Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В 2000 году вышла в свет популярная и в России книга Дэвида Брукса о новой элите Америки – "Бобо в раю". Она завершается несколько меланхолическим описанием национальной идиллии: "Мы живем в сравнительно стабильную эпоху. Политические партии, по крайней мере их руководство, взяли курс на центризм. Впервые с 1950-х годов можно сказать, что между партиями нет глобальных идеологических разногласий... Университетские кампусы давно не озаряются пламенем борьбы и яростных протестов. Интеллектуальная жизнь по-прежнему разнообразна, но говорить о злободневности левого или правого радикализма не приходится. Страсти поутихли. В Вашингтоне стало скучновато..."

Сегодня, полтора десятилетия спустя, эти строки читаются как ностальгическое воспоминание о прошлом или никогда не бывшем. В марте 2001 года лопнул финансовый пузырь доткомов, пирамида новой экономики информационного века. 11 сентября того же года Америка пережила небывалую террористическую атаку и объявила глобальную войну терроризму. Краткий период национального единства перед лицом общей угрозы сменился острейшим политическим, а затем и экономическим кризисом. Поляризация общества достигла угрожающих масштабов. Американский кампус бурлит. Праймериз продемонстрировали расцвет левого и правого радикализма. А Дэвид Брукс публикует в New York Times колонку под названием "Находимся ли мы на пути к национальной катастрофе?".

Можно, конечно, ответить ему словами психолога Эрика Эриксона: "Единственно разумный американский способ писать об Америке для американцев – открыто высказаться о проблеме и преувеличить ее". В конце концов, публицисты часто сгущают краски. Но в данном случае это не одинокий голос ветхозаветного пророка, а всеобщее поветрие, и не только в США. Этот новый интеллектуальный тренд заключается в разочаровании институтами демократии. Они не в состоянии обеспечить общественный консенсус. Важнейшим рубежом стал британский референдум о выходе из Европейского союза. Фламандский историк Давид Ван Рейбрук, автор книги "Против выборов", назвал 2016-й худшим после 1933-го годом для западной демократии. По его мнению, такое кардинальное решение, как Брекзит, нельзя было принимать с помощью столь "примитивной процедуры".

Не правильнее ли говорить о кризисе правящего класса, моральном банкротстве элит?

У Америки своя головная боль: стремительный взлет демагога и популиста Дональда Трампа. Политики такого пошиба бывали в американской истории и прежде – достаточно вспомнить одиозного сенатора Хьюи Лонга, которого Роберт Пенн Уоррен вывел в романе "Вся королевская рать" под именем Вилли Старка. Но никогда еще они не добирались до финиша президентской гонки.

Если Трамп и проиграет, – что, судя по последним опросам, уже не очевидно, – его электорат никуда не денется. Его избирательные технологии – воинствующий антиинтеллектуализм, "долой политкорректность", профанация политической дискуссии – доказали свою эффективность. Вполне вероятно, что через четыре года у него найдутся подражатели, и президентская кампания превратится в фарс.

Само собой разумеется, виноваты те, кого в Америке называют реднеками, – если угодно, американские "ватники". Вот заголовок статьи в журнале Foreign Policy: "Элитам пора восстать против невежественных масс". Оказывается, Брекзит – это конфликт людей разума с людьми "бессмысленного гнева". Но с чего мы взяли, что элитам свойственно чувство долга и ответственности? В кабинете Барака Обамы больше выпускников элитарной Лиги плюща, чем было в кабинете Буша. Эта социальная страта всегда считала, что право управления страной принадлежит ей по определению. Не правильнее ли говорить о кризисе правящего класса, моральном банкротстве элит?

Новой элите информационного века, которую Дэвид Брукс назвал "бобо" (богемными буржуа), пока нет места в американской большой политике. Да она туда и не стремится, потому что не чувствует ни вкуса, ни потребности в политической деятельности. Хиллари Клинтон, может быть, и "заслужила" высший государственный пост и будет вознаграждена за долготерпение. Но все-таки тот факт, что у правящего класса Америки не нашлось другой альтернативы Трампу, не может не удручать.

Об этом безрыбье с несколько горьким юмором говорил на званом обеде для прессы президент Обама: "Полюбуйтесь на путаницу с приглашениями на этот обед. От гостей требовалось поставить крестик против стейка или рыбы. Но вместо этого многие из вас написали имя Пола Райана. Ребята, такой опции нет. Стейк или рыба. Вы можете не любить ни мясо, ни рыбу, но такой уж у вас выбор".

Владимир Абаринов – вашингтонский журналист и политический обозреватель

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG