Ссылки для упрощенного доступа

Исторический факультет МГУ не будет рассматривать работу министра культуры Мединского. Комментарий декана истфака Ивана Тучкова приводит "Интерфакс":

Ознакомившись с представленными материалами, диссертационный совет не видит оснований для их дальнейшего рассмотрения ввиду отсутствия в них указаний на необоснованные заимствования и нарушения процедуры защиты.

Ирония, однако, заключается в том, что критики Мединского и не требовали искать в диссертации плагиат - они считают всю работу попросту недостойной уровня докторской диссертации.

Первоначально жалобу должны были разобрать в Уральском федеральном университете, но тогда Мединскому удалось затянуть рассмотрение и, таким образом, сорвать его по формальным основаниям.

Александр Морозов:

Ученые сказали, что не могут определить: наука или нет диссертация Мединского и отказались вообще рассматривать этот вопрос. Зато однозначно заявили, что гомеопатия - не наука. Вот так совпало (в информационной повестке).

Татьяна Малкина:

во дают! но мне, если честно, нравится. так правильно.
к тому же, до кучи, если вдруг мне опять придется отговаривать очередного юношу (любого пола), обдумывающего житье, от поступления на истфак мгу, то это - отличный кейс. кого стоит отговаривать, тот, ознакомившись, сразу все смекнет, а кто не смекнет - того не стоит отговаривать. удобно

Андрей Десницкий:

Восточное единоборство - уклонение от столкновения с противником с целью его измотать. Так и диссертация Мединского, так и вечный Кировлес Навального...
Мастера восточных единоборств правят нашей страной, да.
Если бы еще они были чуточку честными и совестливыми, как и положено в восточных единоборствах...
"Как можно обсуждать диссертацию, когда ее нет?" - это же коан. Хлопок одной ладони

Сергей Пархоменко:

Ну что же. Стабильность - это мастерство.

Виктор Антонович Садовничий за два месяца подкопил во рту слюны и теперь смачно плюнул в физиономию научному сообществу.

И как теперь? Утрется сообщество? Или все-таки скажет что-нибудь в ответ? Вопрос ведь в этом, а не в том, будет ли заведующий прачечной ходить с ещё одним клеймом на лбу. Клеймо у него там давно стоит, и стереть его невозможно.

Но вот остальные? Сколько в стране докторов исторических наук? Они правда хотят сидеть с Мединским в одной лохани? Ничего им там не пахнет? Не мокнет? Не щиплет?

Дмитрий Бутрин:

в общем, диссертационный совет истфака мгу отказался от звания научной коллегии и объявил себя прямым конкурентом диссернета. он теперь проверяет диссертации только на наличие плагиата, а на глупости - нет, не проверяет. в этом есть своя смелость и даже дерзость - ты мели, емеля, главное, чтобы от себя.

Александр Тимофеевский:

Подозрений в плагиате и в самом деле нет, никто Мединского в этом не обвинял, его уличили в безграмотности - катастрофической и анекдотической, но она, как решил диссертационный совет МГУ, вполне гармонирует с докторской степенью. Тут дело не только в том, что прачечная занята деятельностью, полезной для власти, и зачем ей рубить сук, на котором. Тут дело, прежде всего, в том, что безграмотность не грех, а надежда и опора. Невежество по-прежнему - мощная скрепа, важнейший символический капитал, основа номенклатурной солидарности.

Стас Кувалдин:

Диссовет истфака, как мы уже знаем, вынес свое решение только по жалобе на диссер Мединского. А саму диссертацию и ее содержание не рассматривал. Считается, что он ее не получил. То есть текста диссера никто из ученых не видел и мнения о тексте не высказал. По сути выбранная линия относительно диссертации министра примерно сводится к формуле, однажды высказанной Боженой Рынской по поводу своего приговора: эта бумага фуфло, а фуфло я в руки не беру. Ну, отказались перед пацанам, наверное.

Алексей Шабуров:

Прежде чем говорить и думать о причинах этого решения, предлагаю вспомнить, что МГУ - это тот самый вуз, где заведующим кафедрой государственной политики работает доктор политических наук Владимир Иванович Якунин.

И все вопросы отпадают сами собой.

Михаил Виноградов:

Давно пора смириться с мыслью, что есть вопросы, перед решением которых наука бессильна.
Не при нынешнем министре культуры это началось и не его вина, что эта диссертация оказалась в числе таких вопросов.

Моральный кризис российской науки клеймит Константин фон Эггерт в своём комментарии для "Немецкой волны":

Тянущаяся несколько месяцев эпопея - наглядное доказательство трусости университетского начальства в Екатеринбурге и Москве. Оно попросту боится рассматривать диссертацию Владимира Мединского. Ведь даже фрагменты ее работы читаются, как скверный анекдот. <...>

Но лишить степени федерального министра - значит рискнуть бюджетным финансированием и собственным креслом. Любой администратор в сфере науки и образования понимает: Владимир Мединский - не простой член кабинета. Он один из главных идеологов нынешнего политического режима. Министр объявил критерием качества научного исследования "соответствие интересам России", которые он сам и определяет. Покусись на его диссертацию - и окажется, что ты работаешь против этих интересов и занимаешься "антироссийской деятельностью".

Страх, сковавший большую часть научного сообщества, понятен. Главное - выжить. Но этот конформизм ведет к непоправимым последствиям. Любая научная деятельность, особенно в сфере гуманитарных наук, обесценивается. И без того пострадавшие при коммунистах от почти вековой изоляции от внешнего мира российские историческая, юридическая, философская науки теперь вновь оказываются служанками "политической необходимости".

За исключением разве что членов Академии наук, которые и в советское время не стали лишать Андрея Сахарова звания академика, научное сообщество поставлено перед выбором - либо подстраиваться под линию Кремля, особенно в гуманитарных науках, либо быть готовым к проблемам с финансированием и отставкам. Это медленно, но верно губит науку.

Не унывает лишь один из заявителей Иван Бабицкий:

Дамы и господа, не торопитесь объявлять, что МГУ не будет рассматривать диссертацию Мединского. Сегодняшнее решение, насколько я могу о нём судить по дошедшей до меня информации, настолько грубо нарушает все возможные юридические нормы, что его очень вряд ли утвердит даже ВАК, несмотря на временами крайне странное поведение Филиппова и компании. Это была то ли импровизация какого-то криворукого доброжелателя, то ли способ тянуть время.


Зато не менее интересное событие произошло в университетской жизни Петербурга. Там большая группа ректоров выпустила открытое письмо, в котором призвала ускорить передачу Исаакиевского собора РПЦ. Документ цитирует "Фонтанка":

Мы считаем, что процесс передачи должен быть завершен в ближайшее время, чтобы воспрепятствовать так называемым оппозиционерам и политиканам, а по сути, провокаторам, которые используют вопрос об Исаакиевском соборе как повод для нагнетания напряженности в обществе и сеяния религиозной розни. В их интересах поставить под сомнение правовые и моральные основания передачи собора Церкви и затормозить выполнение решения, чтобы продолжать публичные акции, направленные на оскорбление чувств христиан.<...>

Великое творение Монферрана – уникальный памятник российского зодчества – должно выступить символом единения народа и восстановления прерванных традиций.


Антон Литвин:

Передать РПЦ стадион "Петровский". Ректоры, подпишите петицию!

Виктор Овсюков:

Это мерзко и противно. Вы все кандидаты, доктора наук и вообще часто заслуженные люди, а все равно такие глупости творите. Вы имеете полное право высказывать любую позицию, по любому вопросу, но как частное лицо. А подписываясь ректор такого-то вуза, вы представляете позицию своего университета. И уж поверьте многие студенты, да и преподаватели не согласны с вами. Наверняка вы никогда не спрашивали мнения учащихся у вас, возможно, необходимость посоветоваться с ними(не с тремя представителями, а прям голосование устроить) не приходило вам в голову. Вот потом и не удивляйтесь, когда Госдуме или президенту с правительством не приходит в голову спрашивать мнение людей по важным вопросам.


Артём Рондарёв:

Особенно комично читать про "символ единения народа и восстановления прерванных традиций" после пассажа про "оппозиционеров и политиканов, а по сути, провокаторов".

Старый добрый прием социальной маргинализации оппонента. Даже лень писать, кто к нему в свое время прибегал.

Иван Курилла:

Охренеть.
Что же такое надо было с ректорами (!) сделать, чтобы они поставили подпись под вот таким текстом.

Кирилл Шулика:

Это не ректоры ВУЗов, а спикер Макаров... Ректоры же решили стать его массовкой.

Александр Рыклин:

Представляете себе эту картину? Сидят ректоры за столом и, скажем, пьют чай с сушками.. И тут один ректор говорит, - А давайте, друзья, обратимся к губернатору, чтобы Исаакий передали РПЦ... И сразу все как вскочили, как начали в один голос кричать, - Правильно! Давно надо было написать губернатору... Иначе он до Пасхи-то не успеет передать.. А после Пасхи-то уж чего? После Пасхи совсем другое дело получится! Тогда уж до Рождества придется ждать"...
И сразу лист бумаги откуда-то взялся, и вот уже самого молодого ректора посадили письмо Полтавченко писать... А другие его обступили со всех сторон, через плечо заглядывают, советы дают...
А потом все подписывать бросились, и каждый норовит свою фамилию пожирнее вывести, да повыше поставить...

Марина Литвинович:

Что происходит? Бомбят культуру. Бомбежка причем идет в самом ее европеизированном центре - Санкт-Петербурге (Исаакий и Библиотека). В бомбисты призвали ученых, которые давно уже чиновники, а потому подписывают приговоры "только чтобы университет существовал". Они-то понимают, что следующими бомбить будут их. И пытаются быть не первыми в этом списке. А письмо за их "чистку" подпишут деятели водопроводного искусства и мочалок командир.

Дмитрий Гудков:

Конечно, возможно, на них надавили. Заперли в Мариинском дворце и пытали. Но, думаю, все же нет. Это, скорее, продолжение истории о деградации института репутации. И очень жаль, что власть вынуждает теперь и ректоров жертвовать авторитетом своих вузов, чтобы они не попали в опалу. Вот 450 депутатов Думы могут проголосовать за что угодно и не поморщиться (смертельный номер!). Чем хуже ректоры, к тому же ориентирующиеся на своего коллегу Садовничего?

Протесты общественности, говорите, тысячи вышли против передачи собора, за свой город? Ректоры не с ними. Ректоры с 40-50 работниками ЖКХ, которых вчера выгнали на санкционированный митинг в поддержку РПЦ. Ректоры и дворники — последний оплот православия.

Здесь можно вспомнить многое: репутация академического сообщества Петербурга отсутствует уже не первый год. Тут и ректор Кропачев, воюющий с собственными преподавателями, и ректор Запесоцкий, преследующий по судам все СМИ города и хамящий студентам. Так что вот эти подписи — новый шаг вниз.

Проблема лишь в том, что наверх будет уже не подняться, и, когда морок с России сойдет, восстанавливать придётся и репутацию системы образования.


Однако выяснилось, что подписывали письмо далеко не все ректоры, упомянутые в СМИ. Сначала об этом написала та же "Фонтанка":

Так, ректор Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна Алексей Демидов вместо комментария спросил у корреспондента «Фонтанки», откуда тот взял его телефон, долго извинялся, а затем повесил трубку. Отказался от комментариев и первый проректор Санкт-Петербургского государственного университета Илья Дементьев. А ректор Санкт–Петербургского государственного университета культуры и искусств Александр Тургаев и вовсе сообщил, что подписи под обращением не ставил, так как ушел раньше. «Я разберусь с этим вопросом», – пообещал ректор, в то же время он не смог высказать своего мнения о передаче Исаакия: «Я знаю ситуацию из газет, детально не разбирался в вопросе». Еще один собеседник «Фонтанки» из списка, попросивший не называть его имени, сообщил, что подписался, потому что так сделали все: «Ну вот по факту же ничего бы не изменилось, если бы я не подписал, а так испортились бы отношения».

Потом "Медузе" удалось выяснить, что как минимум двое ректоров письмо не подписывали - один из них упомянутый "Фонтанкой" Тургаев, а второй - ректор лесотехнического университета Юрий Беленький. Зато издание даёт комментарий ректора художественно-промышленной академии имени Штиглица Василия Кичеджи (в прошлом - вице-губернатор Санкт-Петербурга):

Данное решение соответствует духу федерального закона. Письмо было зачитано в присутствии абсолютно всех приглашенных, и ни одного возражения против него или дополнения к нему не было. Цели брать с каждого подпись у нас не стояло. Там регистрации не было, а было много народу. Идея о таком обращении между ректорами обсуждалась и раньше. В городе учится 250 тысяч студентов, и в письме к губернатору мы попросили побыстрее решить вопрос с передачей Исаакиевского собора РПЦ, чтобы не было излишних волнений. Мы не хотим, чтобы сквозь наши стены проходили экстремистские заговоры.

На Life вышла неожиданно фрондёрская колонка Романа Романова:

Дело в том, что наши вузы — просто государственные организации, оказывающие клиентские услуги. Нет никакой университетской автономии. Руководство вузов озабочено отчётностью, проверками, добыванием денег и построением хороших отношений с начальством. Задача таких руководителей — максимально прикрыть себя и свою организацию. Да, вузы завязаны на федеральное финансирование, но отношения с руководством региона тоже очень важны — и портить их ради вопроса, который не имеет непосредственного отношения к жизни самого учебного заведения, никто не будет.

Наши вузы за редчайшим исключением — не субъекты общественной дискуссии. Они — организации, оказывающие набор услуг. Пингвин не может полететь, и абсурдно ждать от него полёта. Вы же не ждёте какой-то специальной позиции от жилкомсервисов? А осуждать кого-то — руководство вузов, преподавателей и студентов — и вовсе аморально. Вы сами разве образцы смелости и гражданского мужества? Или можете только с дивана бухтеть на ректоров?

Возможно, стоит сказать спасибо ректорам петербургских вузов. Участием в очередном политическом ритуале по демонстрации лояльности они прикрыли свои трудовые коллективы. Ведь это пока для демонстрации лояльности достаточно заявления руководителя организации. А может дойти и до собраний трудовых коллективов, солидарно выражающих мнение, поддержку, возмущение. "Коллектив нашего института как один человек выражает свою глубокую озабоченность", ну, и т.п.

Понимать надо, в какое время живём.

Диана Качалова:

Вот все бросились орать про ректоров, которые просят ускорить передачу собора, ну как пятилетку – в четыре года, если кто помнит такой почин. А мне эта новость , как елей на душу. Потому что когда мы стояли на Исаакиевской , 13-го января, а потом 28-го - на Марсовом, было холодно, промозгло, дико скользко и местами безнадежно. Ну кому мы страшны – с мокрыми ногами, пританцовывающие, чтобы не околеть от холода, без микрофонов, с голубыми бантиками? А теперь выясняется, что страшны - они нас испугались, сгоняют на собрания и душат приличных людей, чтобы те ради них позорились. Они врут и паникуют. Паникуют и еще больше врут. И теперь дело уже не в самом соборе. Дело в капризе, который надо исполнить. За этим крестовым походом стоит что угодно, но не чистая вера, потому что за чистую веру не заставляют подписывать мерзенькие письма. За страх – да, заставляют.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG