Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые закон и руководство – старые проблемы


Виталий Мутко (слева) и Павел Колобков

Виталий Мутко (слева) и Павел Колобков

Что нового ждать от поправок в Закон о спорте РФ? Что стоит за переменами в руководстве российского спорта? Почему стройка стадиона "Зенита" – позор на весь мир?Эти вопросы задают читателям авторы публикаций на спортивные темы в российской прессе.

* * *

Корреспондент газеты "Спорт-Экспресс" Анна Марьянчик пишет о грядущих поправках в Закон о спорте РФ.

В России вскоре будут приняты существенные поправки в Закон о спорте, которые поставят допинговые преступления в один ряд с уголовными. Законопроект делался по аналогии с Италии и Германии, но у нашего варианта есть заметные отличия от зарубежных аналогов.

Совсем скоро тренеры и весь персонал, работающий со спортсменами в нашей стране, встанут перед угрозой сесть в тюрьму после любого допингового прокола. Законопроект, который уже был принят в первом чтении, предусматривает сроки наказания до трех лет лишения свободы за распространение запрещенных средств и методов, а в случае, если это приведет к существенному вреду для здоровья или смерти спортсмена – до 15 лет.

"После принятия этого закона мы выйдем на уровень самых продвинутых и непримиримых к допингу стран – Италии и Германии", – заявил в недавнем интервью "СЭ" руководитель независимой общественной антидопинговой комиссии Виталий Смирнов. Но, если посмотреть внимательно на законодательство Италии и Германии, выясняется, что российский закон о допинге – это совсем не калька с западных образцов. Главное отличие – в том, что у нас не предусмотрено наказаний за употребление допинга самим спортсменом.

Самый свежий, не считая российского, закон о допинге в спорте был принят в Германии около года назад. Немцы не скрывали, что на новый закон их вдохновил российский допинговый коллапс, который в итоге привел страну к исключению из некоторых международных организаций и поставил на грань пропуска Олимпийских игр. Чтобы исключить подобный кошмар у себя в стране, Германия максимально ужесточила законодательство, связанное с использованием и распространением запрещенных веществ и методов.

В плане формулировок, штрафов и тюремных сроков будущий российский закон похож на немецкий. За исключением самого главного пункта: в Германии сам факт применения допинга является преступлением, а у нас – нет. Так называемый "селф-допинг" в Германии может привести за решетку на целых три года, в то время как в России (как и в Италии) уголовно наказуемым является только распространение. Правда, в Германии речь идет только о профессиональных спортсменах, которые с помощью запрещенных веществ получают незаконное преимущество над соперниками и тем самым увеличивают свои доходы. Если вы используете, скажем, стероиды, чтобы подкачаться перед собственной свадьбой, в тюрьму сядет только ваш поставщик, но не вы сами.

После принятия этого закона мы выйдем на уровень самых продвинутых и непримиримых к допингу стран – Италии и Германии

Говорить о практике применения закона в Германии пока рано – он действует всего около года. Но основная сложность уже проявилась: профессиональные спортсмены постоянно перемещаются между странами, и чтобы наказание было действительно универсальным, оно должно быть принято везде. Согласно Конституции, немецкое уголовное право применимо только на территории этой страны. То есть немецкие спортсмены или их персонал, уличенные в чем-либо за границей, могут чувствовать себя в безопасности. Зато иностранцы, проводящие сборы или соревнования в Германии, обязаны подчиняться местным законам, и в случае нарушения могут также столкнуться с уголовным преследованием. Точно по такому же принципу будет действовать закон и в России.

Самый большой опыт в отношении допинговых преследований накоплен в Италии – там закон действует уже не одно десятилетие. Согласно официальной статистике, в период с 2001 по 2009 годы в стране было заведено 313 уголовных дел по допинговым вопросам, то есть в среднем по 35 дел в год. В период с 2006 по 2009 годы, осуждены были 683 человека.

Более свежей статистики пока не существует по той причине, что итальянское судопроизводство неторопливо: в среднем на рассмотрение одного уголовного дела уходит более четырех лет. В итоге, по большинству допинговых вопросов истекает срок исковой давности, и дело закрывается. Что не мешает итальянцам все равно заводить новые дела и преследовать новых тренеров и врачей.

– Итальянцы очень хороши в сборе доказательств, так как имеют возможность проводить официальное расследование, – приводит официальный сайт Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) мнение арбитра Спортивного арбитражного суда (CAS) Ульриха Хааса. – Да, Италия крайне медлительна в обработке дел, и в результате по многим истекают сроки. Но с точки зрения спортивного арбитража, не так важно, завершится дело в Италии обвинительным приговором или нет. Скорее играет роль, получат ли необходимую информацию CAS и международные федерации. А с этой точки зрения, Италия очень эффективна.

Интересно, кстати, что негативное отношение к так называемым whistleblowers ("разоблачителям") характерно не только для России. Итальянский велогонщик Филиппе Симеони в середине 2000-х, подобно супругам Степановым, открыто выступил в качестве свидетеля, признавшись в том, что доктор Феррари прописывал ему запрещенные препараты. Впоследствии Симеони не смог найти себе работы ни в одной из крупных велокоманд и подвергся критике со стороны многих известных гонщиков, включая впоследствии также признавшегося в допинге Лэнса Армстронга.

В целом, несмотря на неповоротливость судебной системы, антидопинговый закон в Италии все равно дает свои плоды. Хотя бы в плане того, что на всех упаковках лекарств, содержащих запрещенные препараты, присутствует большой заметный знак "допинг". Большое дело для России, где "не знал" и "не видел" – до сих пор самые распространенные отговорки для спортсмена и врача.

* * *

Георгий Олтаржевский в колонке на сайте "Лента.Ру" задается вопросом: что стоит за переменами в руководстве российского спорта?

Назначение состоялось. Вице-премьером, курирующим спорт, туризм и молодежную политику, стал Виталий Мутко, ранее возглавлявший министерство спорта. Ведомство, несмотря на обещанную и активно обсуждавшуюся трансформацию, сохранилось в прежнем виде, а возглавлять его теперь будет Павел Колобков, бывший заместителем Мутко. То есть наши спортивные руководители сделали по широкому шагу вверх по виртуальной государственной лестнице. С чем мы их, а также себя, и поздравляем! Как говорится, награда нашла героев.

Удивительно: даже после триумфальной сочинской Олимпиады обошлись орденом, а теперь – сразу в вице-премьеры! Хотя еще неделю назад Владимир Владимирович, сурово насупив брови, говорил о необходимости серьезных перемен в спортивном ведомстве и неизбежных кадровых решениях. Тогда многие решили, что Мутко придется пододвинуться или хотя бы потесниться. Говорили, что самым очевидным претендентом на пост вице-премьера и куратора спорта станет глава Олимпийского комитета Александр Жуков, а Мутко останется под ним. Тем более что у Виталия Леонтьевича есть футбол (он же глава РФС), а скоро чемпионат мира. Среди кандидатов назывались также фамилии Чернышенко, Дворковича, еще ряда известных людей. Но Мутко опять всех переиграл. В который уже раз. Он не просто вышел сухим из мутной воды, а взлетел, воспарил, как олимпийский мишка в восьмидесятом…

Парадокс, конечно. Если министерство нужно реформировать, видимо, оно не справляется. А если так, то его руководителей нужно гнать в шею… Но у нас страна парадоксов. И Мутко возглавит реформирование собственного ведомства.

Если министерство нужно реформировать, видимо, оно не справляется. А если так, то его руководителей нужно гнать в шею… Но у нас страна парадоксов. И Мутко возглавит реформирование собственного ведомства

Естественно возникает вопрос, в чем причина такого возвышения? Точно не в спортивных успехах. Биатлонисты на мартовском чемпионате мира в Хольменколлене впервые в истории остались без медалей, хоккеисты в мае провалили домашний чемпионат мира, а футболисты в июне безлико растворились во Франции. Но кто это помнит? На спортивной повестке дня нынче другие темы: допинговые разоблачения, скандальная Олимпиада, отлучение паралимпийцев. Большая мировая политика, куда там до голов и секунд.

Оговоримся, что политикой эти вопросы считаются только в России, остальной мир видит в них темы исключительно спортивные. Но мы уверены, что это заговор, организованная травля, "мировая закулиса" и т.д. И спортивные результаты сразу приобретают иную окраску. А успехи (или неудачи) видятся уже совершенно по-другому. Скажем, лишенный олимпийской аккредитации министр спорта воспринимается как борец за спортивные принципы и честь страны, невинно пострадавший от врагов. И то, что Запад видит в нем организатора сочинских допинговых детективов, лишь усиливает его позиции в Кремле. Мы ведь своих не бросаем, а давить на нас бесполезно.

Вот Жуков на этом поле выступал не так решительно. Старался договориться, найти компромисс. Что могло быть воспринято врагами как мягкотелость. То ли дело Мутко! Он боролся, терпел. На обвинения только улыбался и говорил, что они смехотворны. До ответов и объяснений не опускался. Он persona non grata в олимпийским мире? Отлично! Это делает его еще более надежным стражем государственных интересов (и тайн) России. Ему ведь отступать некуда: обвинения слишком тяжелы, чтобы их признать хотя бы частично.

Возможно, здесь есть еще один нюанс. Мутко – человек Путина. Они знакомы еще с 90-х, когда Владимир Владимирович был первым вице-мэром Санкт-Петербурга, а Виталий Леонтьевич – вице-мэром по социальным вопросам. И в правительство Мутко вошел именно тогда, когда его возглавил Путин в 2008 году. А через два года произошел любопытный эпизод. На Олимпиаде в Ванкувере сборная России выступила отвратительно – получила лишь 11-е место в командном зачете. Президент Медведев тогда публично заявил, что виновные в провале должны за это ответить и добровольно уйти в отставку. Мутко уклончиво заявил, что должен посоветоваться с тем, кто его назначил, то есть с премьер-министром. В итоге в отставку подал глава Олимпийского комитета Леонид Тягачев, а Мутко остался. Тогда это было воспринято как дружеская шутка Владимира Владимировича над Дмитрием Анатольевичем, хотя, как это воспринимал сам Медведев, осталось загадкой. Как и эмоции, которые он испытывал вчера, когда представлял президенту кандидатуру нового вице-премьера…

А вот что можно считать кадровой удачей, так это назначение министром спорта Павла Колобкова. Если кто-то не в курсе, то он олимпийский чемпион Сиднея и многократный чемпион мира и Европы по фехтованию. В чиновниках недавно, но достаточно, чтобы разобраться в министерских хитросплетениях. Человек молодой, современный, разносторонний. Он и в телешоу на коньках катается (с Анной Семенович в "Ледниковом периоде"), и бизнесом серьезно занимался – возглавлял сеть клубов "Физкульт" (бюджетное подразделение World Class Ольги Слуцкер). А еще настоящий полковник, кстати, единственный, кто был произведен в это звание, будучи действующим спортсменом.

Известный, уважаемый и располагающий к себе Колобков, без сомнения, станет отличной заменой Мутко на международной арене — это ему точно по силам. Тем более что возглавляющий Международный олимпийский комитет Томас Бах тоже олимпийский чемпион по фехтованию, только на рапирах. А Мутко может сфокусироваться на подготовке к чемпионату мира 2018 года, благо, теперь все нити управления у него, а значит, и денежные потоки тоже. А разве что-то может стать лучшей наградой российскому чиновнику за многолетний и безупречный труд? Венец мечтаний и пик карьеры.

Реально же в спортивной политике ничего не изменится, поскольку просто не может измениться. Для глобальных перемен как в детском, так и в профессиональном спорте нужны серьезные финансовые вложения, но стране пока не до этого. Придется терпеть до лучших времен. Так сказать, тратить позитив и авторитет Колобкова для моделирования народного оптимизма. На какое-то время этого хватит. А там, глядишь, и нефть подорожает.

* * *

Почему стройка стадиона "Зенита" – такой позор? Корреспондент сайта Sports.Ru Роман Мун пытается понять логику главной стройки современности.

Новый стадион "Зенита" на Крестовском острове должен был открыться в 2008 году – раньше, чем Криштиану Роналду перешел в "Реал". Ориентировочная стоимость стройки тогда была 7,2 млрд рублей. С тех пор она возросла примерно в шесть раз. Последняя редакция окончания стройки – декабрь 2016 года. На восемь лет позже, чем планировалось.

Почему все так затянулось?

Самое очевидное – коррупция. Тут все понятно: стройка на Крестовском острове стала символом российской коррупции, одно из народных названий еще не построенного стадиона – "Распил-Арены".

Самые заметные коррупционные скандалы, связанные со стадионом:

– в 2010 году Олег Дерипаска уволил гендиректора тогдашнего генподрядчика "Инжтрансстроя" (компания до 2014 года была частью "Базового элемента") Ивана Кузнецова за финансовые махинации в размере нескольких сотен миллионов рублей. Точно не известно, были ли они связаны со строительством стадиона.

– в феврале 2013 года было возбуждено уголовное дело в отношении первого генподрядчика, компании "Авант", якобы завысившей стоимость строительства на 500 миллионов рублей. Дело было закрыто за истечением срока давности.

– в марте 2016 года Василий Сливкин, гендиректор московской компании, занимавшейся системой освещения, был обвинен в хищении нескольких десятков миллионов рублей.

– в июле 2016 года СК и экономическая полиция Санкт-Петербурга заподозрили одного из субподрядчиков в хищении 50 млн рублей в ходе установки электронного оборудования на арене.

Важно: Василий Сливкин находится под домашним арестом; больше ни один человек не попал в тюрьму за то, что "Зенит-Арена" сжирает такое количество государственных денег.

Впрочем, воровство самая простая причина, почему стадиона до сих пор нет. А есть еще и сложные.

У стадиона имени Кирова, который снесли в 2006 году, чтобы освободить место для новой арены, тоже была непростая история. Его начали строить в 1934 году, партия хотела, чтобы в Ленинграде появился самый большой (вместе с лондонским "Уэмбли") стадион мира. Процесс шел мучительно из-за: 1. пожеланий партии, которые часто менялись, 2. цены (68 млн рублей на стадион и пристань), 3. самого Крестовского острова – в те времена он был малопригоден для строительства, там было много леса и болот, какие-то части острова затапливало даже при самом легком наводнении. В итоге участок для стадиона пришлось специально осушить, подняв уровень земли на 2 метра.

Строить стадион в Ленинграде начали одновременно с Олимпийским стадионом в Берлине. В 1936-м немецкая арена уже принимала Игры, а стадион имени Кирова не открылся и через 10 лет. Отстранение архитектора Никольского (отстранили в 1941-м году, вернули – в 1946-м), смена концепции (вместо острова физкультурников на Крестовском построили Парк Победы над фашизмом) и, конечно, война (стадион и парк достраивали всем городом) привели к тому, что между началом строительства (1932) и первым матчем "Зенита" на новой арене (1950) прошло 18 лет.

Архитектор Кисе Курокава до открытия стадиона не дожил: он умер в октябре-2007, ему было 73 года.

"Сыграло свою роль то, что скончался главный архитектор проекта, – объясняет в интервью Sports.ru петербургский урбанист и архитектор Данияр Юсупов, эксперт независимой платформы "Открытая Лаборатория. Город". – Исчезает та фигура, которая может прийти и сказать: "Будет так".

Исчезновение фигуры, принимающей волевые решения, стало поражать один проект за другим. Стадион оброс другими проектами, по которым решения не были приняты. История с ЗСД (Западный скоростной диаметр, платная автомагистраль внутри Петербурга – Sports.ru) – два года решали, пускать его под землей, под водой, на уровне земли. Все варианты перебрали, победил какой-то средний вариант. Так же с метро. Еще были дискуссии о том, как всех развозить. Мост – сначала был транспортным, потом пешеходным, потом стал торговым, потом обратно пешеходным. Везде решения не приняты. Причем не на уровне проектировщиков, но на уровне над ними. Проект попал в капкан суммы безволия".

Одной из главных причин затягивания строительства называют чемпионат мира, а конкретно — требования ФИФА к стадионам, которые главная футбольная организация обновила вскоре после того, как ЧМ-2018 достался России. В результате стадион пришлось перестраивать.

Максим Митрофанов, генеральный директор "Зенита" – в интервью Sports.ru:

"Сначала решили строить стадион на 60 тысяч с расчетом на полуфиналы крупных турниров сборных, финалы ЛЧ и подобные по статусу игры. А потом Россия выиграла право на проведение ЧМ-2018, и ФИФА конкретно к ЧМ-2018 и ЧМ-2022 выпустила новые требования по части вместимости стадионов, где проводятся полуфинальные матчи. Количество мест должно было стать 68 тысяч, хотя стадион на тот момент уже был построен до отметки 14 метров. Уже был весь фундамент, уже начал возводиться конструктив. В итоге стройка была остановлена. Коллеги год проектировали, еще год определяли, как это все перестроить с минимальными потерями. Два года фактически занимались только этим".

Массы производственных и проектных сил, которые были привлечены к проектам вокруг "Зенит-Арены", в какой-то момент отвлеклись на проектирование разных мультифункциональных комплексов, которые напрямую с проектом не связаны, но связаны с интересами администрации Президента

История стройки стадиона на Крестовском острове – это в том числе история о том, как ее участники не могут найти общий язык.

Уже в 2011 году в медиа обсуждалось, что у нового губернатора города Георгия Полтавченко не сложились отношения с "Базовым элементом".

Еще пример: "Ведомости" цитируют анонимный источник, близкий к оргкомитету "Россия-2018". По его словам, были случаи, что к проекту стадиона могли что-то дорисовать и пойти требовать денег на том основании, что этих изменений требует ФИФА. Приходилось устраивать очную ставку с представителями ФИФА, сотрудниками оргкомитета, чтобы разобраться, кто кому что говорил.

Хорошо известно, насколько испортились отношения между "Инжтрансстроем" и Комитетом по строительству Санкт-Петербурга. Сейчас стороны судятся друг с другом.

"Эта идея с самого начала собрала вокруг себя слишком много жадных людей, – говорит Данияр Юсупов в интервью Sports.ru. – На менеджерском уровне, наверное, можно с этим разобраться, но этот проект уже породил цепочку интересов, которые его в конечном счете подавили. Стадион сам по себе существовать не может, тут подтягивается масса разных инфраструктур, которые тянут за собой другие интересы – например, интерес девелоперов, связанных с территорией.

Сюда еще подбавила администрация Президента со своими интересами на острове Бычьем. Это информация непубличная, но про нее все рассказывают. Что массы производственных и проектных сил, которые были привлечены к проектам вокруг "Зенит-Арены", в какой-то момент отвлеклись на проектирование разных мультифункциональных комплексов, которые напрямую с проектом не связаны, но связаны с интересами администрации Президента. Например, рекреационно-спортивный комплекс на острове Бычьем. Официально он проходит как какое-то сооружение Спорткомитета, но спорт там исключительно как рекреация представлен. И вот они брали на себя массу сил по обслуживанию этих интересов. При этом им нужно было не забывать про ядро проекта.

Еще один довольно интересный эффект – интерес "Метростроя". Он получил слишком много контрактов, связанных с этим проектом. Строительство ЗСД и развязок, развитие метрополитена, строительство самого стадиона – все сосредоточилось в одних руках.

Оказалось, что производственные силы в этом городе ограничены. Взять их в стране особенно негде. Такая ситуация оказалась по очень многим связанным проектам. Административно-командным способом решить это не удается.

При этом головной корпус генподрядчика вообще потерял интерес к проекту. Менеджерское звено предпочло бросить проект. Чем очевиднее безуспешность проекта, чем жестче были управленческие методы, тем сильнее они ввергали проект в затягивание и меньшую успешность".

Главный вопрос: когда это все наконец закончится?

Прямо сейчас срок сдачи стадиона на Крестовском острове – декабрь 2016 года. На стадионе уже прошел футбольный матч строителей.

Тем не менее у стадиона могут возникнуть проблемы с сертификацией. На этой неделе стало известно, что инспекторы ФИФА раскритиковали качество выкатного поля. "Инспекторы ФИФА попрыгали по полю и сказали, что на этом поле матчи чемпионата мира и Кубка конфедераций проводить нельзя. Нормативы по вибрации превышены в семь раз", – рассказал источник агентства Regnum. Еще он заявил, что власти Петербурга пришли к выводу, что замена выкатного поля "Зенит-Арены" на стационарное неизбежна. Как это отразится на сроках сдачи стадиона, пока неизвестно.

Летом 2017 года с того момента, как в "Зенит-Арену" был заложен первый камень, исполнится ровно 10 лет.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG