Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На этой неделе духовные скрепы сияют русскому человеку особенно ярко. Так, вчера за традиционные ценности снова выступила Елена Мизулина:

У нас проблема в семьях не столько домашнее насилие. У нас одно из самых продвинутых законодательств применительно к ответственности за домашнее насилие. А грубость — низкий уровень культуры общения, нет ласки, нет уважения — особенно со стороны женщины, этот фон задает женщина в семье: уважение к супругу, авторитет в семье — это обязательно. Мы, женщины, слабые создания, нам все можно. Мы там не обижаемся, даже когда, видите, бьют, бьет мужчина свою жену — такой обиды нет, как если обидеть, унизить мужчину. Мужчину унижать нельзя.

Иван Давыдов:

Мудрая все-таки женщина.

Артём Рондарёв:

Интериоризованная мизогиния как государственная скрепа

Фёдор Крашенинников:

Она же больная, просто больная.
Как можно быть женщиной и так ненавидеть женщин?

Олег Козырев:

На сто процентов уверен, что рядом с Мизулиной маячит какой-нибудь батюшка, который что на выходных Мизулиной скажет, что она в своих инициативах по будням и реализует.

Просто вот эти странные слова про такую якобы проблему России, как унижение мужчин женщинами, - это стопроцентно слова духовника.

Станислав Яковлев:

Но вообще передайте пожалуйста сенатору Мизулиной что по аутентичным, подлинным консервативным и традиционным ценностям женщина унизить мужчину в принципе не способна, потому что с бабы спроса нет.

За бабу отвечает ее хахаль, в случае же отсутствия хахаля - взял дуру за шкирку да и выкинул за порог. Руки об неё ещё марать - много чести.

Поговаривают, с самой Мизулиной однажды именно так и поступили. Причем уже в достаточно зрелом возрасте.

Впрочем, это все на уровне слухов из курилки Госдумы, не поручусь.

Инесса Землер:

Не вижу радости в том, чтобы комментировать каждый сегодняшний выстрел мадам Мизулиной. Общее впечатление: она долго по нашим временам молчала - вот, накопились глупости в голове и выплеснулись... "И забрызгали - вон, товарищей".

Выплеснулось и правда много: публика ещё не отошла от идеи запрета абортов и одновременного - бэби-боксов.

Михаил Виноградов:

Не хотелось бы глубоко погружаться в реконструкцию логики психов, но вообще было бы логично запрещать что-нибудь одно - или аборты, или бэби-боксы

Константин Фрумкин:

И что интересно, они хотят одновременно запретить и аборты, и, и беби-боксы.
Этого бы даже нацисты не поняли.

Против запрета абортов успел высказаться даже Минздрав.

Иван Бегтин:

По поводу запрета абортов, то я, честно, не понимаю почему мы должны в очередной раз субсидировать Белорусскую экономику.

Бегтину отвечает Захар Прилепин:

Все рассматривают запрет абортов с точки зрения женщин, считающих, что у них есть право сделать аборт.
В моём понимании смертную казнь следовало запретить из-за того, что человек стреляющий в беззащитного человека, загоняет себя в ад. Даже если убитый им человек безусловно гадина.
Аборты надо запретить по той причине, что ни в чём не повинным врачам не стоит загонять себя в ад.
Аборты - ну, личное дело. По желанию. Никто не может запретить самоубийцам быть самоубийцами, а женщин распоряжаться своим плодом. Но государственные клиники и частные, имеющие лицензии от государства, не должны этим заниматься.
Моя частная точка зрения. Можете порезать меня на куски, мне всё равно.<...>

У меня много хороших воспоминаний о Советской власти, но то, что к финалу СССР страна напоминала гигантский абортарий, и на аборты шли в обеденный перерыв, как на обыденную процедуру, одна из куда более важных причин распада той страны. Более важных, чем "спрятанный во втором ряду книжного шкафа роман Набокова".

Андрей Громов:

Про аборты на самом деле важная история. В смысле очень печальная.
Во-первых, потому что выглядит неразрешимой. Можно сколько угодно обвинять РПЦ в мракобесии, удушении свобод и попрании прав личности, но если с их точки зрения уже в момент зачатия "плод" - полноценный человек, то с любой светской точки зрения аборт - убийство. А узаконенное убийство - это преступления с любой светской точки зрения.
И нет никакой научной возможности доказать что они не правы, что "плод" это не человек. Можно рассуждать так и сяк. Но нельзя просто сказать: попы идите <к чёрту>, плод становиться человеком только на такой-то неделе беременности. Нет такой логической возможности.
Во-вторых, история эта печальная потому что хоть и нет такой возможности, но как раз именно это все хором и говорят. И не просто говорят, а с пафосом кричат! Потому что принять реальность, где все сложно и неоднозначно мы не можем. Мы не можем просто сказать: запрет абортов имеет свои основания, но и право на аборты - тоже. Нет, мы хотим чтобы наш выбор был абсолютным, а наши воззрения универсальными. И это тоже понятно. Потому что мы привыкли что наша либеральная вера дает четкие ответы в плоскости что такое хорошо и что такое плохо. И когда мы сталкиваемся с ситуациями, когда никаких однозначно правильных ответов нет, нас корежит. Точнее мы просто не замечаем сложности, а кричим "попы идите <к чёрту>" (тем более что в большинстве случаев нашей социальной реальности - это вполне рабочая формула)

Константин Крылов:

Запрет на аборт наши женщины воспримут примерно так же, как наши мужчины – на введение «сухого закона». Ну то есть восстать не восстанут, но саботировать будут тотально, абсолютно, с вредом для собственного здоровья и прочими проблемами.

Потому что право на аборт – это сейчас в РФ консолидированная позиция женщин. Как право на алкоголь – консолидированная позиция мужчин.

Из сказанного не следует, что с абортами вообще ничего нельзя сделать. С ними можно бороться. Примерно теми же методами, что и с алкоголизмом.

То есть аборт должен стать менее доступен. Не так, чтобы «совсем нельзя» или «только по постановлению Совета Федерации», а именно «несколько менее». И не обязательно делать это через деньги. Но вот, скажем, для замужних дам подтверждение согласия на аборт от мужа не помешало бы.<...>

А вот средства контрацепции должны стать существенно более доступными. Ну например, обязать (по закону) ночные клубы, бары, общежития и кинотеатры иметь хотя бы парочку автоматов по продаже презервативов. Решение коррупциоёмкое, так что его реально можно принять даже при нынешнем режиме.

Дмитрий Ольшанский:

С формальной точки зрения почти по всем спорным или скандальным вопросам нашей повседневности - я согласен со сторонниками прогресса, а не со сторонниками морали, духовности и сурового порядка.
Так, я думаю, что аборты это зло, которое, однако, нельзя запрещать, а можно только лечить деньгами и добрым словом; что смертной казни быть не должно; что современные художники неприятные, но их надо терпеть, а не сажать; что вообще нельзя сажать за слова и оскорбление символов; что в обнаженке нет ничего страшного; что геи - такие же скучные и обычные, как и мы, натуралы, и должны иметь те же права; что не помешал бы легалайз набора мелких, но вечных пороков; что религию не надо путать с полицией и уголовным кодексом; что каждый имеет право дурковать так, как он хочет - пока не насилует этим других; что (сенсация) бить детей нехорошо; что (опять сенсация) Сталин упырь, хотя с топонимом Сталинград - все сложнее; что запрещать усыновление иностранцами детей в наших условиях - это гнуснятина; ну и, самое главное, что норма - это изменчивое явление, изменчивое как во времени, так и в разнообразии современников, и ею, нормой, все время возмущенно трясти - как-то глупо и смешно.
Но.
Есть при этом и что-то другое.
Что-то не менее важное, что делает для меня тех людей, что со мной не согласны - родными, а многих из тех, кто согласен - не очень родными.
Дело в том, что я живу здесь.
И, е.б.ж., буду жить здесь, и только здесь, а не в сияющем глобальном мире прогресса, успеха и величайших достижений Мировой Жабы.
И потому мне важнее считаться с мнением тех, кто останется здесь - пусть оно какое угодно непросвещенное, да и просто плохое, - чем с самым красивым мнением тех, кто - случись что - быстро отсюда свалит.

Есть мнение, что дальше будет только веселее.

Елена Панфилова:

А ещё у меня стойкое ощущение, что весь этот серпентарий зажигает все последние дни и мечется в разные стороны по той простой причине, что никто совершенно не представляет чего конкретно сейчас желает Da Boss.

Что-то у них там поломалось в музыкальной шкатулке суверенности.

Александр Морозов:

складывается впечатление, что этот "моральный угар", который так бурно стартовал в последние месяцы - и будет центральной темой путинской президентской кампании. И в самом деле: с экономикой, международными отношениями, правом, военными делами, аграрным сектором и т.д. - все хорошо и тут как бы "нет темы" (он это все уже уладил ранее).
И получается, что пришло время Владимиру Владимировичу стать лидером "морального перевооружения нации".
Отчасти он даже уже слегка "прокачал" эту тему на старте - при посещении завода "Калашников", когда сказал, что "главное - это любовь к ближнему".
Но это только начало. Ведь очевидно, что "мы", т.е. "общество" наглядно накапливаем "моральные противоречия" - мы трахаем старшеклассниц, увлекаемся педофилией под видом искусства, погрязли в безответственном сексе, ведущем к СПИДу и абортам, нас засосало "общество потребления" (как пишут встревоженные публицисты). Иначе говоря, мы как бы выпрашиваем себе "махатму" и "святого старца". И кому как не Путину, воспользовавшись "трибуной" избирательной кампании, возглавить процесс "морального обновления".

С другой стороны, как говорится, НЕИХН - но есть и хорошие новости!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG