Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казахский поп: Кызылорда против


Поп-группа Ninety One

Поп-группа Ninety One

Не просто быть участником музыкального бой-бенда, если ты живешь в Казахстане, стране консервативных традиций и обычаев. Спросите об этом членов Ninety One, поп-группы, название которой переводится с английского как "91".

В 1991 году распался Советский Союз, и для молодых музыкантов – все они родились и выросли в независимом Казахстане – эта дата, скорее всего, символизирует независимость поведения и свободу творчества. В Алма-Ате и Астане у этих пятерых парней немало преданных фанов, особенно они нравятся девочкам и совсем молоденьким девушкам. Популярность Ninety One может удивить, ведь не у всех ее участников есть музыкальное образование, однако в Казахстане, да и за его пределами, тинэйджеры восторгаются этими ребятами. В сети циркулируют переводы текстов песен Ninety One –​ все они посвящены темам несчастной пылкой любви и межличностных отношений – ​с казахского на многие другие языки, включая французский и греческий.

Группа возникла в 2014 году, положив основу музыкальному стилю Q-pop (Qazaq-pop, "казахский поп"). В качестве образца продюсеры использовали К-рор, стиль, появившийся в Южной Корее в начале 1990-х и вобравший в себя элементы электро-попа, хип-хопа, танцевальной музыки и ритм-н-блюза. Со временем K-pop трансформировался в молодежную субкультуру, у которой – миллионы последователей по всему миру. "K-pop – это охота за слушателями при помощи повторяющихся „цеплялок“, иногда на английском языке", – сообщает нам музыкальный справочник.

В композиции "Айыптама" ("Не обвиняй!") Ninety One демонстрируют свою вызывающую по казахстанским меркам экстравагантность.

"Мы потихоньку готовили родителей музыкантов к тому, что будущее их сыновей окажется не таким, каким себе его представляет старшее поколение. У ребят появятся серьги в ушах, в видеоклипах, возможно, их лица будут накрашены, – говорит в интервью казахстанскому медиапорталу "Караван" продюсер группы Ерболат Беделхан, известный по выступлениям в популярной в Казахстане поп-группе Orda. – Но вы не бойтесь, разъяснял я, это всего лишь сценический образ. Предупредил ребят, как, скорее всего, отнесутся к новому облику их родственники, что они станут говорить. Посоветовал: ни на что не обращайте внимания".

Стиль выступлений Ninety One разительно отличается от принятой в Казахстане манеры вести себя на эстраде, хотя и в Центральной Азии жизнь не стоит на месте. Неоднозначность ситуации участники Ninety One прочувствовали в начале осени, когда отправились на гастроли по стране. В нескольких городах концерты бой-бенда вызвали гневную реакцию из-за непривычных для Казахстана сценической энергетики и внешнего вида исполнителей – окрашенные в яркие цвета волосы, использование косметики, вплоть до помады, броские металлические украшения, зауженные брюки, короткие меховые накидки. Это и есть характерные черты субкультуры K-pop, покорившей молодежный мир своими видео в социальных сетях. Эти же особенности имиджа Ninety One возмутили критиков.

Кумиры казахстанских девочек: A.Z. (Азамат Зенкаев), ALEM (Батырхан Маликов), ACE (Азамат Ашмакын), ZAQ (Дулат Мухаметкалиев) и BALA (Данияр Кулумшин)

Напряженной для Ninety One выдалась поездка во второй половине октября в Кызылорду, южный город консервативных настроений с населением в 200 тысяч человек. К неудовольствию местных девушек-подростков, агрессивные группы молодых людей потребовали отменить предстоящий в музыкальном клубе-ресторане концерт. Участники Ninety One показались им склонными к гомосексуальным проявлениям, их внешний вид и поведение – не соответствующими образу казахского мужчины. К тому же недовольство вызвало само название Ninety One: мол, развязный стиль K-pop оказался связан с датой провозглашения независимости Казахстана. Вместе с несколькими десятками поклонников музыканты попытались найти в центре Кызылорды другой клуб, готовый принять их концерт, – но безуспешно. Фанаты распевали хиты Ninety One прямо на улицах. Все завершилось вмешательством полиции.

У нас нет качественной современной музыки с текстами на родном языке. Вот почему ребята взяли аудиторию легко – мы дали молодежи то, что она ждала

Неприятности на этом не окончились. В Шымкенте, городе неподалеку от границы с Узбекистаном, "молодые традиционалисты" заблаговременно организовали протестную группу в социальных сетях, добиваясь отмены выступления Ninety One. Претензии те же: внешность музыкантов не соответствует казахским традициям и оскорбляет память предков. Власти города Жезказгана в Центральном Казахстане после неоднократных требований "общественности" запретили концерт, опасаясь возможных осложнений, – неприятелям Ninety One даже не пришлось устраивать митингов протеста.

Город Актобе на западе страны встретил музыкантов без всякого радушия: провокаторы заблокировали доступ в концертный зал и не позволили установить аппаратуру. "Мы привезли с собой два грузовика высококачественного оборудования из России, заплатив значительный залог, – сетует организатор гастролей по имени Алмас, – Дюжина парней помешала нашим звукотехникам войти в здание, при полном безразличии представителей местных властей". Зачинщиков протеста найти не удалось, а коллеги Алмаса получали телефонные звонки с угрозами.

"Мое терпение закончилось. Я избаловал тебя в своих объятиях", – сообщают Ninety One со сцены. Героиню их песни готовы заменить - в объятьях модных парней - тысячи молодых поклонниц

"Мое терпение закончилось. Я избаловал тебя в своих объятиях", – сообщают Ninety One со сцены. Героиню их песни готовы заменить - в объятьях модных парней - тысячи молодых поклонниц

Вокруг Ninety One столкнулись исконные традиции Казахстана и трансформированный по-восточному западный либерализм, религиозные устои и тяга к новой музыке. Участников группы обвиняют в пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений и пагубном влиянии на молодежь. Впрочем, само появление Ninety One обозначило новую для Казахстана тенденцию: общество разделилось на два лагеря. "Почему молодежь слушает западную музыку? – задает вопрос продюсер Ерболат Беделхан. – Да потому что у нас нет качественной современной музыки с текстами на родном языке. Вот почему ребята взяли аудиторию легко – мы дали молодежи то, что она ждала".

Я несколько часов уговаривала маму отпустить меня на концерт, а теперь что?

Отмена концертов повлекла за собой появление сотен видеороликов в YouTube: возмущенные фанаты Ninety One изливают досаду и боль, поскольку чувствуют себя загнанными в угол "ревнителями казахской культуры". "Я несколько часов уговаривала маму отпустить меня на концерт, а теперь что?" – жалуется девочка из Караганды; она не в состоянии сдержать слезы. Единственным утешением для фанатов Ninety One стало обещание участников группы выступить повсюду, где их концерты не состоялись. Ninety One все же удалось провести концерты в некоторых городах Казахстана, включая северо-восточные Семей (бывший Семипалатинск) и Усть-Каменогорск.

Сами музыканты ситуацию вокруг группы не комментируют, отложив общение с прессой до окончания гастролей. Очевидно, ответ на свои претензии критики-традиционалисты до той поры могут поискать в несложных текстах композиций самого популярного в Центральной Азии бой-бенда:

"Өкпелі бейнең ұнайды

Бұлданба маған олай!

Күлемін саған қарай мен (Ооо)

Мені айыптама!

Сенбе ғажайыптарға, сен, Жоқ!

Мен, бәрібір өзгере алмаймын!"

("Не высказывай мне свои упрёки!..

Всё равно я не смогу измениться!

Не обвиняй меня!

Всё равно я не смогу измениться!

Всё равно я не смогу измениться!")

Материал подготовил обозреватель Радио Свободная Европа/ Радио Свобода Чарльз Рекнагель при участии Казахской службы Радио Свобода.

Перевод с английского и литературная обработка текста Анны Баженовой

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG