Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способы национальной самоидентификации, или что общего у кавказцев, либерастов и прочих евреев

Еврейский вопрос, похоже, перестал быть мучительным –несмотря на дошедшую до суда полемику журналиста Максима Шевченко и президента Российского Еврейского Конгресса Юрия Каннера и даже слова заместителя председателя Госдумы Петра Толстого о выскочивших "из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году ".

Толстой, правда, искажает цитируемый им миф – о красном командире, который на скаку влюбился в рыжеволосую красавицу, подхватил ее в седло и увез из родного дома; речь здесь идет как раз о смешанном браке. В любом случае, публичные высказывания, которым публично же можно возразить, дают положительный результат – ознакомившись с аргументами обеих сторон, человек приходит к собственному мнению. Хотя самые яркие доводы около века назад сформулировал метущийся от юдофильства к юдофобства Василий Розанов, писавший, что "вообще "спор" евреев и русских или "дружба" евреев и русских – вещь неконченная и, я думаю, – бесконечная".

Удивительно сегодня другое – актуализация подобных мифов в абсолютно непригодных для их бытования обстоятельствах. В советское время бытовой антисемитизм подкреплялся государственной политикой, пусть и неофициальной – так называемая пятая графа препятствовала поступлению в МГУ и работе в некоторых учреждениях. Государство словно нашептывало по секрету: а кто его знает, вдруг он враг и шпион? Было ли это остаточным синдромом после борьбы с космополитизмом (что, кстати, звучит угрожающе актуально) или конспирологическим эхом дела врачей, сегодня сказать трудно. Однако советские граждане, родившиеся в смешанных семьях, могли сделать выбор – чью национальность вписать. И если в семье не было бабушки, говорящей на идиш и готовившей "рыбу фиш", этническая принадлежность сводилась к нулю.

Хорошей иллюстрацией этому может служить фрагмент из книги "История одного присутствия" Александра Фурмана, где он делится своими детскими впечатлениями:

Всю дорогу Фурман пытался разобраться, что же произошло. Он готов был признать, что своими затеями и дурацкими шуточками довел Ирку до крайности. Но все же при чем здесь «еврей»? «Дурак» – ладно; «кретин» – допустим; да хоть бы и «козел»!.. Но какой смысл был в том, чтобы обзываться по национальности, – например, крикнуть вот так же: «русский!»?.. И что можно на это ответить – с такою же силой? Фурман, примериваясь и сравнивая, на ходу шепотом выкрикивал: «грузин! армяшка! русиш швайн! татарин!..» – но Иркина интонация у него не получалась. Из-за этой непонятности он даже не мог как следует обидеться или разозлиться на Ирку. Он рассеянно подумал, кого еще в их классе можно было бы так обозвать, но так никого и не придумал, кроме Зойки Мустафиной. Странно – раньше ему никогда не приходило в голову, что вообще-то она – татарка.

молодые люди хотят быть евреями, даже когда нет оснований

По словам Александра Фурмана, это было единственное грубое упоминание его национальной принадлежности за всю жизнь. Что понятно – старшее, религиозное поколение умирало, еврейская идентичность размывалась, да и внешне, благодаря смешанным бракам, становилась не очевидной. Тем удивительнее, что современные молодые люди ищут еврейские корни в толще семейных напластований, выбирая именно еврейскую ветвь. То есть молодые люди осознанно хотят быть евреями, даже когда у них для этого не так уж много оснований.

Кто-то может сказать, что наступило время банкиров и торговцев, людей, умеющих договариваться. Кто-то подчеркнет, что "еврей" - это синоним человека умного и трудолюбивого. Кто-то вспомнит, что евреи всегда поддерживают друг друга, и сегодня есть специальные организации, которые интересными бесплатными мероприятиями привлекают ребят в еврейскую общину. На самом деле, как прежде антисемитизм помогал сохранять идентичность, отделяя от титульного социума, так и сегодня старые мифы и новые организации формируют молодое еврейское самосознание - в противостоянии неуютной российской действительности.

Как найти в себе еврея рассказывают молодые люди из "Гилеля"

Другое дело, что еврейская самоидентификация, вопреки многовековой традиции, происходит, мягко говоря, в обход иудаизма. Цель светской организации, объясняет директор по региональному развитию "Гилеля" России Кирилл Сахманов, рассказать молодежи о том, что такое еврейская община, еврейские ценности, объяснить, "что ты причастен к огромному наследию, в частности, восточноевропейскому еврейству, которое подарило миру огромное количество выдающихся людей в области культуры и науки". То есть у желающих стать евреем есть выбор – как и каким евреем он хочет стать. Тем не менее, еврейская идентичность всегда основывалась на иудаизме, а это довольно большой свод правил и ограничений, касающихся всех сторон жизни и в принципе меняющий светский уклад.

Однако теперь, продолжает рассказ Кирилл Сахманов, чтобы стать евреем, совсем необязательно исполнять религиозные обряды. "Ты можешь пойти в пятницу вечером в синагогу. Но ты можешь пойти и в кино. Пообщаться со своей еврейской компанией или какой-то другой. Ты не закрыт в своем отдельном мире, как это было 100-200 лет назад, у тебя есть выбор".

Возможно, такая форма самоидентификации когда-нибудь и изменит традиционное отношение к евреям, во всяком случае, на бытовом уровне, однако на это потребуется время. Кроме того, эффект может оказаться обратным – ксенофобия в нынешних обстоятельствах набирает силу, а антисемитизм – самая распространенная форма ксенофобии. В декабрьском докладе ЮНЕСКО отмечено, что "несмотря на многолетние усилия по сокращению проявлений насилия в отношении евреев и еврейских структур, антисемитизм продолжает процветать". И нынешнее поколение "новых евреев", у которых нет прививки против антисемитизма, рискуют получить серьезную травму, выделившись из нейтрального социума.

Рождение "нового еврея"

Елена Носенко-Штейн, социолог:

- Сейчас все больше и больше людей смешанного происхождения – на половину, на четверть и даже с более отдаленными еврейскими корнями, стали позиционировать себя евреями. Началось это лет 10-15 назад, и сегодня мы присутствуем при рождении "нового еврея", то есть еврея, который гордится своим еврейством. Потому что, как объяснила одна из моих студенток, сейчас быть евреем круто, поскольку это означает, что ты успешный, материально обеспеченный, умный. И заявления такого рода я не раз слышала и в Москве, и в ряде регионов, где проводила исследование. Это одна из моделей еврейской самоидентификации у молодежи.

Другое дело, что семья перестала быть проводником традиций, которые в разном виде сохранялись еще в советские времена. Сейчас семья стоит на одном из последних мест по передаче исторической памяти. На одном из первых – литература и еврейские общинные структуры. И здесь уже молодые люди для себя выбирают – в какую организацию пойти, в светскую или религиозную. Но нужно помнить, что в еврейские организации активно приходит, (по данным большого опроса, проведенного Шапиро и его коллегами в разное время), примерно десятая часть людей еврейского происхождения. Огромный пласт в 9/10 во всю эту прекрасную деятельность не вовлечен.

Зачем нужна идентичность объясняют молодые люди из "Гилеля"

- Кроме того, есть еще один важный вопрос. Уже в советское время на первый план выдвинулась этническая самоидентификация евреев. Однако, как ни странно, за рубежом, где быть евреем значит быть иудеем, сейчас идет тот же самый процесс. Есть замечательные книги на эту тему, одна из них так и называется "Еврейская диаспора: от религиозности к этничности". Иными словами, этническое начало, принадлежность через происхождение начинает преобладать. В то же время считается, что ценности иудаизма продолжают играть значительную роль. Действительно, по моему глубокому убеждению, что такое еврейские ценности, если полностью выдернуть из-под них иудаизм? Собственно, ничего и не останется. Но, во всяком случае, ты можешь выбрать одно или другое, можешь попробовать, что важно, поскольку евреев в России становится все меньше. И это принципиально другая история, ее не было ни в советское время, ни в Царской России.

"Символический антисемитизм"

Александр Асмолов, психолог:

- К евреям во все времена, как бы они не казались "своими", подходит мотивация, которая присуща любой ксенофобии, - мотивация отторжения, изгнания и неприятия чужих. По большому счету, эта мотивация имеет эволюционные истоки. Что такое ксенофобия? Это реакция на чужих, направленная на уничтожение любого разнообразия. Охрана своей территории, охрана своего этноса. И это было всегда. И евреи, где бы они ни оказывались, выступают в роли явления, которое я называю "вечно чужие". Помните, как в старом советском анекдоте, когда уходящий в другие миры армянин оставляет заповедь: "Берегите евреев". "А почему?" "Когда покончат с евреями, возьмутся за вас". Иными словами, любые другие народы чаще всего смущают, вызывают страх. Но евреи не просто смущают, они возмущают. И великая тайна заключается в том, что во все времена по непонятным причинам именно евреи становятся мишенью локализированной ксенофобии.

Я недавно попытался ввести понятие "символического антисемитизма". Мои коллеги с помощью методов психосоматического анализа провели исследование, которое показало, что пространства неприязни семантически накладываются друг на друга. То есть, когда говорят про кавказофобию, либералофобию, одинаковая неприязнь, ненависть проявляется и к демократу, либералу и к еврею. Получается, что когда мы диагностируем эти вещи, мы диагностируем в целом мотив чужого и феноменологию "вечно чужих", относящийся, в том числе, к евреям.

Как вы относитесь к евреям? Отвечают жители Петрозаводска

- В психологических механизмах через противопоставление, через понимание, что он - другой, ты часто начинаешь понимать и выстраивать свою самость, свое собственное Я. Но какова цена этого выстраивания, когда идет не просто отторжение, а уничтожение, погром! Сегодня мы сталкиваемся в разных странах - Германии, США, России с подспудным ростом символического антисемитизма. И он растет даже под флагом интеллектуалов, утверждающих, что мультикультурализм умер и толерантность теперь не нужна. И в качестве ненормативной лексики звучат слова "толерасты" и "либерасты", которые я очень часто слышу в свой собственный адрес. Иными словами, да, чтобы появилась самоидентичность, нужен психологический механизм идентификации, отчуждение, описанное во многих исследованиях. Но здесь мы имеем дело с трагедией расчеловечивания. И это особенно опасно, потому что ксенофобия и антисемитизм для политиков часто являются уникальным ресурсом мобилизации.

Антисемитизм как способ самоопределения

Борух Горин, руководитель Департамента общественных связей Федерации еврейских общин России:

- Юлиан Тувим говорил о том, что он еврей по крови, которая течет из жил, а не в жилах. Именно антисемитизм, и его квинтэссенция - Холокост, является для послевоенного европейского, американского поколения евреев главным якорем в самоопределении. И главное – преградой для ассимиляции, добровольной преградой, даже в наиболее развитых обществах, где никаких других преград нет.

В советское время бытовой антисемитизм существовал обыкновенным образом, как всегда. Гораздо страшнее были рудименты государственного антисемитизма, пусть и неофициального, но совершенно очевидного при приеме в определенные университеты, на работу в определенные организации. Конечно, официально это нигде не было прописано, но когда десятилетиями в МГУ не учится ни один математик еврейского происхождения, а уехав, они получают премии, то это доказывает антисемитизм, противоречащий советской Конституции. В современной России таких форм антисемитизма практически нет. Они могут проявляться рудиментарно на определенных, как правило, местных уровнях - мы все недавно слышали господина Толстого.

главным местом погромного антисемитизма стал Интернет

А бытовой антисемитизм ушел в социальные сети, я назвал бы их нынешней коммуналкой. Как коммуналка в советское время была главным местом погромного антисемитизма в бытовых условиях, так сегодня такой сточной канавой стал интернет, пожалуй, даже более глубокой, поскольку все-таки люди не всегда в глаза готовы говорить то, что пишут, спрятавшись за аватаром. И этот антисемитизм, эта фобия, агрессивность, свойственная жителям социальных сетей, конечно, не может не пугать.

Я москвич и, несмотря на мою внешность, последние 25 лет мне не приходилось быть не то, что объектом агрессии, но даже объектом особого внимания. Потому что Москва многослойна, многоцветна. И это показатель такого экспериментального отсутствия явной фобии. Но в процессе выживания, например, стоя в очереди, когда руки будут давать по 150 грамм хлеба, всем все вспомнят, конечно, - и кто понаехал, и кто жид, и кто хохол и т. д. Это обязательно из людей вылезет. Однако человеческую природу – я все еще верю – можно менять образованием и личным опытом. Люди, которые общались с другими, гораздо меньше верят, во-первых, в конспирологические теории, в еврейский заговор, во-вторых, в некие особенности евреев бытового свойства, что было свойственно для антисемитов, которые евреев никогда не видели.

Как проявляется антисемитизм сегодня

- Сегодня есть огромное количество ребят, которые неузнаваемы генетически или по фамилиям как евреи, но которые ощущают себя евреями. И, очевидно, они не чувствовали никогда антисемитизма. Конечно, в школе любой может стать жертвой - буллинг, агрессия – такая там атмосфера. Толстых дразнят, рыжих преследуют, девочек за косички дергают. Мальчик, который говорит с акцентом, всегда будет вызывать дополнительную ярость у подростка. Это неизбывно. Да, действительно, мы видим пример германской травмы, когда в 60-е - 70-е годы началась серьезнейшая работа по вызыванию чувства ощущения даже не вины, а ужаса оттого, что ты принадлежишь к народу, который такое сотворил. И через эту травму сформировалось общество, которое получило прививку от любых форм национализма. И мы видим восточногерманское общество, которое не проходило эту прививку в силу того, что воспринимало себя как жертву нацизма, а не как его инженеров.

позитивный миф становится негативным очень легко

Ведь Холокост - это не просто мифотворчество, не просто ксенофобия. Холокост - это ксенофобия, помноженная на государственную пропаганду. То, что эта государственная пропаганда возвращается, пусть и не по отношению к евреям, а к другим - как синонимы звучат слова либерасты, толерасты и т. д., означает, что в первую очередь надо перестать обобщать людей. Поэтому я бы не обольщался по поводу представления, что евреи талантливые, умные и т. д. Если это чужой, то фобия обязательно придет. Позитивный миф становится негативным очень легко.

В российском обществе по-прежнему сохраняется "они и мы", и это великий соблазн политикам, когда ты не должен ничего объяснять. Он не прав, потому что он чужой, а я ваш. Надо быть великим политиком, великим реформатором для того, чтобы к этому соблазну не склониться, чтобы доказывать правоту другими способами. Мы, увы, являемся свидетелями того, как политики по обеим сторонам океана в странах, в которых невозможно было такое представить, этого соблазна не избегают.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG