Ссылки для упрощенного доступа

Издательский дом "Коммерсантъ" сообщил о закрытии бумажных версий журналов "Власть" и "Деньги" (электронные версии пока сохраняются).

Николай Кононов:

Что тут скажешь. Рок-н-ролл мёртв, а мы ещё нет.

Станислав Куприянов:

Закрывая "Власть" и "Деньги", издательский дом "Коммерсантъ" позволяет мне больше не чувствовать себя старпером, еженедельно покупающим в киосках бумажные журналы. Спасибо! (на самом деле нет)

Кирилл Шулика:

Я не помню, когда брал прессу в бумажном виде, но все равно жаль.

У многих на устах ожидаемый грустный каламбур.

Глеб Черкасов:

Как в том анекдоте, только в целом не до смеха
"Денег" нет, "Власть" кончилась, остался труд за три копейки

Андрей Десницкий:

Выпуск бумажных журналов "Власть" и "Деньги" прекращается. Вот и правильно. Как в старые добрые времена - портреты членов Политбюро в красном углу ленинской комнаты. Они и власть, они и деньги, эти члены.

Остап Кармоди:

Коммерсант перестал выпускать "Власть" и "Деньги". Ну "Деньги" понятно, они в стране давно кончились. А "Власть"? Пора готовиться?

Анна Качкаева:

Символично. "Деньги" и "Власть" перестают быть важнейшей темой для журналистики. И закрытие журналов нынче уже совсем не громкое дело...

В Фейсбуке - череда постов от людей, работавших в обоих журналах.

Наталия Геворкян:

Действительно закрывают "Власть"? А как мы его начинали. А как его продолжали. Сколько воспоминаний! И еще больше текстов)))

Вероника Куцылло:

Ну что я могу сказать? "Власть" -- 10 лет моей жизни (а с работой в отделе политики и еще больше), но они прошли. Шесть лет после -- как еще одна жизнь.<...> Так что жалко, несмотря ни на что. И спасибо всем "властным" образца 1997-2011 годов. Было весело.

Анна Качуровская:

Во "власти" у меня была умная, живая, большая жизнь. и уж столько лет прошло, а любовь не девается, хотя уж и субъекты и объекты не там.

Шамиль Идиатуллин:

Я проработал во "Власти" год, и это был счастливый год. Спасибо, Максим Ковальский и Вероника Куцылло, за то, что спасли меня, приютили, обогрели и обеспечили полную занятость любимым делом. Спасибо, Власть, что позволяла и дальше припадать к любимому делу, как бы неформатно получившиеся тексты ни выглядели.
Не забуду.
Власть переменилась, память останется.

Другие пишут, что издания давно были "не те".

Роман Доброхотов:

Отключили от аппаратов искуственного поддержания жизни

Олег Скориков:

Ночное. Дорогие друзья, с глубоким прискорбием сообщаю, что та «Власть», которую мы всем сердцем любили, умерла в 2011 году. А та «Власть», которую многие из нас любили, а многие не любили, умерла сегодня. Не исключено, что «Власть» не на бумаге перестанет быть той «Властью», которую любили или не любили. Может быть, имя «Власть» растворится в имени «Ъ» – так незаметно, что завтра об этом никто и не вспомнит. Я, как и многие из вас, плакал и бросал горсть земли в могилу «Власти» в 11-м. А она не хоронилась. С тех пор, поверьте, я забрасывал землей эту могилу постоянно. А она выкапывалась и оборачивалась живой. Не исключено, что это зомби, может быть – это нежить, которая растает, как только оковы-тяжкие-падут. Может быть, я ослеп, но я вижу во «Власти» живое, его не так много, но для 44 полос минус реклама минус неживое – набирается! Дорогие друзья, храните свои воспоминания от «Власти» и, если вам так легче, хороните их, но не хороните журнал – мы же еще барахтаемся

Илья Жегулёв:

Как говорится, уходит эпоха. Когда-то журнал "Власть" я покупал каждую неделю - он был самым ярким, ироничным, умным и объективным изданием о политике. "Деньги" мне тогда не были интересны, а когда стали - уже были другие журналы, которые писали об этом лучше. Не буду кривить душой - еще и раньше журнал "Власть" стал скучнеть, вместе с самой политикой. А после ухода Максима Ковальского я и вовсе не прочитал ни одного журнала. Нет сожаления о закрытии "Власти", есть сожаление об уходе времени, в котором такие журналы были настоящие и интересные.

И, конечно, это новый повод поговорить о смерти традиционных печатных СМИ.

Александр Винокуров:

Пишут, что ИД Коммерсант, кажется, закрывает журналы Деньги и Власть.

В последние месяцы, когда оказывался в самолёте, обязательно их брал и сначала быстро пролистывал от начала до конца, считая полосы с рекламой.
Чаще всего была одна полоса на два журнала. И то с рекламой компании, которой реклама, на самом деле, не нужна.

К сожалению, решение очевидное. Хоть и очень жаль.

Бумажных журналов не будет. Почти совсем, и довольно скоро. Ну, может быть только какой-нибудь Monocle на "нативной" рекламе ещё поживет.

А что там с Огоньком?
Он бывает очень интересным.

Олег Кашин:

Про Власть и Деньги - это в старом Ералаше было такое, как на заборе все пишут - Спартак, Динамо, ЦСКА, Торпедо и так далее. Забор качается и трещит, и когда он обрушивается, мы видим мальчика в тюбетейке с табличкой "Пахтакор" на палочке (это было еще до случая с самолетом и никаких намеков там нет).

Вот Пахтакор - это Огонек.

Дмитрий Соколов-Митрич:

Кажется, еще не все поняли, что это не просто бумага умирает. Умирают СМИ как форма дистрибуции контента и вместе с ними рекламная бизнес-модель. Этот год будет переломным

Олеся Герасименко:

коллеги, в связи с соболезнованиями об увольнении, а также просьбами прокомментировать закрытие журнала "власть", историю создания журнала "власть" и планы сотрудников журнала "власть" на будущее хотелось бы подчеркнуть: я не редактор журнала "власть", не пиар-менеджер журнала "власть", и формально я даже не вхожу в штат журнала "власть". я - один из его авторов, как илья барабанов или ольга алленова, причем далеко не самый опытный.(Максим Ковальский не даст соврать). я работаю спецкорром ид коммерсантъ, откуда меня пока не увольняли (уточнила по прилету в москву). еще я выступаю за полный переход на электронные носители, развитие личного бренда, точечную работу с аудиторией, новые форматы, удобные лонгриды в смартфонах и вот это все, но я кроме вышеперечисленного еще и не медиаменеджер, так что с какой стати мое мнение об этом должно быть интересно, тем более в контексте судьбы журнала "власть", - непонятно.

Ольга Алленова:

О сокращении печатных изданий Ъ говорили давно, и мы понимали, что рано или поздно это случится, но верили, что произойдет это еще не скоро. Хотя бы потому что немалая часть нашей аудитории читала только печатные версии журналов и не читала электронные.
Я писала в основном для "Власти" и почти всегда чувствовала обратную связь. Это был хороший брэнд. Боюсь, что в интернете этот брэнд мы потеряем. Просто он имел смысл именно в том виде, в каком был. Вероятно, через какое-то время останется просто один "Коммерсантъ". Наверное, это неизбежно.
Мы, конечно, еще поборемся за сохранение "Власти", хоть нам всем это будет непросто.
У "Власти" была очень маленькая редакции, у "Денег" побольше. Руководство обещает, что сокращать людей из журналов не будут. Очень надеюсь, что это обещание касается и тех, кто работал на верстке, и что их переориентируют на что-то другое. Потому что в наше время нужно делать все, чтобы люди не остались без работы.

Василий Гатов:

Я очень люблю всех, кто делал "Власть" и "Деньги" (особенно тех, кто тянул лямку в последние и уже безнадежные годы), но сами журналы, увы, ушли от нас намного раньше, чем было принято решение об их закрытии "бумажной версии".
Безусловно, сегодняшний день важен как family reunion всех тех, кто имел отношения к милым еженедельным глянцевым страницам, и это трогательно, как весь актив Ъ вспоминает - что, как, с кем и под какие напитки было сделано.
Несмотря на печаль и горесть, надо жить и двигаться дальше.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG