Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Свободный мир" был свободен лишь на фоне СССР. Когда в одной стране поэта сажают по статье за тунеядство, естественно чувствовать себя свободным там, где ты можешь писать стихи невозбранно. Тем не менее, свободы в свободном мире было мало, немного ее и сейчас. Потому что свобода несовместима со злом, и прежде всего со злом эгоизма. Любая попытка создать свободу за счет отгораживания от других людей противоречива по определению. Несвободна страна, в которой нет бесплатного медицинского обслуживания. Несвободна страна, в которой нет бесплатного высшего образования. Человек может быть свободен не лечиться и не учиться, но возможность такая у него должна быть безо всяких условий. Наконец, несвободна страна, которая страна. Сторона, сторонка, отстранение, замыкание, изоляционизм, закукливание.

Современная реакция (консерватизм, фундаментализм) поражают прежде всего желанием отгородиться. Но ведь это отгораживание питается жаждой свободы, только свободы для себя. При этом в мире полно реакции старого типа, жаждущей отнюдь не свободы, а господства, возможности командовать другими – и часто две реакции переплетаются и сотрудничают, но все же Трамп – это Запад, а Путин – Восток, и вместе им не сойтись.

Почему вдруг человек решает добиваться свободы для себя? Ведь свобода по определению одна для всех, как небо, как воздух. Так ведь тоже из любви к свободе! Надо же понимать, что не бывает людей, любящих рабство. Даже мазохисты любят боль как источник удовольствия, а не как боль. Консерватизм – это консервативное понимание свободы, это не защита рабства. Почему же красивые порывы к свободе, взвившиеся в 1960-е годы фонтанами в самых разных странах и сферах, от Второго Ватиканского собора до людей-цветов, не только не нашли отклика у большинства людей, но и были преданы большинством собственных носителей? Почему в наши дни идет откат с позиций, казалось бы, прочно завоеванных – защита гонимых, притесняемых, помощь слабым?

Предают свободу те, кто говорит о правах униженных, но при этом унижает людей, не доверяя им свободы, железной рукой загоняя их в светлое будущее

Во-первых, далеко не всегда это откат. Надо очень сильно идеализировать Венгрию или Польшу, чтобы удивляться тому, что эти страны отгораживаются от беженцев. То же самое относится к Америке – она большая, и американские шахтеры ничем не отличаются от польских шахтеров. Бедность плоха именно тем, что не дает личности развиться, сводит человека к заботе о сегодняшнем дне, причем в совершенно не евангельском смысле.

Во-вторых и в главных, это откат не от свободы, а от рабства под видом свободы. Сегодняшняя американская политическая элита, против которой голосовали голосовавшие за Трампа и которую ненавидят и голосовавшие за Клинтон, – это ведь все тот же просвещенный абсолютизм, против которого взбунтовались американцы в XVIII веке. И дело даже не в том, что в просвещенном абсолютизме абсолютизм – для низов, а просвещение – для верхов, а в том, что свобода и ложь несовместимы. Со свободой как с верой – вновь и вновь самое святое предается теми, кто должен служить святому.

Предают свободу те, кто призывает других потерпеть бедность, а сам богатеет – а ведь война с бедностью, начатая в США в 1960-е годы, была проиграна, и американские богатые все богаче и богаче. Предают свободу те, кто говорит о правах униженных, но при этом унижает людей, не доверяя им свободы, железной рукой загоняя их в светлое будущее.

Но главное – предают свободу те, кто лжет. Свобода и ложь несовместимы, а лжи в американской политике, мягко говоря, много, хотя и бесконечно меньше, чем в политике российской. Но зачем же сравнивать голову мира с его, мира, ахиллесовой пяткой! Авангард человечества должен держать фасон. И те американцы, которые протестовали против номенклатурной лжи, не могут не вызывать симпатии, хотя, конечно, нам бы их проблемы!

Возможно, самое печальное, что американцы еще мало протестовали и не против самого важного протестовали. Самая страшная ложь – ложь военная, и ответ на трагедию 11 сентября войнами – ответ лживый и страшный. Америка – маяк свободы для всего мира, но маяк должен стоять и светить, а не плавать и стрелять. Создать островок свободы и процветания в мире рабства и бедности – недурная и естественная идея, хотя и аморальная, и обреченная на неудачу. Но идея, что нужно сбрасывать свободу с беспилотников, – это вообще запредельно. Город на горе, Небесный Иерусалим отцов-пилигримов – смешно, но мило, а Небесный Иерусалим с атомной бомбой и всяким разным летальным оружием, военными базами и т.п. и не мило, и не смешно. Так ведь правда в том, что американский правящий слой намного воинственнее обычных американцев, и каждую войну этот истеблишмент начинает с оглядки на миролюбие американцев, с подбора какой-нибудь лжи, призванной войну оправдать.

Тут опять качественное отличие США от всяких разных стран, где милитаристский угар уже такой, что его и не замечают, и уверены, что хотят одного мира. В том числе, милитаристский угар – в идее, что Америка должна, обязана нести свободу в разные империи зла. Не должна! Должна не нести! Правду – да. Потому что зло начинается со лжи, расцветает ложью и ложью размножается, а рабство и нищета – это уже побочные эффекты. Но для правды американцы и так сделали более чем достаточно, создав Интернет. Было бы желание узнать правду – достаточно сильное, чтобы выучить английский.

Свободный мир – это прежде всего мир, свобода же прилагательное. Мир – как планета, мир – как человечество, мир – как отсутствие войны. Идеал, который кажется недостижимым, во всяком случае, мирными средствами. Вот пусть американцы (как символ Запада) всех завоюют и всех сделают свободными! К счастью, ничего подобного в умах американцев и Запада в целом нет. Именно это делает идеал свободного мира реальным и достижимым – хотя не при нашей жизни.

К счастью, средства построения свободного мира – творчество и честность, правда и любовь, миролюбие и милосердие – являются одновременно и целями любой человеческой жизни, так что не обязательно ждать, пока человечество сольется в экстазе, чтобы уже здесь и сейчас потихонечку получать удовольствие от свободного мира как повседневной реальности.

Яков Кротов – историк и священник, автор и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG