Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участвовать в выборах! Голосовать, голосовать и голосовать!

Хотя за последние четверть века, участвуя в выборах по принципу "лучше меньшее зло, да лучше", демократически настроенный избиратель получает в итоге все большее и большее зло. Но это, допустим, случайность.

Тем не менее голосовать не грех, зато отличная защита от попреков друзей по песочнице, они лишаются права бросать в тебя песком с криками: "Из-за таких, как ты!.." За кого только ни приходилось голосовать… За Навального против Путина, за Явлинского против Ельцина, за Ельцина против Брежнева, за Николая II против Ивана Грозного…

Сказав, что надо голосовать, ты к тому же получаешь роскошный бонус – с чистой совестью помедитировать над тем, что такое выборы в России. Основной тезис участия в псевдовыборах (тот факт, что выборы мошеннические, не отрицают даже самые рьяные демократические сторонники голосования) – есть вероятность!

Если не ходить на выборы, нет вероятности, а если ходить – из-за угла появляется вероятность того, что кто-нибудь из демократов или хотя бы полудемократов или криптодемократов пройдет, а значит, появляется следующая вероятность – что этот демократ выступит с трибуны! По телевизору! И следующая вероятность – его выступление пробудит! Всколыхнет! Обратит! И вот уже перед нами вероятность того, что темницы рухнут, и свобода их встретит радостно у входа, и чекисты нам щит свой и меч отдадут без стрельбы.

Да, это вполне вероятно, пусть даже за четверть века эти вероятности не реализовывались. Осуществлялось то, что казалось невероятным: демократические политики курвились, предавали, а если даже и не предавали, то никто их выступлений не слушал, а если и слушали, то засвистывали, как академика Сахарова. В общем, не случайно Ельцин говорил, что лучше группа демократических депутатов и танки, чем только группа демократических депутатов. Ах, он так не говорил? Ну, он так думал, и, что много важнее, он так поступал. А демократические депутаты аплодировали танкам. Они даже аплодировали скромному непьющему подполковнику с оловянными глазами – за то, что не пьет. Российская демократическая оппозиция оказалась похожа на российскую женщину – не бухает, так и вот оно, счастье! Чем кончилось – а вот тем, в чем сейчас находится страна.

С вероятностью победы демократии на оловянных выборах все понятно. Что ж, революция либо диван?

Плохая новость: и революция, и диван одинаково невероятны в современной России. Если бы у Николая II были современные технические средства, от атомной бомбы до 400 миллиардов долларов на преторианцев, да плюс некоторая безнравственность, он бы сидел на троне еще многая лета. Так что все заклинания о том, что трон шатается, система сгнила и скоро-скоро все рухнет, – это карго-политология. Шаманизм в чистом виде. Даже если деспотизм рухнет, будет не демократия, а тот же деспотизм, только с дуба рухнувший. А на диване лежать совесть не даст.

Так что все эти упования на вероятность невероятного суть упования на то, что рак на горе свистнет и страна стукачей и чекистов после трансляции заседаний Думы превратится в Швейцарию.

В результате именно российская Дума давно уже превратилась в диван, и все, что на этом диване происходит, ни на что не влияет. Только маскирует реальную власть. Еще более печальный результат: политическая жизнь, нацеленная на этот диван, заболевает главной болезнью всех несвободных обществ – клановостью. Не вера в идеи, а вера в сплоченность начинает определять бытие…

Хорошая новость: кроме невероятных вероятностей, есть и другие. Собственно, во всем мире (и в России до революции) именно на этих вероятностях зиждется политика, общество, социальная жизнь.

Если я обзаведусь какими-то политическими идеями и идеалами, а не буду цинически плеваться и говорить, что идеи и идеалы мешают объединяться против деспотизма, то есть вероятность, что я найду единомышленников. Настоящих единомышленников, а не холопов, которые беспокоятся за свое благополучие, не циников, которые предадут в любой момент, – в общем, найду тех, с кем можно строить демократию и расчищать свободу.

Рабство и трусость близоруки, свобода делает дальнозорким

Если я смогу убедить своего друга, своего родственника, своего коллегу, своего соседа, да просто прохожего, что демократия – хорошо, а деспотизм – плохо, то есть вероятность, что демократия восторжествует. И эта вероятность куда больше той, что этого друга, соседа и т. п. убедит выступление хотя бы Сахарова, который к тому же выступает ныне и присно в куда более благоприятных условиях.

Если я со своими единомышленниками не буду ждать финансирования каким-то дядей, не буду рассчитывать на политтехнологов, на то, что удастся создать все те фиктивные филиалы, которые нужны для участия в выборах, а просто буду создавать демократическое движение, неторопливо, систематически, словно я эрсте колоннен марширен, – вот тогда появляется настоящая, жирная вероятность того, что демократия будет. О, не завтра и не послезавтра, но все-таки когда-нибудь да будет, а вот демократии от псевдодемократии, от попыток обыграть в шахматы человека с ядерной дубиной не будет никогда.

Каким образом это будет? Да кто ж знает! Речь идет лишь о том, какие вероятности более вероятны – что циник на горе свистнет и с того свисту развеется кощеево царство или что люди, объединенные любовью к свободе и правде, добьются своего.

Не ядерная бомба, не миллионы силовиков, не 400 миллиардов долларов – главное препятствие на пути свободы в России, а неуверенность одного-единственного и каждого человека в том, что можно достичь свободы без насилия и лжи, без изворачивания и обмана, без приспособленчества и лукавства. Неуверенность в себе как проповеднике свободы и уверенность в окружающих как в злобных, упертых нелюдях, трусах, подонках, которым бесполезно и опасно о свободе говорить. Даже если бы окружающие были таковы (а они все-таки не совсем таковы) – есть же еще и те, кто прорвался или прорвется через противозачаточные средства и аборты, кто родится на белый свет с белой душой, кому можно что-то сказать, кроме "Возьми планшет и не мешай!" Рабство и трусость близоруки, свобода делает дальнозорким. Рабство и трусость немы, свобода делает говорящим. И наконец, самый лучший, действенный и наглядный способ проповедовать свободу – жить свободно. Что, конечно, значительно труднее, чем раз в несколько лет сходить на выборы, но что и значительно необходимее, и не только в России, а всюду.

Яков Кротов – историк и священник, автор и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG