Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу бывшего тольяттинского участкового Алексея Мумолина, уволенного за публичную критику полицейской системы. Теперь Страсбургский суд выяснит, было ли нарушено право Мумолина на свободу слова. Адвокат Мумолина Ильнур Шарапов сказал Радио Свобода, что это единственная жалоба в ЕСПЧ на запрет критики от российского полицейского. Возможное решение ЕСПЧ в пользу Мумолина поставит под сомнение закон, запрещающий полицейским высказывать свое мнение о деятельности государственных органов и их руководителей.

В 2009-м майор МВД Алексей Дымовский выступил с видеообращением к председателю правительства России Владимиру Путину и рассказал о фабрикации уголовных дел, "плане" по раскрытию преступлений, хамстве и самодурстве со стороны полицейского начальства. После этого несколько сотрудников МВД записали и выложили в интернет похожие обращения. В том числе старший участковый Тольятти Алексей Мумолин. Он публично рассказал о “палочной системе” и бюрократии в МВД. “Руководство делает из участковых быдло”, – заявил Мумолин в видеоролике. И добавил, что полицейские должны работать в интересах граждан, а не своего начальства. Ролик смелого полицейского вызвал большой общественный резонанс. Руководство предупредило Мумолина о неполном служебном соответствии, затем он получил строгий выговор. Потом Мумолин провел одиночный пикет, после которого его уволили из органов. Мумолин обжаловал решение об увольнении в судах. "Подобные выступления наносят вред репутации органов внутренних дел, так как в обществе может сложиться мнение, что милиция не способна решать внутренние конфликты, не способна обеспечить сотрудников средствами, необходимыми для исполнения возложенных на них задач", – написано в решении Автозаводского районного суда Тольятти от 10 июня 2010 года.

В кассационной инстанции суда Мумолину также отказали в восстановлении на работе. Конституционный суд, напротив, поддержал Мумолина, признав за полицейскими право публично рассказывать о нарушениях в системе МВД. Несмотря на это, Мумолина не восстановили на службе.

Бывший полицейский ждал коммуникации жалобы в ЕСПЧ несколько лет. В интервью Радио Свобода Мумолин рассказал, что положительное решение европейского суда может морально поддержать других полицейских, осмелившихся выступать против системы

Алексей Мумолин

Алексей Мумолин

-В 2009 году многих очень удивило, что полицейские посмели вынести сор из избы. Вас называли "диссидентами в погонах". Эксперты рассуждали, к чему приведет “эффект Дымовского”, предрекали массовые протесты сотрудников МВД. Как вы думаете, вы добились какого-то результата или ваш решительный поступок оказался напрасным?

Власть должна сама с собой разобраться, а не искать внешних врагов

– Я записал свое обращение в тот период, когда в обществе было ощущение, что приоткрылось маленькое окошко в свободный мир. Мы думали, что идем в сторону демократии и европейских ценностей. Нам казалось, что власть нас услышит. Были тогда у народа такие надежды. Я выложил ролик не для того, чтобы подорвать систему. Я хотел улучшить работу правоохранительных органов. Я рассказал о реальных фактах, защищал интересы всех людей. Мне казалось, что от беззакония в полиции страдают в первую очередь граждане. Мне было за державу обидно. Но меня уволили из органов внутренних дел за "поступок, порочащий честь сотрудника милиции". В МВД после наших выступлений ничего не изменилось. Даже хуже стало, потому что теперь Россия забаррикадировалась от остального мира. Прикрылась лазейка в свободный мир. Оказалось вдруг, что все вокруг хотят нам зла. Но Европа нам не враг, и Америка тоже. Я считаю, что власть должна сама с собой разобраться, а не искать внешних врагов.

– Почему вы подали жалобу в ЕСПЧ? Надеялись, что вас восстановят в полиции?

– С адвокатами “Агоры” мы прошли все инстанции, кроме Верховного суда. Конституционный суд встал на мою сторону, но обратно в полицию меня не взяли. В ЕСПЧ я подал жалобу, чтобы сделать все возможное для своей защиты. Еще хотел привлечь внимание к нарушению права сотрудников МВД на свободу слова. В октябре этого года я узнал, что мою жалобу приняли. Я не собираюсь работать в полиции. Но если суд по правам человека встанет на мою сторону, то справедливость в какой-то мере будет восстановлена. У полицейских может и должна быть своя гражданская позиция. Полицейские обязаны иметь возможность рассказать обществу правду, если их жалобы не будут услышаны внутри МВД.

– Почему выступления сотрудников МВД в 2009–2010 годах так печально закончились? Вас недостаточно поддержали коллеги и общество?

На словах меня поддержали многие люди. И коллеги, которые прекрасно знают, как в самом деле обстоят дела в МВД. Но эти самые коллеги приходили в суд, смотрели в мои глаза и свидетельствовали против меня. Говорили, что я выдумываю, а полиция работает без нарушений. Сегодня (беседа проходила 4 ноября. – РС) праздник народного единства, но я не чувствую никакого единения. Единство и поддержка не в нашем менталитете.

Единение и поддержка не в нашем менталитете

Одно дело выйти по приказу начальников, как стадо овец, и кричать “ура”. А к настоящему объединению народ не способен. Наверное, потому что люди загнаны в угол, каждый выживает как может. Нет в народе протестных настроений. Одиночки могут возмутиться, но им быстро прикрывают рот.

– Вы с Алексеем Дымовским хотели создать организацию “Белая лента”. Не получилось?

Была идея создать организацию наподобие Общественной палаты. Мы хотели заниматься реформированием МВД и устанавливать доверительные отношения между гражданами и полицией. Но демократические настроения в обществе исчезли, провалился фундамент для нашего движения. Народ впал в апатию, живет потихонечку каждый своими интересами. Кроме того, я не общественник и не политик. Общественная работа требует много времени и сил. А мне надо было начинать с нуля после увольнения из органов. Я должен был искать работу, кормить детей. У меня их трое. Было тяжело первое время, потом создал свой бизнес, ремонтирую автомобили. Сейчас я работаю с утра до ночи без выходных, чтобы прокормить семью.

– С Алексеем Дымовским поддерживаете отношения?

Иногда переписываемся в интернете. Он тоже разочаровался в политической борьбе и общественной деятельности.

– И все же сейчас полицейские иногда действуют вопреки стереотипам. Например, Федор Объедков, бывший глава отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УВД по САО ГУ МВД РФ по Москве, отказался задерживать людей на месте спорной стройки в парке "Дружба". Местные жители почти год протестуют против строительства в парке спортивного комплекса. Объедкова уволили за нарушение служебной дисциплины.

Какие-то честные люди в органах остались. Не думаю, что те, кто был уволен, смогут вернуться в систему МВД. А если смогут, то долго там им не продержаться. Надеюсь, коммуникация моей жалобы в ЕСПЧ морально поддержит этих людей, – сказал Алексей Мумолин.

В 2009 году бывший сотрудник ГИБДД Вадим Смирнов обратился в интернете к новому начальнику ГУВД столицы Владимиру Колокольцеву. Он рассказал о нарушениях закона в службе ДПС Москвы. “Вся эта показуха с палочной системой привела к тому, что инспекторы ДПС не могут в полной мере заниматься своими профессиональными обязанностями, то есть обеспечивать безопасность дорожного движения и бесперебойное движение транспорта в городе”, – публично сказал Смирнов. Его уволили до размещения ролика. Официальная причина – сокращение, но Смирнов уверен, что его убрали, потому что он вступил в независимый профсоюз полицейских. Вадим Смирнов узнал от Радио Свобода, что жалобу Мумолина принял ЕСПЧ.

Надо было мне тоже тогда подать жалобу в ЕСПЧ. Сейчас, к сожалению, уже поздно. Я дошел до Верховного суда, но меня не восстановили на работе, хотя я был единственным кормильцем в семье. Аргументы моего адвоката никто даже не пытался слушать. Суд был похож на цирк. Я еще тогда понял, что рассчитывать не на что: суды работают по указке сверху. Сейчас в полиции ситуация стала еще хуже. В последние годы неугодных полицейских убирают, и жаловаться бесполезно. Самые лучшие сотрудники из правоохранительных органов уходят, потому что понимают, что изменить ничего нельзя. Они видят: нет надежды, что полиция будет работать в соответствии с законом.

Самые лучшие сотрудники из правоохранительных органов уходят, потому что понимают, что изменить ничего нельзя

В остальном все по-прежнему,: инспекторы должны любой ценой повышать количество обнаруженных нарушений, делать вид, что работают. Несогласных выдавливают с работы. Но большинство, конечно, молчит, потому что у всех дети и ипотеки. Трудоустроиться бывшим полицейским сложно, особенно если они живут в регионах. У меня сейчас все хорошо. После увольнения я быстро нашел работу персональным водителем. Мне иногда в лицо говорят, что все полицейские "оборотни в погонах". На такое мнение я не обижаюсь, потому что у людей есть основания не очень хорошо относиться к полицейским. Но рядовой сотрудник МВД защищен от беззакония не больше обычных граждан, – сказал Вадим Смирнов.

В июне этого года инспектор ГИБДД Андрей Ласкин на своей странице в социальной сети "Одноклассники" выложил видеоролики задержания пьяных водителей: сотрудника отдела правового обеспечения УМВД по Нижневартовску Артура Шарапова и врача, допускающего пилотов к полетам, Сергея Бухарова.

На видеозаписи Шарапов дышит в алкотестер и тот показывает цифру, в четыре раза превышающую допустимую погрешность. Бухаров пытается "договориться" с инспектором, потом выходит из машины, с трудом передвигая ноги. Бухарова и Шарапова не лишили водительских прав. Ласкин утверждает, что вышестоящее руководство изъяло протоколы и доказательства вины этих людей. После того как Ласкин выложил видеоролик, его уволили за разглашение информации служебного характера без согласования с руководством. В интервью изданию "Газета.ру" сотрудник УМВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу Ольга Абмайкина подтвердила увольнение Ласкина. По ее словам, Ласкин копировал служебные материалы и хранил их у себя с неясной целью. Она сказала, что инспектор вообще не доносил до руководства административные протоколы и видеозаписи. Однако нижневартовский городской суд в сентябре восстановил Андрея Ласкина в должности. Об этом Ласкин рассказал Радио Свобода:

Сейчас я в отпуске. УМВД подало аппеляцию на решение городского суда. Но я буду бороться дальше, дойду до ЕСПЧ. Случаев, когда высокопоставленные нарушители уходят от наказания, намного больше, чем я смог зафиксировать. Когда я устраивался на работу в ГИБДД, обещал работать честно. Ничего никогда не слышал об Алексее Мумолине, но надеюсь, что ЕСПЧ вынесет решение в его пользу. Полицейский должен иметь право безнаказанно рассказывать обществу о нарушениях закона в МВД. Прежде чем выложить ролик, я пытался объяснить своему начальству, что бороться с коррупцией в МВД нужно не только на словах. И понял, что бесполезно добиваться правды внутри системы.

Комментарий о коммуникации жалобы Алексея Мумолина в ЕСПЧ дал председатель независимого профсоюза работников полиции Михаил Пашкин:

Я хорошо помню историю Алексея Мумолина и рад, конечно, что ЕСПЧ принял его жалобу. Впрочем, тот факт, что Конституционный суд РФ встал на сторону Мумолина в 2011 году, ничего не изменил. Мумолина на работе не восстановили, других полицейских-правдорубов, насколько мне известно, тоже. Реакция власти на обращения Дымовского и его последователей привела только к тому, что честных полицейских в системе МВД почти не осталось. Полицейских увольняют, даже когда узнают, что они вступили в наш профсоюз. Сейчас любая попытка полицейских защитить свои права жестко пресекается, – сказал Михаил Пашкин.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG