Ссылки для упрощенного доступа

Из истории Госфильмофонда (1997)

Архивный проект "Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад". Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Историк кино Наталья Нусинова беседует с директором Госфильмофонда по научным вопросам и международным отношениям Владимиром Юрьевичем Дмитриевым об истории и деятельности крупнейшего собрания фильмов в стране и мире. Впервые в эфире 8 февраля 1997.

Иван Толстой: Только что в Москве завершился 1-й Фестиваль Госфильмофонда, на котором побывала историк кино Наталья Нусинова. Она пришла в нашу московскую студию и любезно согласилась рассказать об этом первом для России фестивальном опыте. Скажите, Наташа, в ряд каких фестивалей вписывается Фестиваль Госфильмофонда?

Наталья Нусинова: Этот фестиваль вписывается в такую несколько специфическую линию научных фестивалей, специальных фестивалей для киноведов, для кинокритиков, для специалистов, фестивалей не светских. Аналогами такого фестиваля можно называть фестиваль "Дни немого кино" в Порденоне, о котором мы говорили в наших передачах, или другой фестиваль, которому мы также посвятили передачу этим летом, фестиваль "Cinema Ritrovato", который проходит в Болонье каждый год, фестиваль реставраций, или фестиваль "Cinémémoire", который проводится регулярно Французской Синематекой. В этом году впервые аналогичный фестиваль состоялся у нас в России, и он был приурочен к 60-летию Госфильмофонда.

Иван Толстой: Расскажите, пожалуйста, немного об этом архиве и его истории.

Наталья Нусинова: Давайте переадресуем этот вопрос первому заместителю директора Госфильмофонда по научным вопросам и международным отношениям Владимиру Юрьевичу Дмитриеву, который любезно согласился принять участие в нашем сегодняшнем разговоре. Расскажите, пожалуйста, нашим радиослушателям немного об истории архива.

Владимир Дмитриев: Формально история Госфильмофонда началась в 1948 году, когда 4 октября был подписан специальный указ об образовании Госфильмофонда, тогда – СССР. Он должен был сосредоточить в себе прежде всего всю отечественную кинопродукцию, игровые, анимационные, научно-популярные ленты. Но история Госфильмофонда как архива началась на 10 лет раньше - уже в 1937 году туда поступили первые негативы лучших советских картин того времени, типа фильма "Чапаев". И было принято решение сохранить их на века, опечатать страховочные материалы, сделать все для того, чтобы будущие поколения эти картины могли увидеть. И на эту тему тоже есть специальный правительственный указ. Так что мы вполне справедливо полагаем, что дата рождения Госфильмофонда - это 1937 год, страшный год в истории нашей страны, но так получилось. И в этом году Госфильмофонд отмечает свое 60-летие.

Наталья Нусинова: Владимир Юрьевич, существует такая легенда, я не знаю, насколько она обоснована, о том, что Госфильмофонд по приказу Сталина был организован в 50 километрах от Москвы, потому что Сталин панически боялся пожаров,

Госфильмофонд по приказу Сталина был организован в 50 километрах от Москвы, потому что Сталин панически боялся пожаров ...

боялся горения пленки, и из-за этого хотел, при всей своей любви к кинематографу, отодвинуть этот кинематограф куда-нибудь подальше. Так ли это?

Владимир Дмитриев: Это легенда, потому что любой бы человек, не только Сталин, наверняка был отнес горючую пленку подальше от столицы. Дело заключается в том, что если, упаси господь, мы молимся каждый день, чтобы этого не произошло, горючая пленка возгорится, примеров этому в мире предостаточно, то это будет нечто подобное маленькому атомному взрыву, в буквальном смысле слова будет выжжено все вокруг. И совершенно естественно, что архив, хранящий горючую пленку, не мог быть расположен вблизи от Москвы. А тем более, что в середине 30-х там были построены первые склады, было построено административное здание, заложили основу лаборатории.Так и получилось. Впоследствии можно было, вероятно, оставив там склады для горючей пленки, перенести Госфильмофонд поближе к Москве, но есть определенная традиция, определенные привычки, определенные навыки. Люди, там живущие, образовали коллектив Госфильмофонда, тогда этого сделано не было, и, вероятно, этого не будет сделано и теперь.

Наталья Нусинова: Какова общая территория Госфильмофонда и сколько человек работает в штате?

Владимир Дмитриев: Общая территория Госфильмофонда составляет свыше 150 гектаров, и работает там в настоящее время 600 человек.

Наталья Нусинова: Кажется, Госфильмофонд - это если не самый крупный, то один из самых крупных киноархивов мира?

Владимир Дмитриев: Это действительно так. Есть очень большие киноархивы. Большой архив в США, архив Библиотеки Конгресса, очень большой и очень хороший национальный киноархив Великобритании. После объединения Германии соединились киноархив ГДР и Бундесархив, сейчас они формально расположены в Кобленце и Берлине одновременно, и этот архив по количеству фильмов стал одним их самых больших в мире. Госфильмофонд сейчас- у нас свыше 250 тысяч названий фильмов – тоже, безусловно, крупнейший киноархив мира с очень большой и, думается мне, неплохо подобранной коллекцией, где, естественно, отечественное кино занимает первое место. Это единственный киноархив мира, имеющий практически полную коллекцию советских фильмов, и в этом плане мы можем сравниться с любым другим крупным киноархивом. Наверняка в пятерку самых больших архивов мира Госфильмофонд входит.

Это единственный киноархив мира, имеющий практически полную коллекцию советских фильмов

Наталья Нусинова: А каковы ваши отношения с другими архивами?

Владимир Дмитриев: Замечательные. В 1957 году Госфильмофонд стал членом Международной федерации киноархивов – ФИАФ - и с тех пор, несмотря на любые политические превратности и приватности судьбы, мы поддерживаем самые теплые контакты с подавляющим большинством крупных киноархивов мира в самых разных странах –Польша, Чехия, Венгрия, Франция, Германия, США, Великобритания, Израиль, Индия, Австралия, страны Латинской Америки, Бельгия, Голландия, Люксембург. Большие и малые страны - это наши постоянные партнеры, с которыми мы ведем обмен фильмами и другими материалами, они с нашей помощью организуют зачастую очень большие показы отечественных российских картин за рубежом. Вы упоминали фестиваль в Порденоне. Именно в Порденоне прошла сенсационная ретроспектива русского дореволюционного кино, открывшая западным зрителям новый материк. Впоследствии эта ретроспектива с шумом, грохотом и триумфом прокатилась буквально про всему миру, полностью или частично была повторена в самых крупных странах, и до сих пор отголоски этого очень большого успеха мы чувствуем. Это наша гордость, конечно, это наша радость.

Наталья Нусинова: У самого легендарного архивиста, создателя Французской Синематеки Анри Ланглуа, был принцип - хранить все и показывать все. На протяжении многих лет этот принцип не мог быть, в силу исторических причин, принципом деятельности Госфильмофонда. Что вы думаете по этому поводу теперь?

Владимир Дмитриев: Первая часть этой формулы представляется совершенно справедливой, это принцип Госфильмофонда - хранить все, что касается российского и советского кино. Мы никогда не проводим никакой селекции, мы считаем, что не имеем права от имени будущих поколений решать, что должно сохраняться, а что должно быть уничтожено, и в этом плане, мы полагаем, мы совершенно правы, потому что зачастую достаточно потерять вроде бы незначительную вещь, а потом выясняется, что потерян достаточно существенный кусок культурного наследия российского и советского кино. Что касается второй части формулы, то она раньше не могла быть широко распространена, хотя у Госфильмофонда был свой архивный театр "Легион" в Москве и театр "Спартак" в Санкт-Петербурге, где показывались и показываются сейчас многие картины из нашей коллекции. Но все-таки были определенные цензурные и иные препоны. Сейчас с этим стало гораздо легче, но есть некие правовые вещи, которые Госфильмофонд не всегда может преодолеть. Мы не всегда можем использовать разрешение на показ той или иной картины, и вообще постоянные споры продюсеров, прокатчиков и архивов о праве демонстрации. С другой стороны, многие ленты, которые раньше были под запретом, их никто не знал, в том числе в отечественном кино была такая большая "полка", довольно много картин лежало запрещенными, и за пределами архива их невозможно было увидеть. Сейчас этой полки нет, мы открываем все новые и новые вещи, зачастую не только "полочные" ленты, но и картины, на которые раньше никто не обращал внимания. А сейчас, благодаря усилиям очень многих людей, в том числе и вашим, Наталья Ильинична, какие-то картины, раньше неизвестные, существовавшие на периферии отечественного кино, сейчас выходят на первый план, становятся все более важны и интересны, и для нас очень важно показать одну вещь: что, в принципе, российское и советское кино более любопытно и более интересно, чем можно предположить. Все-таки на Западе знают буквально несколько имен – Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко, Тарковский, Бондарчук, Дзига Вертов, еще несколько - а есть имена малоизвестные и совершенно неизвестные, и мы тоже постепенно эти имена и эти фильмы вводим в обиход. В частности, показ дореволюционных кинофильмов ввел в мировое кино имя Евгения Бауэра, великого режиссера, который сейчас претендует на одно из самых первых мест мирового кино 1910-х годов. Это вещь совершенно бесспорная. До показа в Порденоне оно было известно только узкому кругу специалистов. Это наша большая гордость, это то, чем мы будем заниматься, и в будущем, возможно, еще найдутся какие-то ленты, которые не слишком известны как в нашей стране, так и за рубежом. Мы будем стараться эти пробелы как-то ликвидировать.

...в отечественном кино была такая большая "полка", довольно много картин лежало запрещенными, и за пределами архива их невозможно было увидеть. Сейчас этой полки нет, мы открываем все новые и новые вещи...

Наталья Нусинова: Владимир Юрьевич, насколько я понимаю, раньше сложности в показе были связаны, в основном, с зарубежным фондом, а теперь и с наследием бывшего СССР, с фильмами, которые делались в республиках или с теми фильмами, права на которые заявляют студии?

Владимир Дмитриев: Это действительно сложный вопрос, но мы стараемся его как-то разрешить. Студии России разрешили Госфильмофонду (с ними подписаны договоры) показывать в "Легионе" и в разных некоммерческих мероприятиях, в том числе за рубежом, фильмы своего производства. А что касается республик, то это вопрос непростой. Потому что при всем уважении к национальному кино бывших республик СССР, мы считаем, и это зафиксировано в законе, что коллекция Госфильмофонда неделима, она не может быть разрушена на отдельные части и она должна быть той коллекцией, которая сохранится навсегда. Можно как угодно относиться к СССР, но был единый феномен советского кино, где сосуществовали кино России, Грузии, республик Балтии, Украины, Молдавии и других стран, это нечто единое и разрушено быть не может.

Наталья Нусинова: А какова была исходная концепция фестиваля?

Владимир Дмитриев: Мы исходили из одной очень простой вещи. Что, наряду с Канном, Венецией, Берлином, должны быть специальные фестивали. Есть специальные фестивали по жанрам, по видам - фестиваль анимации, фестиваль короткометражного кино или фестиваль неигрового кино. Вот так же может быть фестиваль архивного кино. Мы, когда думали об этом, решили следующее. Мы хотели представить Госфильмофонд с разных точек зрения. От раритетов, первых ранних картин, которые, за исключением специалистов, никто не видел, а иногда даже специалисты не видели: вот что-то недавно найденное и интересное, вот что-то полученное в порядке обмена от наших коллег по Международной федерации киноархивов… Вот восстановленный нами фильм "Иван Никулин - русский матрос", где мы восстановили цвет не на компьютере, а на пленке, это очень была тяжелая, дорогостоящая и трудная работа. Вот еще какие-то аспекты деятельности Госфильмофонда. У нас был еще один очень важный и существенный принцип. Дело заключается в том, что, к сожалению, это особенно видно по российскому телевидению, первые позиции в нем начинают захватывать люди и концепция принципиально антикультурная, направленная на зрителя, который интересуется самым поверхностным развлечением, и при этом неуважительная по отношению к этому зрителю. Мы хотели сделать фестиваль, поскольку мы очень уважаем свою работу, с максимальным уважением к людям, которые к нам приехали. Потому что мы никогда не поверим, хотя об этом зачастую и пишут, что в России нет людей, которые интересуются кино, мы никогда не поверим в то, что нет людей, которые интересуются старым классическим кино, мы никогда не поверим в то, что какая-то коммерческая ерунда, которая зачастую появляется на экране, более существенна и более важна, нежели мировая киноклассика. И мы никогда не поверим в то, что время архивов отошло в прошлое. И именно из этого мы и исходили. Мы собрали и позвали тех людей, которые нам, в том числе и лично, были очень приятны и очень интересны.

...к сожалению, это особенно видно по российскому телевидению, первые позиции в нем начинают захватывать люди и концепция принципиально антикультурная, направленная на зрителя, который интересуется самым поверхностным развлечением, и при этом неуважительная по отношению к этому зрителю

И мы постарались сделать еще одну очень существенную вещь: чтобы и людям, которые к нам приехали, тоже было интересно. Выяснилось, что народ соскучился по дискуссиям, народ соскучился по разговорам, народ соскучился даже по круглым столам, где можно сталкивать различные мнения. Это тоже, думается, у нас получилось, потому что мы показали то кино, которое некоторых даже ошеломило, которое некоторые забыли. А я совершенно уверен в том, что в самые ближайшие месяцы в России начнется кинобум, к которому Россия естественно и традиционно не готова, как бывает всегда, но этот бум будет потому, что от этого никуда не деться, потому что Россия, безусловно, великая кинодержава, и без кино просто людям очень скучно.

Иван Толстой: Наташа, а какое впечатление на участников произвел этот фестиваль и какой же можно подвести ему итог?

Наталья Нусинова: Два круглых стола, которые были праведны Госфильмофондом в рамках фестиваля, отражали как раз два основных направления этого фестиваля и, кроме того, контингент собравшейся публики. Первый круглый стол назывался "Зачем нужны киноархивы" и, естественно, в нем принимали участие архивисты, историки кино, представители Госфильмофонда, Красногорского архива, Института киноискусства, ВГИКа и других организаций, а второй круглый стол был посвящен проблемам использования материалов архивов для телепередач и фильмов, которые делаются сегодня. Условно можно было бы это назвать Эффект Кулешова сегодня. То есть кино, которое делается из кино. Люди, приехавшие специально для этой части программы, были кинорежиссеры, такие как Олег Ковалов, Сергей Сельянов, Иван Дыховичный и ведущие телепередач. Кстати говоря, Госфильмофонд оказался фестивалем призовым. Были выработаны специальные призы, и по рейтингу, по опросу участников приз за лучший фильм на материалах Госфильмофонда получил Олег Ковалов, приз за лучшую телепередачу по материалам старого кино получил Петр Шепотинник и, кроме того, руководство Госфильмофонда, Владимир Сергеевич Малышев, директор Госфильмофонда, и Вадим Юрьевич Дмитриев, его первый заместитель, вручили Нее Марковне Зоркой, одному из наших старейших историков кино, приз за самую давнюю дружбу с Госфильмофондом, человеку, который дольше всех работает в архивах Госфильмофонда, будучи историком. Главное впечатление от фестиваля было радостным - возрождение культурной жизни в России. Гостеприимство, которое было нам оказано, было каким-то гостеприимством без пошлости, без дешевки, программы, которые были отобраны, были новыми даже для профессионалов. Я думаю, что для всех историков кино в мире будет приятным открытием, чтобы не сказать сенсацией, появление на киноведческом горизонте нового фильма Старевича, до сих пор неизвестного, "К народной власти", фильма 1917 года, сделанного в связи с выборами в Учредительное собрание силами Скобелевского комитета, где работал в те времена Старевич. Кроме того, Госфильмофонд представил результаты собственных реставраций, фильм, который упоминал уже Владимир Юрьевич Дмитриев, "Иван Никулин - русский матрос" режиссера Игоря Савченко 1944 года, это новая реставрация Госфильмофонда, реставрация цвета по принципу цветоотделенного негатива, проведенная совместно с институтом НИКВИ, и фильм "Прощай, Америка" Довженко 1951 года. Это незавершенный последний фильм Довженко, который был восстановлен в 1995 году Госфильмофондом совместно с Мосфильмом. Все без исключения зрители с удовольствием посмотрели фильм, который сейчас в России воспринимается как достаточно актуальный, посвященный борьбе с налогоплательщиками, уклоняющимися от уплаты налогов. Тема - более чем актуальная в нашей стране, которая никогда не была законопослушной. Это фильм режиссера Владимира Шмидтгофа «Н+Н+Н». Фильм по типу напоминающий приемы американской комедии, но снятый во времена НЭПа: смешная комедия о двух нэпманах, которые пытаются уклониться от уплаты налогов, и ничего у них не получается. В результате серии злоключений их все-таки выводят на чистую воду. И, пожалуй, самым сильным художественным впечатлением от показанного на фестивале был фильм Эрика фон Штрогейма "Свадебный марш" 1928 года. Фильм, который большинство российских историков кино до сих пор не видели, один из последних немых голливудских фильмов, картина совершенная по стилистике и, действительно, редчайшая в мире. Говоря об итогах фестиваля, можно сказать только одно. Возникает надежда, что в России начинаются новый этап, когда открытие русского кино будет приходить в Россию не с Запада, а будет происходить в самой России, когда не Запад будет открывать русское дореволюционное кино, а потом Россия будет узнавать, что в России был режиссер Бауэр, а когда мы сможем делать это, наконец, у нас. Большое спасибо Госфильмофонду!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG