Ссылки для упрощенного доступа

Фильм о Саше Соколове на Первом канале стал поводом для споров о сотрудничестве с режимом

Показ документального фильма "Последний русский писатель", посвященного Саше Соколову, стал одним из самых обсуждаемых событий недели. Споры начались еще до того, как фильм вышел на телеэкраны: некоторых комментаторов покоробило, что рассказ о признанном кумире интеллигенции был снят под эгидой Первого канала.

Katia Margolis

Вчера в Москве состоялась премьера документального фильма Первого Канала, сделанного Антоном Желновым (Anton Zhelnov) и Николаем Картозия о Саше Соколове. Многочисленные фотографии в ленте фб принесли и лица знакомых, и даже лица друзей, славный фуршет, и главное - Самого: вдохновителя ленты Константина Эрнста.

Честно говоря, больше всего мне хотелось бы не писать этот пост, а просто, чтобы это собрание во главе с этой фигурой мне приснилось.

Как иначе, как не дурным сном двоемыслия, можно объяснить, что для народа у нас есть меню из распятых мальчиков, Гейропы и пустых якобы полок европейских овощных магазинов: кушайте и поставляйте пушечное мясо на Донбас для борьбы с "укропами" , а мы, интеллигенция, с благодарностью примем из тех же геббельсовских рук, по локоть в крови, фильмы о Саше Соколове или Бродском...Будем сидеть в одном зале, и радостно будем выпивать и закусывать и раскланиваться в фойе.

Все помнят жуткую историю Кабанова, одного из основателей ОГИ, своего среди своих.
Сколько людей остались друзьями Кабанова после убийства? Не знаю. Знаю только, что было бы понятнее, потому что речь тут шла бы о милосердии и милости к павшим , в случае же Эрнста- о чистом конформизме или коМформизме. Неприятно ж говорить неприятную, пусть даже правду. А старая дружба приятна. А то, что дружба и состоит в том, чтобы человека вовремя остановить, попытаться образумить - так кому же хочется портить отношения. Разница же между Кабановым и Эрнстом только в методе: один своими руками собственную жену, в другой руками вверенной ему государством машиной и чужих-далеких, а для своих мы показываем фильмы про Культуру.

Многим такая позиция показалась чересчур радикальной.

Anna Narinskaya

Теперешнюю Россию совершенно нельзя сравнить с Советским союзам, предлагавшим таким людям как наши родители или Лотман очевидную дихотомию черного и белого. Трудность нашего времени для нас здесь в каждодневном выборе, который часто касается не нас , а других. Я не пошла работать на гоств (чтоб не было вопросов - да, меня звали), но буду поддерживать друзей, которые могут показать там хорошее кино. И если я сделаю еще выставку, которая будет абсолютно честной, я не откажусь чтоб первый канал был ее инфо спонсором. Потому что таким способом мой рассказ например про диссидентов станет доступен большому количеству людей. А вероятность, что первый канал согласиться при всем том, каков он есть, поддерживать такую выставку равна практически ста процентам.

Екатерина Шульман

Старшее поколение у нас парадоксальным образом гораздо чаще проповедует подростковую простоту моральных выборов - потому что имело счастье противостоять почти совершенному советскому злу. Потому и вы так легко размахиваете геббельсом, который к нашим проблемам никакого отношения не имеет и решать их не помогает. Еще раз скажу - простота соблазнительна, и черно-белое много кому идет, но мы его позволить себе не можем.

Арина Бородина

Просто каждый живет в своей системе координат. У нас почти каждое второе дело если не государственное, но огосударствленное. Любое. За редчайшим исключением. И поэтому, если жить в РФ, то ты несомненно будешь сталкиваться со всеми возможными заслонками. И, чтобы быть только в белом и безупречном, надо сидеть и ничем не заниматься. Почти ничем. Не общаться, не здороваться, не содействовать. Все остальное так или ианче соприкаснет вас с реальной системой, которая связана с государством, властью и т.п. Поэтому без начала и без конца разговор, который тут возникает по сто раз в год. Если следовать логике людей в белом, с чистой, незамутненной совестью, то изначально актерам надо отказываться сниматься в сериалах, потому что они выйдут в эфире на госканалах, или коммерческих, но с государственным участием. Отказываться от музеев, выставок, театров и спектаклей, потому что большая часть театров поддерживается либо госбюджетом либо спонсорами, встроенными в вертикаль власти. Конкретных примеров можно привести массу. Вот, в фильме о Саше Соколове снимается Маша Слоним. Короткий синхрон. С таким же успехом, можно поставить на вид Маше Слоним, что она снималась в фильме Картозии и Желнова (уже вторично, нравится фильм или нет), а фильм выйдет в эфир на Первом канале, а на презентации был Эрнст и он его одобрил. И ему фильм нравится. Ну это маразм все это дальше обсуждать. Я уже писала. Десятки и сотни таких примеров. Есть шоу Голос. Есть шоу Голос. Дети. Они выходят на Первом канале. Есть благотворительные фонды, всем известные и уважаемые, которым на этих шоу собирают реальные большие деньги. И люди, которых мы все знаем, они сами просят, если есть возможность, быть в числе тех, для кого будут собираться там деньги. В эфире Первого канала. Не в эфире ВГТРК, а в эфире Первого канала. Есть фильм и одноименный центр "Антон тут рядом". Они во многом оказались известны и доступны благодаря Эрнсту и Первому каналу. Во всяком случае, фильм Любы Аркус был показан в эфире дважды - это решение Эрнста. И так по периметру можно продолжить. Тут же снова всплывет клише из нацисткой Германии у кого-то. Разумеется, тут же возникнет еще одна стихийная дискуссия. Но это вечный круг. Это как пинать Чулпан Хаматову, которая снималась в роликах за Путина. Я и тогда и сейчас не буду никогда пинать Чулпан за это. Никогда. А только могу поблагодарить Чулпан и весь Фонд за то, что они делают. И это все из одного ряда. Я хочу видеть и слышать Машу Слоним в этом фильме о Соколове, хочу видеть ее в фильме о Бродском, я хочу смотреть эти фильмы по телевизору. По Первому каналу. И хочу, чтобы у Любы Аркус была возможность показать свой фильм на Первом канале еще раз. А у всех остальных есть свое право выбора, в том числе повесить портрет Геббельса. И никогда не включать Первый канал. И вообще телевизор. Очаровательная логика: пусть премьера будет, но Эрнст на нее не приходит в Пионер. А почему ему не приходить в Пионер-то? Он приходит. Это его канал показывает этот фильм. И все, кто хотел пришли. А не хотели бы - не пришли. Никого не приводили на цепи и не пытали, чтобы они пришли. А потом начинается в Фейсбуке рефлексия, ой, да, нехорошо, мальчики распятые, то - се. Да, есть распятый мальчик. Никто не мешает это обсудить, написать текст и рассказать в эфире. И сказать, что это вранье. Разобрать со студентами (я делала это со студентами и в эфире), показать ужас вранья. Почему нет? Но это же не значит, что мир черно - белый. Распятый мальчик - это ад. Да. Эрнсту это уже давно все указали. И он уже с этим распятым мальчиком и живет и сам будет отвечать перед своей совестью. Но есть и другое тоже. Эрнст, безусловно, самый талантливый телевизионный продюсер. И на его канале уживается очень разное. Но только на нем. И с этим всем мы тут и сосуществуем, если мы живем в России, в это время. Понятно, что исключения есть. Святые наверняка есть. Счастливые люди они тогда. Но я их знаю крайне мало.

Одна из участниц проекта сочла необходимым пояснить, почему она согласилась на съемки для Первого канала.

Maria Phillimore-Slonim

Я кина не смотрела, но скажу. Да, участвовала. И в первом издании книги Саши Соколова “Школа для дураков”, и в фильме о Саше Соколове “Последний русский писатель”. Участие мое было скромным, и там и там. <...>
Мне то ли было все равно, что фильм снимается для 1 канала, то ли я вообще пропустила мимо ушей, что он снимается на деньги и по заказу. Но, если честно, если бы меня 1 Канал попросил дать интервью для одной из своих программ, я бы отказалась. Но поскольку об интервью для фильма меня просили Антон и Сергей, мне и в голову не пришло отказываться. Я знаю их, знаю их работы.
Наверное, если бы я была в Москве, авторы пригласили бы меня на тусовку по случаю премьеры. Я уверена, что не пошла бы. По разным причинам, но в частности и по той., по какой не пошла на премьерный показ фильма о Бродском. Увидев посты друзей и коллег с последней тусовки по случаю “последнего русского писателя” поняла, что да, хорошо, что не пошла бы. Как-то все это странно и неуместно. И Саша Соколов вдруг становится звездой светской тусовки, и телевизионная тусовка славит главу 1 канала Эрнста. “Плюнь, да поцелуй злодею ручку”. В общем, согласна с Katia Margolis, она об этом очень точно написала.
А так, в фильме участвовала. И даже не знаю, смотреть или нет, уж слишком много разного уже прочитала.
Подожду, пусть отстоится пена.

Широко обсуждалось не только сотрудничество авторов фильма с Первым каналом, но и политические взгляды самого Саши Соколова: многие вспомнили интервью ТАСС, в котором писатель поддержал аннексию Крыма.

Я думаю, то, что происходит сейчас между Россией и Украиной, — это большая политическая ошибка, которая будет исправлена. И в конце концов в исторической перспективе все это уляжется и вернется на свои места. В этом смысле у меня взгляд скорее не имперский, а общеславянский. Мы не должны быть врагами, а наоборот.

А сам Крым... Я рад, что Крым удалось спасти от разрушения. Это был ход верный. Думаю, это был верный ход. Важно, что с него началось некое восстановление национальной гордости российской.

Впрочем, тем, кто знаком с писателем лично, ни фильм, ни интервью ничего нового не открыли.

Алексей Цветков

Эх, пораскидала нас жизнь.
Кино я смотреть не буду, интервью не читал, мне незачем - я уже давно понимал, что к чему. И не виделись мы уже лет десять, если не больше.
Но память упорно подсовывает светлые места. Когда-то в прошлом столетии сидели мы с Сашей в русской школе в Норвиче и пили среди бела дня. А мимо по коридору шел Иван Елагин, и мы его зазвали на стаканчик. Жена у него была очень строгая, и он, оказавшись на минуту без призора, обрадовался.
А у меня, надо сказать, в молодости была невероятная память, которой теперь нет ни следа. И я еще в Союзе знал стихи Елагина наизусть километрами, и там вот, в Вермонте, я полчаса читал их автору. Старик расплакался.
Если бы воздаяние действительно имело место, нам бы за это кое что простили.

Другие комментаторы осудили осуждающих.

Kristina Potupchik

Фильм вызвал бурную реакцию целевой группы людей-которые-не-смотрят-телевизор, сначала упражнявшихся в дифирамбах писателю, а потом оскорбившихся "крымнашестью" Соколова, который оказался поклонником "Любе" и вообще не то что бы экспертом в геополитике, философии и прочих навязываемых ему фанатами-интеллигентами стезях.

Главная проблема этой изящной, камерной документалки - именно ее камерность и недлявсешность, выглядевшая бы уместной на канале "Культура", но не на Первом канале. Интеллигентская тусовка взяла на вооружения самолюбовательный тезис самого Картозии - "Сашу Соколова знают у нас 10 000 человек, и я - один из них". В итоге проект, который с учетом охвата Первого канала мог бы иметь мощнейший просветительский потенциал, вышел простой перекличкой для людей, сдувших впервые за месяц пыль с ТВ-пульта и прильнувших к экрану, утирая слезы, наворачивающиеся на глаза от мысли, что они все такие интеллигентные, понимающие и просвещенные ценители.

Кирилл Шулика

Все это коллективное пархомбюро накинулось на Сашу Соколова за то, что он крымнаш и прочее. Некоторые сравнивают Эрнста, который показал по него фильм, с Кабановым, который расчленил жену. Эрнст, дескать, такой же нерукопожатный, как Кабанов.

Ну что сказать? Шутки про запись в Нацгвардию не будет. Но неужели коллективное пархомбюро не знает вокруг себя людей, которые по взглядам близки Саше Соколову? Я вот знаю и посуровее. То есть мы либо за свободу мнений, либо за черные списки, во главе которых будет Саша Соколов.

Вообще у нас просто удивительная ненависть к чужому мнению. У нас свой только тот, кто готов прочитать вашу ненаписанную методичку всю от корки до корки и подписаться под каждой буквой. Оно довольно близко к современной Украине, кстати. И это вторая сторона совка. Первая это Гиви с Моторолой, но они хотя бы этого не скрывают, а вторая эти самые люди с ненаписанными методичками.

И тем не менее именно ради фильма о Саше Соколове многие впервые за долгие годы посмотрели Первый канал.

Sergei Medvedev

Через час я сделаю то, чего не делал примерно год, -- включу Первый канал. Зайду, так сказать, в радиоактивную зону. Последний раз, кажется, грешил с федеральным каналом с фильмом про Мандельштама, а до этого был Кончаловский, а еще раньше Звягинцев, или это была "Россия", да, впрочем, неважно. Будут показывать фильм Антона Желнова и Николая Картозии "Последний русский писатель" про Сашу Соколова. От названия немного коробит, последних русских писателей вокруг есть несколько -- и Шишкин, например, и Сорокин -- но мне очень хочется посмотреть на человека, который когда-то перевернул мои представления о стиле и прозе.

Его три книги -- это, мне кажется, самый интересный эксперимент в русской прозе за последние 50 лет, мост, перекинутый от авангарда и модернизма первой трети 20 века, но с более убедительными эстетическими результатами. <...>

И мне наплевать, что он там сейчас несет про крымнаш и трампнаш, про Россию и Америку, у нас почему-то принято слушать писателей как учителей жизни и пророков, а их надо просто читать и иногда смотреть, как сегодня, на это прекрасное стареющее лицо. Для меня он все сказал своими романами и еще тем фактом, что он заядлый лыжник (и даже зарабатывал в качестве тренера по беговым лыжам), и вот этот дзенский звук падающего снега, белизна и пустота равнин, одиночество зимнего вечера -- самое главное для меня в его книгах. Сегодня в 00:05 на, извините, Первом канале).

Однако в итоге фильм многих разочаровал.

Тофик Шахвердиев

Если бы авторы не так шумели по поводу предстоящего показа. Этой ночью я увидел посредственную телепередачу с вычурными кадрами: половина головы героя, четверть головы, чёрный нос, три головы. Сценки из картона и бумаги. Герой машет картонной рукой, которую за ниточку дергает чья-то живая рука. Ставни бумажного животика бумажного героя распахиваются, там бомба тикает, бликует огонёк. Много безвкусных фокусов, означающих, мы снимали не просто так, а новаторское кино. Увы, это вообще не кино.
Вот Саша Соколов на лыжах, вот он с женой, она чемпион, вот он в поезде, он всю жизнь куда-то бежал, кинокамера мчится по вагонам, вот семья Проффер, а Бродский сказал, а Набоков сказал, а Маша Слоним сказала, у этого дома он с папой, с мамой последний раз... Долгое интервью, синхронный и закадровый рассказ героя. Самая заурядная телепередача. "Караван истории". Незаурядность видна лишь в том, что потрачено незаурядно много денег.
Саша Соколов безусловно неординарный человек. Но об этом мы узнаем из комментария. Авторы даже не пытались открыть в нем того человека, который всегда спрятан внутри персонажа, когда на него направлен объектив и он вынужден отвечать на прямые вопросы. В таких обстоятельствах люди говорят нужные, правильные слова и только. Получилась информационная лента и ноль эмоций.

Slava Bell

Мне это видится так - авторы так старались сравняться в эстетике со своим кумиром и книгой его, что попытались снять тон в тон эдакую версию "река называлась".
"Он красиво пишет, сейчас мы про него красиво снимем."
ну и ничего особого не получилось, конечно же, кроме самолюбования. Разные задачи, разный талант.

Еще одна претензия к фильму – то, каким предстает в нем главный герой.

Глеб Морев

Посмотрел фильм о Саше Соколове. Называть надо было не "Последний русский писатель", а "Самый красивый русский писатель". И это, в отличие от "последнего", было бы сущей правдой.

Alexander Gavrilov

Ходили в люди, видали кино про Сашу Соколова - - странное, но небессмысленное (скоро покажут по первому каналу, поглядите). Глеб Морев хихикал, что стоило бы назвать его не "Последний русский писатель", а "Самый красивый русский писатель" - и это правда по обоим пунктам: СС очень красивый (и от природы, и многолетним спортом) и вообще не русский писатель. Человек когда-то давно написал великую книгу, а теперь катается на лыжах - потому, что ему нравится кататься на лыжах. Прямо в кадре видно удовольствие тела от этих ритмических махов конечностей. А вот этой вот тоски по несбывшемуся, проклятий судьбе за ненаписанные книжки, all that mysterious Russian soul, ducha, you know - - ничего этого в помине нет.

Алена Солнцева

Вообще-то весь этот домик в горах и работа инструктором на щедрую канадскую пенсию -- частное дело человека Соколова.
Однако про частное дело кино снимать у нас не умеют, тем более не умеют его смотреть. Поэтому авторы должны были придумать концепцию. И получилось у них про мечту Мастера из булгаковского романа: он не заслужил счастья, но заслужил покой.
Так все сошлось - уединение, путешествие в купе первого класса, я родился в Оттаве, родители улетучились в одночасье, больше не надо ни о чем писать, и мечтать больше не о чем... А снег под лыжами скрипит, и небо голубеет. Какая теперь нобелевка...
Почему у наших активных и энергичных "продвинутых" авторов первого экрана вся сложность мира сводится к умеренно элегантным, всегда с эстетской претензией, но безусловно одномерным формулам, я не знаю. Но, кстати, об этом интересно подумать...

Sonja Margolina

У фильма много проколов. Он получился слегка беспомощным. Не удалось разговорить Соколова. Возможно, он не пошел на откровения. Непонятно, почему он больше не пишет. Вместо ответа аналогия с психически больным Сэлинджером, которые на самом деле все время писал, но никому не показывал. Драма семьи, родителей, обозначена, но не раскрыта. И интонация за кадром какая-то советсткая. Могу себе представить, что Соколов трудный персонаж, не идет на живца, понимает, что десятилетия прошли. При этом у него напряженное лицо и чувствуется глубокая травма. Жалко, многое упущено

Анна Голубева в рецензии на Кольте недоумевает, почему в фильме так много лирических отступлений и так мало собственно писателя.

Вроде бы, взявшись за такую загадочную и малоизвестную фигуру, каков, по уверениям авторов, Соколов, стоит что-то о нем сказать аудитории, поместить в контекст, обозначить, так сказать, масштаб. Но этого в фильме нет. Ни тебе хроники, ни прошлого, ни критики и литературоведов. Ни звука о, например, СМОГе, где герой в московской молодости состоял (хоть какая-то привязка к местности). Ни слова о журфаке, работе егерем, разнообразных занятиях в эмиграции. Никакой творческой биографии, тем более — личной.

Да в конце концов — перед нами человек, который лучше всех живущих пишет на русском. Который создал на этом языке как минимум два шедевра мирового масштаба и в одиночку образовал новое направление отечественной словесности. Который при этом лет 30 не писал ничего крупного — и вопрос, напишет ли еще. Этому человеку 73, как бы молодо и поджаро он ни бегал на лыжах. То есть любой документалист вцепился бы в него мертвой хваткой — выудить, поймать, записать и донести до современников и потомков каждое слово. <...>

Можно только гадать, сколько и чего он за эти 10 дней рассказал, — и поражаться стойкости авторов, которые заховали все это в закрома монтажного компьютера. В трейлере к фильму Антон Желнов говорит: таких людей, как Саша, надо записывать, фиксировать для истории, — но в фильм авторы придирчиво допускают то немногое, что работает на милый им образ героя-отшельника, немногословного красавца-лыжника, эллина-буддиста, чуждого страстей и страданий. <...>

Это Саша Соколов глазами не биографов, а импрессионистов. Пренебрегающих презренной пользой, единого прекрасного жрецов.

Солидарны с этим мнением и многие другие.

Yevgenia M. Albats

Этот фильм сделан, безусловно, талантливыми людьми. Но только фильма про Сашу Соколова мне так и не показали : все время было ощущение - это пока preface, сейчас , наконец, начнется фильм. Лучшие кадры - рассказ Соколова про Кащенко, самое интересное - про родителей -грушников, которые от него ( вместе с сестрой) отказались, а в конце покончили с собой - так он говорит. Это ужас советской реальности, который, впрочем, не договорен и скомкан.

Ксения Ларина

Посмотрели фильм про Сашу Соколова. Саши было немного. Еще меньше - Антона Желнова, но очень много Николая Картозия. Николай такой парит. Над Сашей, Антоном, Канадой и историей.
Я вообще не понимаю, для кого этот изысканный деликатес.
Для тех, кто не знает Сашу Соколова. - он скучен и раздражающ (((()
Для тех, кто знает Сашу Соколова - оскорбителен и примитивен.
Мне жаль затрат Антона, хотелось бы увидеть и услышать его разговоры с героем полностью, без редактуры, как они есть. Мне кажется, что главная ценность - в этих диалогах. А соревнование Картозии с Парфеновым мне вот совсем не интересно.
( а уж "Коля", "Антоша", "Илюша" - в титрах - это совсем что-то запредельное)

Но некоторые комментаторы уверены, что по меркам российского телевидения это однозначный шедевр.

Roman Super

Этот изысканный деликатес — для меня. Это вообще лучшее, что было в русском телевизоре лет за 7.

Если верить анонсу, опубликованному одним из создателей фильма, главная задача проекта состояла в том, чтобы признаться в любви Саше Соколову – и заодно познакомить с ним массового зрителя.

Николай Картозия

Думаю, в нашей стране есть примерно 10.000 человек, которые знают, кто такой Саша Соколов. Из них половина — врет, что читали. Половина от тех, что читали, не продвинулись дальше 20-й страницы «Школы для дураков» или «Между собаки и волком». Оставшиеся уверены, что Саша Соколов — гений, бог и от него сияние исходит. Уверен и я. Почему?
Потому что «Школа» — одна из самых грандиозных поэтических книг, написанных на русском. Я не оговорился. Это не проза, это проэзия.
Потому что своим потоком сознания Александр Всеволодович так мощно ворвался в русскую литературу, что теперь этот поток — национальное достояние, как Южный и Северный потоки.
Ну и потому, что эта книга объясняет мне, почему я такой.
Кому-то, возможно, больше понравится невероятная шпионская история, лежащая в основе фильма. Но для нас – Коли, Антона и Ильи – это признание в любви к важному автору нашей юности (*старческая слеза). Как и большинство неадекватных влюбленных, мы хотим, чтобы о предмете нашей любви знали все.

И на этом, по мнению Анны Голубевой, приходит конец репутации Саши Соколова как писателя для избранных:

Отныне Саша Соколов — герой Первого канала, пусть пока ночной. Салют из всех орудий не умолкает, фильм об элитарном писателе Соколове пиарят ТАСС и «Комсомольская правда», «7 дней», «Газета.ру», «Вечорка» — их читатели теперь тоже приобщились к кругу избранных. Это не сделает Сашу Соколова популярным писателем — но скоро у нас станет на одну национальную гордость больше.

Но судя по тому, что пишут некоторые патриоты, новый изысканный продукт Первого канала пока усвоили не все.

Sergey Markov

Саша Соколов - что это было? Почему вдруг такое информационное внимание к этому персонажу? Почему все вдруг внезапно заговорили об этом как о важном? Ведь это не важно. Моя версия. Внезапная раскрутка мало известных и мало интересных публике и еще и находящихся вне актуальной повестки дня событий или людей, типа этого Саши Соколова, мне напоминает что то вроде информационно политических учений. Как военных учат на полигоне, и даже иногда на маленьких военных операциях. Точно так же внезапные информационные бури по странным поводам, - это информационные учения. Саша этот что то вроде ракеты на стрельбище. Кто то прощупывает, как вести информационные операции. В будущем этот опыт будет использован для настоящих проектов и настоящих атак.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG