Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Расстрелять вас надо! В 30-е бы расстреляли!" – кричал пьяный гопник женщине, которая, пререкаясь с водителем, просила остановить маршрутку в неположенном месте. Не потому, что он законопослушный гражданин и не любит, когда нарушают правила дорожного движения. Просто был пьян и зол, вот ему и хотелось поскандалить. Учительницу английского языка в одной из петербургских школ затравили за британский флаг, вывешенный в кабинете. На педсоветах ее называли госдеповской шпионкой, русофобкой и предательницей, пока, не выдержав, она не уволилась "по собственному желанию". Нет, никакого коллективного умопомешательства в этой школе не произошло. Просто учительница отказалась брать дополнительные часы и классное руководство, потому что и так уже трудилась сверхурочно, и руководство решило от нее избавиться.

Генеральному директору одного из московских издательств обрывали телефон писатели, жаловавшиеся на пиар-директора, публиковавшего в своем аккаунте в Facebook посты с критикой Путина. "Такой сотрудник порочит издательство, к тому же из-за него у вас будут проблемы с госструктурами". На самом деле пиар-директор накладывал вето на издание книг этих писателей, из сугубо коммерческих соображений, но другого повода подставить не было. "Он любит Степана Бендеру, я боюсь жить с ним под одной крышей, кто знает, что ему в голову придет. Продаст долю дочери в квартире и отдаст деньги на АТО", – жалуется соседям москвичка, которая, как и миллионы тещ, не ладит с зятем. Правда, на зависть остальным тещам, у нее есть отличный козырь, чтобы превратить жизнь зятя в ад: он гражданин Украины. "Вы ненавидите все русское и мечтаете уничтожить русскую литературу", – обвинили редактора графоманы, чьи рукописи не принимались к публикации. "Не нравятся наши продукты? Валите в свой Израиль, либерасты!" – выругалась продавщица, когда покупатель (никакого отношения к коленам Израилевым не имевший, а возможно, и к либерализму тоже) пожаловался на несвежую сметану.

Люди – конфликтные создания. Они ругаются с родными, соседями, коллегами, пассажирами общественного транспорта, случайными прохожими, подсиживают друг друга на работе, делят между собой ресурсы и борются за место под солнцем. Борьба происходит по правилам, существующим в обществе. Если правоохранительные органы и судебная система работают как отлаженные механизмы, то в стране даже не существует понятия "донос", потому что нет ничего плохого в том, чтобы заявить на нарушителя закона. Для того, чтобы подсидеть кого-то или свести счеты, нужно только выждать, пока недруг что-нибудь нарушит – и тут же доложить начальству, общественности или полиции.

Если в стране процветает бандитизм и дикость, то с конкурентами расправляются с помощью ножа или пистолета. Если же пропаганда распаляет милитаристскую истерию, а правительство объявляет охоту на шпионов и врагов народа, то эти методы тут же применяются на местах. Чтобы избавиться от человека, нужен повод, чтобы отнять финансирование у проекта, нужно обоснование. Да и талантливого автора, к сожалению бездарных коллег по цеху, просто так не вывезешь в лес и не закопаешь. Но если других поводов нет, то можно объявить соперника врагом народа, а себя – радетелем за судьбу Отечества. Как декларативный патриотизм и лояльность стали обязательным условием любой деятельности, пропуском в мир искусства, назначением на должность и получением государственного финансирования, так и обвинения, даже ложные, в симпатиях в Западу и недостаточной любви к стране могут испортить карьеру или вышвырнуть из медийного пространства.

Мало того что кремлевская пропаганда девальвировала понятия патриотизм, родина, нация и государство, оправдывая этими словами любое беззаконие, любые убеждения, в том числе и их отсутствие, любые реформы, даже самоубийственные для нации, даже откровенное разграбление страны и узурпацию власти, но еще и понятия "враг", "предатель" и "диверсант" за последние несколько лет обрели новые смыслы и вошли в бытовое употребление.

До жиру ли, когда НАТО у ворот?

Начиналось-то все "безобидно". "Элита", распоряжающаяся бюджетом страны как своим личным кошельком и обслуживающая только собственные интересы, стала эксплуатировать пропагандистские трюки "свой – чужой" и "кругом враги", чтобы застраховаться от народного гнева. В России около 22 миллионов официальных бедных граждан (тех, чей доход ниже 9776 рублей в месяц), зато богатеют чиновники, попы, силовики и друзья Путина. При этом на фоне чудовищной инфляции правительство отказывается индексировать пенсии и социальные выплаты, увеличивает налоги, ложащиеся на малообеспеченные слои населения, сокращает количество получателей пособий – инвалидов, сирот, матерей маленьких детей. Но по телевизору 24 часа в сутки рассказывают о западных шпионах, украинских фашистах и победоносной российской армии, и нищие, обобранные люди, затянув потуже пояса, соглашаются потерпеть. До жиру ли, когда НАТО у ворот? В эпоху интернета факты трудно замолчать, зато их можно заболтать! Если оппозиционный политик предает огласке факты чудовищной коррупции среди государственных чиновников, то его тут же обвиняют в предательстве интересов страны. А если журналист говорит об уничтожении доступного образования и медицины, его записывают в наймиты Запада. Удобно – не нужно ни оправдываться, ни опровергать, достаточно назвать неудобных людей предателями, продавшимися какому-нибудь Госдепу.

Политики, поначалу использовавшие эту риторику стеснительно, "в меру", быстро вошли во вкус. То, что еще недавно можно было услышать из уст маргиналов, сегодня произносят министры и депутаты: время военное, Путин – отец нации, а кто не с нами, те "конченые мрази". Манера клеймить друг друга быстро прижилась и в телевизионных ток-шоу, и в интернет-сообществах, и среди медийных лиц, и среди "диванных бойцов" – ругаться стало проще, все же "предатель" и "враг народа" звучит эффектнее, чем "сам дурак". Все политические дискуссии, официальные и кухонные, так или иначе свелись к фразе из "Холодного лета 53-го": "Ах ты р-р-родину не любишь?!" И во всех новостях, передачах и интервью зазвучало: враги, враги, кругом враги. Так распахивается пресловутое "окно Овертона". Так слова "враг народа", "предатель", "изменник", "диверсант", "уничтожить", еще вчера резавшие слух, сегодня произносятся так же привычно и спокойно, как "хлеб" или "ребенок". Так понятия и явления, которые, как казалось, не должны были вернуться, становятся неотъемлемой частью нашей жизни.

Нет такой "стены", которая отгородила бы частную жизнь от государственной политики. Истеричная, агрессивная пропаганда, в основе которой – нехитрые трюки "свой – чужой" и "кругом враги", накладывает отпечаток на частную жизнь и отношения между людьми, в том числе между близкими людьми. Пропаганда взывает к эмоциям, блокируя критическое мышление, навязывает свои образы и модели поведения, меняя социальные установки.

В России началась эпидемия подметных писем и коллективных доносов, публикаций списков неблагонадежных и национал-предателей. Вот на днях в новостных лентах промелькнули истории о том, как житель Волгограда обратился в полицию, увидев, что дворники используют при уборке листвы полотнище российского флага, а студент из Липецка был арестован за то, что сорвал флаг с крыши госучреждения и унес домой. Скандалы случаются и когда кто-то перебарщивает с демонстрацией патриотизма. Например, "мисс Россия", чтобы быть в тренде, опубликовала фотосессию в коротком платье из триколора – а возмущенные читатели накатали заявление в прокуратуру. И это не говоря уже о верующих, чьи чувства постоянно "оскорбляются". Показательное в этих историях – появление бдительных граждан, готовых заявить "куда следует". Кстати, и в деле Светланы Давыдовой, матери семерых детей, обвиненной в госизмене, важную роль сыграли соседи, позвонившие в ФСБ.

Маховик раскручивается с ошеломляющей скоростью. В 2012-м Путин сделал ставку на противопоставление "мы – они", в 2014-м страна разделилась на патриотов и нацпредателей, а в 2016-м на официальном уровне заговорили о законах об идеологии и патриотизме. В ближайшее время нас ждет ужесточение законов за осквернение государственной символики, расширение понятия "чувства верующих" (в конце концов, верить можно не только в бога, но и в президента), упрощение доносительства, а возможно, и поощрение за него. Это делается и для того, чтобы отвлечь сограждан от насущных проблем, предлагая выплескивать агрессию в бессмысленной горизонтальной борьбе.

Потому что, если нашим людям дать возможность сажать друг друга за неуважение к флагу или богу, они отдадутся этому занятию с нешуточной страстью и посвятят ему все свободное время. Жизнь в стране становится тяжелее, надо как-то выпускать пар! А после не заставят себя ждать патриотические и идеологические законопроекты, которые узаконят единомыслие и позволят преследовать за инакомыслие. Звучит фантастически? Еще пять лет назад мы бы не поверили, что в России будут массово пользоваться понятиями "враг народа" и "пятая колонна". Сегодня они уже вошли в бытовой обиход. Пока что с их помощью соотечественники только ругают друг друга и портят друг другу нервы. Но если процесс пойдет дальше – начнут портить и жизни.

Елизавета Александрова-Зорина – московский писатель и публицист

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG