно, с переходным периодом, с инвестициями в них, с гарантиями местным русским, с преференциями России по рыболовству и пользованию проливами и т.п. — выгоды для немногочисленных россиян, там проживающих, проправительственные экономисты нам быстро объяснят, как и то, что это решение именно ради них.

Но суть политической сделки не изменится: Курилы в обмен на Крым.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG