Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Украинская жена для доброго самаритянина


Члены самаритянской общины совершают паломничество на вершину святой горы Гризим

Члены самаритянской общины совершают паломничество на вершину святой горы Гризим

33-летний Рафи Данфи готов жениться. У Рафи есть собственное жилье, машина и хорошая работа в крупной телекоммуникационной компании в Израиле, но он долго не мог отыскать себе невесту. Это обычное явление для мужчин из общины самаритян, немногочисленной этнорелигиозной группы, живущей на Ближнем Востоке по строгим библейским правилам. Данфи в конце концов нашел решение – он принялся искать украинскую невесту.

Самаритяне не имеют права заключать браки вне пределов своей общины, и вокруг них просто недостаточно женщин, с которыми можно было бы связать судьбу. С 2006 года десять самаритянок сменили веру и покинули общину. Мужчинам-самаритянам разрешено жениться на израильтянках, а в последние годы – и на христианках, принявших самаритянские традиции. Самаритяне живут в пригороде Тель-Авива Холоне; еще одно их селение, известное особой строгостью традиций - Кирьят-Луза, расположено у подножия святой горы Гризим.

"На десять девчонок по статистике – девять ребят" – это верно для Украины, в этой стране количество женщин превышает число мужчин

Рафи влюбился в 21-летнюю студентку музыкального колледжа, с которой познакомился в интернете. Если все пойдет хорошо, она станет седьмой девушкой из Херсона, которая приедет в Гризим. Этот украинский портовый город неожиданно дал древней общине шанс выжить. Насчитывавшее прежде миллионы последователей религиозное движение самаритян к двадцатым годам прошлого столетия превратилось в секту из сотни человек, говорит активист общины Бенни Седака. Самаритяне смогли сохранить себя лишь благодаря традициям многодетности и женитьбам на женщинах, принимавших их веру и обычаи.

Сегодня община насчитывает примерно 800 человек; благодаря нескольким женщинам из Израиля, Украины и Азербайджана, связавшим свои жизни с самаритянами, ее численность продолжает медленно, но неуклонно расти. Для Рафи Данфи, впрочем, все это не имеет значения, потому что на кону – его собственная судьба. "Между нами вспыхнула любовь", – говорит он, ссылаясь на переписку со своей избранницей, чье имя предпочитает не называть. На дисплее его мобильного телефона – сообщения на русском языке, которые Данфи усердно пытается понять с помощью Google-переводчика, и эмодзи в виде сердечек.

Рафи Данфи верит, что нашел свою любовь в далекой северной стране

Рафи Данфи верит, что нашел свою любовь в далекой северной стране

Понятие "самаритянин" ("самарянин") известно во всем мире благодаря популярной евангельской притче о бескорыстной помощи попавшему в беду человеку со стороны случайного прохожего – представителя этнической группы, членов которой евреи не признавали единоверцами. Библейский термин "Добрый Самарянин" ("Добрый Самаритянин") используют многие благотворительные организации. Самаритяне считают себя потомками жителей Израильского царства, имя последней столицы которого – Самария – дало название их общине и территории, на которой они обитают. Самаритяне исповедуют своеобразную версию иудаизма, об особенностях которой продолжаются теологические споры. Как и иудеи, в середине октября самаритяне отмечают суккот, праздник сбора урожая, знаменующий окончание сезона сельскохозяйственных работ. Встречая суккот, самаритяне украшают гостиные своих домов пальмовыми листьями, ветками мирта и ивы, побегами цитрусовых плодов.

В праздничный день Александра Красюк привела своих троих детей в гости к их бабушке, своей свекрови, и они все, устроившись на диванах, лакомились шоколадом и любовались нарядным убранством комнаты. В 2003 году бизнесмен Вадах Коэн, листая каталог брачного агентства, увидел фотографию Александры – Красюк тогда училась менеджменту в Херсоне. В свои 40 лет Коэн все еще был одинок. Двое его братьев родились глухими – как полагают врачи, от последствий кровосмешения.

Коэн обратился к своему дяде, ныне уже покойному раввину Бен-Амраму Коэну, в надежде получить благословение на женитьбу, чтобы покончить со своей холостяцкой жизнью, а заодно способствовать увеличению числа самаритян. "На десять девчонок по статистике – девять ребят" – это верно для Украины, в этой стране количество женщин превышает число мужчин. После распада Советского Союза многие украинки в погоне за счастьем выходят замуж за иностранцев.

Меня зовут Александра, я живу в общине самаритян уже семь лет, и у меня все хорошо

Красюк говорит, что Коэн создан именно для нее: "Вадах – серьезный мужчина с большими планами на будущее и тягой к семейной жизни". Прежде Красюк ничего не знала о самаритянах и их традициях, до того, как переехала в элегантный каменный дом, стоящий на единственной в селении Кирьят-Луза улице. А ее новая семья пыталась понять молоденькую блондинку из Украины, не говорившую ни на одном из принятых у самаритян языков. "Она была как куколка", – вспоминает Шурук, племянница Александры.

Со временем Красюк выучила иврит и арабский, приспособилась к местным обычаям. Один из них – отстранение женщины от общества на время ее регулярных "критических дней" и после рождения ребенка; такая изоляция длится 40 дней после рождения мальчика и 80 дней после появления на свет девочки. Все это сильно отличается от привычных Александре украинских традиций. Но пока мать находиться в изоляции, ее семья заботится о ребенке и опекает его. Несмотря на непривычный образ жизни, Красюк чувствует себя своей в самаритянской общине: "Ты не чувствуешь себя одиноким, наоборот, являешься частью большой семьи. В Украине мне этого не хватало, у меня нет брата или сестры, только отец и мать, а тут полный дом народу".

Александра Коэн (в девичестве Красюк) с близнецами на пороге дома своей свекрови

Александра Коэн (в девичестве Красюк) с близнецами на пороге дома своей свекрови

Через семь лет 52-летний Азам Алтиф также решил поехать в Украину попытать судьбу в поиске любви. В течение месяца брачное агентство организовало ему 17 встреч с потенциальными невестами. Но внимание Азама привлекла подруга предоставленной агентством переводчицы, 23-летняя Алла Евдокимова, работавшая барменом. Они сблизились, и Алтиф показал своей избраннице написанное Красюк его будущей неизвестной жене письмо с ярким описанием особенностей жизни в самаритянской общине. По словам Евдокимовой, это письмо помогло ей принять решение: фраза "Меня зовут Александра, я живу тут уже семь лет, и у меня все хорошо" добавила уверенности. Неделю спустя Азам и Алла поженились, чтобы отправиться в селение Кирьят-Луза.

Она уже добавила в список своих друзей в Facebook 80 самаритян. Это не то, что раньше, когда, если ты хотел жениться на украинке, обязательно приходилось обращаться к помощи посредников

Теперь они воспитывают двоих детей. Алла овладела местными языками и открыла салон красоты в соседнем палестинском городе Наблусе. "Азам – мужчина с большим сердцем и прекрасным характером, он делает все, чтобы я и мои дети были счастливы", – рассказывает она. И Азам счастлив со своей семьей: "Когда я был холост, то временами мне казалось, что в своем доме я готов разговаривать со стенами". Несмотря на то, что Алле живется теперь прекрасно, она не забывает про своих оставшихся на родине родственников. Проблема в том, что они – из Крыма, два с половиной года назад аннексированного Россией. Недавнюю встречу с отцом и братом Алле пришлось организовывать за пределами полуострова.

Евдокимова привыкла к жизни на Ближнем Востоке и теперь с радостью помогает новым приезжим освоиться. Две ее подруги вышли замуж за самаритян; более того, именно Алле довелось лично познакомить Рафи Данфи с той самой девушкой, которую он полюбил после переписки в интернете. Однако не все у самаритян так просто. Старейшина общины Хусни Коэн озабочен тем, что иностранки могут развестись и уехать, забрав с собой детей. Владелец одного из израильских брачных агентств, работающих на Украине, прекратил сотрудничество с самаритянами, поскольку, по его мнению, замкнутость общины и ее религиозные традиции "подавляют женщин".

Впрочем, брак с иностранками может стать для самаритян обычным делом, поскольку они сами соединяют в себе два мира – имеют израильские и палестинские документы, говорят на двух языках, и в каждом из этих языков у них есть свои имена. Джамел Коэн, владелец единственной в Кирьят-Лузе винной лавки, которая предлагает товары и самаритянам, и израильским поселенцам, и палестинцам, говорит, что украинки его приятно удивляют. По словам Джамела, иностранки изменили мужчин-самаритян к лучшему: кое-кому прежде не везло в работе, да и в жизни в целом; Азам, вон, регулярно стал посещать синагогу и часто устраивает домашние обеды для всей общины.

Свадебный альбом семьи Алтиф

Свадебный альбом семьи Алтиф

По соседству с семьей Алтифа Рафи Данфи уже готовится принимать свою возлюбленную, обустраивая гнездышко поуютнее. Гостиная радушно встречает гостей бежевыми мягкими диванами и благоухающими композициями из свежих фруктов – в честь праздника суккот. В соседнем городе Ариэле Рафи подыскивает для будущей жены курсы иврита. "Она уже добавила в список своих друзей в Facebook 80 самаритян, – делится он своей радостью. – Это не то, что раньше, когда, если ты хотел жениться на украинке, обязательно приходилось обращаться к помощи посредников".

Недавно невеста Рафи задала вопрос о его прежних романтических увлечениях. Данфи ответил, что встречался с одной израильтянкой, но семьи не получилось из-за отказа девушки переехать на Западный берег. Интернет-диалог в тот момент на несколько минут замер, рассказывает Данфи. Наконец, с помощью Google-перевода он оборвал тишину: "Я забыл свою прежнюю любовь, потому что только ты – смысл моей жизни". "Я не смог сдержать слез, – вспоминает Данфи. – Да и моя возлюбленная тоже".

Перевод Анны Баженовой. Оригинал статьи вы можете найти здесь

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG