Ссылки для упрощенного доступа

Назвав Украину "слабым государством", политолог Екатерина Шульман разворошила осиное гнездо

Увлекательная, хоть местами и не вполне понятная для широкой публики дискуссия разгорелась в последние дни в соцсетях после публикации на «Росбалте» интервью политолога Екатерины Шульман, посвященного гибридным политическим режимам. Что это за режимы и какие страны к ним относятся, героиня интервью поясняет еще в самом начале.

Любая научная классификация условна. Разложить страны по корзинкам — означает упростить ситуацию. Но без классификации наука жить не может. Научный консенсус сегодня в том, что входным билетом в волшебный клуб стран-гибридов являются многопартийность и регулярные выборы. Как бы ни был авторитарен режим, если есть хотя бы две партии, и они могут принимать участие в выборах, которые проходят в определенные законом сроки, — страна уже не считается классической автократией, диктатурой или тиранией.
Образцовыми гибридами считаются Россия и Венесуэла.

Ведущий предлагает классифицировать еще несколько стран, и выясняется, что Казахстан с Киргизией – тоже "гибриды", Беларусь – нет, Таджикистан и Туркмения – автократии, а Украина – "так называемая анократия, или слабое государство".

У ряда комментаторов определения, данные Екатериной Шульман, вызвали недоумение.

Александр Морозов

Шульман в интервью Росбалту называет Украину "анократией", т.е. употребляет термин, который в мировой политологии относится к Сомали и Зимбабве. Она совершает совершенно контрабандный перенос этого понятия, обозначающего практический паралич государственных институтов и переход управления под альянс конкурирующих банд. Делает она это ставя рядом выражение "слабое государство". Это совершенно разочаровывающий трюк в ее интервью. Это же полный вздор. Позиция ничем не отличающаяся от пропагандистской позиции Russia Today и Первого канала. При том, что очевидно, что Украина не является ни failed state, ни anocracy, ни "слабым государством" в сетке политологических классификаций. Что - в Украине уличное насилие контролируется местными бандами? Не действуют суды? Центробанк отказался от собственной валюты, как в Зимбабве, не в силах справится с галопирующей инфляцией? Развалилась национальная армия? Что, есть какие-то радикальные отличия украинского политикума от болгарского или сербского, например?
Короче, конечно, Шульман - симпатичная и оптимистичная женщина, но вот тут наглядно видно, что все это крайне некорректная "политология", которая плоха именно тем, что пользуется академическим словарем для совершенно дезориентирующих целей.

Grigorii Golosov

И еще раз по поводу творчества Екатерины Шульман. Похоже, активные интернет-пользователи разрывают гугл, пытаясь найти доказательства тому, что в Сингапуре и Таджикистане нет оппозиционных партий. Доказать это легко, по известной хармсовской схеме: "Мясо Александр Иванович не ест и женщин не любит. Хотя, иногда любит. Кажется, даже очень часто. Но женщины, которых любит Александр Иванович, на мой вкус, все некрасивые, а потому будем считать, что это даже и не женщины."

А я пока поговорю о гибридных режимах. Термин этот в последнее время приходится слышать слишком часто, хотя, как правило, от одного и того же автора, - но столь популярного среди интернет-пользователей и радиослушателей, что идея начала овладевать умами масс. Так вот (отвлекаясь от обстоятельств появления этого понятия как переходного к гораздо более точному понятию об электоральном авторитаризме per se), я считаю, что этот термин оправдан либо как зонтичный, относящийся к двум разнокачественным феноменам - несовершенной (дефективной) демократии и электоральному авторитаризму, либо как остаточный, когда мы имеем дело с не поддающимися эмпирическому определению случаями. Но таких случаев очень мало. А как зонтичный термин, он имеет описательную ценность (поскольку позволяет отличить этот круг феноменов как от полных демократий, так и от автократий без формализованной структуры политического соревнования), но не объяснительную. С точки зрения основной каузальности, демократии, к которым его применяют - это демократии (например, Колумбия), а авторитарные режимы - это авторитарные режимы (например, Россия). Тексты Шульман не совсем безобидны, иначе я бы не вдавался здесь в тонкости сравнительного метода. Эти тексты показывают, что получается, когда логику развития несовершенных демократий начинают применять к авторитарным режимам. А получается сплошной оптимизм, что всегда приятно. Но, увы, не всё приятное полезно.

Критикуют Екатерину Шульман не только за применение терминов, но и за то, что видится как оптимизм в отношении российского режима.

Konstantin Kim

По интервью впечатление, что Шульман не только постоянно попадает в белый свет как в копеечку со своим ультраоптимизмом, не коррелирующим с реальностью нигде, но и очень плохо знает матчасть. В "Китае, где всего одна партия", парламентаризм успешно имитируется со времен основания КНР: есть семь официально разрешенных "малых партий", которые даже как бы участвуют и в выборах, и в формировании кабинета. Фейковая многопартийность существовала и в суровой диктатуре ГДР (где имелась даже партия НДПГ для бывших нацистов), и при изуверском режиме Трухильо в Доминикане, и черт знает где еще. У людей ее круга популярно выражение "понижение дискуссии" - к которому относят сравнение Путина с Гитлером, РФ со сталинским СССР и так далее. Так вот, любое рассуждение о многопартийности как чем-то, исключающем классический авторитаризм - наивное заблуждение и опаснейшее _повышение_дискуссии_, за которым неизбежна терпимость к тому, что терпимым быть не может.

Думается, олицетворяемый ей дискурс "либерал-оптимизма в рамках законности" существует лишь потому, что в тамошней картине мира нескольких ключевых факторов, общеизвестных всем остальным, вообще нет. Как минимум, нет нарастающей российской милитаризации, огромных военных расходов, перевооружения армии (причем под массовую конвенциональную войну), за которыми на практике обычно что-то следует. Поскольку в реальности либерал-оптимистов этого явления не существует (иногда для доказательства его отсутствие подкрепляется невероятно глупым и некомпетентным сравнением военных бюджетов в лоб, иногда и вовсе голословно), и все вытекающие из милитаризма феномены им видятся лишь имитацией: военная пропаганда, нагнетание антизападничества, угрозы прямым текстом и пр. А от веры в гибридную имитативность идет и отрицание параллелей со сталинизмом (которых все больше и которые все сущностнее), и убежденность в невозможности эскалации репрессий, и прочий самообман.

Ирина Павлова

Теория гибридных режимов <...> уводит от анализа механизма реальной российской власти, затуманивая саму необходимость его понимания. Но главное в том, что эта теория оптимистична. Она даёт надежду! «Мое мнение, – убеждает политолог, – печалиться не о чем… У нас есть все предпосылки для демократического развития. Костяк нашей конституционной системы, несмотря на изменения последних лет, достаточно здоровый. У нас есть институты, подобные институтам развитых стран, и не все из них являются декорацией..». И т.д. И т.п. В целом, россияне, всё будет хорошо, – говорит политолог, – надо лишь «держаться в рамках закона». Т.е. предполагается, что в России и правовое государство наличествует.


Но главный спор разгорелся под критическим постом Александра Морозова, где обсуждают, можно ли на самом деле считать Украину анократией.

Глеб Павловский

Екатерина права, а ты нет. И обидного ничего тут нет. Анократия - просто очень слабая демократия с полупритворными институтами, являющимися на деле сговорами групп элиты. Это про наши 90-нач.нулевых - и про Украину сегодня. Причины разные, но речь о модели. В РФ почему-то принято званием "демократии" награждать, как орденом Мать-Героиня

Svetlana Bodrunova

А Вы точно уверены, что анократия - это аналог failed state? В отчете Marshall&Cole 2009 года это как раз переходный термин между полной/неполной демократией и (полу)авторитарными режимами. Такой вариант, который как раз позволяет страну не записывать ни в один из этих лагерей.

Александр Морозов

да-да, это она повторяет, про Маршала и Коля и это определение цитирует. Но под это широкое определение попадают в таком случае все "гибридные режимы", включая и российский. Это тогда - синоним гибридности. А она выделяет только украину в anocracy. В этом - фокус. При том, что это понятие в узком смысле в отношении Украины употреблялось кое-где политологами на момент бегства Януковича (2014). В отношении сегодняшней Украины это понятие является очевидной подменой.

Svetlana Bodrunova

Не уверена. Масса признаков именно слабости политических институтов и их замены на клиентелу налицо. Тут можно спорить содержательно о степени анократичности, но это не подмена понятий, а нормальный политологический спор. Может, я чего-то не знаю про Украину, конечно. Это возможно и даже очень вероятно. Но можно дождаться очередного рейтинга и посмотреть. В любом случае Екатерина не настолько неправа; анократия - да, практически аналог гибридности, а точнее - точка бифуркации. Я бы так определила. И пока Украина, на мой скромный взгляд, из нее не вышла. А Вы считаете, что вышла. Но это содержательный спор, а не спор о понятиях.

Аркадий Бабченко

Украина, конечно, не фейлд стейт, но и сказать, что государство в Украине встало на ноги тоже нельзя

Vasily Zharkov

Безотносительно оценки интервью, термин анократия трактуется Вами, Александр, редуцированно -- это действительно промежуточная форма между классической демократией и авторитаризмом. Устойчивой и развитой демократией Украину называть все-таки преждевременно, авторитаризм в ней не сложился, так что это именно анократия. Как и многие другие страны мира, в т.ч. в Африке, ничего обидного в этом нет. Важно, куда эволюцонирует анократия. В случае с Украиной остаются шансы на развитие в сторону демократии. В случае с Россией эти шансы, пусть и значительно в меньшей степени, но тоже присутствуют, между прочим. Ставить знак равенства между анократией и фейлд стейт вовсе некорректно и отдает истерикой, простите. (Смеется) так, наверное, только в Москве думают, крепя день ото дня священную вертикаль :)

Roman Nandn

Между прочим, википедия относит к Анократии и Россию. С чем нельзя не согласится, прочитав что означает на самом деле это определение (а не то, что вложила в него госпожа Шульман в своем интервью). Не будем забывать, что все так называемые наши политические аналитики, действующие в публичном поле - действуют с оглядкой а иногда и по прямому указанию "кровавой руки кремля" )

Рыклин Александр

Российские и украинские институты сравнивать невозможно... Украинские институты, конечно, слабые... Как древний, ржавый трактор... Он дымит, гремит, воняет, на него уже нет запчастей, но, теоретически, чего-нибудь вскопать на нем можно... А российские институту это красивый дорогой муляж современного трактора. С определенного расстояния его не отличишь от настоящего... Но стоит подойти поближе, я уже не говорю забраться внутрь, как становится понятно, что модель никак не действует, потому что она целиком из картона...

Vasily Gatov

Мне нравится эта аналогия (грешен, сам неоднократно обращался к образу имитации), но по факту за "потемкинскими имитациями" вполе себе есть какие-то функционирующие компоненты. Возможно, они принадлежат не "государству" как таковому, а некоторым кланам, приватизировавшим институты, но в их наличии сомневаться не приходится. В "точечных ситуациях" то, что называется государством в России вполне эффективно (хотя и со скрипом) "пашет" на этих устройствах.

Константин Куортти

Чтобы не ошибиться, надо делить лишь на демократии и тирании. Более подробное различение выгодно только тиранам и политологам )

Смысл малоизвестного термина пытается прояснить Григорий Голосов – и заодно критикует его как бесполезный, наряду с концептом «гибридного режима», после чего спор приобретает сугубо академический характер.

Отвечая на вопрос коллеги, написал несколько слов о понятии "анократия". Возможно, это представляет более широкий интерес. Понятие используется в БД Polity IV (П4). Оно происходит из довольно кривой теории Г. Экстейна, на которой П4 исходно строилась. Эта база ведь, по теоретическому замыслу, не про режимы, а про authority patterns (АР). Если АР не когерентны через разные секторы политии, то можно констатировать анократию. А проблема, в том, что критериев этой когерентности у Экстейна не было, и разработать их, полагаю, невозможно. Естественно, сама П4 стала-таки про режимы, в каковом качестве ныне и используется. Но исходный понятийный ряд остался. Анократию в П4 определяют через усреднение значений по шкалам "демократии" и "авторитаризма": это режимы, где средние - около нуля. Это вовсе не эквивалентно понятию о failed state. Однако дыра в теоретическом фундаменте делает концепт слишком сложным и практически неприменимым. Анократий получается слишком много, и если учесть, что содержательно это "ни рыба, ни мясо", то пользы от такого концепта ровно никакой. В этом он близок к концепту "гибридных режимов".

Ilya Matveev

Раньше мне нравилось понятие "гибридный режим", в основном из-за текстов Генри Хейла. Но сейчас я понимаю, что Grigorii Golosov прав и нет никаких причин смешивать авторитаризм и демократию в одном понятии. "Электоральный авторитаризм" - действительно более точный термин. (Хейл по-прежнему нравится, но он все объясняет через "патрональную политику", а не через "гибридный режим" как таковой.)

Другое дело, что в части рекомендаций Екатерина Шульман в своем интервью ничего крамольного не говорит и "опрокидывающие выборы" (камень преткновения в споре о гибридном режиме/электоральном авторитаризме) не упоминает. А говорит расплывчато о "трансформации режима". Думаю, так же расплывчато мы все ее и представляем.

И опять же другое дело, что ситуация с выборами - самостоятельный каузальный фактор, но не единственный. На мой взгляд, Россию продуктивно сравнивать с Турцией и Венгрией, хотя там действительно все еще демократия, пусть и deficient. Зато авторитарно-популистская, националистическая повестка режима очень похожая. А на постсоветском пространстве продуктивно сравнивать авторитарные и ограниченно-демократические режимы, потому что есть ключевые сходства в политэкономии и характере государства. Но с терминологией лучше и правда аккуратнее.

Екатерина Шульман

И, пока я не убежала, к дискуссии с Grigorii Golosov. Наш спор не вчера начался - когда Репаблик был еще Слоном, у нас с ним там вышло по статье ровно на эту же тему - продуктивное ли научное понятие "гибридные режимы", или непродуктивное. Вот моя статья: https://republic.ru/posts/48948 Вот Голосова: https://republic.ru/posts/1607 Базовое различие между нами - в предмете изучения, и. соответственно, в угле зрения, потому что все специалисты рассматривают реальность через призму своего специфического интереса. Голосов занимается преимущественно партиями, я занимаюсь преимущественно законотворчеством. Поэтому для него ключевое понятие - репрезентативность, для меня - механизм принятия решений. Когда он говорит, что Россия - однопартийная автократия, для меня это малоосмысленно, потому что с моей научной колокольни Россия если и автократия, то беспартийная - партии в ней не являются субъектами процесса принятия решений. В этом смысле для меня что Единая Россия, что Справедливая - не субъекты изучения, меня в парламенте интересуют группы интересов и их взаимоотношения в процессе законотворчества, то есть балансировки этих интересов. А для Голосова парламент является фиктивной структурой, потому что он нерепрезентативен. Отсюда и претензия к термину "гибридность" - ровно та, за которую я его и употребляю: он безоценочный. Оборотная сторона этой безоценочности - неопределенность. Но и она может быть преимуществом, если мы изучаем сложные социально-политические явления, не сводимые к рубрикам "Ура! и "Долой!". Является ли этот спор схоластическим, как жалуются дорогие читатели? Разумеется, является - пришли к двум схоластам, и удивляетесь, что у них споры схоластические, ишь.

Многих, впрочем, порадовала возможность ознакомиться со спорами политологов – и заодно узнать новое слово.

Konstantin Sonin

Здравствуй, новый академический мир. Кто не понимает - по ссылке внизу - ведущий (с огромным запасом) специалист по политической науке в стране критикует одного из самых интересных комментаторов (и тоже учёного-политолога). Кто-то видит в этом ссору и негатив - а я вижу полноценный новый уровень. Наконец-то в российской политической науке могут вестись публичные дискусии, в которой оппоненты серьёзно опираются на данные и современные методы (даже если один обвиняет другого в незнании данных и использовании устаревших методов). Тем более, что речь идёт, в кои-то веки, не про собственно Россию, а про полноценную сравнительную перспективу. Прекрасно, по-моему.

Vsevolod Chernozub

Лучшие дискуссии в России на Новый год и летом. Достаточно недели застывшего времени, безлимитного сна и обильного питания.

Интервью хорошее. Шульман, говоря академическим, но живым языком, снимает у аудитории симптомы острого ощущения уникальности.

Русские, беларусы, азербайджанцы, армяне уверены, что их режим эксклюзивен. Других таких нет, а если и есть, то именно у них и научились.

Так вот беседа Губина с Шульман не про политологию, а про психотерапию. Присаживайтесь, удобно?, водички?, специалистами накоплен солидный опыт, выход есть и можно его найти. При желании.

Родион Водейко

Интересно, каков суточный прирост гуглопоиска по слову "анократия" за последние сутки?

У меня есть интернет-знакомый (авторитет в одной знаковой, но совершенно неполитической сетевой тусовке) который во времена оны любил разразиться длинной интересной мессагой, по итогам которой сообщество почти обязательно и моментально уличало его в фактических ошибках в ней.

На что он отвечал в 2 классических пункта: 1) факты ничто - главное мысль! и 2) я специально эту "фигню" написал, чтобы вы полезли в гугл и узнали, кто такой (что такое) Х.

В общем, спасибо Екатерине ;-)

Alexander Etkind

Тут в ленте Екатерина Шульман, Grigorii Golosov и другие политологические друзья спорят о гибридных режимах. У меня тоже есть мнение (что этот режим давно уже авторитарный), но я лучше процитирую Ренату Муху, поэтессу:

Мама зебра, папа лось
Как им это удалось

Вспомнили комментаторы и другую статью, в которой восемью годами раньше прозвучал экзотический термин «анократия».

Nickolay V. Kononov

В скандале по поводу употребления политологом Шульман термина "анократия" применительно к Украине всплыла ссылка на великую статью Владимир Федорин (Vladimir Fedorin). Великая она потому, что 2009 год, медведевская оттепель, нефть высока, поколение эпик хироу примеривает первые модные ботинки и понимает, что не готово умирать на баррикадах, — и вдруг редактор русского Forbes пишет в русском же Newsweek:

"Руководители страны не справляются с армией своих подчиненных в погонах и без, которая грабит и убивает мирное население <...> Если мы хотим раз и навсегда раздавить эту гадину, нам нужна не амнистия, а реабилитация невиновных. Те, кто разрушил их жизнь, должны понести наказание.

Это более долгий и затратный путь, чем выпустить всех чохом и забыть. Он требует другого уровня ответственности и от элиты, расстающейся с проклятым прошлым, и от гражданского общества, которое, как мы знаем, легко впадает в спячку.

Но и выигрыш колоссален. Вот что пишут историки Александр Некрич и Михаил Геллер о хрущевской реабилитации жертв коммунизма: «Она была необходима не только тем, кого она непосредственно затрагивала… но имела огромное моральное значение для всего народа. Совесть как врожденное и необходимое качество человеческого бытия была пробуждена».

Я не вижу причин, по которым современное российское общество не могло бы справиться с задачей, которую полвека назад решил Никита Хрущев. Во второй половине 1950-х было реабилитировано более 700 000 человек."

http://www.forbes.ru/column/31099-trebuite-nevozmozhnogo

Что до Украины, комментаторы указывают, что в нынешней ситуации обсуждать политическое устройство этой страны стоило бы с большей осторожностью, особенно находясь в России.

Alex Shirinkin

С двух орудий стрельнули по Е.М. Шульман разом вдруг.
Вероятно, не без оснований. У меня сразу возникло подозрение, что "гибридики" неэвристичны и большей частью бесполезны научно, а политически - и вредны, пожалуй, о чем Г.А. Голосов в очередной раз сообщил общественности. Поскольку он это уже писал, но адресат в дискуссию не вступил, можно сделать вывод, что позиция Е.М. Шульман изменений не претерпела.
А уж про Украину она совсем зря так рубит: у нас людей, которые реально разбираются в текущей институциональной ситуации в Украине - кот накакал. Что у них там нынче - анократия и вик- или фейлд-стейт - кто ж может наверное сказать без полевых исследований и нормального проекта на хотя б полгодика? В итоге все зависит от исследовательского субъективного фокуса, особенно в нашей российской политизированной донельзя украинской повестке. Видишь в\на Украине признаки форсирования политической модернизации и системную перестройку постсоветского УГ - враг России тебе имя, получай рубище и остраками тебя, остраками. Называешь происходящее там институциональной деградацией и обнаруживаешь Сомали - воленс-ноленс присоединяешься к хору пропагандонов, и даже честная научная попытка разобраться в предмете неизбежно растворится в коллективном копрометании "экспертов" гостелерадио. Так что, как говаривала Людмила Прокофьевна Калугина, "деликатность и такт"!

Olga Prokhorova

Почитала тут хайп вокруг интервью Шульман и имею сказать. Кратко поясняю, речь идет о цитате: "Украина — это так называемая анократия, или слабое государство. Украина не похожа на Россию вообще ничем, она выбивается из постсоветской государственной матрицы. Но слабое государство — это перекресток больших возможностей. Украину может понести как в сторону failed state, так и в сторону демократии." Наверное, когда профессиональный термин похож по звучанию на оценочное суждение - а термин "слабое государство" (weak state) именно так звучит - необходимо давать более подробные разъяснения, потому что разгоряченные люди впадают в болезненный гонор типа "ты кого сейчас слабым назвал? я слабак по-твоему? и пр.пр." Люди не умеют читать, и эту реальность надо учитывать, в особенно тонких местах давая полные разъяснения. То, что "слабое" относится не к характеру граждан, не положению на мировой арене, а к устойчивости/ неустойчивости гос. институтов - упускаются из виду теми, кто уже успел обидеться.

Мне это все напоминает историю, как папа мой пришел к учительнице в начальной школе, которая травила меня легитимными методами советского педагога, и сказал, что надо учитывать, что у девочки тонкая психика. "Психика?! - возгласила немедля Полина Федоровна, - ведите ее к психиатру!"

Справедливость написанного выше уже иллюстрируют украинские пользователи соцсетей.

John Gamolsky

народ подтягивайтесь, нас тут с Сомали и Зимбабве одна особь сравнивает ))

Tetyana Kohanovska

Кто там у меня в ленте Екатерину Шульман хвалил?
Не читайте до обеда российских политологов. И до завтрака, и до ужина, и вообще никогда. Потраченное время и нервы.

Кому-то, впрочем, показался некорректным тон критиков Екатерины Шульман, которых многие обвинили в зависти к коллеге по цеху.

игорь сергеев

...внутривидовая конкуренция, когда речь идет о разделе одной и той же кормовой базы, самая жесткая. Вот "старая гвардия" властителей либеральных умов и поднялась в атаку, в лице автора блога. Других оснований, в этой "высоконаучной" дискуссии на мой взгляд нет. Могу и ошибаться конечно, но, вряд ли.

Philipp Traum

Иногда бывает очень странно читать, от очень неглупых людей вот такие вот «посты уязвлённого самолюбия». Судя по самому тексту и комментариям внутри, у меня осталось именно такое ощущение. «трюк, некорректная политология, умышленная дезориентация» - прямо заговор. Не хватает только обвинений в заказухе из Кремля :(

Sergey Zenkin

Любопытная дискуссия идет в блоге Александр Морозов вокруг недавнего интервью Екатерина Шульман. Смешиваются очень разные эмоции - и обида украинцев за хоть чуть-чуть критическое суждение об их нынешнем государстве (действительно, нельзя сейчас произносить такие суждения из России, даже в строго научном контексте), и ревность политологов к коллеге, вдруг сделавшейся медиазвездой (все дружно пытаются поймать ее на неточном употреблении политологических терминов), и неприятие критиками российского режима даже самых сдержанно-оптимистичных прогнозов его эволюции (в этих прогнозах действительно недооцениваются некоторые опасные - особенно общемировые - тенденции, хотя это все же не повод сразу записывать аналитика в агенты государственной пропаганды). В общем, показательный срез настроений в сегодняшней интеллигенции - ее разброда и взаимного недоверия.

Александр Морозов в итоге написал извинительный пост.

Вчера я грубовато все-таки наехал на Шульман (а комменты и вовсе ужасные там). Утром проснулся - правый глаз загноился. (правда, несколько тысяч человек стало изучать понятие "анократия" вместо чтения про божену, это вроде бы плюс. а глаз это минус).

В защиту Екатерины Шульман высказалась Ольга Крокинская:

Был наезд, был, и пробудил массу «пикейных жилетов», глядящих на ваши высокоученые политологические дискуссии в замочную скважину. Ишь, понимаешь, трещит и тараторит! «Не дрова везешь!» - вот и все, что смогли, пробудившись, сформулировать. Я не знаю, в какой степени экспертное политологическое сообщество учитывает, что теперь они разговаривают не только между собой, но что их читают и к ним прислушиваются тысячи людей. И вот мы видим, как эти тысячи с большим интересом и доверием слушают и читают Екатерину Шульман. Позволю себе предположить, что это не случайно. <...>

Во-первых, то, что она говорит, для массового сознания ново. А оно умеет видеть и, как выясняется, ценить новизну. И что плохого в том, что, как пишут некоторые, Шульман «пересказывает западные учебники политологии»? Вот и спасибо, что пересказывает, сами мы их, наверное, никогда не прочли бы. <...>

Во-вторых, она говорит понятно. <...>

В-третьих, и на полном серьезе: она открывает своему массовому слушателю и читателю новую для него картину мира, сообщает необходимый язык ее описания, и массовый слушатель/читатель может теперь конструировать реальность, понимая ее специфику, потому что, описывая нынешнюю реальность старым языком – русской ли философии, научного ли коммунизма, индустриальной ли эпохи, – понять ее нельзя, она просачивается сквозь мертвые концепты и только увеличивает степень неопределенности и нечеткости среды. А в багаже у массового сознания – в основном, как раз старые, продиктованные советским образованием, концепты.
И совсем не в последнюю очередь: так называемый «оптимизм Шульман». Дорогие товарищи! Но жить-то надо! А не дохнуть в депрессии!

Поддержали политолога и другие комментаторы.


Alexander Gavrilov

Дорогая Екатерина Шульман, покуда в фейсбученьке идёт перепись недовольных вами, вашими взглядами, откровенностью и темпом речи, хочу только рассказать, что очень люблю вас и читаю и слушаю всегда с большим удовольствием и пользой, даже когда не согласен.
К чорту веяния момента! Давайте восклицать и друг другом восхищаться. Куда как приятнее и полезнее.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG