Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Передать власть правильно


Толпа перед Белым домом в день инаугурации президента Эндрю Джексона, 4 марта 1829 года. Литография из коллекции Библиотеки Конгресса

Толпа перед Белым домом в день инаугурации президента Эндрю Джексона, 4 марта 1829 года. Литография из коллекции Библиотеки Конгресса

Отрезок времени, когда действующий президент превратился в "хромую утку", а избранный еще не вступил в должность – исключительно ответственный период в жизни государства. Оба лидера обязаны обеспечить мягкий, гладкий переход власти от одной администрации к другой, чтобы управление страной не прерывалось ни на один день. Такой порядок сложился далеко не сразу.

Президентские выборы проходят в США в первый вторник ноября, а в должность новоизбранный президент вступает в полдень 20 января следующего года. До 1933 года, когда была принята 20-я поправка к Конституции, этот промежуток был еще больше: инаугурация нового президента совершалась 4 марта.

Как только Джордж Вашингтон объявил в 1796 году, что покидает пост главы государства, появилось 12 желающих заполнить вакансию. Фаворитами гонки стали вице-президент Джон Адамс и бывший государственный секретарь Томас Джефферсон. Кампания велась в жестком стиле. Сторонники Адамса, воспользовавшись галломанией Джефферсона, приклеили ему ярлык атеиста, опасного радикала и французской марионетки, которая спит и видит, как бы ввести в Америке гильотину и устроить революционный террор. Поклонники Джефферсона утверждали, что Адамс собирается действовать ровно наоборот: отменить Конституцию и провозгласить себя королем, а своих сыновей – наследными принцами. Президентом стал Адамс. Спустя четыре года все повторилось. Президентом был избран Джефферсон.

О сотрудничестве в переходный период не могло быть и речи – соперники люто ненавидели друг друга. Джон Адамс в оставшееся до отставки время стал энергично назначать на казенные должности, в том числе на несменяемые судейские, свою креатуру, в последние часы просидел над бумагами чуть ли не всю ночь. Этот эпизод вошел в анналы истории под названием "Полуночные судьи". Впоследствии Томас Джефферсон отказался утвердить эти назначения. Один из таких назначенцев, Уильям Марбери, обратился в Верховный суд США. Суд назвал отказ в выдачи Марбери судейской лицензии незаконным, но в то же время признал неконституционным закон, на основании которого Марбери подал свою петицию, – он был принят Конгрессом "хромых уток" и подписан президентом – "хромой уткой".

Джефферсон назвал свою победу "революцией 1800 года". Поражение было настолько горьким для Адамса, что он отказался от присутствия на церемонии приведения Джефферсона к присяге и покинул Вашингтон на рассвете в день инаугурации. Этот драматический момент запечатлен в сериале Тома Хупера по сценарию Кирка Эллиса "Джон Адамс". Второго президента США в нем играет Пол Джаматти.

Адамс и Джефферсон больше никогда не встречались, но помирились заочно. Они вступили в переписку, которая продолжалась до конца их жизни, а умерли они в один и тот же день с интервалом в четыре часа – сначала Джефферсон, затем Адамс. Дата их смерти – 4 июля 1826 года, 15-я годовщина принятия Декларации независимости. Конгресс поручил Джефферсону написать проект этого документа по рекомендации Адамса. Переписка этих двух великих государственных мужей – общим числом 158 писем – вошла в золотой фонд американской политической мысли.

Члены комитета по составлению проекта Декларации независимости представляют проект Конгрессу. Стоят крайний слева – Джон Адамс, второй справа – Томас Джефферсон. Художник Джон Трамбалл. 1819

Члены комитета по составлению проекта Декларации независимости представляют проект Конгрессу. Стоят крайний слева – Джон Адамс, второй справа – Томас Джефферсон. Художник Джон Трамбалл. 1819

Сын Джона Адамса, госсекретарь Джон Квинси Адамс, стал в 1824 году шестым президентом США. Его главным соперником был генерал Эндрю Джексон. Кампания эта тоже велась, увы, далеко не джентльменскими методами. Джексон выиграл и по голосам избирателей, и по выборщикам. Но поскольку кандидатов было четверо, он не смог набрать больше половины выборщиков, и право избрания президента перешло к нижней палате Конгресса, где один из кандидатов, спикер палаты Генри Клей, обеспечил большинство Адамсу-младшему в обмен на пост госсекретаря.

Спустя четыре года Джексон решил взять реванш. Эта кампания считается самой грязной в истории США. В ход шли самые гнусные сплетни об аморальности кандидатов. Газеты не щадили ни их жен, ни матерей. Обмен любезностями продолжался до бесконечности: безбожник, развратник, алкоголик, маньяк, садист... Был момент, когда Джексон, отчаянный дуэлянт, был готов вызвать Адамса на дуэль.

В итоге генерал выиграл выборы, но лишился горячо любимой жены: не выдержав диких оскорблений, не отличавшаяся крепким здоровьем Рэйчел Джексон скончалась через месяц после выборов.

Джон Квинси Адамс – первый президент, запечатленный на дагерротипе. Снимок сделан в 1843 году Филипом Хаасом. Оригинал утрачен

Джон Квинси Адамс – первый президент, запечатленный на дагерротипе. Снимок сделан в 1843 году Филипом Хаасом. Оригинал утрачен

Как и его отец, Джон Куинси Адамс не пожелал присутствовать на торжествах по случаю инаугурации своего врага и рано утром покинул Вашингтон. Проиграв выборы, он записал в дневнике:

Ô Richard! Ô mon roi!
L'univers t'abandonne!

(О Ричард, мой король!
Вселенная отвергла тебя!)

Это начало арии трубадура Блонделя, обращенной к плененному Ричарду, из оперы Андре Гретри "Ричард Львиное Сердце". Адамс, страстный операман, присутствовал на одном из первых ее исполнений в Париже в 1784 году. Французские роялисты сделали эту арию своим гимном, заменив Ричарда Людовиком.

По случаю своей победы Джексон устроил в Белом доме (который тогда так еще не назывался) день открытых дверей: войти в него и получить угощение мог любой желающий. Мероприятие закончилось плохо. Толпа перепилась, стала буянить и крушить дорогую мебель и фарфор, так что самому Джексону, боевому генералу, пришлось спасаться бегством.

15-й президент США Джеймс Бьюкенен заслужил порицание потомков своим бездействием в качестве "хромой утки". Момент был исключительно острый. Страна стояла на пороге гражданской войны. Со дня выборов 6 ноября до дня инаугурации 4 марта 1861 года от Союза отделилось семь штатов. Бьюкенен считал, что они не имеют на это права, но и войну против отделившихся штатов полагал неправомерной. Можно ли было избежать наихудшего сценария? Историки по сей день спорят об этом. При новом президенте Аврааме Линкольне война стала неизбежной.

Первым президентом, который всерьез задумался о том, что переходный период необходимо сократить, был Вудро Вильсон. В 1916 году он избирался на второй срок, но уверенности в победе у него не было. В Европе бушевала война, и слоганом кампании Вильсона были слова "Он удержит нас от вступления в войну" (помимо Европы, имелось в виду и возможное вмешательство США в гражданскую войну в Мексике). Что если в критический момент страна останется без полноценного руководства?

На случай своего поражения Вильсон разработал план немедленного перехода власти к новой администрации. В то время вторым в очереди на замещение поста президента был после вице-президента государственный секретарь. За два дня до выборов Вильсон написал письмо госсекретарю Роберту Лэнсингу. Он сам напечатал его на машинке. План был такой: если выборы выиграет его соперник, кандидат республиканцев Чарльз Эванс Хьюз, Вильсон назначит его госсекретарем, а сам вместе с вице-президентом уйдет в отставку. Таким образом, Хьюз получит президентские полномочия сразу после выборов.

Случай реализовать свой план Вильсону так и не представился: он выиграл, хотя и не без труда. О существовании плана американцы узнали в 1935 году из мемуаров Лэнсинга, опубликованных посмертно.

Драматическая ситуация сложилась после выборов 1932 года. Они проходили в разгар Великой депрессии, которую избиратели считали следствием неудачной политики президента Герберта Гувера. Гувер разработал план выхода из кризиса и уже огласил его, однако избиратели отдали предпочтение Франклину Рузвельту. Гувер неоднократно предлагал Рузвельту встретиться, чтобы обсудить антикризисные меры, но Рузвельт уклонялся от встречи, не желая ассоциироваться с непопулярным предшественником. Тем временем кризис усугублялся. Один раз они все-таки встретились. После встречи Гувер назвал Рузвельта "приятным и дружелюбным, но плохо информированным и недальновидным" человеком.

Гувер стал писать письма Рузвельту, убеждая его в необходимости сотрудничества. Будучи лидером большого международного опыта, хорошо разбиравшимся в вопросах макроэкономики, он настоятельно предлагал преемнику вместе обсудить повестку дня и составить список делегации на Международной экономической конференции в Лондоне, запланированной на июнь 1933 года:

Если бы не требующая неотложных мер ситуация как в стране, так и в мире... и не величайшая опасность бездействия, было бы в порядке вещей отложить рассмотрение всех этих проблем до смены администрации, но ввиду остроты настоящего момента я бы пренебрег своим долгом, если бы не способствовал всеми силами скорейшему разрешению этих вопросов.

Рузвельт отвечал ему вежливо, но сухо, подчеркнуто подписываясь "губернатор Рузвельт" (сегодня победитель президентских выборов до вступления в должность называется president-elect – "избранный президент"):

Вследствие того факта, что, согласно Конституции, я не вправе брать на себя полномочия, касающиеся повестки дня экономической конференции, ранее 4 марта, а также вследствие обнаружившихся расхождений в наших взглядах... я должен почтительно предложить отложить вопросы о составе делегации и о программе экономической конференции вплоть до 4 марта.

Упорное нежелание Рузвельта сотрудничать в течение всех 146 дней переходного периода имело весьма серьезные последствия для всего мира. Делегацию США в Лондоне возглавил государственный секретарь Корделл Халл. Ждали Рузвельта, но он не приехал, и не потому, что был занят. Вместо конференции он отправился в морское путешествие на яхте. Вот что говорит об этом специалист по истории экономической политики США Эмити Шлёс:

Представьте себе Европу в 1933 году. Она находилась на краю пропасти: в Германии избран Гитлер, в Италии – Муссолини. Что дальше? От Америки ждали, что она возьмет на себя роль лидера... Корделл Халл просил: "Примите какой-нибудь закон о свободе торговли, отмените протекционистские тарифы. Тогда я смогу ехать в Лондон не с пустыми руками и мы, возможно, договоримся до чего-нибудь. Я еду в Лондон вести переговоры о свободе торговли, но мне нечего предъявить партнерам". Конференция кончилась безрезультатно, Халл был удручен. Его слова оказались пророческими: торговля была значительной составной частью мира.

Для Европы, пишет Эмити Шлёсс, позиция Рузвельта была равнозначна призыву "Спасайся, кто может!". Результатом стало углубление мирового экономического кризиса и разобщение демократических стран в тот самый момент, когда требовалась сплоченность.

4 марта 1933 года. Президент Герберт Гувер и избранный президент Франклин Рузвельт направляются в Капитолий на церемонию инаугурации Рузвельта. Фото из собрания Национального управления архивов и документации (NARA)

4 марта 1933 года. Президент Герберт Гувер и избранный президент Франклин Рузвельт направляются в Капитолий на церемонию инаугурации Рузвельта. Фото из собрания Национального управления архивов и документации (NARA)

После инаугурации поползли абсурдные слухи о том, что Гувер скрылся от ареста на яхте Эндрю Меллона, прихватив с собой золотой запас США. Рузвельт до такой степени ненавидел Гувера, что исключил его из списка именинников, которым полагается поздравление от Белого дома, и переименовал плотину на реке Колорадо, носившую его имя.

Сам президент Рузвельт никому передать дела не смог: он избирался четырежды подряд и скоропостижно скончался на посту. А вот его преемник Гарри Трумэн сделал все, чтобы избранный президентом в 1952 году Дуайт Эйзенхауэр мог приступить к работе с первого же дня. Об этом Трумэн не без гордости сказал в своем прощальном обращении к нации.

Гарри Трумэн: В следующий вторник генерал Эйзенхауэр вступит в должность президента Соединенных Штатов. Вскоре после того, как новый президент будет приведен к присяге, я окажусь в вагоне поезда, везущего меня в мой родной город Индепенденс, штат Миссури. Я снова стану обыкновенным гражданином этой великой республики. Так оно и должно быть. День инаугурации станет яркой демонстрацией нашего демократического процесса. Я рад участвовать в нем, рад пожелать генералу Эйзенхауэру всяческих успехов, рад тому, что весь мир увидит, как просто и спокойно наша американская система передает огромную власть президента из моих рук в его. Это наглядный урок демократии. Я горжусь этим и знаю, что и вы тоже гордитесь. Последние два месяца я делал все от меня зависящее для того, чтобы этот переход был упорядоченным. Я обсуждал с моим преемником проблемы страны, как внешние, так и внутренние, а члены моего кабинета обсуждали их с теми, кто приходит им на смену. Генерал Эйзенхауэр и его сотрудники в полной мере сотрудничали с нами. Такого перехода власти от одной партии к другой в нашей истории еще не было. Полагаю, мы создали прецедент.

Именно Гарри Трумэн положил начало традиции плавного перехода власти. Сдав дела, он и его жена сели на поезд и отправились к себе домой, в город Индепенденс в штате Миссури, как обычные рядовые граждане. Ни охраны, ни президентской пенсии, ни оплаты расходов за казенный счет президенту в то время не полагалось.

Джеральд Форд стал президентом в чрезвычайных обстоятельствах. 9 августа 1974 года 37-й президент США Ричард Никсон досрочно сложил с себя полномочия. К этому решению его вынудили обстоятельства: если бы он не ушел сам, Конгресс принудительно отстранил бы его от власти в порядке импичмента с последующим привлечением к уголовной ответственности. Таков был итог Уотергейта – действий президента, которые историк Артур Шлезингер назвал "президентским переворотом", а нижняя палата Конгресса охарактеризовала как "подрыв конституционного правления".

Пост президент занял вице-президент Форд. Он был не избран, а назначен вице-президентом после того, как в 1973 году его предшественник Спиро Агню ушел в отставку из-за обвинений в коррупции. Впервые в истории США главой государства – в полном соответствии с Конституцией – стал человек, за которого никто не голосовал ни как за президента, ни как за вице-президента.

Джеральд Форд прекрасно сознавал свою неполную легитимность. Церемония приведения к присяге (она состоялась в тот же день, что и отставка Никсона) была скромной. В своей речи президент Форд постарался обратить обстоятельства своего прихода к власти в свое преимущество.

Джеральд Форд: Я в полной мере сознаю, что вы не избирали меня своим президентом посредством голосования, и прошу утвердить меня в должности президента своими молитвами. Надеюсь, эта молитва не будет последней. Если вы не избирали меня тайным голосованием, то и я получил этот пост, не давая никаких тайных обещаний. Я не вел кампании за избрание ни президентом, ни вице-президентом. Я не брал на себя обязательства выполнять какую-либо партийную программу. Приступая к этой трудной работе, я ничем не обязан ни единому человеку, кроме своей дорогой жены.

Спустя месяц Форд помиловал Никсона. Это решение навлекло на него подозрения в том, что тайное обещание все-таки имело место.

В 1980 году переход произошел настолько успешно, что новоизбранный президент республиканец Рейган счел нужным начать свою инаугурационную речь с благодарности экс-президенту, демократу Джимми Картеру.

Рональд Рейган: Для некоторых из нас сегодня торжественный и значительный день. Хотя в истории нашей нации это вполне обычное событие. Планомерный переход властных полномочий, как и надлежит согласно Конституции, происходит вот уже почти два столетия, и немногие из нас задумываются, насколько мы в этом отношении уникальны. В глазах множества людей в мире эта повторяющаяся каждые четыре года церемония, столь обычная для нас, выглядит как настоящее чудо. Господин президент, я хочу, чтобы наши дорогие сограждане знали, как много вы сделали для того, чтобы поддержать эту традицию. Своим любезным сотрудничеством в переходный период вы продемонстрировали взирающему на нас миру, что мы единый народ, считающий своим долгом поддерживать политическую систему, которая гарантирует личную свободу в большей степени, чем любая другая. И я благодарю вас и ваших сотрудников за вашу помощь в обеспечении непрерывности того, что является оплотом нашей республики.

Образцово организовал передачу дел переходной команде Барака Обамы Джордж Буш-младший. Уже в мае 2000 года глава его аппарата Джош Болтон издал распоряжение, которым установил 1 июня в качестве крайнего срока для новых законодательных инициатив правительства. Сразу после выборов президент Буш обратился к своему аппарату со специальным заявлением.

Джордж Буш-младший: Мирный переход власти – один из признаков настоящей демократии. И сделать так, чтобы эта традиция была соблюдена без всяких осложнений, – главный приоритет остатка моего президентского срока. Перед нами стоят экономические проблемы, которые не сделают паузы, чтобы дать возможность новому президенту освоиться с ними. Это будет также первый за 40 лет переходный период в условиях военного времени. Мы ведем борьбу с ожесточенными экстремистами, преисполненными решимости напасть на нас, и ничего они не желали бы так, как воспользоваться этим периодом, чтобы причинить зло американскому народу. Поэтому в ближайшие 75 дней все мы должны обеспечить следующему президенту и его команде возможность сразу же приступить к работе. Все ведомства и агентства федерального правительства вот уже более года готовятся к мягкому переходу власти. Мы проводили брифинги руководителей разведки для избранного президента, министерство юстиции предоставило членам переходной администрации доступ к секретной информации. В ближайшие недели мы попросим должностных лиц администрации ознакомить команду Обамы с проблемами текущей политики, начиная положением на финансовых ранках и кончая войной в Ираке. Я жду возможности обсудить эти вопросы с избранным президентом в начале будущей недели.

Мало того: поскольку страна в тот момент пребывала в состоянии глубокого экономического спада, советники Буша и Обамы совместно разработали план спасения крупнейших банков, и Буш провел через Конгресс решение о выделении на эти цели 350 миллиардов долларов из федерального бюджета. Именно это решение стало началом выхода из рецессии.

Барак Обама и Дональд Трамп провели пока единственную встречу 10 ноября, после которой сделали заявления для прессы.

На этот раз к обычной процедуре передачи власти добавляется и совсем новая область – цифровое наследие предыдущей администрации. То есть контроль над аккаунтами в социальных сетях.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG