Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инкредибл Индия


Коммерческая фотосъемка для магазина Primitive

Коммерческая фотосъемка для магазина Primitive

История москвички Ирины Зуевой мало отличается от сотен и тысяч историй других россиян, отправившихся вести "симпл ливинг" в Индию. В трактовке Льва Толстого отказ от благ цивилизации ради духовного совершенства назывался "опрощение", поднявшие протест против общества потребления хиппи полвека назад сделали массовым исход на мистический Восток, а в начале 1990-х в обращении появился термин "дауншифтинг" – "жизнь на пониженной передаче". Скитания по побережью Аравийского моря и северным районам Индии пробудили в Ирине талант фотомастера.

По просьбе Радио Свобода она рассказывает о популярных гималайских практиках и представляет некоторые свои работы.

Ирина Зуева

Ирина Зуева

История-то моя действительно типичная. Случился со мной какой-то внутренний кризис. И я решила уехать, сначала на три месяца. Приехала сама "дикарем" в Гоа и прожила там три месяца. И что-то внутри меня сдвинулось, мощно, можно сказать. В двух словах не передашь это ощущение. Во-первых, исчезаешь из Москвы, бежишь от суеты, от работы, от информации – и попадаешь в Индию, начинаешь слышать тишину, слышать себя: кто ты, чего ты хочешь. Тут очень все... шанти – такой спокойный мир. Ну, я так почувствовала. В Москве я работала по профессии, менеджером в клубе "Art Garbage (Запасник)", это прекрасное, очень творческое место. Проработала там девять лет. А с Индией... Ну просто пришел у меня другой период жизни, перевернулась страница, пошла другая глава. Мне кажется, такое с людьми периодически случается. В Гоа не было никаких знакомых, но меня это не слишком смущало. Знаете, как я в Москву приехала из родной Астрахани? Монету подбросила – орел или решка, у меня выпала решка, я на следующий день взяла билет и уехала.

Такое ощущение, что ты едешь в машине с запотевшими окнами, а тут тебе их протирают...

Сейчас я живу в Гималаях, место называется Маклеод Ганж, или Дхарамсала, здесь резиденция Далай-ламы находится. Такое горное место, фактически небольшая деревенька. Здесь очень много иностранцев и все чему-то учатся. Вот я недавно вспомнила, что в юности мечтала жить в таком месте, где все чему-то учатся, и вот сейчас я в таком месте. Постоянно работают какие-то мастер-классы: то по изготовлению ювелирных изделий, то по йоге всех направлений, випассана ("медитация прозрения" в буддистской практике. – РС) – это десятидневное молчание, игра на музыкальных инструментах. Тут просто кишит все активностью, прямо с утра начинаются занятия. Я на йогу хожу, уже трижды прошла курс десятидневного молчания. Как меня это изменило? Такое ощущение, что ты едешь в машине с запотевшими окнами, а тут тебе их протирают... Освобождаешься от иллюзий.

Далай-лама проводит в Дхарамсале учения с анализом важного религиозного текста, сочинения Нагарджуны "Драгоценная гирлянда"

В Индии у меня полностью поменялся круг общения. У каждого человека здесь своя история, свое кино. В последнее время я в основном общаюсь с иностранцами; похоже, 30 лет – для многих такой рубеж перелома. Приезжают в основном на какой-то период, но есть и такие, кто живет здесь постоянно. Мой круг общения – в основном творческие люди, музыканты, художники, практикующие йоги, путешественники. Мой друг Эрвин, например, занимается дизайном одежды из натуральных материалов. Моя подруга Лена тоже занимается одеждой из натуральных материалов. Моя подруга из Израиля Орли тоже занимается одеждой из натуральных материалов и еще органической едой. Такие натуральные люди. Они не смотрят телевизор, живут в другом измерении.

Мир в его более широком смысле – это свободный поток, у которого нет никаких рамок

Да, все тут просто. Вот моя квартира – с одной стороны закат, с другой стороны рассвет, с обеих сторон горы, и целый мир вокруг! Конечно, я вернусь в Россию, я очень люблю Россию, без нее не представляю своей жизни. Но когда я приехала в Москву после полугода Индии, я просто там начала болеть. Вот прямо в физическом смысле. Может быть, ты становишься таким прозрачным, чувствительным, когда живешь в атмосфере, где все улыбаются, где ты очень расслаблен. А в Москве все другое, другая энергия. Когда попадаешь в такую жесткую машину – сразу чувствуешь это. Поэтому я решила теперь не возвращаться в Россию, вот этот год. Просто почувствовала, что для меня так будет лучше. Мне, кстати, многие коллеги пишут: "Как ты так смогла? Мы тут ходим на работу каждый день, мы как роботы…" и все такое... Нет, они неправы – для каждого свое. Просто у меня такой склад, что ли: именно в Индии у меня пошла реализация, я ее почувствовала, а у кого-то реализация – в России. Все-таки здесь, в Индии, я – в гостях. Я здесь за опытом, просто путешествую и меняюсь. Я здесь для того, чтобы увидеть мир в его более широком смысле – это такой свободный поток, у которого нет никаких рамок.

"Лица Индии". Портреты жителей индийских Гималаев и побережья Аравийского моря

Города, с которыми у меня произошла, так скажем, лав стори – которые я снимала, в которые погрузилась, – Гокарна и Пушкар. Гокарна недалеко от Гоа находится, пять часов езды. Это место, где живут брамины (социальная группа, аналог европейского духовенства. – РС), город-храм практически, там все в храмах. Поразительная энергетика, такое чувство, что ты находишься в замедленном кино: движение людей, лиц – все как будто плывет. Я снимала с огромным воодушевлением, чувствовала контакт с этим городом, чувствовала обратную связь. Пушкар – совсем другой, там живут раджастанские цыгане, бурлящая энергия, настоящий Восток, очень тонкий и всегда такой… когда ты не знаешь, что будет завтра. Там находится индуистский храм Брахмы, и когда я туда зашла, то поняла, что никогда не видела столько света! Это просто портал света!

Индия – она как мама, такая вот страна материнской энергии

Я открыта, как ребенок, особенно здесь, в Индии. Меня это не пугает, меня это вдохновляет – размеры этого мира, насколько все огромное. Индийцы такие же – они всегда идут на контакт, всегда открыты к общению, всегда готовы прийти тебе на помощь, рассказать что-то, показать. Индия – она как мама, такая вот страна материнской энергии. После первой поездки я вернулась в Москву, купила себе фотокамеру и начала снимать. Здесь успокаивается ум, начинает литься творческая энергия. У любых людей, не только у меня. Я снимаю города, людей, делаю фотосессии, снимаю иногда для друзей одежду, фотосессии, связанные с рекламой одежды, но в основном – портреты. Не портреты даже – глаза. Мне кажется, когда я снимаю, человек способен мне отдать частичку себя, и я должна оправдать его доверие.

Поднятая рука, открытая ладонь, согласно буддистской традиции, – знак мира и добра, а мир и добро – единая религия для всех. Детей разных национальностей и вероисповеданий Ирина снимала в Гоа, в Гималаях и в округе Уттара-Каннада штата Карнатака

Вот у меня был фотопроект с детьми "Поднятая рука", и эта идея пришла ко мне на випассане. Дети за мир, мир – единая религия для всех. Я сняла детей разных национальностей, разных вероисповеданий, каждый – с поднятой рукой. Все очень просто, но вот такая мысль пришла, и я ее решила осуществить. Это про чистоту людей, о том, что мы все родом из детства, это и было, наверное, объединяющим.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG