Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"У него от меня секретов не было"


Андрей Захтей, его супруга Оксана и их дочь

Андрей Захтей, его супруга Оксана и их дочь

Оксана Захтей – жена одного из арестованных в Крыму граждан Украины, которых российские спецслужбы считают членами и пособниками "группы диверсантов", якобы планировавшей теракты на объектах туристической и социальной инфраструктуры полуострова. В разговоре с Радио Свобода Оксана Захтей утверждает, что ее супруг не мог иметь никакого отношения к терактам или диверсиям и стал жертвой "подставы".

Спустя почти месяц после громкой истории с поимкой в Крыму "украинских диверсантов", которые якобы пытались устроить теракты на полуострове, ФСБ России так и не обнародовало практически никаких новых подробностей этого дела. По-прежнему известно лишь об аресте двух подозреваемых в пособничестве этому преступлению, Евгения Панова и Андрея Захтея, а также о задержании еще семи человек. Главным организатором диверсии ФСБ считает гражданина Украины Владимира Сердюка. Сердюк опровергает свою причастность к этой истории, хотя и подтверждает опубликованную в российских СМИ информацию о том, что он служил в 37-м батальоне Главного управления разведки Минобороны Украины. Владимир Сердюк подчеркивает, что работал там офицером-психологом и не имеет квалификации для работы в разведке.

Родственники Евгения Панова также утверждают, что он не причастен к подготовке терактов в Крыму и был похищен неизвестными у себя на родине, в Запорожской области. Супруга Андрея Захтея Оксана говорит о том, что ее муж не имел никакого отношения к украинской разведке и подрабатывал в Крыму частным извозом. В ночь на 7 августа, по словам Оксаны Захтей, старый приятель ее мужа подбросил ему заказ. Андрей Захтей поехал за клиентами, а когда прибыл на место, вместо них к нему в машину сели сотрудники ФСБ. С тех пор жена Андрея Захтея видела его только на опубликованной ФСБ видеозаписи, где он признается, что был завербован украинской разведкой в октябре 2015 года.

Еще 10 августа, спустя три дня после "прорыва диверсантов" в Крым с территории материковой Украины и сразу после того, как были названы фамилии двух задержанных, Евгения Панова и Андрея Захтея, пользователи социальных сетей стали искать информацию о них в социальных сетях и других источниках в интернете. Странички в "Фейсбуке" и "ВКонтакте", принадлежащие Захтею, нашлись довольно быстро – выяснилось, что он родом из Львовской области, долгое время жил в Подмосковье, подрабатывал строительством и перевозками людей и грузов. На многих фотографиях Захтей был вместе со своей супругой и маленькой дочкой.

Жена Андрея с ребенком сейчас ютятся у знакомых в деревне в Крыму. Из съемной квартиры в Саках, где они спокойно жили до событий 6–7 августа, их выгнали арендодатели – после того, как утром после якобы совершенного в районе Армянска прорыва диверсантов в дом нагрянули с обыском сотрудники спецслужб. Вечером предыдущего дня Оксана Захтей проводила мужа, уехавшего на внезапно подброшенный другом заказ по частному извозу, и несколько раз созванивалась с ним. Во время их последнего разговора Андрей Захтей пожаловался, что приехал на место, но клиенты так и не появились.

– ​Оксана, расскажите, пожалуйста, как давно вы замужем за Андреем Захтеем, где вы жили последние годы и чем он занимался, чтобы прокормить семью?

– Замуж я вышла 8 июня 2015 года, мы зарегистрировали брак в Москве. А знала его и раньше, мы жили вместе с декабря 2013 года. Мы проживали в Москве все время, и вот, в июне 2016-го, в этом году, мы переехали в Крым на постоянное место проживания. Занимались мы сначала строительством, у него были свои бригады, я тоже работала не небольшой стройке в Москве, мы строили дома для школы ФСБ, потом мы сдали объект и занялись частными ремонтами.

– ​Вы, как и Андрей, родом из Львовской области? Когда вы переехали в Россию?

– Мы вместе переехали в декабре 2013-го. Он предложил мне работу на стройке, я занималась тем, что готовила кушать в его бригаде, а потом освободилось место на стройке – надо было следить за 25-этажным домом, все ключи хранить, вести учет, открывать, закрывать, выдавать материалы на складе. Этим я и занималась, пока мы не сдали стройку. Дома уже построили, я все отдала, ключи, это долго было, месяц. Ну и потом все, мы как бы съехали, мы там жили и уже занялись частными ремонтами. Он занимался, а я ему помогала, искала людей, материалы и так далее.

– ​Познакомились вы еще на Украине, в Львовской области?

– Да.

– ​Вы помните, в какой конкретно день приехали в Крым?

– 29 июня, два месяца назад.

– ​Вы приехали, потому то там была работа?

Мы хотели в деревне купить дом, заняться сельским хозяйством

– Ну, как сказать, вообще-то инициатором была я. Маленький ребенок, Москва, климат, нам немножко холодно там было. А в Крыму море, тепло. Мы хотели в деревне купить дом, заняться сельским хозяйством, как это банально ни звучит, но вот так мы хотели.

– ​И вы спокойно жили в Крыму два месяца, пока все это не случилось?

– Да. Мы жили вместе два месяца, в Саках, снимали квартиру, а потом случилась вот эта беда.

Андрей Захтей с дочкой в Саках, Крым. 5 июля 2016 года

Андрей Захтей с дочкой в Саках, Крым. 5 июля 2016 года

– ​Когда вы последний раз видели своего мужа?

– 6 августа, в 9 часов вечера. Он как уехал из дома – и все, я его больше не видела.

– ​Вы знали, куда он едет?

Позвонили люди, сказали адрес, куда приехать

– Ну как же, я же присутствовала при разговоре. Позвонили люди, мы дали на "Авито" объявление, две машины, занимаемся извозом, аэропорт, на море, туда-сюда. И позвонили люди, сказали адрес, куда приехать. Муж посмотрел на навигатор, сказал – два часа езды туда, ему сказали время, когда приехать. Ну как бы все, он поехал, завез машину на мойку, сделал даже химчистку салона, позвонил еще по дороге два раза. На полдороге позвонил, сказал, что проехал полдороги, что чуть-чуть осталось. А потом [позвонил], что приехал вот в эту деревню, которую ему назвали, это уже ночь была, что это какое-то глухое место, что никого нет, что звонит клиентам, а никто не берет трубку, что он не знает, что делать. Я ему сказала: "Подожди еще чуть-чуть, если нет – возвращайся". И все, дальше я с ним связи не имела.

– ​Это деревня, где потом, как сообщило ФСБ, его и задержали?

– Да, потом я уже узнала из интернета, посмотрела, что это деревня Рисово. Потом переехали в Суворово. Там была перестрелка, муж был в машине, потому что надо было сидеть, вот и все.

– ​То есть к нему в машину сели люди, попросили отвезти из Рисово в Суворово, а там уже выяснилось, что это ФСБ?

– Нет. В Рисово он просто встал, и там его взяла служба ФСБ. Он даже не знал, кто эти клиенты, кто это должен быть. Он встал, сказал мне, что не может дозвониться, что там такой гудок, как когда люди разговаривают, ну то есть занято. И тут его взяли, сказали "езжай дальше". Ну, он поехал, а там стрельба, вот и все.

– ​А что происходило у вас дома утром 7 августа?

Выглянула в окно, смотрю – военные, с автоматами, за деревьями, в камуфляже

– У нас дома примерно в полдесятого, я живу на четвертом этаже, выглянула в окно, смотрю – военные, с автоматами, за деревьями, в камуфляже, думаю "ого!", меня что-то все это испугало. И тут у меня стук в дверь, я открываю дверь, смотрю – милиция. Такой щит большой, и за ним там где-то пять или шесть человек с автоматами. Руки к стене, стоять, все такое, открывайте немедленно дверь, кто дома. Я говорю – ребенок, ребенок кушал в кроватке просто. Все осмотрели, чисто, и тогда уже вызывают вот этих, которые обыск проводили, из ФСБ. Двое понятых, военные, все это в однокомнатной квартире, двери открыты, соседи смотрят. Это все продолжалось где-то до обеда, потом они закончили, все описали, меня опросили и ушли.

– ​Вы виделись со своим супругом после его задержания?

– Нет, мне не разрешают. Говорят, это резонансное дело, я вообще ничего не знаю, мне даже имя следователя не сказали. Есть только связь с адвокатом по телефону, которого назначают там.

– ​Как зовут этого адвоката?

– Оксана Анатольевна (в реестре адвокатов Крыма Радио Свобода удалось найти только одного адвоката с такими именем и фамилией, Оксану Акуленко. Связаться с ней не удалось. – РС).

– ​Она с ним виделась?

– Да, они там какие-то следственные действия проводили, я в терминах не разбираюсь, да, виделась.

– ​Она вам передавала какие-то слова от Андрея, информацию о его здоровье, самочувствии?

– Да. Ну как, это я ее спрашивала, потому что я посмотрела вот это видео, видео признания Андрея. Я сразу увидела, что у него лицо опухшее, отеки, губы вообще разбиты, весь в синяках. Я сразу поняла, что просто так он этого бы не сказал, тем более там видно по видео, что он это читает по бумажке. Просто я знаю мужа, я знаю, как он разговаривает, а там видно, что он читает. Говорит: "Теперь я осознаю, что выполнял распоряжение украинской разведки". Какой разведки?! Вообще не понимаю, о чем он говорит. Как он это "осознает", если там еще никто толком ничего знает, была эта разведка, не была. Вообще бред.

Андрей Захтей – кадр из видео, опубликованного ФСБ

Андрей Захтей – кадр из видео, опубликованного ФСБ

– ​Насколько у вас были доверительные отношения с мужем? Вы допускаете, что он мог быть завербован, но от вас это тщательно скрывал?

– Нет, нет. Вся переписка с друзьями, по телефону, я всегда все слышала. Он такой человек, все говорил "садись рядом". Если даже ему кто-то звонил, он говорил, советовался со мной, я всегда все знала. Такого не было, чтобы какие-то там секреты, такого не было.

Если даже ему кто-то звонил, он говорил, советовался со мной, я всегда все знала

​– ​Андрей высказывался на тему российско-украинского конфликта, говорил что-то о своем отношении к присоединению Крыма к России, такие разговоры были в вашей семье?

– Смотрите, его там, оказывается, уже внесли в какую-то базу "Миротворец", я читала. Да, в "Фейсбуке" там он иногда интересовался политикой, война на Донбассе, "гибнут наши ребята"… вот он там и рассказывал что-то. Там пишут, что якобы он где-то на Донбассе воевал, что-то еще. Он никуда не уезжал, мы 24 часа в сутки были вместе. Разве что иногда на час-два по делам уезжал один, а так мы часто ездили вместе, даже ребенка в машину брали и ехали.

– ​"Наши ребята гибнут" –​ это он кого имел в виду? "Ополченцев"?

– Ну, украинская эта война… Я так говорила, и много кто так говорит. Когда эта война закончится, за что она. Вы знаете, я с Львовской области, знаю ситуацию, когда привозят цинковые гробы – кому это нравится?

– ​Советник министра внутренних дел Украины, депутат Антон Геращенко утверждает, что ваш муж был дважды судим – за грабеж и мошенничество, за подделку документов, в 1998 и 2008 году. Вы об этом знали?

– Знала, но когда именно это было, я не знала. Что я могу сказать. Ну да, он был осужден. А кто не ошибается? Мало ли кто ошибся. А что делать? Это ошибка, от которой никто не застрахован, скажем так. Сейчас это нормальный человек, любящий муж, а отец вообще прекрасный. Его на Украине называют рецидивистом, а он хотел семью, домик построить, хозяйство. Ну была у него ошибка, он ее осознал, нормальный человек. К тому же ничего такого уж прям он не сделал, а расписали как будто он убийца серийный.

– ​У вас с мужем есть и российское гражданство, и украинское?

– У него – да, а я украинка, у меня только украинское.

– ​Вы рассчитываете на какую-то помощь со стороны украинских властей? Они завели какое-то дело, ведь с их точки зрения ваш муж, гражданин Украины, был задержан на украинской территории?

– Вы имеете в виду, сейчас был задержан?

– ​Да, ведь украинские власти по-прежнему считают Крым частью Украины.

Мой муж – обычный таксист, он не имеет к этому никакого отношения

– Я не хочу в это все влезать, это политика как бы. Я читала в интернете только, что Украина сказала, что это не украинские разведчики – про Панова этого и кто там еще был. Я не знаю. Я не говорю вот про эту группу, Панова, якобы они там в АТО воевали, семь человек. Я не буду говорить, потому что не знаю. А мой муж – он обычный таксист, скажем так, не имеет к этому никакого отношения, ни в АТО, ни где-то еще никогда не воевал, ничего такого.

– ​Правда ли, что у вашего мужа были непогашенные кредиты в России?

– В России? Нет, мы вообще-то кредитов никаких не брали. Он брал там такие мелкие кредиты, по 8 тысяч, по 5 тысяч, два раза это было, потом отдавал, это я помню. Но больших кредитов никогда не брал. Мы в Крым уехали на ПМЖ! Пишут там, что он уехал, чтобы мобилизации какой-то в России избежать, что его в Подмосковье полиция задерживала, не было этого ничего! Я же лучше знаю, я с ним жила.

– ​Мог он пойти на сотрудничество с украинскими спецслужбами, чтобы кредиты погасить, например?

– Нет, я отвечаю! Нет, никакой диверсии он не совершал, никаким террористом не был. Он обычный человек, просто попал вот в такую ситуацию, и все.

– ​Евгений Панов, еще один задержанный, – его фамилия или фамилии людей, которые Панов называет на своем признательном видео, – они о чем-то вам говорят?

– Нет. Первый раз я это увидела по интернету. Я могу стопроцентную гарантию дать. Если бы что-то было, я бы об этом знала или, может быть, что-то заметила. Муж все время со мной, он вел такой образ жизни, семейный. Нет, однозначно нет!

"Признательные показания" Евгения Панова:

– ​Если ваш муж не мог быть причастен ни к каким готовящимся диверсиям или терактам, то какие версии случившегося вы лично для себя рассматриваете?

– Версии… я вам скажу, как я это все понимаю. Вы же смотрели видео, там он упоминал имя "Юра". (На видео Захтей говорит, что именно от "Юры" он должен был получать указания, кого и куда везти. – РС). Юра – это его знакомый с детства, с Украины еще, и вот он нам предложил как бы работу такую. Покупай себе машину, минивэн, таксуй по Крыму, иногда будешь мне помогать перевозить клиентов. Какие клиенты, кто звонил – мы как бы не интересовались, у каждого свое. Он просто был таксистом. И вот тогда тоже этот Юра позвонил, сказал, что надо встретить людей. Они позвонили после обеда, сказали, куда надо подъехать. Он написал им эсэмэску, сколько людей, но они уже не ответили. Он сказал: ну ладно, не важно, на месте разберемся. Утром он уже планировал быть дома. Если человек таксует, он же не спрашивает, зачем, куда, почему.

– ​Вы знаете, когда они с этим Юрой познакомились?

– Еще в детстве, он какой-то бизнесмен. Они не сильно общались, так, иногда, по-семейному: как там дети и так далее. Сами посудите – обвиняют его в диверсиях в Крыму! Он сам сюда привез семью, маленького ребенка. Он стал бы участвовать в каких-то взрывах, а потом спокойно здесь же жить?

– ​Ваша основная версия, что Андрея просто подставили?

– Да. Он обычный водитель, а его сделали чуть ли не главным диверсантом Крыма.

– ​Почему, как вы думаете, ФСБ до сих пор не опубликовала каких-то видеозаписей, фотографий других задержанных "диверсантов"?

– Не знаю, я тоже об этом думала, рассуждала. Остальные там вроде военные, в АТО все воевали, несли там бомбы какие-то. Где фамилии? Тишина. Я не знаю почему.

– ​Есть версия, что вся эта история с "крымскими диверсантами" – просто постановка ФСБ. Что вы о ней думаете?

– Не знаю, я не политик, что я могу сказать. Я только знаю, что мой муж случайно во все это попал и вот так вот пострадал. Не знаю. Я ищу теперь адвокатов каких-то, независимых, которые могли бы помочь как-то. Без адвоката я не могу ничего сейчас сказать, просто понимаю, что простой человек попал в такую передрягу. Теперь надо думать, как помогать.

– ​А вам-то с ребенком есть кому помочь? Вам есть где жить, есть деньги хотя бы на еду?

– Ох… кто нам помогает… с квартиры нас тогда как бы попросили вежливо, хотя она еще оплачена была на несколько дней. Знакомых у нас нет почти никаких здесь, одни вот только знакомые согласились нас приютить у себя в деревне. Но у них еще своих трое детей, а тут мы еще. Но нам не было просто куда пойти.

– ​Вы сказали, что пытаетесь найти независимого адвоката. С вами отказываются работать или у вас просто нет денег на него?

– Если есть деньги, можно найти хорошего адвоката за пару минут. А так как денег у меня нет, я ищу волонтеров каких-то, помощь на бесплатной основе, скажем так.

Следствие по делу "крымских диверсантов" может продлиться до октября-ноября 2016 года – сообщало агентство ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах Крыма. Рассматривать его, скорее всего, будет Верховный суд Крыма. По данным "Интерфакса" около десяти человек, помимо девяти задержанных, проходят по этому делу в качестве свидетелей – однако статус некоторых из них, сообщает агентство, может измениться на подозреваемых.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG