Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

18 октября в Голосеевском районном суде Киева ожидалось начало судебного процесса по делу так называемой группы "Лесника". Ее члены были задержаны в украинской столице в декабре прошло года. Двоих граждан Украины – супругов Елену и Валерия Кукель, и троих россиян – Ольгу Шевелеву, Павла Пятакова и Анастасию Леонову обвиняют в терроризме. К делу пока не приобщили производство в отношении Валерия Кукеля. Павла Пяткова с палочкой и перебинтованной рукой доставили в суд под стражей. Поскольку на заседание не явилась переводчик (все материалы дела на украинском языке, а трое его фигурантов – граждане России. – РС) судья согласился с позицией сторон и обвиняемых и объявил о переносе заседания на другую дату, которая будет уточнена позже. Читайте расследование Радио Свобода, первая часть находится здесь.

Это громкое дело началось в декабре прошло года. Пять из шести членов группы "Лесника" были задержаны в столице в ходе спецоперации СБУ "Альфа". Еще один – Валерий Вишневецкий был задержан в Харькове. Вот что по поводу этой спецоперации говорил тогда советник главы СБУ Юрий Тандит: "На Оболони, в Киеве, были предотвращены террористические акты, была захвачена группа: шесть человек, из них трое – граждане России. Один был уничтожен. Это руководитель, позывной "Лесник". У него были найдены несколько поддельных паспортов. Он не раз пересекал границу, в том числе и с РФ. Это все говорит о том, что гибридная война продолжается. Во время спецоперации не допустили подрыва здания. Те боеприпасы, которые находились у человека, – это более 40 гранат, 23 самодельных взрывных устройства. Они готовили подрывы и в Харькове, и в других городах". "В том доме в Киеве, где проводились следственные действия, обнаружено восемь самодельных взрывных устройств, которые были начинены средствами поражения – тяжелыми металлическими элементами. Если бы эти устройства были применены где-то в мирных городах, то вряд ли удалось бы избежать жертв среди мирного населения", – уточнил руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук.

После пяти, шести и восьми месяцев ареста на свободу выпустили соответственно Анастасию Леонову, Елену Кукель и Ольгу Шевелеву, под стражей по-прежнему остаются Павел Пятаков и Валерий Кукель. На первом заседании в Голосеевском суде должны определить порядок рассмотрения дела группы "Лесника" и утвердить состав судей и присяжных. В интервью Радио Свобода Ольга Шевелева рассказала, как попала на Украину, как оказалась в группе Олега Мужчиля и зачем она вместе с Павлом Пятаковым приехала с востока Украины в Киев осенью 2015 года.

– Ольга, почему и когда вы решили отправиться в Украину?

– Я не раз была в Украине, но после начала войны в Донбассе и аннексии Россией Крыма впервые приехала сюда из Москвы в свой отпуск летом 2014 года, в Чернобыль. Я работала в ведомственном журнале концерна "Росэнергоатом", и мне было очень интересно сделать материал о Чернобыльской АЭС до того времени, как старый саркофаг накроют новым защитным сооружением. Совместно с работниками ЧАЭС я подготовила материал с обращением к российской интеллигенции, с призывом попытаться повлиять на правительство России и остановить то безумие, которое на тот момент уже разгорелось на востоке Украины. Эта небольшая публикация под заголовком "Вся надежда на вас простых людей". "Украинские ликвидаторы Чернобыльской аварии призывают простых российских людей выразить свой протест против войны" появилась в "Новой газете" 1 октября 2014 года.

Но в какой-то момент я осознала, что своими материалами на эту тему в российских СМИ я ничего не добьюсь. Такая деятельность совершенно бессмысленна. Причина проста. Тот читатель, который будет знакомиться с подобными публикациями, и без меня все прекрасно знает и понимает. А тот, мнение которого можно попытаться изменить, и необходимо это сделать, он не будет это читать. И я решила, что необходимо действовать меньше словом, больше – делом. Я отправилась в Украину, чтобы непосредственно принимать участие в боевых действиях не как журналист, а как участник событий. В марте 2015 года я нелегально пересекла границу. Обстоятельства сложились так, считаю, мне очень повезло, что я попала в Первый отдел разведки "Добровольческого украинского корпуса" "Правого сектора" (организация, запрещенная в России. – РС) под командованием "Лесника" – Олега Владимировича Мужчиля.

– А почему вы решили переходить границу нелегально?

– К тому времени уже была договоренность о том, что меня возьмут в одно из украинских добровольческих подразделений – "Легион РУН", в него в итоге я не попала. По этому поводу через социальные сети велась переписка, и не было уверенности, что ее не читают российские спецслужбы. В России пограничная служба входит в состав ФСБ, и уже были случаи, когда люди, направлявшиеся в украинские добровольческие подразделения, доезжали до границы, а дальше – отправлялись в тюрьму. И мне такой участи не хотелось.

– Когда вы оказались на территории Украины, вы сразу попали на базу "Правого сектора" под Харьковом?

– Да, под Харьковом базировалась разведгруппа ПС – одна из групп, принадлежавших к Первому отделу разведки.

– Примерно в это же время на базе "Правого сектора" под Харьковом была и россиянка Анастасия Леонова. Вы ее там не встречали?

– Я знаю, что она там появлялась, но мы с Павлом Пятаковым держались очень обособленно, практически ни с кем не общались. Соответственно, мы ее там, скорее всего, видели, но не были знакомы.

– А как вы попали к "Леснику"?

– Вот именно этот отдел разведки и возглавлял "Лесник". Это было непосредственно им созданное подразделение, и его бойцы подчинялись исключительно только ему. Повторюсь, так сложились обстоятельства, изначально была другая договоренность, не по моей вине она была нарушена. В подразделении "Правого сектора" я познакомилась и с Павлом Пятаковым, там меня представили "Леснику", и я была принята в группу. Ни в одной из крупных боевых операций нас не задействовали. "Лесник" говорил: "Своих людей по-дурному под пули не брошу!". Еще на базе мы подписали документ о сотрудничестве с ГУР (Главное управление разведки Минобороны Украины. – РС). Затем, в середине ноября 2015 года, нас перевели в Киев.

– С какой целью вас перевели и кто?

– Нас вызвали в ГУР МОУ и поселили на их конспиративной квартире, на проспекте Героев Сталинграда, а "Лесник" жил недалеко у своих друзей на улице Лайоша Гавро. В Киеве нас должны были подготовить к переброске на территорию Российской Федерации для агентурной работы.

– В итоге вас не готовили для этой миссии, а подбросили в киевскую квартиру гранаты и обвинили в том числе в незаконном хранении боеприпасов?

– Помимо все прочего – да, хотя это далеко не самое тяжкое обвинение, выдвинутое нам. Действительно, взрывчатку подбросили. К нам с Павлом в квартиру вломились бойцы спецназа СБУ "Альфа", произвели очень тщательный обыск, в том числе с участием служебной собаки. И сначала нашли одну гранату. А спустя пять дней после нашего ареста пришел хозяин квартиры, у которой она была или якобы была арендована, точно не знаю, и, как нам объясняют, чисто случайно он заглянул под ванну и нашел там еще две гранаты РДГ-5, на которых, кстати, так и не сумели найти отпечатки наших пальцев. Но их все равно приобщили к делу.

– Одна из версий, которая была обнародована в СМИ по вашему делу, – "межведомственные разборки" СБУ и ГУР МО?

– Думаю, что не стоит влезать в разборки спецслужб.

– В случае оправдательного приговора вас и Павла, очевидно, могут депортировать в Россию, где сразу же арестуют. Не пытались ли вы получить статус беженца в Украине?

– Такие попытки предпринимаются, но пока, на данном этапе, я столкнулась с тем, что, в частности, на мое заявление с просьбой о получении статуса беженца на том основании, что я – участник боевых действий в Донбассе, получено письмо от Миграционной службы Украины. В нем сообщается, что у меня нет "достаточных оснований опасаться преследования в Российской Федерации".

– В следственных изоляторах Киева вы провели полгода. Какие там были условия, пытки к вам применялись?

– Я не знаю, насколько можно назвать пыткой содержание в одиночной камере, затем в компании с весьма неприятным человеком. Пыток не было, не считая, что при задержании мне сломали пару ребер. Физического насилия не было. Моральные условия, особенно в СИЗО СБУ, были направлены на то, чтобы человека психологически сломать. Удается это или нет – зависит от человека.

– Расскажите немного о Павле, как он попал в Украину и чем занимался в России?

– Павел Пятаков приехал в Украину официально, то есть границу пересек легально. Он из Приморского края, из-под Владивостока. А в России он достаточно долго не дружил с правящим режимом, но я считаю, что подробно об этом говорить не очень корректно с моей стороны. Если будет возможность, Павел о своей судьбе расскажет сам. Я хочу лишь отметить, что те физические проблемы, которые он имеет со здоровьем, – следствие его несогласия с политикой российских властей. Сейчас он требует немедленной госпитализации. Медицина в СИЗО, где он все еще находится, не в состоянии обеспечить его необходимым лечением.

– У 32-летнего Павла Пятакова серьезные проблемы с речью, и мне говорили, что в Донбассе вы фактически были его переводчиком. Как с ним общались следователи?

– Я не так часто наблюдала процесс его общения со следователями, но он не настолько невнятно говорит, как это утверждается. Многие понимают его хорошо. Кто-то лучше, кто-то хуже, а я понимаю – свободно.

* * *

СМИ, ссылаясь на публикации в социальных сетях, где Павел фигурирует под ником "Белый-Европеец Росс", цитируют его интервью, которое он дал еще до ареста в Киеве некоему "журналисту, другу "Сармату". Пятаков, в частности, рассказывает: "Жил в РФ, в Приморском крае. У меня трое маленьких детей. Приехал в Украину, а точнее, вынужден был эмигрировать от преследований государственной тоталитарной машины, с которой боролся всеми доступными и недоступными средствами. Кроме того, я увидел в революции в Украине и в войне на украинском востоке свет в конце тоннеля для своего народа". Российская пресса пишет, что Павел – житель Владивостока, и ленты его аккаунтов в Facebook и "ВКонтакте" пестрят постами о национализме, а на личных фотографиях видны неонацистские знаки. По данным источников "АиФ-Приморье", терроризмом и национализмом в Приморье Павел Пятаков не занимался, а во Владивостоке привлекался по статьям о наркотиках".

О серьезных проблемах со здоровьем у Павла говорит и его киевский адвокат Петр Мищенко (он будет также защищать в Голосеевском суде Ольгу Шевелеву и супругов Валерия и Елену Кукелей):

– Павел – инвалид третьей группы. При задержании СБУ у него были изъяты подтверждающие это документы. Без специальных медикаментов он может просто умереть. У Пятакова была очень серьезная черепно-мозговая травма, ему делали операцию. На данный момент у Павла в СИЗО диагностирован перелом кисти руки, это произошло в результате приступа эпилепсии.

– Почему его не выпустили из СИЗО вместе с другими тремя обвиняемыми по делу "Лесника"?

– Логика здесь проста. Женщин освободили, а мужчины остаются под стражей. Нам удалось добиться обследования Павла Пятакова в Институте нейрохирургии, и там подтвердили, что он серьезно болен. Эти документы неоднократно предоставлялись и суду, и в пенитенциарную службу.

– Будет ли на процессе в Голосеевском суде шестой обвиняемый по делу "Лесника" – харьковчанин Валерий Вишневецкий, которому инкриминируют закладку взрывчатки в Харькове у помещений Киевского райсуда и магазина Roshen (Roshen – кондитерская корпорация президента Украины Петра Порошенко. – РС)?

– Дело в отношении Вишневецкого выделили в отдельное производство, отправили его в Харьков, и на данный момент там уже происходит судебное разбирательство. Конечно же, он должен быть допрошен и в рамках разбирательства в Голосеевском суде. Без его показаний киевский процесс не будет целостным и объективным. В общем-то, из-за действий Валерия Вишневецкого в Харькове и произошла спецоперация СБУ, в результате которой были задержаны в Киеве трое россиян и двое украинцев.

– Вашим подзащитным инкриминируют участие в террористической группе, попытку совершить теракт и незаконное хранение оружия. Есть ли в материалах дела конкретные доказательства их вины?

– На данный момент всем фигурантам вручены обвинительные акты. Общая позиция защиты – в их действиях отсутствует состав преступления. Нет никаких доказательств их участия в террористической группе и подготовке к терактам. Отмечается лишь, что террористические акты якобы готовились, но где, когда, с использованием каких средств – ничего этого нет.

– Как надолго может затянуться судебный процесс?

– Учитывая объем томов дела (около двадцати. – РС), число участников и количество свидетелей, думаю, что слушаться оно будет не менее года. Однако не факт, что Голосеевский суд, рассмотрев обвинительные акты, услышав стороны обвинения и защиты, не посчитает необходимым отправить это дело на доработку.

* * *

О руководителе группы – "Леснике", Олеге Мужчиле, убитом в минувшем декабре во время спецоперации СБУ, достаточно много противоречивой информации. В частности, утверждается, что он занимал одно из первых мест в расстрельных списках так называемой "Донецкой народной республики". В Службе безопасности Украины его называли агентом российских спецслужб, а соратники "Лесника" говорят, что он любил Украину, был идейным революционером, буддистом и его боялись украинские власти.

Олег Володарский

Олег Володарский

​Правозащитник, генеральный директор юридической компании "Спадщина-Капитал" Олег Володарский, который со своей командой юристов и адвокатов защищает фигурантов дела "Лесника", ответил на вопросы Радио Свобода.

– Во время штурма квартиры Валерия и Елены Кукелей на Оболони – спальном районе Киева – погибли офицер спецподразделения "Альфа" Андрей Кузьменко и сам Олег Мужчиль. Вы считаете, что "Лесника" пришли не задерживать, а специально убивать. На чем основывается ваше убеждение?

– Это было убийство, а если говорить точно – двойное убийство, поскольку в результате плохо подготовленной спецоперации погиб и подполковник "Альфы" Андрей Кузьменко. Обычно таким спецоперациям предшествует переговорный процесс с человеком, который находится в помещении. Но его не было. И самое страшное, что в этот момент в квартире находились Елена Кукель и ее шестилетний сын Богдан. Перед этими событиями хозяин квартиры Валерий Кукель уехал в командировку. И "Лесник" наблюдал из окна квартиры, как возвращающегося домой Валерия незаконно задерживали. Его избивали, потом вызвали для него скорую, заставили позвонить находившейся в квартире жене Елене Кукель, чтобы она открыла двери.

У "Альфы" был не один, а два захода. Сначала "альфовцы" открыли огонь, Мужчиль отстреливался. В свое время он был инструктором в учебном центре "Десна" Сухопутных войск ВС Украины, обучал там стрелять солдат, затем занимался огневой подготовкой в "Правом секторе". Конечно же, у него было боевое оружие, поскольку он работал на ГУР МОУ. Так вот, в первый заход "Альфы" погиб Кузьменко, Мужчиль ранил их второго бойца и был ранен сам. Прозвучало по 5-6 выстрелов с одной и другой стороны. "Лесник" находился рядом с ребенком, возле которого просвистели пули, и хрипящим голосом обратился по телефону к Валерию, чтобы тот передал "альфовцам", что готов сдаться. Они все же довели задуманное до конца и добили свою жертву во время второго захода. В теле Олега Владимировича, согласно данным экспертизы, было обнаружено 23 пули.

– А какова судьба ребенка, пострадал ли он в ходе этой спецоперации?

– Богдан не пострадал, он попал в приют, и его отдали матери Елене Кукель после того, как она вышла из СИЗО. По решению суда, в Единый госреестр внесено уголовное дело о незаконном допросе шестилетнего ребенка. Один из следователей по делу "Лесника" указал в документах, что Богдану не 6, а 16 лет. По этому факту возбуждено уголовное дело. Во время второго захода "альфовцы" забрали из квартиры Елену Кукель и ребенок находился рядом с умирающим "Лесником". Мы добились возбуждения четырех уголовных дел, но по ним ни Генеральная, ни военная прокуратура не делают ничего. Одно из дел возбуждено по факту издевательства над супругами Кукелями – Валерия возили в полицейской машине голым, а Елену в тапочках и халате продержали в машине около часа, когда на улице был сильный мороз. В квартире Кукелей адвокаты нашли 12 или 14 гильз от патронов незаконного обращения, они пробивают любые бронежилеты, и использовать их при подобных спецоперациях спецслужбы не имеют права. И по этому поводу и по факту убийства "Лесника" также возбуждены уголовные дела.

– Уточните, какие обвинения предъявлены Валерию и Елене Кукелям, которые, согласно материалам следствия, давно знали "Лесника"?

– Их обвиняют в терроризме, незаконном хранении оружия. Валерия Кукеля только сейчас присоединили к общей группе по делу "Лесника" (Анастасия Леонова, Ольга Шевелева, Павел Пятаков и Елена Кукель. – РС), а Елене Кукель, кроме всего прочего, инкриминируют и соучастие в убийстве лица, представляющего интересы государства.

– Кого конкретно?

– Речь идет о погибшем бойце "Альфы" Андрее Кузьменко. Следствие считает, что она очень артистично, в течение нескольких секунд, изогнулась таким образом, что в Кузьменко попала пуля, и якобы Елена это сделала по договоренности с Олегом Владимировичем. Мне показалось, что следственное управление СБУ и военная прокуратура допустили большую ошибку, удовлетворив нашу просьбу о суде присяжных. Они обвинили Елену Кукель в тяжком преступлении, что дает нам право подвергнуть обвинение сомнению в суде присяжных.

– Олег Мужчиль работал на ГУР МОУ официально или же сотрудничал негласно?

– Нет, он работал легально. У меня есть соответствующие документы. Фигуранты дела "Лесника" Шевелева и Пятаков, которых сотрудники СБУ задержали на другой квартире, это также подтверждают. Все они легально работали на украинскую разведку. Хочу отметить, что у "Альфы" не было ни одного документа, который бы давал им право проводить спецоперацию по задержанию группы "Лесника". У меня, у адвокатов есть подозрение, что "Альфу" использовали "втемную". Нам не показали конфискованное оружие, показали только опечатанный мешок, но некоторые сотрудники СБУ из этого "арсенала" опознали перевязанный изолентой боекомплект, который до этого уже фигурировал в двух или трех задержаниях.

– А правда, что следствие считает Валерия Кукеля финансистом группы "Лесника" и ему было предъявлено, в частности, обвинение в финансировании терроризма?

– Нет, это неправда. Мы этого в материалах следствия не видели. Хочу внести уточнение относительно россиян: Шевелева и Пятаков действительно входили в группу "Лесника" и с ними были подписаны документы относительно сотрудничества с ГУР МОУ, а Леонова вообще посторонний, случайный человек. Кому-то нужно было создать диверсионно-разведывательную группу – ДРГ, террористическую группу, призванную делать неприятности Украинскому государству. Но такой группы не существовало, то есть эти обвинения патовые.

– Сразу после спецоперации в Киеве, в декабре 2015 года, СБУ обвинила Олега Мужчиля в государственной измене, в сотрудничестве с ФСБ РФ.

– Ни одного убедительного факта по этому поводу они не предоставили. У нас есть подтверждение в обратном. Его очерняют лишь с одной целью – чтобы скрыть то, что Олега Владимировича, как кажется всем друзьям и соратникам "Лесника", заказали из Российской Федерации. Там о нем было очень много информации, в России знали, что он делает, какие создает спецподразделения, и очень многие сотрудники и ГУР МОУ и СБУ говорят, что у нас, в Украине, больше нет такого уровня профессионала-разведчика, каким был Олег Владимирович. Он – разведчик в третьем поколении. У него и отец, и дедушка работали в военной разведке. Я год занимаюсь этим делом. Хорошо изучил все его аспекты и человеческий фактор Олега Мужчиля.

Он руководил буддистской общиной в то еще время, когда Виктор Янукович был еще губернатором Донецкой области, выиграл у него дело о буддистском ордене в Верховном суде. Олег Владимирович добился, чтобы в Украине смогли открыть буддистский монастырь, и построил его своими руками.

– Многие соратники Ольга Мужчиля проводят параллели между его убийством и убийством в марте 2014 года активиста "Правого сектора" Александра Музычко (Саши Белого). Вы считаете дело "Лесника" политическим?

– Конечно. Как только Саша Белый и как только "Лесник" осознали, что наша страна развивается не по украинскому сценарию, они оба начали об этом говорить вслух. И так же, как случайно, в кавычках, при задержании убили Белого, точно так же и погиб "Лесник". И одного, и второго героев Украины обильно облили грязью. У тех, кто это сделал, нет офицерского достоинства. Но не у всех. Хороший друг "Лесника" и Белого, который был на Майдане, подполковник "Альфы" СБУ Андрей Дубовик уволился из Службы безопасности Украины "в знак несогласия с сепаратистскими настроениями в подразделении и в знак протеста против убийства патриота Украины "Лесника". Глава СБУ Василий Грицак отказался выплачивать ему пенсионные деньги, выходное пособие и пособие по инвалидности. И только после того, как мы начали судебные мероприятия, деньги ему стали резко выплачивать.

– Вы сказали, что "Лесника" убили неслучайно. Он представлял угрозу украинским властям после того, как заявил, что необходимо бороться не только с внешним, но и с внутренним врагом?

– Я подтверждаю слова Олега Мужчиля, что в первую очередь мы страдаем от внутреннего врага. И как только у нас исчезнет внутренний враг, у нас не будет проблем на внешнем периметре государства. Из-за этого нация очень сильно страдает, почти каждый день люди погибают на войне. Мужчиль понял, что наши силовые структуры и правоохранительные органы возглавляют враги государства. Интересно, что накануне убийства Олега Мужчиля в ГУР МО поменяли начальника Департамента внешней разведки. На эту должность был назначен выходец из СБУ. И примерно в это же время судьба "Правого сектора" оказалась под большим вопросом, его глава (Дмитрий Ярош заявил о сложении с себя полномочий руководителя ПС 11 ноября 2015 года. – РС) ушел в отставку, и кто-то должен был его возглавить. Очень многие понимали, что большинство членов ПС поддержат Олега Мужчиля, и при этом был кадровый конфликт в Министерстве обороны после назначения туда человека из СБУ. Думаю, что это было политическое, заказное убийство. И след России в этом деле также нужно рассматривать, потому что "Лесник" был невыгоден всем без исключения.

– А где похоронено тело Олега Мужчиля?

– В Печерском райсуде Киева находятся сейчас два наших заявления относительно незаконного захоронения Олега Владимировича. Его похоронили без нас, хотя прекрасно знали, что мы представляем интересы покойного. К тому же при захоронении они нарушили буддистский ритуал. Даже после смерти власти боятся "Лесника". Они опасаются, что похороны "Лесника" превратятся в масштабную манифестацию. Нам говорят, что якобы его похоронили на Северном кладбище Киева, но скорее всего, это захоронение – манипуляция, тела там нет. Думаю, что в истории, связанной с гибелью "Лесника", замешаны первые лица государства.

9 декабря 2015 года в период с 20 до 22 часов погибает Олег Мужчиль, а на следующий день с 15 до 16 часов Петр Алексеевич Порошенко награждает медалями "альфовцев", участвовавших в этой спецоперации. Эту группу спецназа специально сделали соучастниками данного преступления. Патриотические силы, люди, которые понимают, что происходит в стране, что нами руководят из России и никакой Порошенко не управляет нашей страной, и есть ставленники РФ, которые фактически руководят нашим государством. Из-за этого мы очень страдаем, поэтому они очень, конечно же, боятся похорон "Лесника", поскольку понимают, что соберутся действительно побратимы, и их очень много.

– В феврале этого года на доме, где был убит "Лесник", его соратники установили барельефную доску с его изображением. Сейчас ее там уже нет?

– СБУ сработала моментально, и работники коммунальных служб ее срезали, но есть еще одна. Барельефная доска с изображением Александра Белого и Олега Мужчиля с надписью "Героям-революционерам, убитым за правду" установлена у постамента, где до "революции достоинства" стоял памятник Ленину, на пересечении Крещатика и бульвара Шевченко, напротив Бессарабской площади. Эту барельефную доску боятся трогать. Основная задача группы "Лесника" – адвокатов, правозащитников, друзей, тех, кто воевал с ним, – добиться, чтобы один из скверов или одну из улиц в Киеве назвали в честь Олега Мужчиля.

Прокурор Генеральной прокуратуры Украины Виктор Кравчина (будет представлять на процессе по делу группы "Лесника" сторону обвинения) заявил 18 октября Радио Свобода :

-– Суд, объективно взвесив все за и против, даст оценку всем доказательствам и материалам досудебного расследования, которые фигурируют в почти двадцати томах этого дела. Следствие в общей сложности продолжалось восемь месяцев, и мы надеемся, что на процессе будет доказана вина обвиняемых. Адвокатами заявлено ходатайство о предоставлении суда присяжных (поскольку одной из обвиняемых Елене Кукель инкриминируют соучастие в убийстве офицера "Альфы" Андрея Кузьменко, погибшего в декабре 2015-го во время спецоперации по задержанию группы "Лесника", по этой статье ей может грозить пожизненное заключение. – РС), а это может существенно затянуть судебный процесс. Могу сказать, что россиянка Анастасия Леонова была связана с ликвидированным "Лесником" и, по данным следствия, должна была контактировать с высокопоставленными украинскими лицами для сбора интересующей его информации. В материалах дела речь не идет о том, что "Лесник", он же Олег Мужчиль, был агентом российских спецслужб, следствие никогда не утверждало, что это российская диверсионно-разведывательная группа. Шестого обвиняемого – Валерия Вишневецкого действительно уже судят в Харькове. В киевской группе он не значится, поскольку у него были отдельные задачи. Если сторона защиты посчитает необходимым, то его могут вызвать для допроса на процесс в Голосеевский райсуд.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG