Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Землетрясение в сердце


Возле "Батакалана", 15 ноября 2015 года

Возле "Батакалана", 15 ноября 2015 года

"Вы не дождетесь моей ненависти" – так называется книга французского журналиста Антуана Лейриса, жена которого Элен была убита джихадистами 13 ноября 2015 года на концерте в парижском зале "Батаклан".

Книга Антуана Лейриса "Вы не дождетесь моей ненависти" – это отказ играть по правилам игры, которую навязывает западным демократиям исламский джихад, стратегия которого в нескольких словах может быть определена как попытка восстановить коренное население против выходцев из мусульманских семей, столкнуть их лбами, и на волне взаимной ненависти создать условия для возникновения гражданской войны, которая, по замыслу стратегов джихада, должна рано или поздно привести к созданию на территории Европы исламского халифата.

13 ноября 2015 года маленькому Мелвилу исполнилось 17 месяцев, и его мама Элен, которой недавно исполнилось 35, договорилась с мужем, что он посидит с сыном и отпустит ее на концерт рок-музыки в зал "Батаклан". Элен поцеловала сына, поцеловала мужа, и больше они уже не видели ее живой.

В книге Антуана Лейриса меня прежде всего поразила сдержанность и достоинство, с которым он несет свою неизбывную боль.

Многим людям показалось, что я слишком бегло описал обстоятельства, при которых была убита Элен. Меня часто спрашивают, неужели я уже забыл или, чего доброго, простил. Нет, я ничего не забыл и ничего не простил, и уж подавно не так быстро. Когда все другие люди вернутся к нормальной жизни, МЫ всё еще будем жить с тем, что произошло...

Мы думаем о преступнике, чтобы не думать о себе, мы предпочитаем ненавидеть его, чтобы не возненавидеть саму жизнь

Да, конечно, у нас под рукой идеальный виновник, некто, на которого мы можем перенести весь свой гнев, или, если угодно, перед нами приоткрытая дверь, миновав которую можно попытаться ускользнуть от страдания, и чем отвратительнее преступление, чем, так сказать, "идеальнее" виновник преступления, тем большее оправдание получает ненависть к нему. Мы думаем о преступнике, чтобы не думать о себе, мы предпочитаем ненавидеть его, чтобы не возненавидеть саму жизнь, мы предпочитаем радоваться гибели преступника, чтобы не радоваться тому, что жизнь оставила в нашем распоряжении.

Те, которым некого обвинять в случившемся, остаются один на один со своим страданием, и я принадлежу к их числу, один со своим сыном, который скоро спросит меня: "А что именно там случилось в тот вечер?" Что я смогу ответить ему, если я переложу ответственность на кого-нибудь другого? Если мой сын вынужден будет обратиться к другому, чтобы понять, что именно произошло?

Смерть ждала мать моего сына в тот самый вечер, а ОНИ были не более, чем посланниками смерти.

Фатализм, с которым Антуан Лейрис описывает гибель самого любимого человека на земле, способен вызвать критику и, разумеется, вызывает ее, но муж покойной Элен принадлежит к числу людей, точно знающих, чего они хотят и как себя вести в любой, самой страшной, самой невообразимой ситуации. Это качество называется мужеством. Для Антуана Лейриса недопустима мысль играть по правилам, навязанным ему ангелами смерти из рядов исламского джихада.

Если этот стержень повествования можно условно назвать политическим, то еще более впечатляющими мне представляются описания ощущения утраты, мучительные размышления о том, как сказать маленькому Мелвилу, что мама уже никогда не вернется домой.

Антуан Лейрис никогда, ни в один момент повествования, не пытается, что называется, "выжать слезу" из глаз читателя. Нет, он описывает сухо, иногда, кажется, даже бесстрастно, но именно эта отстраненность придает тексту его мощное эмоциональное воздействие.

Вот Антуан открывает платяной шкаф, чтобы выбрать одежду, в которой Элен положат в гроб, и пытается вспомнить, какое платье было ей особенно к лицу, какие туфли особенно хорошо смотрелись на ногах молодой красивой женщины. Или другая сцена: Антуан купает перед сном своего сына и вдруг видит, что на руках и ногах младенца успели отрасти ногти, которые надо стричь. Но, о ужас, отец Мелвила вспоминает, что за все 17 месяцев жизни сына он ни разу не стриг ему ногти и понятия не имеет, как это делается. Попытка заканчивается, как и следовало ожидать, истошным криком ребенка...

Такая вот маленькая деталь на грани комического, но позволяющая судить о невозместимости утраты.

Книга "Вы не дождетесь моей ненависти" в течение считаных дней сделала ее автора знаменитостью, но Антуан Лейрис и здесь проявляет сдержанное мужество, не давая втянуть себя в игры, которые он считает ниже собственного достоинства, но главное, недостойные памяти Элен.

Многие люди ищут встречи со мной, хотят со мной поговорить, потрогать, как будто я уже не человек, а тотем какой-то. Меня оценивают, измеряют, так, будто в природе существует некая "шкала Рихтера" для измерения горя. Пусть будет "шкала Рихтера", или, выражаясь языком американского сейсмолога, "магнитуда 9", с описанием ее последствий: "полное разрушение в зонах, находящихся на расстоянии более тысячи километров от эпицентра землетрясения".

Прибегая к технической метафоре "шкала Рихтера", автор книги Антуан Лейрис ненавязчиво, но твердо говорит людям: "Мужайтесь, впереди у нас еще много испытаний", включая, возможно, и землетрясение мощностью в 9 баллов...

13 ноября 2015 года в Париже, напомню, было убито 130 человек и более 400 ранено, а совсем недавно, в сентябре этого года, джихадисты планировали взрыв вблизи собора Парижской Богоматери.

Проблема исламского терроризма не имеет простых решений, и только полные идиоты рекомендуют "согнать вместе всех мусульман и выслать их куда-нибудь в Африку или на Ближний Восток".

Проблема требует для своего решения терпения, разума и мужества, что и делает книгу Антуана Лейриса "Вы не дождетесь моей ненависти" бесценным документом эпохи.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG