Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почти четверть века тому назад на саммитах СНГ собирались не только президенты, но и весь цвет экспертного сообщества и журналистики. Встречи лидеров новых независимых государств казались главными событиями нашей тогдашней жизни, решения, которые принимались на саммитах, – судьбоносными, позиции президентов, их полемика между собой – самыми важными новостями.

Саммит СНГ в Бишкеке запомнится не тем, кто на нем присутствовал, а скорее отсутствующими. Так уже бывало не раз, но в сентябре 2016-го выглядело слишком уж очевидно. На саммите не было президента Украины – Петр Порошенко предпочел общению с коллегами по Содружеству жесткое выступление на проходящем в Киеве международном форуме. Владимиру Путину пришлось практически на равных полемизировать с послом Украины в Киргизии относительно своего права председательствовать в СНГ – каждый, кто представляет себе уровень самооценки российского лидера, может представить себе, что он пережил в эти минуты. И эта полемика Путина и посла – еще одно подтверждение того, что не только Порошенко нет на саммите, но и Украины в СНГ уже тоже нет.

И еще на саммите в Бишкеке не было Ислама Каримова, который неизменно присутствовал на всех подобных мероприятиях с первого дня существования Содружества. Нурсултан Назарбаев, предложив коллегам принять обращение к узбекскому народу о сплоченности и стабильности, обозначил конец эпохи: теперь из тех, кто принимал решение о демонтаже Советского Союза и создании СНГ, остался только он, президент Казахстана. Да и существует ли СНГ на самом деле? Что это такое? Организация? Клуб?

На самом деле этим вопросом задавались уже в начале 1990-х. Я много раз повторял: СНГ разорвало различное отношение его участников к будущему. Россия воспринимало Содружество как некое протогосударство, как возможность для интеграции бывших советских республик. А для Украины СНГ было исключительно инструментом для цивилизованного развода. Одни участники СНГ поддержали российскую позицию, другие – украинскую, и в такой ситуации построить что-либо было совершенно невозможно.

Мечта была – разойтись мирно. Или – объединиться мирно. Не получилось ни того, не другого

Но я никогда не цитировал ответа, который дал мне первый президент Украины Леонид Кравчук, когда на одном из саммитов СНГ я попросил каждого из президентов во время заключительной пресс-конференции сказать, что для него представляет собой Содружество. Я не запомнил ни одного ответа, кроме того, который дал Кравчук. Наверное, потому, что ждал от него совершенно иной реакции. Думал, что он скажет о цивилизованном разводе – мы не раз с ним это обсуждали в те годы. А он сказал: "Содружество – это мечта". И я оторопел, потому что не мог все эти годы понять смысла сказанного. И решил, что из дипломатических соображений Кравчук просто не хочет словами о разводе раздражать Ельцина и прочих.

А он сказал то, что сказал. Опытный партийный работник, Кравчук пытался – по привычке "сигналом" – донести до нас всех одну очень простую вещь: нет и не может быть никакого Содружества; Содружество – это фантом.

И действительно, ничего ведь не получилось. Когда ставился вопрос о "цивилизованном разводе", сторонники возвращения к общему государству делали все возможное, чтобы сохранить все болевые точки – конфликты, заложенные в последние годы существования СССР, тлеют по сей день, теперь к ним добавились и новые. Не случайно, что, когда Назарбаев пытался форсировать интеграцию и выступал с идеей Евразийского союза, он получал отрицательный ответ от всех своих коллег – и от тех, кто хотел объединиться, и от тех, кто хотел развестись.

В результате никакой интеграции не получилось. Все российские интеграционные проекты последнего десятилетия – скорее имитация интеграции, и даже в этом пропагандистском виде они могли существовать, только пока у России и Казахстана были деньги на построение декораций. Бывшие советские республики просто обречены разойтись в разные стороны – и политические, и экономические. Это только вопрос времени.

Но и цивилизованного развода тоже не получилось. Проект СНГ не сработал! Всякий раз, когда речь заходила о настоящем разводе, о выборе нового пути развития без учета российских иллюзий, начиналась самая настоящая война. И с Грузией, и с Украиной. У меня не осталось никаких сомнений, что с другими своими соседями – когда они сделают выбор в пользу настоящей независимости – Россия тоже будет воевать.

Мечта была – разойтись мирно. Это у Кравчука. Или объединиться мирно. Об этом мог мечтать в 1991 году Ельцин. Не получилось ни того, не другого. Не получилось мира. Теперь между бывшими соседями – кровь, руины, пропаганда ненависти. В 1991 году кровавая траншея уже пролегла между Арменией и Азербайджаном. Теперь такой же страшный ров из крови и костей погибших – между Россией и Грузией, Россией и Украиной. О внутренних конфликтах, гражданских войнах, восстаниях, силовых операциях, Грозном, Андижане, Жанаозене я уж и не вспоминаю.

Содружество действительно оказалось просто мечтой. Леонид Кравчук был прав.

Виталий Портников – киевский журналист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Дороги к свободе"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG