Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беженцы Третьего рейха


Минивен семьи Грисбахов украшен патриотически

Минивен семьи Грисбахов украшен патриотически

Немецкая семья Грисбах, графов фон Лейхтенбергских, просит российские власти об убежище

Дворик в центре Москвы. Церковь, воинская часть, офисные флигели дворянской усадьбы, среди припаркованных машин красный минивен с немецкими номерами – до недавнего времени единственное пристанище семьи Грисбах из немецкой Померании.

47-летний Андре Грисбах бежал в Россию в декабре прошлого года вместе с женой Каролой, двумя дочерьми – 27-летней Доминикой и 22-летней Юлией – и их четырьмя детьми. Старшему внуку 8 лет, младшей не исполнилось и года. Дети прячутся в минивене от московского дождя, Юлия меняет дочери подгузники, вторая дочь сидит на коленях у бабушки и играет с ключами от номера в хостеле в подмосковном Домодедове, где Грисбахам бесплатно разрешили пожить новые друзья. Вот только уже со следующего месяца за хостел надо будет платить, а сбережения давно закончились: живут Грисбахи на пожертвования. "Мы вообще всё оставили в Германии, у нас дети подросли, а на них даже нет зимней одежды", – жалуется Андре. Федеральная миграционная служба уже дважды отказала Грисбахам в разрешении на временное проживание, они обжаловали отказ в третий раз, но пока разрешения нет, никто из них не может работать. 1 сентября 8-летний Андре Лука должен был пойти во второй класс, но и школа им не положена: с ним занимается его мать Доминик – как и другие члены семьи, она учит русский язык, а потом объясняет сыну то, что сама только что выучила.

В 2012 году я изучил немецкие законы и понял, что они незаконны. Германия – это Третий рейх

Главный враг Грисбахов – немецкие органы опеки, которые, по словам главы семьи, отбирают детей у немцев и передают их другим родителям – как подозревает Андре Грисбах, не бесплатно. "Палка, которой они пользуются, называется "неблагоприятная атмосфера в семье", – поясняет Андре. – Но эту атмосферу государство создает само: не дает зарабатывать, разрушает семьи финансово, а потом лишает родительских прав. Не думайте, что детей забирают в семьях алкоголиков и наркоманов, такой товар им не нужен: чем благополучнее семья, тем больше шансов потерять ребенка". <Немецкие органы опеки ответили на запрос РС, что заявления семьи Грисбах не соответствуют действительности: лишение родительских прав применяется как крайняя мера в случаях, когда жизнь и здоровье несовершеннолетних оказывается под угрозой - как и в других странах в т.ч. в России. РС также не удалось найти материалов в немецкой прессе, которые говорили бы о массовости проблемы - прим.> Андре рассказывает, что уже четыре года борется с этой "фашистской" системой, даже выходил с пикетом к рейхстагу. "В 2012 году я изучил немецкие законы и понял, что они незаконны. Германия – это Третий рейх, – излагает он свою концепцию. – Немецкое правительство работает по полномочиям, доставшимся от Адольфа Гитлера. Административный аппарат, более 90% законов пришли оттуда, и в этих законах написано, что дети принадлежат государству, на эту тему даже есть несколько решений федерального суда. Так вот у них и получилось создать целую индустрию торговли детьми" <Адольф Гитлер не стал отменять конституцию Веймарской Республики, принятую в 1919 г., которая просуществовала до 1945 г. и была заменена современным Основным Законом ФРГ, принятым в 1949 г.. В частности ст. 6 Основного Закона гласит: (2) Уход за детьми и их воспитание являются естественным правом родителей и их первейшей обязанностью. Их осуществление находится под наблюдением государства. (3) Дети могут быть отобраны у семьи вопреки воле лиц, уполномоченных на их воспитание, лишь на основании закона, если последние не справляются со своими обязанностями, или если дети по другим причинам могут оказаться беспризорными. Третий Рейх был распущен союзниками Фленсбургского правительства 23.05.1945. Законы, касающиеся непосредственно организации Рейха​, запрета на политические партии, расовые законы и пр. были отменены. В Германии прошёл процесс денацификации - прим.>

Граф без работы

Андре, Доминик, Юлия и Карола Грисбахи

Андре, Доминик, Юлия и Карола Грисбахи

Андре уверяет, что немецкая демократия – это миф, мнение, отличное от официального, можно высказать лишь раз – потом у тебя начинаются проблемы. Он уверяет, что испытал это на себе. В 2013 году после 22 лет работы водителем дальнобойщиком он уволился по состоянию здоровья. Работу он оставил сам, так что пособия ему не полагалось, но страховая компания выплачивала ему 900 евро ежемесячно. Он хотел переквалифицироваться и получить другую профессию, однако в бесплатном обучении Грисбаху отказали: на рынке труда было достаточно водительских вакансий. Впрочем, сам Грисбах уверен в том, что причиной отказа стали его политические взгляды. <Согласно закону, бесплатное обучение на переквалификацию предоставляется заявителям, на профессию которых нет спроса на рынке труда - прим.> По его словам, власти вообще всячески старались досадить его семье: когда Андре запросил разрешение на производство искусственных драгоценных камней, ему тоже отказали: "Чтобы не дать заработать. В Германии простой человек не может стать богатым, государство делает всё, чтобы этого не случилось". В другой раз против жены Андре Каролы возбудили дело за незаконное использование титула графини фон Лейхтенбергской, однако до суда не дошло: у Грисбахов было на руках уведомление от фонда этого угасшего рода о том, что они вправе носить титул за пожертвование в 50 евро. "Это дополнительная шпилька в систему, – усмехается Андре Грисбах. – Дворянские титулы отменены, и бюрократы белеют от злости, когда я подписываюсь графом. Но я имею на это полное право!"

Андре и Карола Грисбахи

Андре и Карола Грисбахи

Ко всем прочим бедам прибавилось строительство новой канализации в доме Грисбахов, которую они должны были оплачивать сами. Компания, что отвечает за подачу воды и канализацию, еще в 2005 году потребовала от них установить новый сток, хотя, по словам Андре, и старый справлялся со своими функциями и нуждался лишь в небольшом ремонте. Грисбахи пытались обжаловать это решение, тяжба длилась семь лет, но Грисбахам отказали. Строить они ничего не собирались, но однажды "к нашему дому приехали экскаваторы под охраной полиции, сами всё построили, а потом прислали нам счет на 36 тысяч евро, – возмущенно рассказывает Андре. – Эти документы мы тоже отдали в ФМС".

Однако, уверен Андре, главной жертвой немецкие власти выбрали Доминик Грисбах, его старшую дочь: "В качестве шантажа они решили лишить меня внуков". Еще до рождения второго ребенка Доминик пыталась наладить свой бизнес – продажу подсветок для автомобильных номеров, но как только об этом узнали в центре занятости, ее лишили пособия по безработице. Бизнес не приносил еще достаточно доходов, и от него пришлось отказаться. По словам Доминик, даже если тебе помогают друзья или родители, эти суммы вычитают из пособия. А если брать наличными? "Они все равно узнают. У них везде шпионы. Это как штази", – округляет глаза Доминик. Ее мать нервно реагирует на недоверчивую улыбку переводчика: "Тут нет ничего смешного!"

Я потребовала алименты на нашу дочь, но в ответ получила из органов опеки вопросник на сына от первого брака

Родив второго ребенка, Доминик несколько месяцев безуспешно пыталась получить пособие на детей и пособие по безработице – всё вместе около 950 евро. Когда она привезла необходимые документы в Мекленбург, что в 50 км от родного Альткалена, их приняли, но через какое-то время запросили дополнительные бумаги. Доминик не смогла довезти их и потому вместо 950 евро получала лишь 70 евро. Копились долги за жилье и электричество, а это, по словам девушки, было сигналом для органов опеки. "Это искусственная волокита, игра на время, – уверяет Доминик. – Вся немецкая бюрократия работает таким образом, чтобы никто ничего не получил!" <Согласно немецкому законодательству в области опеки, долги по квартплате не могут служить поводом для лишения родительских прав - прим.>

Впрочем, деньги не были основной причиной интереса органов опеки. Доминик Грисбах развелась с первым мужем и жила с сыном Андре Лукой и новым молодым человеком, от которого родила дочь Луну Мари. Новый парень выпивал и бил Доминик, она несколько раз попадала в больницу и, наконец, решила съехать от него. Он не отстал от девушки, продолжал преследовать ее, бил стекла в ее квартире, угрожал физической расправой, а однажды даже набросился на нее с арматурой. По словам Доминик, она неоднократно обращалась в полицию, но никакой серьезной реакции не добилась. "Я потребовала алименты на нашу дочь, но в ответ получила из органов опеки вопросник на сына от первого брака: как учится, чем болеет, как ведет себя. Я поговорила с друзьями и поняла, что это сигнал: они собираются забрать его", – рассказывает Доминик и гладит по голове Андре Луку, который слушает ее с некоторой скукой и как только дождь перестает, выбирается из машины, берет за руку двоюродную сестру и начинает шлепать по лужам. <В заявлении в ФМС Доминик Грисбах также указала, что причиной интереса органов опеки к её старшему сыну стала его низкая успеваемость в школе, как и скандалы в семье. Представители органов опеки несколько раз приходили с проверками к ней домой - прим.>

Россия находится в состоянии войны с Германией и до сих пор оккупирует Восточную Германию, неся ответственность за своих граждан

Получив письмо, Грисбахи собрались на семейный совет и решили: надо бежать. Младшая сестра Юлия и ее муж тоже решили присоединиться: они также никак не могли оформить пособие на своих двоих детей. Мужа Юлии, правда, замучила тоска по родине, и в мае он вернулся в Германию, оставив жену и детей в семейном минивене: "Не понимаю, как он мог это сделать!" – восклицает Юлия, смущенно улыбаясь.

Побег

В дорогу собирались второпях и в полном секрете, даже детям сказали, что едут в гости к тете на Новый год. Россию выбрали не случайно: "Мы жили в ГДР и понимаем русский народ. Здесь каждый подставит друг другу плечо, – поясняет Андре Грисбах. – Кроме того, Германия и Россия так и не подписали мирный договор, значит, с 22 июня 1941 года Россия находится в состоянии войны с Германией и до сих пор оккупирует Восточную Германию, неся ответственность за своих граждан", – говорит Андре, указывая, что акт о капитуляции был подписан только Верховным командованием вермахта, но никак не руководством Третьего рейха (Мирного договора нет, но 25.01.1955 г. Президиум Верховного Совета СССР подписал указ "О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией". – ​Прим.). "Со Второй мировой войны вообще мало что изменилось, – продолжает развивать свое видение новейшей истории Андре. – В 1990 году ФРГ аннексировало ГДР, из которой ушли советские войска, но де-юре Россия до сих пор оккупант. Так же как и Берлин до сих пор поделен на четыре сектора". <Формально секторы оккупации Берлина существовали до объединения ФРГ и ГДР в 1990 г. Договор об объединении Германий по формату 2+4 был подписан в 1990 г. ФРГ, ГДР, а также Францией, Великобританией, США и СССР - прим.> Впрочем, основная причина выбора России – возможности, которые страна предоставляет молодежи: "В Германии детям нельзя даже рисовать мелком на асфальте. Речь идет о развитии личности, в России горизонты гораздо шире".

Нашим полицейским выдали специальные каски, через которые они подвергаются излучению. Это излучение регулирует уровень агрессии

"Еще одна причина переезда – безопасность, – рассказывает Андре. – К нам под видом беженцев проникает огромное количество молодых мужчин – их 60–70% из приезжих. Немецкое министерство обороны вооружает их, они спят в казармах, живут лучше немецких солдат. <Согласно законодательству, в немецких вооружённых силах могут служить только граждане Германии. Беженцы получают лишь вид на жительство - прим.> Однажды они поднимут оружие против немецких граждан. Они же мусульмане, их вера для них важнее всего остального. При сегодняшней демографической ситуации уже в 2020 году в Германии возможно создание исламского халифата. Страна на пороге гражданской войны, разве можно в ней оставаться?" <В настоящее время в Германии проживает около 5% мусульман, лишь немногие относятся с одобрением к радикальному исламу - прим.> К разговору подключается Карола Грисбах, по образованию слесарь, она работала продавщицей, а потом выращивала дома искусственные кристаллы, которые можно использовать в украшениях. Карола курит и методично собирает окурки в уголок багажника, чтобы выбросить чуть позже: урны во дворе нет, а мусорить не позволяет немецкая щепетильность. "Все готовятся к войне. Нашим полицейским выдали специальные каски, через которые они подвергаются излучению. Это излучение регулирует уровень агрессии, чтобы в нужный момент можно было поднять ее до максимума, – говорит Карола. – Мы даже знаем, где стоят ретрансляторы: мы гуляли в том районе и на себе поняли, что они работают – даже и без касок. Просто идешь по улице и становишься каким-то агрессивным. Вообще речь идет об уничтожении немецкой нации. Они разрешили сейчас в Германии инцест, чтобы немцы вырождались быстрее. Гражданская война завершит процесс". <Кроме советских анекдотов подтверждений наличия датчиков агрессии найти не удалось - прим.>

В России, по мнению Грисбахов, таких проблем нет: мигрантов из Средней Азии никто не вооружает, так что жить здесь спокойней. Андре уверен, что Россию ждет большое будущее: "Я вижу постоянное развитие и движение вверх, – говорит он. – Если все так пойдет и дальше, то Россия превратится в Германию 90-х, а Германия в Россию 90-х – там просто нечего будет есть". По словам Андре, в Германии за чертой бедности живет уже 2 миллиона детей. На замечание, что в России за чертой бедности живут 19 миллионов человек, Андре улыбается: "Но тут хотя бы можно жить, есть возможность заработать, если хочешь. В Германии жить нельзя". А как же быть с тем, что социальные выплаты в России в десятки раз меньше? "А мы и не собираемся жить на пособия. Мы хотим работать", – парирует Грисбах. А с проблемами в медицине и образовании? "В Германии всё то же самое: если у тебя нет частной страховки, ты человек второго сорта, никто тебя не будет лечить". По его словам, все богатые немцы лечатся за рубежом, а детей своих отправляют учиться в Штаты или в Швейцарию, к тому же немецкие школы, в отличие от российских, поражены сексуальным воспитанием. "Надо просто перетянуть в Россию немецких врачей и отнять мозги у фашистского режима", – улыбается Андре. Даже волокита с ФМС не разочаровала его: "Бюрократия везде одинакова, это правда. Просто в России считают Германию благополучной страной, и потому они не видят в нас беженцев". <Среднее пособие по безработице в Германии составляет €1500, в России - €67; средняя пенсия в Германии - €1000, в России - €178, размер выплат на детей в Германии - около €200, в России - €39, средняя зарплата врача в Германии - €5000, в России - €550 - прим.>

Немцы под Костромой

На Россию у Грисбахов большие планы: русские друзья передали Андре в управление участок в 25 гектаров в Костромской области, где решено построить немецкую деревню. "Мы сможем спасти 40–50 семей, – говорит Андре Грисбах. – Мне уже четыре семьи подтвердили, что готовы переехать, но они пока не могут заявить об этом публично: боятся властей. А одна семья уже на пути в Москву – у них тоже проблемы с органами опеки, хотя это добропорядочные люди, никакие не алкоголики". Андре рассказывает, что в Германии вообще замалчивают такие истории: "Пропаганда старается очернить Россию, ведь как только немцы узнают правду, сюда хлынет поток немецких беженцев, причем не тунеядцев, а хороших специалистов, вроде меня". По его словам, после того как о них написал немецкий журнал "Бильд", на его семью начались нападки в соцсетях: "Это всё сотрудники секретной полиции. Они создают фейковые аккаунты и пишут нам письма с угрозами и оскорблениями. Они боятся, что многие последуют нашему примеру, и хотят нас заткнуть, но у них не получится".

Андре Грисбах готов посвятить свою жизнь исходу немцев в Россию и даже думать не хочет о том, что делать, если его семье не разрешат остаться: по его словам, на родине их детей точно поместят в другие семьи, а самих их ждет тюрьма или психиатрическая клиника, причем непонятно, что хуже, ведь, сообщает Андре, "по законам Третьего рейха пациентов психбольниц можно убивать" <В Третьем Рейхе действовала секретная программа умерщвления "Т-4", по которой уничтожались в том числе и пациенты психоневрологических диспансеров. Программа была официально закрыта указом Адольфа Гитлера в 1941 г. после протестов общественности, однако уничтожение душевнобольных продолжалось и после. В настоящее время в Германии разрешена эвтаназия пациентов, жизнь которых поддерживается искусственно, при условии, что они заранее дали согласие на отключение от систем жизнеобеспечения - прим.>

Карола Грисбах на прощание с хрустом жмет протянутую руку и на ломаном английском просит "написать хорошую статью", Луна Мари начинает плакать, Доминик протягивает ей детскую книжку с картинками – на русском, Андре Лука всё шлепает по лужам – ему тоже еще сегодня русский учить.

PS Публикация материала о семье Грисбах вызвала неоднозначную реакцию, редакция получила несколько писем с обвинениями в распространении заведомо ложной информации. Мы уверены, что большинство наших читателей способны отличить вымысел от правды, но всё же добавили сноски, объяснив, где позиция героев материала не соответствует действительности. Нам, тем не менее, кажется интересной история людей, которые не смогли ужиться в государстве с развитой социальной политикой, не смогли оформить документы на получение пособий, разозлились на бюрократическую систему, требовавшую от них соблюдения процедур и не желавшую играть по их правилам, но поверили пропаганде о счастливой жизни в России. Особенно трагичным кажется тот факт, что они и правда хотят лучшего будущего для своих детей, но основываются на иллюзорных представлениях о стране, где собираются жить. Остаётся надеяться, что дети хотя бы будут ходить в школу - в России ли, или в Германии.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG