Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страсти по "Таинственной страсти"


Роберт Рождественский и Евгений Евтушенко, 1962 г.

Роберт Рождественский и Евгений Евтушенко, 1962 г.

На Первом канале завершился показ посвященного героям оттепели телесериала "Таинственная страсть", который оживленно обсуждали в Сети. Дочь поэта Роберта Рождественского похвалила создателей сериала за удачно переданную атмосферу шестидесятых:

Екатерина Рождественская

Фильм не про отца, не про Евтушенко-Вознесенского, а про то время, атмосферу, ностальгию. Да и сам Аксенов писал не роман-биографию, а про людей, "похожих на.... ", людей во времени, людей из шестидесятых. Человек, похожий на моего отца поймал в характере нечто такое важное, что вызывало у меня подсознательную дрожь. Уловил какую-то тонкую интонацию, деталь, придыхание. И купил.
А атмосфера, да, оттуда, когда не продохнуть от дыма, когда читают стихи друг друга, когда спорят и влюбляются, пьют, снова спорят, а потом опять влюбляются. Все молодые, смелые, талантливые, уже тогда почти гении, удивительно собранные судьбами в одном географическом месте и в одно определенное время. И не очень важно, что кому-то не нравится фильм, что видны парики или затянуты сцены - какая разница! Результат от кино уже есть. Вчера подруга позвонила дочке, ей лет за двадцать, а та не сразу подошла к телефону. Чем занята, спросила. Упиваюсь стихами Рождественского, ответила. Вот так, упивается... Это то поколение, которое шестидесятников, мягко говоря, знает не очень. Так вот после этого кино - нравится оно или нет, будет много открытий, неизведанных стихов и упоений для наших детей.
А что может быть важнее?

Некоторые комментаторы усмотрели в сериале антитоталитарный посыл:

Варвара Турова

...Я считаю этот сериал невероятной удачей и победой, вкуса, здравого смысла, справедливости. Потому, во-первых, что это мощное, на огромную аудиторию направланное, антисоветское, антисталинское, антитоталитарное высказывание. Огромной аудитории показывают - власть это плохо, общее это плохо, личность это хорошо, огромной аудитории показывают, что Пастернака сгубили зазря, я не помню ничего подобного на телевидении много лет. Во-вторых, потому что артисты играют блистательно, потому что они не "Изображают" тех, о ком речь (пусть даже и фильм снят "ПО МОТИВАМ" романа, написанного ПО МОТИВАМ реальности, это важная вещь, это надо учитывать - это НЕ Ахмадулина, это НЕ Рождественский), а потому, что они блестящие артисты (все! каждый! великолепный каст!), и они действуют изнутри. И в-третьих, потому что именно они, вдруг, с бухты барахты, открыли для меня целый новый мир, я читаю эти стихи сутками, взахлеб, не могу оторваться. Я сноб, я богема, я бог знает что такое, я монстр, я не понимаю кто я, и я открыла для себя эти стихи. Потому что именно у этих артистов получилось к этим стихам меня привести. <...> Эта задача - сложнейшая, и я невероятно впечатлена этой работой актера. Спасибо режиссеру и всем артистам, за все, что я для себя открываю, вдруг.

Alexandr Minjurenko

Только за сцену в Кремле, когда распоясавшийся Хам (Хрущев) дико и грубо орал на поэтов, этот фильм имеет право на существование и на просмотр его наибольшим количеством зрителей. Это философско-исторический уровень. Это надо видеть молодым. Пришествие Хама на нашу Родину и его воцарение - страшная катастрофа. Параллелей с нынешним временем - хоть отбавляй. Эти пресловутые 86% возрождают и возрождают хамов во власти в разных обличьях и в разные времена. Дошло до того, что министр культуры - хам. В общем - актуальный фильм.

Другим зрителям и кинокритикам показалось, что шестидесятые в сериале выглядят чересчур плоско, а жизнь героев — слишком благополучно.


Юрий Богомолов

Конечно, это обидная неудача. Дело в незадаче. Если задача в том, чтобы музеифицировать минувшее время, то это все зря.
Почему интересен идущий в прокате документальный фильм Виталий Манский (Vitaliy Manski) "В лучах солнца"? Потому, что в нем отразилось в какой-то степени наше прошлое и мерцает возможное наше будущее.
А уж художественный фильм о минувшем не может быть не иносказательным. В противном случае он получается мертвым.
В "Оттепели" была иносказательность. Ее предметом был конформизм, испытанием которым сегодня мы проходим. Или не проходим.

Юрий Жуковский

Анонс на «Первом» ненавязчиво преподнёс мысль о том, что сериал «Таинственная страсть» — экранизация главного романа о шестидесятых. Главный канал — по главному роману. Всем — думать! Всем — читать стихи! Всем — любить Аксёнова! Главный роман недописан, недосказан, подчищен, экранизация додавлена. Но он — главный.

Сериал «Таинственная страсть» как бы снят для просвещенческих целей. <...> Авторы поняли шестидесятые как эпоху простоты, простых истин, и сделали для широкой аудитории фирменную, стилизованную «простоту хуже воровства», соответственно собственным представлениям об аудитории. Пытливые умы, осенённые сериалом, бросились читать поэзию шестидесятников. И это позитивно!

Юрий Сапрыкин

Проговаривая хрестоматийные банальности и последовательно перечисляя события из школьного учебника истории, авторы сериала демонстрируют, как можно воссоздать историю, ничего о ней не сообщая. Иными словами, как можно взять удивительное время, доверху наполненное новыми идеями и открытиями, со своей разработанной еще в 60-е иконографией, с традицией его отображения на экране — от «Заставы Ильича» до «Оттепели», да хоть бы до сериала «Однажды в Ростове» — и рассказать о нем в эстетике журнала «Караван историй». Герои, спрятанные под узнаваемыми псевдонимами, напрочь лишены хоть какой-то драмы и глубины — в жизни не скажешь, что они пережили войну, а у кого-то родителей отправили в лагеря. Непонятно, в чем их несовпадение с окружающей реальностью, где восторг и откуда отчаяние — это, в общем, довольно благополучные молодые люди, вяло перемещающиеся в декорациях все еще сталинской Москвы.

Впрочем, отмечали другие, обласканным властью писателям действительно жилось не так уж плохо.

Григорий Ревзин

Цель творчества — самоотдача и переделкинская дача.

Петрушевская Людмила

Начала смотреть "Таинственную страсть". Все мы, разумеется, были знакомы - сначала я с тем, что они писали, потом настала их очередь. Впоследствии, узнав их, я увидела уже не тех, дорогих для меня в юности авторов. Теперь они работали по схеме товар-деньги-слава-застолья-койки-забугор-мученики системы. Мужикам этого круга доставляло в дальнейшем маленькое удовольствие меня спрашивать - "Ну че, все плохо, да?" Или, дело было в Коктебеле: зная, что у нас нет денег, мы снимаем с двумя детьми железный гараж на задворках Дома творчества писателей, - тоже удовольствие было сесть рядом на лавочку и долго, смачно, подробно рассказывать нам с Саррой Бабенышевой, как только что жарили шашлыки и с чем. На что я - за мной никогда не завядало - тоже смачно рассказала, как распространяет среди дураков иностранцев о себе сведения как об авторе романа "Москва-Петушки" однофамилец Венички, полная бездарь, друган нашего нежданного собеседника. Что уже и радио "Немецкая волна" сообщает об этом как об открытии. А Веничка, умирающий от рака, все знает... Наш пришлый собеседник пожал в ответ плечами, поскучнел и затем ушел. Он вскоре победно, в ореоле борца, уезжал в Америку, где его, кстати, хорошо встретил и причесал Бродский, наш человек.
Царствие им всем небесное.

Nadejda Belenykaya

Смотрю развесистую клюкву. "Таинственную страсть". Уже третью серию осилила. Первая реакция на первую серию – буквально – хваталась за сердце. Дело в том, что я это кино про 60-е ждала. И всю жизнь мечтала о 60-х. Стремилась, мечтала, ждала… И дождалась.
А к третьей серии ничего, привыкла. Нужны-то мне были совсем не эти 60-е. А другие. Не Рождественский и лощеные балы в ЦДЛ, а какая-нибудь Лианозовская группа, романтическое подполье, все такое.
Так что – не было и нет. А что есть – можно и посмотреть. Я к нему в целом – равнодушна.

Егор Холмогоров

Перед нами очередной образчик ставшего популярным в нашем кино жанра, который я называю «хруст нарезного батона». Это ностальгическое кино о том, как жили люди в конце 50-х — начале 70-х. Хорошо жили, не шиковали, но покушать было, в отпуск ездили по путевке, на фильмы французские ходили, теплота присутствовала, человечность, не то что сейчас; немного мешали партийные боссы да кагэбэшники, но была вокруг какая-то чистота, вера в идеалы, что ли, не то что у нынешних охальников… Главные герои данного жанра — старый телевизор, автомобиль «Москвич» и автомат с газировкой.

Невозможно осуждать желание стариков вернуться в молодость, а человечества — в единственный за столетие «золотой» период, выпавший ему в те двадцать лет. Но скорость, с которой прошлое стерилизуется, — потрясает.

С «шестидесятниками» создатели сериала пытаются проделать ту же историю — слепив наивных мальчиков и девочек из прожженной и пропитой циничной литературной молодежи, согласившейся по заданию партии и правительства играть в смелость и искренность. С этим бунтарским паспортом они объездили всю планету, скупили все клетчатые пиджаки, выпили все виски и выкурили все иностранные сигареты, не забывая попутно рассказывать, как прогрессивные парижские режиссеры, римские проститутки, мозамбикские партизаны и вьетнамские крестьяне вместе с советским народом стоят за дело мира и против атомной бомбы.

Многие сетовали на то, что представитель КГБ в сериале получился неправдоподобно обаятельным.

Николай Солодников

Удачи:
- общая смотрибельность (динамика, темп, сюжет) с 3 серии и дальше;
- актеры (Ахмадулина, Бродский, Евтушенко, Вознесенский, вторая жена Евтушенко, Хрущев и много кто ещё);
- вообще вся линия Бродского - здорово;
- музыка в фильме;
Неудачи:
- 1 и 2 серии
- образы Аксёнова и Рождественского - какие-то безупречные герои;
- роль КГБ в фильме - сочувствующий и всё понимающий куратор Аксёнова;
- уничижительные образы Евтушенко и Вознесенского;
- актеры и образы Окуджава и Высоцкий;
- Кулагин.
- парики
В итоге: главный плюс - по нынешним временам, важное и нужное кино, в котором так или иначе проговариваются вещи, которые на сегодняшнем ЦТ не услышишь. Это в какой-то степени - ликбез. Да и вообще - смотреть интересно. Главный минус - очевидное влияние цензуры Первого канала (или кто их там курирует) на содержание - особенно в части роли КГБ. И выпячивание Рождественского и Аксёнова - ну просто неприлично так хорошо о себе.

Всеволод Емелин

Вы тут все про ваши заморские выборы, а на первом "Таинственная страсть", таки, закончилась. И все бы ничего, да уж больно жалко полковника КГБ. Ну, который Аксенова все утешал, адъюлтеры его разруливал, только что пылинки с него не сдувал в служебное время.. А Аксенов ему постоянно в морду плюнуть норовил. Так этот полковник под конец еще и помер. Непонятно от чего. Подозреваю, что не вынес запредельного хамства вождя шестидесятников.

Анастасия Миронова в рецензии на Газете.ру утверждает, что цель сериала — показать силовиков с лучшей стороны:

Вроде бы и лагеря там вспоминают, и выставку громят, и стукачи повсюду. Партийные работники через Кремль мстят неверным женам, в шахматиста стреляют на границе, больного старика физика забирают из больницы, чтобы тот закончил работу по запуску космического корабля. Но так эта страшная реальность изображена, так в ней все красиво, благоустроено, чисто, что хочется уже бросить наш бренный мир с его проблемами и хоть на недельку рвануть туда, в прекрасное прошлое. <...>

"Таинственная страсть" — филигранная пропаганда. Сделанная мастерски, она, почти ничего не перевирая, заставляет вас полюбить и СССР 60-х, и подполковника Круглова, и Союз писателей, чьи члены так широко гуляли в ресторане Центрального дома литераторов. Ни лагерей, ни увольнений, ни унижений писателей зритель не запомнит. Все, что останется у него в памяти от сериала, это обаятельный сочувствующий Круглов, модные платья и стихи ночами напролет.

С этим мнением солидарны и многие комментаторы.

Natalia Marshalkovich

Сериальное. "Таинственная страсть" рано или поздно кончится, но тема ретрО и про взаимоотношения Большого Художника (БХ) и власти на телеке явно не исчерпана. Схема БХ - Понимающий Кагебешник еще погудит! Про Орлову и Александрова было. Есенин. Про Высоцкого (кино). 70-е блекло, много ненужных ассоциаций с диссидентами, хотя и там можно набрать фактуры. Может, в связи со 100-летием октября тряхнут, так сказать, стариной - Бунин там, Маяковский. Или вот Алексей Толстой - чем не герой.

Ира Вальдрон

...Это лживо, фальшиво и идеологически подверстано под нужды времени, где поэты стукачи, а КГБ обаятельный ценитель поэзии.

Андрей Кулик раскритиковал сценариста Елену Райскую за чрезмерные симпатии к КГБ:

Тема КГБ Елене Райской очень близка, у нее в сериале «Однажды в Ростове» был симпатичный гэбэшник (Сергей Жигунов). В «Таинственной страсти» одним из главных героев становится гэбэшник Круглов (Алексей Барабаш — «Ледокол»). Он так трогательно опекает Ваксона (как бы Аксенова), что мы не удивились бы, если б гэбист оказался геем и признался писателю в любви. <...>

И вот — кульминация! Как бы Аксенов и как бы Евтушенко встречаются, выйдя из КГБ. Типа: да ладно, старичок, все мы подлецы, все стучали и делали карьеру через «органы». Елена Райской очень хочется думать, что все, ну просто все (включая ее неуважаемую персону) — внештатные или даже штатные сотрудники Госбезопасности. Эти тайные желания по Фрейду пропитали весь сериал. Но подтверждения этим влажным фантазиям нет. А как хочется, чтобы все были стукачами! С Аксеновым, Рождественским, Ахмадулиной, Вознесенским история этого не позволяет. А Первый канал позволяет себе все!

В том, что создатели сериала выполняли пропагандистский заказ, обвинил их Анатолий Головков:

Ребят позвали, объяснили задачу.
Ребята могли отказаться и послать заказчиков <куда подальше>.
Но ребята согласились. За бабки, конечно. Согласно замыслу Эрнста и его хозяев - пародировать шестидесятников и показать «человеческое лицо» КГБ.
И вот они мне с экрана в HD качестве при хорошем звуке пытаются доказать, что лучшие поэты 60-х, художники, скульпторы, композиторы – стукачи. А уж в этом КГБ совсем не виноват, уж извините, сами хороши. Как будто Юра Щекочихин зря написал книгу "Рабы ГБ".
Не надо спрашивать себя, как это получилось с нами… Как вышло, что на одной стороне высмеиваемое меньшинство… Со своими мелкими убеждениями, что важнее всего в мире не идея и не государство, а человек.
На другом – весьма гордые собою и своим мудрым кормчим радетели за «великую Рассею». На одном полюсе «Левиафан» и «Дурак» с болью человеческой, натуральной. На другом – полотна, где из кожи вон лезут, чтобы рассказать детям о сказочном замке на Лубянке. О добрых гномах, которые не насилуют Белоснежку и вовсе не шельмуют ее родню, а кормят пирожными и зовут на тур вальса.

Сценаристка Елена Райская ответила на обвинения так:

"Ребята" - это, ясное дело, создатели сериала. И я в том числе. Видишь ли, Толя, это твоё утверждение сколь огульно, столь и оскорбительно. Ты при этой встрече не присутствовал, о чём там говорилось, не слышал. Более того, такой встречи и не было никогда. Мне всего лишь позвонил Денис Евстигнеев и спросил, не хочу ли я написать сценарий по мотивам романа. Я ответила, что хочу, поскольку люблю шестидесятников, свои детские воспоминания о том времени, о своей очень старшей сестре (17 лет разницы) и её муже, их посиделках, стихах, пении под гитару, об ощущении свободы и счастья бытия, которого потом, когда я выросла, мне так не хватало...

Заплатили ли мне за сценарий? Конечно, да.
Хорошо ли заплатили? Нормально.
Было ли это главным в моём решении писать сценарий? Нет. <...>

Сериал мог тебе не понравиться. Ты мог сделать серьёзный разбор художественных провалов, драматургических недостатков, режиссёрских косяков, ты мог развернуть свой тезис о пародийности - как угодно. (Кстати, твой рассказ о Евтушенко в очереди к гробу гораздо большая пародия на классика, чем наш сериал).
Но ты почему-то предпочёл разглядывать сериал только через призму собственных политических предпочтений и фантомов. Посему, беспричинно обвинённая тобой в пристрастии к КГБ, я, пожалуй, тоже имею право обвинить тебя в работе на либеральный обком, а текст твой сравнить с политическим доносом. Одна радость - не либеробком сейчас у власти.

Нравится это тебе, Толя, или нет, но по прочтении твоего статуса я, наконец, поняла ответ на известный вопрос Довлатова: четыре миллиона доносов написали не уроды, а высокообразованные люди, излишне и трагически убеждённые в своей правоте.

Елену Райскую поддержали в комментариях друзья, многим из которых показалось, что ее "травят" за политическую позицию — ранее сценаристка писала:

Я тут написала, что отчаянная критика Таинственной страсти со стороны либеральной секты объясняется тем, что я, автор сценария, — всего лишь ватник и КрымНаш. Если бы свой написал, было бы круто. Ну, так, моё предположение.

James Stapltone

Elena Rayskaya, земной вам поклон за невероятно красивую историю. А вся критика - от зависти. Сделать такого уровня работу дорогого стоит.
Что же касается положительного образа капитана КГБ Круглова, для меня он абсолютно правдив. Моим соседом по лестничной площадке в детстве был начальник городского КГБ, умный, интеллигентный, ироничный и очень сдержанный в общении человек. Круглов как будто списан с него.

Ekaterina Andrikanis

Не понимаю одного. Почему российская либеральная общественность воспринимает и обсуждает сериал "Таинственная страсть" как документальный фильм?

Рауф Кубаев

Этот сериал - победа, прорыв на нашем телевидении. И, как всякое новое, подвергается жесточайшей критике от тех, кто привык к устоявшимся в их мозге тенденциям.
Чужого успеха для них не бывает. Они признают успех только членов собственной секты. А если до настоящего успеха их протеже не дотягивает - они помогут. Раздуют до небес. Объявят гением при жизни. Но это их игрушки и проблемы, об этом неинтересно.
Сегодня на ТВ появилась яркая, самобытная, ни на что не похожая работа. Которая рассказывает о неоднозначном, сложном времени. Сложном - и таким же ярким и противоречивым. Эта работа имеет все шансы стать началом чего-то нового. Но, как всякое новое, ей уготована сложная судьба. Эти господа не успокоятся. Они все ещё думают, что умнее этого сериала и его создателей. Они даже представить не могут, насколько безнадежно отстали.
И никогда это не поймут.

Стоит отметить, что у Елены Мизулиной сериал не вызвал ни малейших нареканий.


А вот среди комментаторов отыскались такие, кому "Таинственная страсть" показалась чересчур антисоветской.

uborshizzza

Фильм тягучий, нудный, лживый. Тщательно фиксируются знаковые события эпохи: построение берлинской стены, травля Пастернака, расстрел в Новочеркасске, ввод войск в Чехословакию. А ничего хорошего как будто и не было. Нет ни возвращения книг, запрещенных при Сталине, ни масштабного жилищного строительства, ни целины, ни Братской ГЭС.
Умудрились испортить даже полет Гагарина.

Дмитрий Бавильский

...Авторам важно собрать про шестидесятников все возможные штампы и общие места, дабы сделать узнаваемой эпоху и максимально приблизить её к референтной группе Первого канала – пенсионерам, которые ещё помнят тотальную униженность советского человека, а, главное, ещё повсеместно смотрят телевизор. Иметь дело с Гай-Германикой в нынешние время - как-то очень уж радикально, тем более, молодняку предназначены совсем другие "передачи", зато аудитория "50+" вполне клюёт на караван историй из жизни "кумиров минувших времён", созданный в интонации - "а давайте поспорим, так ли оно было, на самом деле?"

Народ ведётся и спорит, обеспечивая рейтинги, шум в ФБ и выполнение идеологического заказа. Потому что один из главных мессиджей «исторических» сериалов последних 15 лет – как хорошо, что мы живём сейчас, а не тогда – во времена репрессий, беспросветной бедности, обзываемой равенством, половинчатой оттепели и прочего советского говна.
Всем, кто ворчит на нынешнюю запредельность, предлагают вспомнить (окунуться, наступить) в то, как совсем плохо (даже у золотой, золотушнее не бывает, молодёжи) было при большевиках.

Но большинство критиков остались недовольны "Страстью" по другой причине: они считают, что сериал просто плохо написан, сыгран и снят.

на Colta.ru Алена Солнцева:

Сериал «Таинственная страсть» был анонсирован Первым каналом как Событие. Канал постарался, в передаче у Андрея Малахова мелькнули оставшиеся в живых персонажи, диалог Евгения Евтушенко с Соломоном Волковым вытеснил из эфира популярного Ивана Урганта. Рамка богатая, подают с пафосом.

Интерес к сериалу, усиленно отпиаренному каналом, явно очень велик. Что думают его многочисленные молчащие зрители, мы не знаем, зато та их часть, что имеет доступ к публичному пространству, ужасно расстроена. Вместо ностальгических воспоминаний о 60-х зрителю предложили буквально симулякры — пластиковые подобия любимых поэтов, до буквальности внешне похожие копии, манекены, которые при этом ведут себя как все сериальные персонажи: закатывают глаза, обозначают чувства и — что смешнее всего — запойно пишут и читают стихи, с пафосом черкая пером о бумагу: о мой застенчивый герой… О! О! <...>

Сериал «Таинственная страсть» плох не тем, что искажает исторические факты, а тем, что банален, как стих графомана. Все в нем предсказуемо и вторично: и отношения героев, и их мотивы, и их протест, и их конформизм. Все это просто многократно уже было, обсуждалось: сначала, как водится, горячо и страстно, потом — вяло и привычно, теперь — тухло и надоедливо. Это нельзя поправить на уровне одного сериала. Это уровень современной отечественной массовой культуры, отравленной эстетическим застоем.

Anna Narinskaya

Я попросила А.Г. Наймана (не буду сейчас писать километр об его отношениях с показанными там) посмотреть "Таинственную страсть" и сказать, что он об этом думает. Он посмотрел одну серию и сказал, что это так плохо в художественном отношении, что обсуждать уровень достоверности не имеет смысла.

Иван Иванович Пузырьков

В СВЯЗИ С НЕВОЗМОЖНОСТЬЮ ЗАСНУТЬ посмотрел, кстати, пять минут сериала "Таинственная страсть". И как я догадался, что Беллу Ахмадулину будет играть Чулпан Хаматова? Имена, наверное, похожие, поэтому. Вообще, актрисы, играющие девушек шестидесятых, тотально прокололись, взяв в качестве модели для косплея героиню Светланы Светличной из "Бриллиантовой ноги". Она же там показана, как совершенно чуждый советскому обществу элемент! Вот парни все молодцы, косплеят Шурика. А вот современным масковским девушкам сыграть суровую невинность тетенек из шестидесятых, я даже не знаю, мешает особый блеск в глазах.

Рустем Адагамов:

Кроме того, это еще и плохое кино. Пластиковое, ненастоящее, без характеров, с бездарными диалогами и дурно играющими актерами. Опошлен еще один фрагмент 60-70-х, как это уже сделали и с Высоцким, и с Харламовым, и с Гагариным. За что ни берутся мастера Первого канала и иже с ними, все превращается в дрянную лубочную картинку. Бесконечные «Старые песни о главном».

Глеб Морев

Посмотрел немного Таинственной страсти. Бедная страна телесмотрителей - она, видимо, и дальше обречена быть заложницей представлений К. Л. Эрнста о прекрасном и справедливом.​

Anna Golubeva

А чего столько негодования про “Таинственную страсть”? Просто бюджетное мыло завернули в бумажку из-под “Оттепели” (запустимши свинговую отбивочку со словом “оттепель”, если вы вдруг сомневаетесь) и попытались выдать за праймовый продукт. Не вышло. Любителям бюджетного мыла нафиг не сдались никакие аксеновы и нелли аххо. А кто ждал “Оттепели” - ахнули от ужаса, увидев под оберткой хозяйственное мыло, которое на всех каналах ежедневно, просто они ж туда обычно не заглядывают. Если это был эксперимент (ну, если думать, что Эрнст прямо вот хитроумнее, чем он есть) - то он не удался. Но вряд ли это хитроумие - все проще и хуже.

Ирина Петровская

Смешав героев и прототипов, художественный вымысел и правду, создатели сериала мало того что уничтожили игровой элемент, который есть в романе Аксенова, где читателям предлагалось самим угадывать, кто скрывается за тем или иным псевдонимом. Они, создатели, еще и предельно упростили драматическую историю жизни своих героев, превратив свое произведение «по мотивам романа» в привычное сериальное «мыло» со всеми его родовыми признаками: ходульными ситуациями, картонными персонажами, страстями и невыносимой порой пошлостью. Невыносимой еще и потому, что реальные люди, которых представляют артисты, были не ангелами, конечно, и ничто человеческое не было им чуждо, но пошляками их уж точно назвать никак нельзя

Varya Babitskaya

Никогда, никогда за всю мою никчемную жизнь я не чувствовала так остро, как в часы, проведенные по рабочей надобности за просмотром сериала "Таинственная слизь", что мама родила меня не для этого. На удивление, меня особо не фраппировали ни самый человечный гебушник, сгоревший на работе, ни сквозная тема б***ства русской интеллигенции ("Оказался кто-то из своих рядом с гебистами — и все, клеймо ему на весло. Брякнул что-нибудь несхожее с общепринятым интеллигентским шаблоном — бойкот, и все это с благородным страданием на челе..." — и проч. задушевная фейсбучная же риторика). Все это оказалось глубоко второстепенно перед выразительными средствами как таковыми. Пользуясь случаем, выражаю благодарность моей маме за то, что с рождения не видав включенного телевизора иначе как мельком в гостях, я не отрастила органа для восприятия этого эстетического языка в принципе.

В защиту критикуемых выступила Варвара Турова:

Вы просто имейте в виду, что ваши обсуждения, книжки ли, фильма ли, спектакля ли, выставки, эти обсуждения читают живые люди, которые виноваты только в том, что сделали что-то, что вам не понравилось. Они никого не убили, не ограбили, не съели вашу бабушку, они просто сделали фильм, спектакль, книжку, которая вам кажется плохой. Они не заслуживают того, чтоб про них писали "омерзительное говно", "таинственная слизь", И так далее. Критиковать и ругать можно по-разному. Люди живые вокруг, если чо.

Единственный из оставшихся в живых героев сериала, Евгений Евтушенко, поначалу его хвалил, но после очередной серии сменил милость на гнев и даже пригрозил подать на команду "Страсти" в суд:

Я потрясен одним эпизодом, который бросает на меня тень. <...> Вдруг появляется эпизод, где утверждается, что я – в числе тех, кто выступил против Пастернака. <...> Меня никто не мог заставить выступить против Пастернака, Когда я пришел к секретарю горкома комсомола Мосину, он мне говорит - а почему вы не хотите присоединиться? Я его спросил – а вы читали роман "Доктор Живаго"? Он сказал – откуда же я его возьму? Достать роман было невозможно. А я говорю – а он мне дал сам, и я прочел его. Там нет ни одной строчки против страны, проникнутой ненавистью, в чем Пастернака обвиняли… И меня сейчас - в фильме - обвиняют в том, в чем я не участвовал! Это всем известно. И Пастернак мне подарил книгу, когда я навещал его во время опалы. У меня были очень большие неприятности после этого…

Что же вы делаете? Обращаюсь к авторам фильма... Я единственный живой из всей этой плеяды, из них уже никто не может заступиться за меня, но все они это знали, все знают, и можно спросить кого угодно об этом. Даже мои враги никогда этого мне не приписывали.

Критический отзыв Евтушенко написал в стихотворной форме.

Я боялся этого фильма.
Наша молодость не была
ни двуличной, ни простофильной.
Но всего изменить не могла.
Я сначала был сентиментален
и растроган игрою Чулпан,
Но у нас был враг общий – Сталин,
ну а вышло, что пьяный туман.
И по фильму всему расползались,
в нас трусливенькое находя,
К поколению нашему зависть,
страх невидимого вождя.
Я, оказывается, от Хрущева
Неизвестного не защищал.
И Андропов меня прощенно
политически просвещал.
Режиссера находки «бесценны»,
уж простите, что виноват.
Вознесенского я со сцены
так по-дьявольски спихивал в ад.
Сценарист, где же ваша совесть?
Даже Белу, и ту очерня,
Ну зачем после смерти ссорить
вы хотите с любимой меня?
Не писал ни «Бабьего яра»,
ни «Наследников Сталина я.
Мы – растратчики божьего дара,
мы – тусовщики, а не семья?
Все мечтают пережениться,
и тихайшенький старичок
Бродит, смирный такой, Солженицын,
словно комнатный хомячок.
Мы в цензуры безжалостной люльки
вырастали, ее разломав.
Ну а в фильме сплошные танцульки.
Где же весь наш рисковый размах?
Где гражданская наша отвага?
В фильме все мы из мелких бузил
В пиджаке из кубинского флага
перед Кастро я так лебезил.
Но легенды о нас – это были,
и легенды всех сплетен сильней.
Так за что нас так люди любили,
если мы не любили людей?

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG